Открыть главное меню

Граф Дми́трий Петро́вич Бутурли́н (14 [26] декабря 1763 — 7 [19] ноября 1829) — русский библиофил и поэт, тайный советник, сенатор, директор Эрмитажа. Представитель рода Бутурлиных, внук фельдмаршала Александра Бутурлина и сенатора Р. И. Воронцова.

Дмитрий Петрович Бутурлин
Dmitry Petrovitch Buturlin.jpg
Дата рождения 14 (25) декабря 1763
Дата смерти 7 (19) ноября 1829 (65 лет)
Место смерти
Страна
Род деятельности сенатор, библиофил
Отец Пётр Александрович Бутурлин (1731-1787)
Мать Мария Романовна Воронцова (1737-1765)
Супруга Анна Артемьевна Воронцова (1777—1834)
Дети 5 сыновей и 4 дочери
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Содержание

БиографияПравить

СлужбаПравить

Единственный сын графа Петра Александровича Бутурлина от брака с графиней Марией Романовной Воронцовой, его крестной матерью была Екатерина II, пожаловавшая крестника у купели сержантом гвардии[1]. Дмитрию Петровичу было всего 2 года, когда умерла мать, и он воспитывался у своего дяди — холостяка Александра Романовича Воронцова, будущего канцлера Российской империи.

По окончании Сухопутного шляхетского корпуса, в 1785 году был определён адъютантом к светлейшему князю Г. А. Потёмкину, но через 6 недель был причислен к Коллегии иностранных дел.

Благодаря своему дяде Александру Романовичу с юных лет увлекался передовыми воззрениями эпохи Просвещения, был страстным поклонником Вольтера и Руссо. Просил императрицу отпустить его в Париж, где началась революция. Получив отказ, в знак протеста в возрасте 22 лет вышел в отставку. Оставив двор, Бутурлин перебрался в Москву.

Впоследствии, послушав жену, вернулся на службу, но его карьера не была блестяща. В 1805 году назначен посланником в Рим, но не выехал туда, вследствие разрыва дипломатических отношений. В 1809 год отказался от предложенного ему поста посланника в Штутгарт и был назначен директором Императорского Эрмитажа, где и числился до 1817 года, не принимая, впрочем, в действительности никакого участия в управлении музеем.[2]

Достигнув чина тайного советника и звания действительного камергера и сенатора, но не имея при этом ни одного ордена, вышел в отставку в 1817 году и навсегда покинул Россию.

Частная жизньПравить

Крупное богатство давало графу Бутурлину возможность посвящать досуг удовлетворению своих изящных вкусов. Он покупал картины, устраивал оранжереи, занимался физическими опытами, белой магией, фокусами, писал французские стихи и с успехом распевал в великосветских спектаклях французские и итальянские романсы, аккомпанируя себе на гитаре. Был щёголем, посылал своё белье стирать в Париж. Был глубоко верующий и набожный человек, в молодости был масоном и платил этим дань своему веку.[3]

Дмитрий Петрович считал своим долгом ежедневно приобретать какое-нибудь новое знание, и был в жизни аккуратен и пунктуален. Владел несколькими языками, был страстным библиофилом. Собрал обширную и редкую библиотеку, одну из лучших в Европе — более 40 тысяч томов. Обладал обширной начитанностью и феноменальной памятью, позволявшей ему цитировать наизусть всех латинских и французских классиков и безошибочно указывать страницы книг в своей громадной библиотеке. Художница Виже-Лебрён, посетившая Москву в октябре 1800 года, писала[4]:

 …Граф Бутурлин был одним из самых выдающихся людей по своей учёности и знаниям. Он говорил с удивительной легкостью на многих языках, а разнообразнейшие сведения придавали его разговору чрезвычайную прелесть, но это его преимущество нисколько не мешало ему отменно держаться просто, равно как и принимать радушно всех своих гостей. Я была поражена, слушая рассказы его чуть ли не всех городах Европы и о достопримечательностях, в оных содержащихся, про кои говорил он как человек, долго живший там. На самом же деле граф никогда не выезжал из России. 

Московская библиотека Бутурлина вместе с оранжереями, музеем и садом находились на Яузе в Немецкой слободе, рядом с дворцовым садом (ныне Госпитальный переулок, дом 4а/2). Среди посетителей московского дома графа были И. И. Дмитриев, Н. М. Карамзин, П. А. Вяземский. Завсегдатаями Бутурлиных были и братья Василий и Сергей Львович Пушкины, в детстве бывал Александр Пушкин с сестрой Ольгой. Дети Бутурлиных приходились дальней роднёй Пушкину[5].

У Бутурлиных жило полно иностранцев — гувернеров и гувернанток, воспитателей, учителей, художников, музыкантов, просто приживалов и приживалок. Среди них были люди небезызвестные — поэт и живописец Сальвадор Тончи, художник Молинари, профессор Реми Жилле, пению детей Бутурлиных обучал итальянец Перотти.

Богатейшее книжное собрание графа было открыто для посетителей. Английский путешественник Кларк писал[6]:

  Библиотека несмотря на огромный зал, зимой постоянно отоплена. Довольно легко получить дозволение пользоваться ею. Здесь книги собраны не только для тщеславия; хозяин сам пользуется ими и предоставляет их другим. 

Когда в 1812 году сгорел его московский дом, Бутурлин успел собрать другую библиотеку в 33 000 томов. Вторую библиотеку он начал составлять по переезде во Флоренцию. Это собрание было продано в 1842 году в Париже с аукциона. Узнав о пожаре, истребившем известную библиотеку, граф Бутурлин перекрестился и только сказал:

  Бог дал, Бог и отнял; да будет святая Его воля. 

При всем этом Дмитрий Петрович был человеком своего времени и не был свободен от причуд. Его гости, какими бы знатными они не были, если опаздывали хоть на минуту на домашние представления, находили двери дома графа запертыми; в доме был странный распорядок жизни, согласно которому хозяин семьи предпочитал обедать отдельно от своих близких. Как хозяин, Бутурлин не стоял выше многих людей его времени и круга: без толка и выгоды продавал поместья, без уменья пускался в откупные дела и становился жертвой аферистов.

Княгиня Е. Р. Дашкова желала, чтобы Бутурлин принял сам или для своего старшего сына, всё её наследство, с прибавлением фамилии Дашков. Но чувство справедливости, не позволило Дмитрию Петровичу принять предложение его тётки в ущерб законных наследников. Граф С. Р. Воронцов, к которому обратилась по этому же вопросу княгиня Дашкова, сделал то же самое. Тогда княгиня обратилась к графине Ирине Ивановне Воронцовой, которая дала своё согласие от имени своего несовершеннолетнего сына, графа И. Л. Воронцова, — с прибавкой фамилии Дашкова.

Бутурлину принадлежали имения Бутурлиновка и Порздни, но каждое лето он с семье проводил в подмосковном имении Белкино, где весь свой досуг Дмитрий Петрович посвящал садоводству. В Белкино семья графа пережила и 1812 год. После потери московского дома, вплоть до отъезда в Италию, каждую зиму Бутурлины проводили в Петербурге.

В ИталииПравить

В августе 1817 года Дмитрий Петрович, который давно страдал тяжелой астматической болезнью, по рекомендации врачей уехал со всей семьей в Италию. Приехав во Флоренцию, Бутурлины сначала жили в снятом ими палаццо Гвиччардини (ит.), недалеко от палаццо Питти.

В 1824 году Бутурлины переехали в собственный четырёхэтажный палаццо, купленный Дмитрием Петровичем для своей многочисленной семьи. Это был старинный ренессансный палаццо Никколини (ит.). Здесь Дмитрий Петрович начал собирать новую библиотеку.

В их доме появилась православная русская церковь — самая первая в Италии, хотя часть семьи и приняла католичество. Дом Бутурлиных во Флоренции оставался таким же хлебосольным и открытым. Завсегдатаями дома стали Орест Кипренский, Карл и Александр Брюлловы, Сильвестр Щедрин. Частым гостем бывал в их доме чиновник коллегии иностранных дел Д. П. Северин.

7 ноября 1829 года граф Бутурлин умер от отёка легких и был похоронен на Греческом православном кладбище при православной греческой церкви Успения Божией Матери (Chiesa Greco-Ortodossa della Dormizione della SS Madre di Dio Indirizzo) в городе Ливорно, недалеко от Флоренции.

СемьяПравить

 
Анна Артемьевна Воронцова, в замужестве Бутурлина. 1793. Художник - Ф. Рокотов

Граф Бутурлин был женат с 1793 года на своей троюродной сестре Анне Артемьевне Воронцовой (1777—1854). У них было девять детей:

Акварели И. Н. Эндера:

ПримечанияПравить

  1. Е. Л. Бутурлин, Димитрий Петрович (директор Эрмитажа) // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.М., 1896—1918.
  2. Русские портреты 18-19 столетий. — Т. 3. — Вып. 3. — № 64.
  3. Записки графа М. Д. Бутурлина. — Т. 1. — М.: Русская усадьба, 2006. — 651 с.
  4. Воспоминания г-жи Виже-Лебрен о пребывании её в Санкт-Петербурге и Москве 1795—1801 / Пер. с франц. — СПб.: Искусство, 2004. — 298 с.
  5. Васькин А. А. Я не люблю московской жизни, или Что осталось от пушкинской Москвы. — М., 2010. — С. 43—52.
  6. Бочаров И. Н., Глушкова Ю. П. Итальянская Пушкиниана. — М.: Современник, 1991. — 444 с.

ЛитератураПравить