Витамин D

Витамин D — группа биологически активных веществ (холекальциферол, эргокальциферол, ситокальциферол, 2,2-дигидроэргокальциферол и другие). Холекальциферол (витамин D3) синтезируется у человека в коже под действием ультрафиолетовых лучей диапазона «B», а также поступает в организм человека с пищей. Эргокальциферол (витамин D2) может поступать только с пищей.

Главное назначение витамина D в организме человека — обеспечение всасывания кальция и фосфора из пищи в тонком кишечнике[1]. Согласно ряду клинических исследований, хронический дефицит витамина D у детей раннего возраста связан с высоким риском развития у них в будущем различных заболеваний: сахарного диабета, ожирения, аутоиммунных заболеваний, онкологических заболеваний, сердечно-сосудистых заболеваний, псориаза, атопических заболеваний, воспалительных заболеваний кишечника[2].

Кальцитриол (1,25(ОН)₂D, продукт метаболизма холекальциферола и эргокальциферола) связывается с рецепторами витамина D (VDR) в тканях и изменяет уровень транскрипции VDR во всём организме[1].

Кальциферол растворим в жирах. Жиры также необходимы для всасывания этого витамина в кишечнике. Как и другие растворимые в жирах витамины, имеет свойство накапливаться в жировой ткани[3]. Запасы витамина D, накопленные организмом в течение лета, могут постепенно расходоваться в зимние месяцы[3].

Регулярное употребление добавок с витамином D способствует облегчению симптомов синдрома раздраженного кишечника[4].

Влияние добавок витамина D на смертность неясно: один метаанализ показал небольшое снижение смертности у пожилых людей[5], а другой пришел к выводу, что не существует четких оснований для рекомендации добавок для предотвращения многих заболеваний и что дальнейшие исследования аналогичной конструкции в этих областях не требуются[6].

Норма содержания витамина D в крови: концентрация 25(ОН)D более 45 нг/мл (75 нмоль/л), меньшие значения — недостаточность, а менее 20 нг/мл (50 нмоль/л) — дефицит. Передозировка витамином D возможна, начиная с концентрации 100 нмоль/л, безусловно токсичная концентрация — 200 нмоль/л[7].

По российским рекомендациям 2015 года суточная профилактическая доза витамина D в пище (холекальциферол D₃ и эргокальциферол D₂) для людей 18−50 лет составляет не менее 600−800 МЕ (международных единиц), для беременных и кормящих — 800−1200 МЕ, людям старше 50 лет — 800−1000 МЕ[8].

ОткрытиеПравить

Обнаружение витамина D позволило решить острую до этого проблему детского рахита. После того как американский биохимик Элмер Макколум обнаружил в 1914 году в рыбьем жире витамин A, английский ветеринар Эдвард Мелленби сделал наблюдение, что от рахита не страдают те собаки, которых кормят рыбьим жиром. Это наблюдение привело его к выводу, что рахит предотвращает именно витамин A или какое-то связанное с ним вещество.

Чтобы внести ясность в этот вопрос, Макколум в 1922 году поставил эксперимент с порцией рыбьего жира, где витамин A был нейтрализован. Собаки, которым он давал этот продукт, благополучно излечились от рахита. Так было доказано, что за излечение от рахита отвечает не витамин A, а другой, неизвестный доселе витамин. Поскольку это был четвёртый по счёту витамин, открытый наукой, его назвали четвёртой буквой латинского алфавита — D.

В 1923 г. американский биохимик Гарри Стенбок показал, что облучение пищи ультрафиолетом увеличивает содержание в ней витамина D. Подопытные крысы, употреблявшие такую облучённую пищу, излечились от рахита. Примерно тогда же А. Ф. Гесс доказал, что человек может производить витамин D под действием солнечного света.

Стенбок тем временем запатентовал метод увеличения содержания «солнечного витамина» в молоке и других жирных продуктах с помощью облучения их ультрафиолетом. Практика обогащения продуктов витамином D распространена в США. В российской рознице молочные изделия с добавлением витамина D практически не представлены.

Механизм действия и измерениеПравить

Витамин D в обеих присутствующих в лекарствах формах (холекальциферол и эргокальциферол) является на самом деле провитамином. Для активации холекальциферол сначала должен превратиться в печени в 25-гидрокси-холекальциферол (сокращенно 25(OH)D3, кальцидиол), а затем в почках — в 1,25-дигидрокси-холекальциферол (1,25(OH)2D3, кальцитриол).

Оценка адекватности обеспечения конкретного человека витамином D вызывает споры в научном сообществе. Наиболее универсальным лабораторным показателем на 2006 год считалась концентрация 25-гидрокси-холекальциферола в сыворотке крови[9]. Её минимальное значение, обеспечивающее здоровье костей у большинства людей в популяции, составляет 20 нг/мл (50 нмоль/л)[нет в источнике][10].

Однозначно установить дополнительную пользу от достижения значений выше 30 нг/мл (75 нмоль/л) в клинических исследованиях не удалось[10]. Тем не менее, согласно некоторым рекомендациям, оптимальным считается интервал 30—60 нг/мл (75—150 нмоль/л)[11].

Долгое время рекомендовалось дополнительно принимать витамин D для профилактики развития остеопороза и укрепления костной ткани. Однако опубликованные в 2018 году результаты метаисследования показали, что статистически значимые доказательства эффективности витамина D отсутствуют. Исследователи проанализировали более 53,5 тыс. пациентов (в основном — женщины старше 65 лет) в 81 случайном клиническом исследовании. Результаты испытаний подгрупп применения витамина D в высоких и низких дозах были схожи и не свидетельствовали об улучшении состояния костной ткани среди пациентов, дополнительно принимавших витамин D. Ученые сошлись во мнении того, что употребление добавки может быть обосновано только среди пожилых людей, почти никогда не выходящих на улицу и имеющих недостаток в выработанном естественным путем витамине D[12][13]. Следует отметить, что последнее утверждение спорно: дефицит витамина может возникать у любого человека, который практически всегда носит закрывающую кожу одежду или пользуется солнцезащитными средствами, а особенно в случае сочетания закрытой одежды с нанесением солнцезащитных средств на лицо. Также, непрозрачные косметические средства препятствуют попаданию УФ-лучей в кожу лица и выработке витамина D.

НедостатокПравить

Дефицит витамина D — явление достаточно распространённое, затрагивающее, по некоторым оценкам[14], до миллиарда жителей Земли. В США, по данным крупного популяционного исследования, проведённого в 2001—2006 годах, распространённость «риска дефицита» витамина D у взрослых и детей старше 1 года составила 8 %. К ней можно прибавить 24 % людей со статусом «риск недостаточного потребления»[15]. В совокупности это почти треть населения США. В ряде других стран, с достаточным уровнем солнечного облучения, таких как Индия, Пакистан, Иран, Китай, значительная доля населения (по некоторым данным, до 60—80 %) имеют симптомы дефицита витамина D[16][17]. Россия расположена в зоне низкой инсоляции, поэтому практически все её жители входят в группу риска[18].

Вместе с тем приводимые цифры распространённости дефицита витамина D могут значимо отличаться в зависимости от того, какой уровень 25-гидрокси-холекальциферола в крови берётся за пограничный (16, 20 или 30 нг/мл или какой-либо другой). Институт медицины СШАruen в 2010 году ввел новую классификацию адекватности статуса витамина D в зависимости от уровня 25-гидрокси-холекальциферола в сыворотке крови[10].

Категория достаточности витамина D Уровень 25(HO)D (нг/мл) Уровень 25(HO)D (нмоль/л)
риск дефицита < 12 < 30
риск недостаточного потребления 12—19 30—49
достаточное потребление 20—50 50—125
уровень, выше которого есть основание для обеспокоенности > 50 > 125

25(HO)D — концентрация 25-гидрокси-холекальциферола в сыворотке крови

Авитаминоз витамина D — это основная причина развития рахита у детей. Рахит, детская болезнь, характеризуется задержкой роста и мягкими, слабыми, деформированными длинными костями, которые сгибаются и выгибаются под их весом, когда дети начинают ходить. Рахит обычно появляется в возрасте от 3 до 18 месяцев[19]. Случаи заболевания продолжают регистрироваться в Северной Америке и других западных странах, и в основном они наблюдаются у детей, находящихся на грудном вскармливании, и детей с более темной кожей[19]. Это состояние характеризуется кривыми ногами[20], которые могут быть вызваны дефицитом кальция или фосфора, а также недостатком витамина D; сегодня он в основном встречается в странах с низким уровнем доходов в Африке, Азии или на Ближнем Востоке[21], а также в странах с генетическими нарушениями, такими как псевдовитаминный рахит[22]. Долговременный дефицит витамина D может приводить к увеличению заболеваемости раком[23], увеличивает вероятность развития остеопороза. В последнее время опубликованы результаты исследований, увязывающих недостаток витамина с ослаблением иммунитета, повышенным риском развития сердечно-сосудистых заболеваний[14], а также повышением риска развития рассеянного склероза и болезни Альцгеймера[источник не указан 166 дней]. Гиповитаминоз витамина D связан с избыточным весом, модулируя дифференциацию адипоцитов и липидный обмен[24]. С другой стороны, избыточный вес во время беременности приводит к дефициту витамина D у матери и ребёнка, и эта тенденция сохраняется в течение возраста[25]. Недостаток витамина D является провоцирующим фактором псориаза и витилиго, а также некоторых других аутоиммунных заболеваний[2]. Кроме того, исследования показывают, что при недостатке витамина D могут наблюдаться ухудшение памяти, боли в мышцах и бессонница[26].

В 2017 году учёные из Touro University (англ.) (Калифорния, США) провели исследование, согласно которому солнцезащитные кремы с SPF 15 и выше уменьшают выработку витамина D₃ из 7-дегидрохолестерина в организме человека на 99 %[27][28]. Уменьшение потребления этого витамина посредством облучения солнечными лучами особо остро может сказаться на людях, страдающих заболеваниями, которые уменьшают усваивание витамина D из пищи[источник не указан 581 день].

ИзбытокПравить

Гипервитаминоз витамина D развивается очень медленно. При приёме больших доз он может вызывать нарушения метаболизма кальция, приводящие к гиперкальциемии и гиперкальциурии. При длительном лечении эргокальциферолом или холекальциферолом гиперкальциемия обычно обусловлена накоплением провитамина D₃, но может быть вызвана одновременным избыточным потреблением пищевых продуктов, содержащих много кальция, например молочных продуктов[29].

Источники витамина DПравить

Некоторая доля потребности в витамине D обеспечивается за счёт его образования в коже при нахождении на прямом солнечном свету. Интенсивность процесса зависит от сезона, времени и продолжительности дня, наличия облаков и тени, содержания меланина в коже, применения солнцезащитных средств. Оконные стекла изолируют УФ составляющую солнечного света, кроме УФ спектра «А». Ряд исследователей советует находиться на солнечном свету на протяжении 5—30 минут между 10 и 15 часами, а лицам, мало находящимся на солнце, включать в рацион достаточное количество богатой витамином D пищи либо принимать пищевые добавки[30].

  • Синтез в организме: витамин D₃ образуется в эпидермисе кожи под воздействием ультрафиолетовых лучей солнечного света из провитамина D₃ (7-дегидрохолестерина). Провитамин D₃ превращается в холекальциферол путём тепловой изомеризации (при температуре тела). В эпидермисе холекальциферол связывается с витамин-D-связывающим белком и в таком виде поступает в кровь и переносится в печень[29]. Нахождение в тени и облачная погода могут уменьшить выработку витамина на 60 %[31]. Через стекло, одежду и крем от загара ультрафиолет, необходимый для синтеза витамина, не проникает[3]. Достаточное количество витамина вырабатывается кожей при регулярном облучении в солярии, однако это может привести к онкологическим заболеваниям кожи[30].
  • Пища:
    • Рыба (жирные сорта рыбы, рыбий жир). Чтобы получить 400 МЕ витамина D, нужно ежедневно съедать 150 г лососины или 850 г трески[3]. 100 г печени трески содержит 100 мкг витамина D, а 100 г рыбьего жира из печени трески — 250 мкг[источник не указан 134 дня], что соответствует 4000 и 10000 МЕ (1 мкг витамина D составляет 40 МЕ[32]).
    • В значительно меньшей степени сливочное масло, сыр и другие жирные молочные продукты, яичный желток, икра[30]. 400 МЕ витамина D соответствуют приблизительно 20 куриным желткам[3].
    • Естественным источником эргокальциферола для человека являются лесные (а не выращенные при искусственном освещении[нет в источнике]) лисички и некоторые другие виды грибов, в клетках которых эргокальциферол вырабатывается из эргостерола[33][уточнить].
    • Основным источником промышленного получения витамина D (эргостерола) служат дрожжи[34].

В расчёте на 100 г, в печени животных содержится до 50 МЕ витамина D, в сливочном масле — до 35 МЕ, в яичном желтке — 25 МЕ, в мясе — 13 МЕ, в кукурузном масле — 9 МЕ, в молоке — от 0,3 до 4 МЕ на 100 мл при суточной потребности человека 600 МЕ[35], поэтому даже при диете, ограниченной этими продуктами питания и лишённой жирной морской рыбы, без достаточного нахождения на солнце потребность организма в витамине D не может быть полностью обеспечена[36].

Согласно более консервативным оценкам, доступное среднестатистическому человеку питание в принципе не может обеспечить его потребности в витамине D, тогда как чрезмерное нахождение на солнце чревато риском возникновения рака кожи[3]. Принято считать, что солнечное освещение на уровне 37-й параллели и выше не позволяет получить достаточное количество этого витамина[37]. Выше 50-й параллели солнечное излучение недостаточно велико даже для удовлетворения потребности в витамине D в летние месяцы[38][неавторитетный источник?].

Зимой в северных странах естественная освещённость недостаточна для пополнения запасов холекальциферола в организме. Трудности с получением витамина из солнечных лучей, даже проживая в тропическом климате, могут испытывать темнокожие, пожилые и люди с лишним весом, а также люди, прикрывающие конечности одеждой[14]. Для обеспечения нормальной дозы витамина D необходимо находиться с открытыми для солнечных лучей конечностями на полуденном солнце (в промежуток с 10 утра до 3 часов дня), по крайней мере, дважды в неделю[30]. Людям со светлой кожей достаточно 5-минутной солнечной ванны, темнокожие должны находиться на солнце не менее получаса[31].

Хотя северянам рекомендуется принимать добавки с витамином[39], эффективность этих добавок доказана только относительно рахита и рахитоподобных заболеваний. Не доказана эффективность приёма витамина D для предотвращения остеопороза, рака и заболеваний сердечно-сосудистой системы[40]. Для пожилых людей с остеопорозом прием витамина D с кальцием может помочь предотвратить переломы бедра, но он также немного увеличивает риск проблем с желудком и почками[41][42]. Доказательств влияния витамина D на респираторные инфекции у детей в возрасте до пяти лет нет[43][44]. В одном обзоре было обнаружено, что добавление витамина D может снизить потребность в стероидах, используемых для снижения частоты приступов у людей с легкой и умеренной астмой, и что добавление не влияет на повседневные симптомы астмы[45]. Беременные женщины, принимающие достаточное количество витамина D во время беременности, могут испытывать меньший риск преэклампсии[46][47] и положительный иммунный эффект[48]. Добавки витамина D также могут снизить риск гестационного диабета, низкорослых детей[46] и их медленного роста[49]. Не было найдено доказательств того, полезно ли регулярное назначение витамина D людям с муковисцидозом[50].

Добавки витамина D не влияют на клинические исходы или новые очаги на МРТ у людей с рассеяным склерозом. Дозы и сроки приема добавок витамина D во включенных испытаниях, судя по всему, безопасны, хотя доступные данные ограничены[51][52].

Не была найдена последовательная картина того, что лечение витамином D было лучше, чем плацебо при любом хроническом состоянии, сопровождающемся болью. Но исследования имели методологические недостатки (низкое качество доказательств)[53][54].

Было обнаружено, что после двух лет лечения минеральная плотность костей поясничного отдела позвоночника и предплечья у пациентов, принимавших кальций и витамин D, улучшилась больше, чем у пациентов, которые не получали лечения. Не было разницы в количестве переломов или лабораторных измерениях плотности кости между двумя группами. Было обнаружено, что кальций и витамин D эффективны для предотвращения и лечения вызванной кортикостероидами потери костной массы в поясничном отделе позвоночника и предплечья[55].

Исследование 2017 года показало, что для достижения уровня в сыворотке крови 25(OH)D 100 нмоль/л (40 нг/мл) зачастую необходимы дозы витамина D, превышающие 6000 МЕ/сут., особенно для лиц с избыточным весом или страдающих ожирением[56][неавторитетный источник?]. В то же время высокие дозы витамина D могут быть небезопасны: зафиксирован случай, когда у человека, принимавшего большое количество рыбьего жира, отказали почки[57].

Продукты с высоким содержанием витамина Д[58][неавторитетный источник?],

мкг в 100 граммах продукта

рыбий жир из печени трески 250
атлантическая сельдь 30
шпроты в масле 20
кета 16,3
скумбрия 16,1
семга 11
горбуша 10,9
желток куриный 7,7

Суточная норма витамина DПравить

Возраст Рекомендуемая суточная норма витамина D, МЕ (мкг) Безопасный верхний предел витамина D, МЕ
0—12 месяцев 400 (10) 5000
1—13 лет 600 (15) 5000
14—18 лет 600 (15) 10000
19—70 лет 600 (15) 10000
71 год и старше 800 (20) 10000
Беременные и кормящие женщины 600 (15) 10000

ФормыПравить

Название Химическое название или состав Строение
Витамин D1 сочетание эргокальциферола с люмистеролом, 1:1
Витамин D2 эргокальциферол (производное эргостерола)  
Витамин D3 холекальциферол (образуется из 7-дигидрохолестерола в коже)  
Витамин D4 22-дигидроэргокальциферол[59]  
Витамин D5 ситокальциферол (производное 7-дигидроситостерола)  
Витамин D6 сигма-кальциферол

ИсследованияПравить

В 2014 году Управление пищевых добавок Национального института здравоохранения США учредило инициативу по витамину D для отслеживания текущих исследований и просвещения потребителей[60]. В их обновлении 2020 года было признано, что растущее количество исследований предполагает, что витамин D может играть определенную роль в профилактике и лечении диабета 1 и 2 типов, непереносимости глюкозы, гипертонии, рассеянного склероза и других заболеваний. Тем не менее, был сделан вывод, что имеющиеся данные были либо недостаточными, либо слишком противоречивыми, чтобы подтвердить эффективность витамина D в этих условиях, за исключением более положительных результатов в отношении здоровья костей.

Некоторые предварительные исследования связывают низкий уровень витамина D с заболеванием в более позднем возрасте[61]. Один метаанализ показал снижение смертности у пожилых людей[41][42]. Другой метаанализ, охватывающий более 350 000 человек, пришел к выводу, что добавление витамина D к неотобранным лицам, проживающим в общинах, не снижает скелетные (полный перелом) или не скелетные исходы (инфаркт миокарда, ишемическая болезнь сердца, инсульт, цереброваскулярные заболевания, рак) более чем 15%, и что дальнейшие исследования с аналогичным дизайном вряд ли изменят эти выводы[6]. Метаанализ 2019 года показал, что при приеме кальция и витамина D может быть повышенный риск инсульта[62]. Доказательств по состоянию на 2013 год недостаточно, чтобы определить, влияет ли витамин D на риск рака[63].

COVID-19Править

Доказано, что дефицит витамина D потенциально увеличивает риск тяжелых респираторных инфекций[64]. Это вызвало новый интерес к этому потенциалу в 2020 году во время пандемии COVID-19. Систематический обзор и метаанализ 27 публикаций показали, что дефицит витамина D не был связан с более высокой вероятностью заражения COVID-19, но обнаружил положительную корреляцию между дефицитом витамина D и тяжестью заболевания, включая увеличение количества госпитализаций и уровень смертности[65].

В июне 2020 года Национальные институты здравоохранения США обнаружили недостаточно доказательств, чтобы рекомендовать или против использования добавок витамина D специально для профилактики или лечения COVID-19[66]. В том же месяце UK NICE не обнаружил доказательств в пользу или против приема добавок витамина D специально для профилактики или лечения COVID-19[67]. Обе организации включили рекомендации по продолжению ранее установленных рекомендаций по добавлению витамина D по другим причинам, таким как здоровье костей и мышц, если это применимо. Обе организации отметили, что больше людей могут нуждаться в добавках из-за меньшего количества солнечного воздействия во время пандемии[66][67], и NHS предоставила бесплатные ежедневные добавки витамина D для людей с высоким риском COVID-19[68].

Основным осложнением COVID-19 является острый респираторный дистресс-синдром (ОРДС), который может усугубляться дефицитом витамина D[69] - ассоциацией, не специфичной для коронавирусных инфекций[69]. В 2020 году в разных странах проводится ряд испытаний для изучения потенциала использования витамина D для профилактики и лечения инфекций SARS-CoV-2.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Национальная программа, 2018, с. 14.
  2. 1 2 Национальная программа, 2018, с. 9.
  3. 1 2 3 4 5 6 Vitamin D and your health (англ.). Harvard Health Publications.
  4. Витамин D поможет людям с синдромом раздраженного кишечника. MedDaily (26 января 2018).
  5. Bjelakovic G, Gluud LL, Nikolova D, Whitfield K, Wetterslev J, Simonetti RG, et al. (January 2014). “Vitamin D supplementation for prevention of mortality in adults”. The Cochrane Database of Systematic Reviews (Systematic review). 1 (1): CD007470. DOI:10.1002/14651858.CD007470.pub3. PMID 24414552.
  6. 1 2 Bolland MJ, Grey A, Gamble GD, Reid IR (April 2014). “The effect of vitamin D supplementation on skeletal, vascular, or cancer outcomes: a trial sequential meta-analysis”. The Lancet. Diabetes & Endocrinology (Meta-analysis). 2 (4): 307—320. DOI:10.1016/S2213-8587(13)70212-2. PMID 24703049.
  7. Национальная программа, 2018, с. 10.
  8. Клинические рекомендации, 2015, с. 13.
  9. Holick, M. F. Resurrection of vitamin D deficiency and rickets : [англ.] // Journal of Clinical Investigation. — 2006. — Vol. 116, no. 8. — P. 2062—2072. — doi:10.1172/JCI29449. — PMID 16886050.
  10. 1 2 3 Dietary reference, 2011.
  11. Holick, M. F. Vitamin D deficiency : [англ.] // The New England Journal of Medicine. — 2007. — Vol. 357, no. 3 (July). — P. 266—281. — doi:10.1056/NEJMra070553. — PMID 17634462.
  12. Исследование: добавки с витамином D не способствуют укреплению костной ткани. Ремедиум (5 октября 2018).
  13. Bolland, Mark J. Effects of vitamin D supplementation on musculoskeletal health : a systematic review, meta-analysis, and trial sequential analysis : [англ.] / Mark J. Bolland, Andrew Grey, Alison Avenell // The Lancet. Diabetes & Endocrinology : j. — Elsevier, 2018. — Vol. 6, no. 11 (1 November). — P. 847–858. — doi:10.1016/S2213-8587(18)30265-1. — PMID 30293909.
  14. 1 2 3 Vitamin D and Health | The Nutrition Source | Harvard School of Public Health
  15. Looker A. C., Johnson C. L., Lacher D. A., Pfeiffer C. M., Schleicher R. L., Sempos C. T. Vitamin D status: United States, 2001–2006. (неопр.) // NCHS Data Brief. — 2011. — March (№ 59). — С. 1—8. — PMID 21592422.
  16. Harinarayan CV, Joshi SR. Vitamin D status in India — Its implications and Remedial Measures (англ.) // Journal of the Association of Physicians of India. — 2009. — Vol. 57, iss. January. — P. 40—48. — PMID 19753759.
  17. Ziaee A, Javadi A, Javadi M, Zohal M, Afaghi A. Nutritional Status Assessment of Minodar Residence in Qazvin City, Iran: Vitamin D Deficiency in Sunshine Country, a Public Health Issue (англ.) // Global Journal of Health Science. — 2013. — Vol. 5, iss. 1. — P. 174—179. — ISSN 1916-9736. — doi:10.5539/gjhs.v5n1p174.
  18. «В зоне риска все население России». Профессор Ольга Ершова о причинах и профилактике остеопороза. Газета.Ru (18 июля 2011).
  19. 1 2 Wagner CL, Greer FR (November 2008). “Prevention of rickets and vitamin D deficiency in infants, children, and adolescents”. Pediatrics. 122 (5): 1142—52. DOI:10.1542/peds.2008-1862. PMID 18977996.
  20. Brown, Judith E. [[1] в «Книгах Google» Nutrition Through the Life Cycle] / Judith E. Brown, Janet Isaacs, Bea Krinke … [и др.]. — Cengage Learning, June 28, 2013. — ISBN 978-1-285-82025-5.
  21. Lerch C, Meissner T (October 2007). Lerch C, ed. “Interventions for the prevention of nutritional rickets in term born children”. The Cochrane Database of Systematic Reviews (4): CD006164. DOI:10.1002/14651858.CD006164.pub2. PMID 17943890.
  22. Zargar AH, Mithal A, Wani AI, Laway BA, Masoodi SR, Bashir MI, Ganie MA (June 2000). “Pseudovitamin D deficiency rickets--a report from the Indian subcontinent”. Postgraduate Medical Journal. 76 (896): 369—72. DOI:10.1136/pmj.76.896.369. PMC 1741602. PMID 10824056.
  23. Garland, Cedric F. The Role of Vitamin D in Cancer Prevention : [англ.] / Cedric F. Garland, Frank C. Garland, Edward D. Gorham … [et al.] // American Journal of Public Health. — 2006. — Vol. 96, no. 2 (February). — P. 252—261. — doi:10.2105/AJPH.2004.045260. — PMID 16380576. — PMC 1470481.
  24. Savastano, Silvia. Low vitamin D status and obesity : Role of nutritionist : [англ.] / Silvia Savastano, Luigi Barrea, Maria Cristina Savanelli … [et al.] // Reviews in Endocrine & Metabolic Disorders. — 2017. — 23 February. — ISSN 1573-2606. — doi:10.1007/s11154-017-9410-7. — PMID 28229265.
  25. Bodnar, Lisa M. Prepregnancy obesity predicts poor vitamin D status in mothers and their neonates : [англ.] / Lisa M. Bodnar, Janet M. Catov, James M. Roberts … [et al.] // The Journal of Nutrition. — 2007. — Vol. 137, no. 11 (November). — P. 2437−2442. — ISSN 0022-3166. — PMID 17951482.
  26. Витамин D. Сайт о витаминах.{{подст:не АИ}}
  27. Pfotenhauer, Kim M. Vitamin D Deficiency, It's Role in Health and Disease, and Current Supplementation Recommendations : [англ.] / Kim M. Pfotenhauer, Jay H. Shubrook // The Journal of the American Osteopathic Association. — 2017. — Vol. 117, no. 5 (May). — P. 301−305. — ISSN 0098-6151. — doi:10.7556/jaoa.2017.055.
  28. Дина Мингалиева. Использование солнцезащитного крема может вызвать дефицит витамина D. Медпортал (4 мая 2017). Дата обращения: 2 октября 2018.
  29. 1 2 Брикман, А. Нарушение обмена кальция и фосфора у взрослых / Под ред. Н. Лавина. — М. : Практика, 1999. — С. 413–454. — 1128 с. — (Эндокринология). — ISBN 5898160175.
  30. 1 2 3 4 Vitamin D. Health Professional Fact Sheet (англ.). Office of Dietary Supplements. U. S. National Institute of Health.
  31. 1 2 Shining a Light on Vitamin D (англ.). Nutrition Studies.
  32. Vitamin D - Health Professional Fact Sheet
  33. Home Page (англ.). NDL/FNIC Food Composition Database.
  34. Елинов, Н. П. Основы биотехнологии. — СПб. : Наука, 1995. — 600 с. — ISBN 5-02-026027-4.[уточнить]
  35. Апуховская, Л. И. Витамин D3 : физиологическая роль и медицинское применение / Л. И. Апуховская, Л. И. Омельченко, А. В. Калашников // Журнал практического врача. — К., 1997. — Т. 3. — С. 35—37.
  36. VanAmerongen, B. M. Multiple sclerosis and vitamin D : an update : [англ.] : [арх. 13 декабря 2010] / B. M. VanAmerongen, C. D. Dijkstra, P Lips … [et al.] // European Journal of Clinical Nutrition. — 2004. — Vol. 58. — P. 1095—1109. — doi:10.1038/sj.ejcn.1601952.
  37. Time for more vitamin D (англ.). Harvard Health Publications.
  38. Витамин Д лечит всё. Кошелёк здоровья.
  39. Listing of vitamins (англ.). Harvard Health Publications.
  40. Bolland, Mark J. The effect of vitamin D supplementation on skeletal, vascular, or cancer outcomes : a trial sequential meta-analysis : [англ.] : [арх. 19 июля 2014] / Mark J. Bolland, Andrew Grey, Greg D. Gamble … [et al.] // The Lancet. Diabetes & Endocrinology. — 2014. — 24 January. — doi:10.1016/S2213-8587(13)70212-21.
  41. 1 2 Avenell A, Mak JC, O'Connell D (April 2014). “Vitamin D and vitamin D analogues for preventing fractures in post-menopausal women and older men”. The Cochrane Database of Systematic Reviews. 4 (4): CD000227. DOI:10.1002/14651858.CD000227.pub4. PMID 24729336.
  42. 1 2 Витамин D и родственные витамину D соединения для профилактики переломов в результате остеопороза у пожилых. Cochrane Library.
  43. Yakoob MY, Salam RA, Khan FR, Bhutta ZA (November 2016). “Vitamin D supplementation for preventing infections in children under five years of age”. The Cochrane Database of Systematic Reviews. 11: CD008824. DOI:10.1002/14651858.cd008824.pub2. PMC 5450876. PMID 27826955.
  44. Дополнительное применение витамина D для профилактики инфекций у детей в возрасте до пяти лет. Cochrane Library.
  45. Martineau AR, Cates CJ, Urashima M, Jensen M, Griffiths AP, Nurmatov U, et al. (September 2016). “Vitamin D for the management of asthma”. The Cochrane Database of Systematic Reviews. 9: CD011511. DOI:10.1002/14651858.cd011511.pub2. PMC 6457769. PMID 27595415.
  46. 1 2 Palacios C, Kostiuk LK, Peña-Rosas JP (July 2019). “Vitamin D supplementation for women during pregnancy”. The Cochrane Database of Systematic Reviews. 7: CD008873. DOI:10.1002/14651858.CD008873.pub4. PMC 3747784. PMID 31348529.
  47. Дополнительное применение витамина D у женщин в период беременности. Cochrane Library.
  48. Wagner CL, Taylor SN, Dawodu A, Johnson DD, Hollis BW (March 2012). “Vitamin D and its role during pregnancy in attaining optimal health of mother and fetus”. Nutrients. 4 (3): 208—30. DOI:10.3390/nu4030208. PMC 3347028. PMID 22666547.
  49. Bi WG, Nuyt AM, Weiler H, Leduc L, Santamaria C, Wei SQ (July 2018). “Association Between Vitamin D Supplementation During Pregnancy and Offspring Growth, Morbidity, and Mortality: A Systematic Review and Meta-analysis”. JAMA Pediatrics. 172 (7): 635—645. DOI:10.1001/jamapediatrics.2018.0302. PMC 6137512. PMID 29813153.
  50. Vitamin D supplementation for cystic fibrosis. Cochrane Library.
  51. Vitamin D for the management of multiple sclerosis. Cochrane Library.
  52. Витамин D при рассеянном склерозе. Cochrane Library.
  53. Vitamin D for the treatment of chronic painful conditions in adults. Cochrane Library.
  54. Витамин D для лечения хронических состояний, сопровождающихся болью, у взрослых. Cochrane Library.
  55. Calcium and vitamin D for corticosteroid‐induced osteoporosis. Cochrane Library.
  56. Сколько витамина D можно принимать ежедневно?. Фитнес-обозрение (24 мая 2017). Дата обращения: 27 мая 2017.
  57. Bargman, Joanne M. Use of vitamin D drops leading to kidney failure in a 54-year-old man : [англ.] / Joanne M. Bargman, Carmen Avila-Casado, Bourne L. Auguste // Canadian Medicine Association's Journal. — 2019. — Vol. 191, no. 14 (8 April). — P. E390—E394. — ISSN 0820-3946. — doi:10.1503/cmaj.180465.
  58. Женский журнал Фемз.
  59. Phillips et al., 2012, Abstract.
  60. ODS Vitamin D Initiative. Office of Dietary Supplements, US National Institutes of Health (2014).
  61. Metabolic and immunological consequences of vitamin D deficiency in obese children // Body Metabolism and Exercise. — 2015. — Vol. 840. — P. 13–9. — ISBN 978-3-319-10249-8. — doi:10.1007/5584_2014_81.
  62. Khan SU, Khan MU, Riaz H, Valavoor S, Zhao D, Vaughan L, et al. (August 2019). “Effects of Nutritional Supplements and Dietary Interventions on Cardiovascular Outcomes: An Umbrella Review and Evidence Map”. Annals of Internal Medicine. 171 (3): 190—198. DOI:10.7326/m19-0341. PMID 31284304.
  63. Vitamin D and cancer prevention. National Cancer Institute, US National Institutes of Health (October 21, 2013).
  64. Martineau AR, Jolliffe DA, Hooper RL, Greenberg L, Aloia JF, Bergman P, et al. (February 2017). “Vitamin D supplementation to prevent acute respiratory tract infections: systematic review and meta-analysis of individual participant data”. BMJ. 356: i6583. DOI:10.1136/bmj.i6583. PMC 5310969. PMID 28202713.
  65. Pereira M, Dantas Damascena A, Galvão Azevedo LM, de Almeida Oliveira T, da Mota Santana J (November 2020). “Vitamin D deficiency aggravates COVID-19: systematic review and meta-analysis”. Critical Reviews in Food Science and Nutrition: 1—9. DOI:10.1080/10408398.2020.1841090.
  66. 1 2 Vitamin D | Coronavirus Disease COVID-19 (англ.). COVID-19 Treatment Guidelines (US Centers for Disease Control and Prevention). Дата обращения: 3 октября 2020.
  67. 1 2 Advisory statement on likely place in therapy | COVID-19 rapid evidence summary: vitamin D for COVID-19 | Advice | NICE. www.nice.org.uk. Дата обращения: 2 октября 2020.
  68. Get vitamin D supplements if you're at high risk from coronavirus (COVID-19) (англ.). nhs.uk (27 November 2020). Дата обращения: 30 ноября 2020.
  69. 1 2 Quesada-Gomez JM, Entrenas-Castillo M, Bouillon R (September 2020). “Vitamin D receptor stimulation to reduce acute respiratory distress syndrome (ARDS) in patients with coronavirus SARS-CoV-2 infections: Revised Ms SBMB 2020_166”. The Journal of Steroid Biochemistry and Molecular Biology. 202: 105719. DOI:10.1016/j.jsbmb.2020.105719. PMID 32535032.

ЛитератураПравить

  • Марри, Р. Биохимия человека / Р. Марри, Д. Греннер, П. Мейес … [и др.]. — М. : Мир, 1993. — Т. 2. — 415 с. — ISBN 5-03-001775-5 (т. 2).
  • Хоббс, К. Витамины для «чайников» / К. Хоббс, Э. Хаас. — М. : Диалектика, 2005. — 352 с. — ISBN 0-7645-5179-5.
  • Громова, О. А. Витамин D : Смена парадигмы / О. А. Громова, И. Ю. Торшин. — М. : ГЭОТАР-Медиа, 2017. — 568 с. — ISBN 978-5-9704-4058-2.
  • Дефицит витамина D у взрослых : Диагностика, лечение и профилактика : Клинические рекомендации / Российская ассоциация эндокринологов, ФГБУ «Эндокринологический научный центр». — М. : Минздрав РФ, 2015. — 75 с.
  • Недостаточность витамина D у детей и подростков Российской Федерации : современные подходы к коррекции : Национальная программа / ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии», ФГАУ НМИЦЗД Минздрава России, ФГБОУ ДПО РМАПО Минздрава России; под патронажем Союза педиатров России. — М. : ПедиатрЪ, 2018. — 96 с. — 15 500 экз. — ББК 57.334.152.8-4-5я81. — УДК 616.391-053.2-07-085.356(035.3)(G). — ISBN 978-5-9500710-6-5.
  • 2. Overview of Calcium // Dietary Reference Intakes for Calcium and Vitamin D : [англ.] / Institute of Medicine (US) Committee to Review; editors: Ross A. C., Taylor C. L., Yaktine A. L., Del Valle H. B. et al.. — Washington (DC) : National Academies Press (US), 2011. — P. 9. — PMID 21796828.
  • Phillips, Katherine M. Vitamin D4 in Mushrooms : [англ.] / Katherine M. Phillips, Ronald L. Horst, Nicholas J. Koszewski … [et al.] // PLoS One : j. — 2012. — Vol. 7, no. 8. — P. e40702. — Published online 2012 Aug 3. — doi:10.1371/journal.pone.0040702. — PMID 22870201. — PMC PMC3411670.

СсылкиПравить