Открыть главное меню

Гай Папи́рий Карбо́н Арви́на (лат. Gaius Papirius Carbō Arvina; 123 — 82 годы до н. э.) — древнеримский политический деятель, народный трибун в 90 году до н. э., претор в 85 или 84 году. Во время гражданской войны стал одной из последних жертв марианского террора.

Гай Папирий Карбон Арвина
лат. Gaius Papirius Carbō Arvina
легат (предположительно)
94 год до н. э.
народный трибун Римской республики
90 год до н. э.
претор Римской республики
85 или 84 год до н. э.
Рождение 123 год до н. э. (предположительно)
Рим
Смерть 82 до н. э.(-082)
Рим
Род Папирии
Отец Гай Папирий Карбон
Дети Гай Папирий Карбон

Содержание

ПроисхождениеПравить

Гай Папирий принадлежал к плебейскому роду Папириев. Первый известный истории носитель когномена Карбон достиг претуры в 168 году до н. э. и стал отцом двух сыновей: Гая (первого в истории рода консула, занимавшего эту должность в 120 году до н. э.) и Гнея, консула 113 года. Карбон Арвина был сыном Гая. Один из его двоюродных братьев, Гней, стал трёхкратным консулом (85, 84, 82 годы до н. э.); другой, Гай, поднялся в своей карьере только до претуры[1]. Чтобы различать двух Гаев, Марк Туллий Цицерон в своих трактатах указывает отца персонажа («Гай Карбон, сын Гая»[2]; «Гай Карбон, сын красноречивого Карбона»[3]), Валерий Максим в «Достопамятных деяниях и изречениях» называет индивидуальное прозвище — Арвина[4].

Все представители этого семейства, начиная с времён Гракхов, принадлежали к «народной партии»[5]; Карбон Арвина, по словам Цицерона, стал единственным исключением из этого правила[6].

БиографияПравить

Отец Гая Папирия в 119 году до н. э. был вынужден покончить с собой из-за судебного обвинения, выдвинутого Луцием Лицинием Крассом. Гай-младший был тогда ещё ребёнком[7], и Красс стал его злейшим врагом на всю оставшуюся жизнь[8]. С юных лет Карбон Арвина внимательно следил за каждым шагом Луция Лициния и ждал малейшей ошибки для того, чтобы нанести ответный удар[9][10]. В частности, в 94 году до н. э., когда Красс отправился в Галлию с полномочиями проконсула, Гай Папирий последовал за ним. Наместник «не только его не изгнал, но пошёл навстречу: дал ему место на трибунале и уведомил всех, что никакое решение не будет иметь силы без согласия Карбона»[11]. Последний так и не нашёл компрометирующий материал. Об официальных полномочиях Гая Папирия в Галлии ничего точно не известно: Ф. Мюнцер обращает внимание на то, что в 94 году до н. э. Арвина мог находиться в квесторском возрасте[7], Р. Броутон и Г. Самнер предполагают, что он был легатом[12][13].

В 91 году до н. э., когда Марк Ливий Друз выдвинул программу преобразований и получил поддержку Красса, Гай Папирий соответственно стал одним из врагов реформ[7]. Цицерон цитирует одно из его выступлений, направленных против Друза:

О Марк Друз — это к отцу я обращаюсь! — ты всегда говорил, что республика священна, и кто бы на нее ни посягнул, он должен быть покаран всеми. Мудрое слово отца подтверждено безрассудностью сына.

Цицерон. Оратор, 213—214.[14]

Осенью того же года Красс внезапно умер от болезни, а Друз был убит. Это дало основания для появления каламбура, обыгрывавшего значения двух когноменов: «Postquam Crassus carbo factus, Carbo crassus factus est»[7]. Гай Папирий был выбран народным трибуном на 90 год до н. э.[15] и в тяжёлых условиях начавшейся в это время войны с союзниками, по словам Цицерона, «дневал и ночевал на трибуне», выступая перед народом практически ежедневно[16]. Совместно с одним из коллег, Марком Плавтием Сильваном, он провёл закон (Lex Plautia Papiria) о предоставлении римского гражданства тем италикам, которые сложат оружие в течение 60 дней. Этот закон оказал существенное влияние на ход войны. Но новых граждан предполагалось включать не в 35 старых триб, а в 8 новых, так что значение их голов в контексте любых выборов оказывалось минимальным; это стало одной из важных причин для начавшихся вскоре гражданских войн[17]. Поскольку одним из народных трибунов 89 года до н. э. тоже был кто-то из Папириев Карбонов, в историографии ведётся дискуссия о том, был ли одним из авторов закона действительно Карбон Арвина[18].

Известно, что в эпоху гражданских войн Гай Папирий совсем редко выступал в народном собрании[19]. На момент смерти он был преторием[20], но дата претуры неизвестна; это мог быть 85 или 84 год до н. э., когда его двоюродный брат, один из руководителей марианской партии Гней Папирий Карбон, был консулом в первый или во второй раз[18].

В 82 году до н. э., в самом конце войны между марианцами и Луцием Корнелием Суллой, Гай Папирий стал жертвой марианского террора. Гай Марий Младший, осаждённый в Пренесте и осознавший безвыходность своего положения, сумел передать находившемуся в Риме претору Луцию Юнию Бруту Дамасиппу приказ убить ряд сенаторов. Эпитоматор Ливия пишет о «почти всей знати»[21], но другие источники называют только четыре имени: Публий Антистий, Луций Домиций Агенобарб, Квинт Муций Сцевола Понтифик и Гай Папирий Карбон Арвина[22][20][4][23]. Учитывая, что Сцевола был родственником жены одного из консулов-марианцев, а Карбон — двоюродным братом другого, Э. Бэдиан сделал предположение, что эти четверо «едва ли оказались просто жертвами произвола»: возможно, они всё же хотели перейти на сторону Суллы, но их замысел был раскрыт[24]. Есть гипотеза, что Дамасипп действовал самовольно, а рассказ о распоряжении Мария, переданном из осаждённого города, — возникшая позже легенда[25].

Дамасипп пригласил своих жертв в курию, якобы на совещание, «и убил их там самым жестоким образом»[23]. Тела убитых сволокли баграми в Тибр[22][23]. Согласно Валерию Максиму, отрубленные головы были смешаны с головами принесённых в жертву животных, а тело Карбона Арвины пригвоздили к кресту и носили по городу[4].

Карбон Арвина как ораторПравить

Цицерон в своём трактате «Брут» упоминает Гая Папирия в числе ораторов, принадлежавших к одному поколению с Публием Сульпицием, Гаем Скрибонием Курионом и Гаем Аврелием Коттой. По мнению автора «Брута», Карбон Арвина «был оратором не слишком тонким, но все же оратором: в словах его была внушительность, говорил он легко, речь его отличалась природным достоинством». При этом Квинт Варий превосходил его «проницательностью в нахождении доводов»[3].

СемьяПравить

В следующем поколении рода Папириев был Гай Папирий Карбон, народный трибун в 67 году до н. э. и претор в 62 году[1]. Его матерью была некто Рубрия, а отцом — один из Гаев Папириев; либо Арвина, либо его двоюродный брат[26].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Papirii Carbones, 1949, s. 1015—1016.
  2. Цицерон, 1994, Оратор, 213.
  3. 1 2 Цицерон, 1994, Брут, 221.
  4. 1 2 3 Валерий Максим, 1772, IX, 2, 3.
  5. Papirius, 1949, s. 1005.
  6. Цицерон, 2010, К близким, IX, 21, 3.
  7. 1 2 3 4 Papirius 40, 1949, s. 1032.
  8. Цицерон, 1994, Об ораторе, III, 10.
  9. Цицерон, 1993, Против Верреса, II, 3.
  10. Licinius 55, 1926, s. 255.
  11. Валерий Максим, 2007, III, 7, 6.
  12. Broughton R., 1952, р. 14.
  13. Sumner G., 1973, р. 22.
  14. Цицерон, 1994, Оратор, 213—214.
  15. Broughton R., 1952, р. 26.
  16. Цицерон, 1994, Брут, 305.
  17. Короленков А., Смыков Е., 2007, с. 160.
  18. 1 2 Papirius 40, 1949, s. 1033.
  19. Цицерон, 1994, Брут, 308.
  20. 1 2 Веллей Патеркул, 1996, II, 26, 2.
  21. Тит Ливий, 1994, Периохи, 86.
  22. 1 2 Аппиан, 2002, Гражданские войны I, 88.
  23. 1 2 3 Орозий, 2004, V, 20, 4.
  24. Бэдиан Э., 2010, с. 180.
  25. Короленков А., Смыков Е., 2007, с. 288.
  26. Papirius 35, 1949, s. 1022.

Источники и литератураПравить

ИсточникиПравить

  1. Аппиан Александрийский. Римская история. — М.: Ладомир, 2002. — 880 с. — ISBN 5-86218-174-1.
  2. Валерий Максим. Достопамятные деяния и изречения. — СПб.: Издательство СПбГУ, 2007. — 308 с. — ISBN 978-5-288-04267-6.
  3. Валерий Максим. Достопамятные деяния и изречения. — СПб., 1772. — Т. 2. — 520 с.
  4. Веллей Патеркул. Римская история // Малые римские историки. — М.: Ладомир, 1996. — С. 11—98. — ISBN 5-86218-125-3.
  5. Тит Ливий. История Рима от основания города. — М.: Наука, 1994. — Т. 3. — 768 с. — ISBN 5-02-008995-8.
  6. Павел Орозий. История против язычников. — СПб.: Издательство Олега Абышко, 2004. — 544 с. — ISBN 5-7435-0214-5.
  7. Цицерон. Письма Марка Туллия Цицерона к Аттику, близким, брату Квинту, М. Бруту. — СПб.: Наука, 2010. — Т. 3. — 832 с. — ISBN 978-5-02-025247-9,978-5-02-025244-8.
  8. Цицерон. Речи. — М.: Наука, 1993. — ISBN 5-02-011168-6.
  9. Цицерон. Три трактата об ораторском искусстве. — М.: Ладомир, 1994. — 475 с. — ISBN 5-86218-097-4.

ЛитератураПравить

  1. Бэдиан Э. Цепион и Норбан (заметки о десятилетии 100—90 гг. до н. э.) // Studia Historica. — 2010. — № Х. — С. 162—207.
  2. Короленков А., Смыков Е. Сулла. — М.: Молодая гвардия, 2007. — 430 с. — ISBN 978-5-235-02967-5.
  3. Broughton R. Magistrates of the Roman Republic. — New York, 1952. — Vol. II. — P. 558.
  4. Häpke N. Licinius 55 // Paulys Realencyclopädie der classischen Altertumswissenschaft. — 1926. — Bd. XIII, 1. — Kol. 252—267.
  5. Münzer F. Papirii Carbones // Paulys Realencyclopädie der classischen Altertumswissenschaft. — 1949. — Bd. XVIII, 3. — Kol. 1014.
  6. Münzer F. Papirius // Paulys Realencyclopädie der classischen Altertumswissenschaft. — 1949. — Bd. XVIII, 3. — Kol. 1002—1005.
  7. Münzer F. Papirius 35 // Paulys Realencyclopädie der classischen Altertumswissenschaft. — 1949. — Bd. XVIII, 3. — Kol. 1021—1022.
  8. Münzer F. Papirius 40 // Paulys Realencyclopädie der classischen Altertumswissenschaft. — 1949. — Bd. XVIII, 3. — Kol. 1032—1034.
  9. Sumner G. Orators in Cicero's Brutus: prosopography and chronology. — Toronto: University of Toronto Press, 1973. — 197 с. — ISBN 9780802052810.