Открыть главное меню

Букринский плацдарм

Букри́нский плацдарм — один из плацдармов на западном берегу реки Днепр, в районе Великого Букрина (80 км юго-восточнее Киева), захваченный в сентябре 1943 года войсками Воронежского фронта (ген. армии Н. Ф. Ватутин) в ходе Битвы за Днепр 1943 года. Советским войскам противостояли части северного фланга 8-й полевой армии вермахта[1].

Памятник-понтон близ места переправы у Григоровки

Захват плацдармаПравить

На участках Днепра реки между Ходоров и Григоровка река делает крутой изгиб, образуя карман в сторону восточного берега небольшой по площади и всего около 10 км. в основании выступа. При этом западный берег имеет большую крутизну, а ширина водной поверхности достигала в 1943 году 700 метров. По этим причинам немецкое командование считало мало вероятным форсирование наступавшими советскими войсками водной преграды в данном месте и держало на участке относительно небольшие силы.

По мере развития Сумско-Прилукской фронтовой наступательной операции, к исходу 21 сентября части 7-го и 6-го гвардейских танковых корпусов, 9-го механизированного корпуса 3-й гвардейской танковой армии генерала-лейтенанта П. С. Рыбалко, наступая с севера и северо-востока, прорвались к Днепру. В ночь с 21 на 22 сентября с востока, тесня отступающие немецкие войска, в район Хоцки вышли передовые части 40-й армии генерала-полковника К. С. Москаленко. Командование Воронежского фронта приняло решение воспользоваться некоторым замешательством немецкого командования и поставило задачу своим войскам форсировать Днепр сходу, используя подручные средства и не дожидаясь подхода инженерных частей фронта.

Уже ночью 22 сентября форсирование реки и захват первых плацдармов происходил сразу на трех участках. Напротив Ходорова и севернее Великого Букрина переправы осуществляли подразделения 23-й гвардейской мотострелковой бригады (7 гв. тк). В районе сел Зарубинцы (ныне не существует) и Луковица переправлялись группы из бойцов 69-й механизированной бригады (9 мк). Южнее, в районе Григоровки действовали мотострелки 51-й гвардейской танковой и 22-й гвардейской мотострелковой бригад (6 гв. тк). Однако днем 22 сентября немцам удалось почти полностью восстановить оборону по правому берегу в районах переправ. В ночь на 23 сентября севернее Григоровки переправу на правый берег начали части 38-й стрелковой дивизии 40-й армии.

Подразделения 48-го стрелкового полка майора М. Я. Кузьминова соблюдая маскировку, стремительно и скрытно выдвинулись к местам предстоящей переправы. Первыми на 6 лодках в густом тумане, без единого выстрела, на западный берег переправились бойцы взвода разведки, усиленного полковыми сапёрами, всего 30 человек. Разведчики захватили траншею немцев, которая находилась в сотне метров от уреза воды и флангом выходила в овраг. Через час гитлеровцы начали контратаки. Дважды фашистам удавалось ворваться в траншею. И тогда завязывались жестокие рукопашные схватки. Из 30 воинов, первыми форсировавших Днепр, в живых осталось 12. Пока разведчики обивали контратаки переправу завершили подразделения батальона старшего лейтенанта Тихона Ламко. Выслушали предложения сержантов, учли данные, полученные от пленных. Выходило, что наиболее слабое место в обороне гитлеровцев было на южных склонах, спускающихся к окраине Григоровки. Фашистам, сидевшим на высоте, никакая опасность со стороны села не грозила. Всё внимание они сосредоточили на захваченной советскими воинами траншее. На восходе солнца последовал решительный штурм главной высоты 244.5 у села Григоровка. По захваченной высоте и реке из глубины обороны гитлеровцы открыли массированный артиллерийский и миномётный огонь.

Бои за плацдармПравить

С 23 сентября советские войска вели ожесточённые бои за удержание и расширение плацдарма. Противник подтянул к нему крупные силы (10 дивизий, в том числе 5 танковых и 1 моторизованную) и предпринимал контратаки. Бои за Букринский плацдарм вошли в историю, как одна из самых кровавых операций такого рода. На захваченном клочке земли правобережного Днепра вспыхнули нарастающие по накалу бои. Село Григоровка пылало и несколько раз переходило из рук в руки. 26 сентября на плацдарме наступил настоящий апокалипсис. Утром немцы начали часовую мощнейшую артподготовку. К вечеру 26 сентября бой севернее села Григоровка достиг наивысшего напряжения. Стремясь во что бы то ни стало сбить советские войска с занимаемых позиций и ликвидировать плацдарм, фашисты яростно атаковали высоту 244.5, где был оборудован полковой наблюдательный пункт. Защитников плацдарма оставалось всё меньше и меньше. Кончались и боеприпасы: на каждое орудие было по 4-5 снарядов, на винтовку по 5-7 патронов, на автомат не более половины диска, а к станковым пулемётам, которых на высоте было всего два, где-то около половины ленты. Нацисты беспрерывно бомбили переправу, и доставка боеприпасов задерживалась. Положение становилось критическим. Около пяти часов вечера немцы провели мощнейшую атаку. И если немецкую пехоту последними патронами удалось заставить лечь, то танки ворвались на позиции и начали давить уцелевших людей. Один из немецких танков переполз через НП, оборудованный в окопе, и остановившись метрах в семи, стал бить прямой наводкой по переправе. На том берегу лейтенант Медведев, понимая что жизнь товарищей зависит от него, пошёл на переправу под огнём врага. Но сильный огонь по хилым подручным переправочным средствам и вышедший к Днепру немецкий танк — заставили повернуть назад. Фактически наступила агония плацдарма. На высоте почти не оставалось живых. Кончились боеприпасы. Путь в Григоровку лежал открытым. Время шло буквально на минуты, так как оборонять высоту было уже почти некому и совсем нечем. Командир полка майор Кузминов М. Я. решив с товарищами пан-или-пропал, приказал Бикетову вызвать на себя огонь нашей артиллерии, пока ещё работала связь. Но артиллеристы, не поверив, потребовали к трубке комполка. Тот подтвердил приказ и по высоте 244,5 ударила вся артиллерия, что только могла стрелять. Огонь был такой силы, что из 10 немецких танков уйти успели только 3. Рядом с Кузминовым лежал молоденький солдат. Когда начали бить «Катюши», у солдатика буквально на глазах волосы превратились из тёмно-русых в белые. Увидев, как своя артиллерия открыла огонь по ключевой высоте, в штабе полка решили, что там уже не осталось никого в живых. Начштаба Ершов и политрук Гордатий, чтобы спасти плацдарм, подняли в атаку всех, включая офицеров штаба полка, сапёров, миномётчиков, даже легкораненых. Патронов у них тоже практически не было. Понимая, что в этом бою они погибнут или победят — развернули полковое знамя, которое нёс сержант Тарасенко. Восстановив положение, Ершов с Гордатием начали искать трупы командиров, но Кузминов и Бикетов выжили, хотя были в состоянии шока. Пережить в один день несколько вражеских атак, залпы своих «катюш» и уцелеть доводилось немногим.

К 30 сентября Букринский плацдарм составлял 11 км по фронту и до 6 км в глубину. На нём сосредоточились основные силы 27-й и 40-й армий, мотострелковые части 3-й гвардейской танковой армии.

Значение плацдармаПравить

В октябре 1943 года с Букринского плацдарма дважды предпринималось наступление советских войск с целью освобождения Киева, но безуспешно. Вследствие этого решением Ставки ВГК главные усилия 1-го Украинского фронта (до 20 октября — Воронежский фронт) были перенесены с Букринского плацдарма на Лютежский плацдарм, с которого 3 ноября ударная группировка фронта нанесла главный удар в Киевской наступательной операции 1943 года.

С Букринского плацдарма на Лютежский были скрытно переброшены 3-я гвардейская танковая армия и ряд стрелковых и артиллерийских соединений. Оставшиеся на Букринском плацдарме 40-я и 27-я армии 1 ноября 1943 года перешли в наступление, чем отвлекли на себя значительные силы противника и сыграли большую роль в успехе Киевской наступательной операции и освобождении Киева.

ПотериПравить

В Букринской (фронтовой) наступательной операции с 12 октября по 24 октября 1943 года Воронежский (с 20.10.43 г. 1-й Украинский) фронт потерял безвозвратно 6498 чел., а санитарные потери составили 21 440 чел., то есть всего 27 938 чел[2]. При этом не следует также забывать потери, понесенные советскими войсками у Букрина 22 сентября — 11 октября 1943 г. и 25 октября — 3 ноября 1943 г. Основываясь на данных за 12-24 октября, можно предположить, что в целом советская сторона потеряла на Букринском плацдарме около 20 000 человек безвозвратно.

Отражение в культуреПравить

События на Букринском плацдарме в сентябре—октябре 1943 года были отображены в произведениях художественной литературы и кинематографа:

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Букринский плацдарм // Военная энциклопедия / И. Н. Родионов. — Москва: Военное издательство, 1994. — Т. 1. — С. 606. — ISBN 5-203-01655-0.
  2. Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Стат. исслед./ Г. Ф. Кривошеев, В. М. Андроников, П. Д. Буриков. — М.: Воениздат, 1993. С. 370. ISBN 5-203-01400-0

ЛитератураПравить