Открыть главное меню

Максим Дмитриевич Вындомский (ум. 1778) — полковник гвардии, состоявший при «Брауншвейгской фамилии». Основатель усадьбы Тригорское, дед П. А. Вульф-Осиповой.

БиографияПравить

Сын командира 1-й роты Семеновского полка Дмитрия Абрамовича Вындомского и его супруги Марфы Михайловны, урождённой Белеутовой. Имел брата Андрея и сестру Федосью, которая была замужем за прокурором Фёдором Трофимовичем Скобельцыным[1].

В 1723 году малолетним был записан сержантом в лейб-гвардии Семеновский полк, но службу начал в Новгородском драгунском полку. Прапорщик (27 февраля 1736 года); подпоручик (5 февраля 1739 г.), поручик (21 ноября 1740 г.), 25 апреля 1742 года пожалован в капитан-поручики Семёновского полка, капитан (1744 г.) .

Максим Вындомский был назначен состоять главным приставом при свергнутой правительнице Анне Леопольдовне и её семье, «проявляя подчас чрезмерное усердие и жестокость»[2]. М. И. Семевский в своей работе «Прогулка в Тригорское» писал: «В 1739 году подпоручик семёновского полка Максим Вындомский в царствование Елисаветы Петровны принимает участие в одной весьма секретной командировке, имевшей тогда для нового правительства России громаднейшее значение: вместе с некоторыми другими лицами, уже капитан-поручик лейб-гвардии семёновского полка Вындомской был в том конвое, под прикрытием которого перевезена, в 1742 году, бывшая правительница Анна Леопольдовна и её семейство, вместе с развенчанным малюткой императором Иоанном VI Антоновичем, из крепости Динаминд в Раненбург (Ораниенбург), ныне уездный город Рязанской губернии. Здесь злополучное семейство вместе с Вындомским, бывшим в числе его главных тюремщиков, пробыло почти до сентября 1744 года»[3]. При этом или слабо разбиравшийся в географии, или перепутавший два схожие по звучанию города капитан-поручик едва не отвёз опальное семейство в Оренбург[4]. 27 июля 1744 года действительный камергер Николай Андреевич Корф доставил Вындомскому новый указ императрицы, следуя которому Иоанна Антоновича следовало разлучить с родителями и вместе с капитаном Миллером отправить под именем Григория в Соловецкий монастырь, а оставшихся членов семьи (принцессу с мужем и дочерьми Екатериной и Елизаветой) доставить туда же на день позже. Вындомскому же следовало отправиться вперед и готовить лошадей до самого Переяславля-Рязанского. Однако размытые осенние дороги не позволили путникам добраться до Соловков, и они были вынуждены остановится в Холмогорах, где на Вындомского была возложена обязанность подготовить помещение для семьи бывшей правительницы в архиерейском доме, принадлежавшем к Преображенскому собору. В 1745 году после отзыва Корфа в Санкт-Петербург Вындомский был назначен главным помощником майора Гурьева в конвое, а 19 марта 1746 года капитан принял «дела, известных персон и команду» после отъезда Гурьева. Только он мог входить к «принцу» и на нём лежали расходы по содержанию семьи[3].

17 октября 1748 года Максиму Дмитриевичу была пожалована награда 2000 рублей[5], но служба в отдалённом гарнизоне не всегда проходила гладко. В марте 1754 года Вындомский сообщил о своей ссоре с капитаном архангелогородского гарнизона Баранцевым, последний был посажен под караул, a дело Высочайше повелено 30 марта рассмотреть в Сенате. 23 марта 1756 года во время допроса Авдотья Кирова показала, что армии полковник Вындомский «завсегда пьянствует и чинит великие безпорядки»[5], но жалоба последствий не имела. Владимир Стасов, в 1863 году по заказу императора Александра и барона Корфа собиравший материал для подробной истории «Брауншвейгского семейства», охарактеризовал Вындомского как «пьяного, вороватого, беспутного и жестокого капитана …[6]».

Новый именной указ комендант Вындомский получил 26 января 1756 года. Ему следовало «немедленно и тайно», чтобы «не подать вида о вывозе арестанта», доставить Ивана Антоновича в Шлиссельбург[7].

Находясь в одном месте в течение многих десятилетий, Вындомский начал добиваться отставки, ссылаясь на постоянную болезнь. «Вындомский 30 июня отправил… письмо, в котором исчислил всё, что должно было убедить… дать отставку: он ссылался на ипохондрию, меланхолию, подагру, хирагру, почти совершенное лишение ума, необходимость оставаться в постели иногда по полугоду, наконец, на 18-летнюю службу свою в Холмогорах и 40-летнюю в Семёновском полку и совершенное расстройство всего своего состояния»[8], но «…Шувалов не обратил никакого внимания даже на свидетельство о тяжкой его болезни, подписанное всеми офицерами холмогорской команды»[9].

Император Пётр III 30 декабря 1761 года пожаловал Максима Дмитриевича в секунд-майоры Семёновского полка.

Лишь императрица Екатерина II указом от 29 июля 1762 года пожаловала Максимия Вындомского в полковники гвардии[10] (этот чин в то время состоял в 3-м классе Табели о рангах[11]) и «за его болезнями повелели быть в вечной отставке от всякой военной и гражданской нашей службы» и даровала ему «за понесённые труды долголетние» из дворцовой Воронецкой волости в Псковском уезде деревни прозываемые Егорьевская губа, в которой по последней ревизии состоит числом тысяча восемьдесят пять душ[2].

Максим Дмитриевич Вындомский скончался в 1778 году[12].

От брака с Екатериной Фёдоровной Квашниной имел двух сыновей. После смерти Дмитрия «в молодых летах», единственным наследником отца стал Александр Максимович, женатый на Марии Аристарховне, дочери тайного советника А. П. Кашкина[13].

ПримечанияПравить

  1. Кашкин, 1912, с. 87.
  2. 1 2 Гордин, 1989, с. 78.
  3. 1 2 Семевский М. И. Прогулка в Тригорское. Любовный быт пушкинской эпохи. — М: Васанта, 1994. — Т. 1.
  4. Анисимов, 1986, с. 142.
  5. 1 2 Кашкин, 1912, с. 90.
  6. Эйдельман Н. Я. «Семейство несчастного Иоанна Антоновича » // Твой восемнадцатый век. — М: Вагриус, 2006. — ISBN 5-9697-0137-8.
  7. Анисимов, 1986, с. 143.
  8. Корф М. А. Брауншвейгское семейство. — М: "Прометей", 1993. — ISBN 5-7042-0731-6.
  9. Корф М. А. Брауншвейгское семейство. — М: "Прометей", 1993. — ISBN 5-7042-0731-6.
  10. Имея чин секунд-майора, Вындомский миновал премьер-майора и подполковника, что случалось достаточно редко.
  11. Третьего класса. Воинские // Табель о рангах с пополнением, какие чины состоят по особливым именным высочайшим указам и по статам сверх положенных в табели о рангах в классах чинов. — СПб.: при Сенате, 1771. — С. 16.
  12. М. И. Семевский выдвинул предположение, что М. Д. Вындомский похоронен в Тригорском, но Н. Кашкин считал, что его захоронение находится в Санкт-Петербурге. Во-первых, на кладбище погоста Городища, где похоронены три поколения Вындомских, его могилы нет; во-вторых, на Лазаревском кладбище Александро-Невской Лавры существует могила погребенного там 1 Мая 1778 года Максима Вындомского, названного в «Петербургском некрополе» В. И. Саитова не Дмитриевичем, a Михайловичем. Кашкин предполагал, что такое чтение надгробия ошибочно, так как ни по документам и ни по родословию, составленному С. Ф. Вындомским, не известно не только Максима Михайловича, но и никакого Михаила Вындомского.
  13. Гордин, 1989, с. 79.

ЛитератураПравить

  • Кашкин Н. Н. Вындомские // Родословныя разведки. Посмертное издание с портретом автора / Модзалевский Б. Л.. — Санкт-Петербург, 1912. — Т. 1.
  • Анисимов Е. В. Наследники власти // Россия в середине XVIII в.: борьба за наследие Петра. — М: Мысль, 1986. — 239 с.
  • Гордин А. М. В Тригорском у Вульфов // Пушкин в Михайловском. — Л: Лениздат, 1989. — 446 с. — 100 000 экз. — ISBN 5-289-00391-6.