Гай Силий (лат. Gaius Silius; ум. 48 н. э.) — древнеримский сенатор, десигнированный консул, любовник Валерии Мессалины.

Гай Силий
лат. Gaius Silius
Николаус Кнюпфер. Гай Силий и Мессалина (ок. 1650)
Николаус Кнюпфер. Гай Силий и Мессалина (ок. 1650)
сенатор Римской империи
47—48
Рождение 13
Смерть 48(0048)
Род Силии
Отец Гай Силий Авл Цецина Ларг[1]
Мать Сосия Галла[d]
Супруга Junia Silana[d] и Мессалина
Принадлежность  Римская империя
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

БиографияПравить

Сын Гая Силия Цецины Ларга, консула 13 года. По словам Тацита, был красивейшим из молодых людей Рима[2]. В 48 году, будучи определен в консулы на следующий год, инициировал в сенате восстановление закона Цинция «со стародавних времен воспрещавшего принимать деньги или подарок за произнесение в суде защитительной речи»[3] и был поддержан сенаторами. Эта мера была направлена против Гая Суиллия Руфа и подобных ему бессовестных защитников и обвинителей, наживавшихся на организации судебных процессов[4].

Жена императора Клавдия Мессалина, воспылавшая к Силию необузданной страстью, развела его с супругой Юнией Силаной и вступила с молодым сенатором в открытую связь[2]. Силий понимал опасность таких отношений, но, поскольку отвергать любовь императрицы было смертельно опасно, «находил утешение в том, что не думал о будущем и черпал наслаждение в настоящем»[2]. Понимая, что рано или поздно о его связи с Мессалиной узнает Клавдий, Силий предложил любовнице избавиться от принцепса и вступить в брак, а так как у него не было детей, выразил готовность усыновить Британника. Мессалина без восторга отнеслась к идее узурпации, ибо опасалась, что затем Силий избавится от нее самой, но перспектива нового брака при живом муже захватила ее своей наглостью. Воспользовавшись отъездом императора на жертвоприношение в Остию (Дион Кассий пишет, что принцепс отправился контролировать доставку хлеба[5]), любовники торжественно провели свадебную церемонию[6].

Могущественные вольноотпущенники Клавдия Каллист, Паллант и Нарцисс были весьма озабочены действиями Мессалины, но только Нарцисс решился открыть принцепсу глаза, использовав для этого двух клавдиевых наложниц Кальпурнию и Клеопатру. Растерявшийся Клавдий вопрошал своих приближенных о том, находится ли власть по-прежнему в его руках и остается ли Силий частным лицом, а тем временем Мессалина устроила во дворце представление со сбором винограда, на котором изображала вакханку, размахивая тирсом, вместе с увитым плющом Силием и под аккомпанемент непристойных куплетов. Нарцисс заручился поддержкой преторианцев и организовал возвращение Клавдия в город. Узнав, что разгневанный император движется к Риму, Мессалина, брошенная почти всеми сторонниками, бежала из города на мусорной тележке в сады Лукулла, а Силий вернулся к исполнению своих обязанностей на форуме[7].

В доме Силия была обнаружена статуя его отца, подлежавшая уничтожению согласно постановлению сената, а также собственность рода Юлиев-Клавдиев, переданная Мессалиной своему любовнику. Арестованный сенатор, в отличие от императрицы, не стал оправдываться или умолять об отсрочке наказания, но напротив, просил быстрее провести казнь. Ряд его сообщников также был казнен по этому делу[8].

Собиратель разного рода анекдотов Светоний пишет, что Клавдий сам был в числе свидетелей на свадьбе своей жены с Силием и в числе подписавших брачный договор; якобы, его убедили, что церемония была инсценировкой, призванной перенести на другого опасность, возвещенную императору какими-то знамениями[9]

Ювенал упоминает историю скандального бракосочетания в десятой сатире:

Juvenalis.
Satura X, 328—345
Перевод
Ф. А. Петровского

mulier saeuissima tunc est
cum stimulos odio pudor admouet. elige quidnam
suadendum esse putes cui nubere Caesaris uxor
destinat. optimus hic et formonsissimus idem
gentis patriciae rapitur miser extinguendus
Messalinae oculis; dudum sedet illa parato
flammeolo Tyriusque palam genialis in hortis
sternitur et ritu decies centena dabuntur
antiquo, ueniet cum signatoribus auspex.
haec tu secreta et paucis commissa putabas?
non nisi legitime uolt nubere. quid placeat dic.
ni parere uelis, pereundum erit ante lucernas;
si scelus admittas, dabitur mora paruula, dum res
nota urbi et populo contingat principis aurem.
dedecus ille domus sciet ultimus. interea tu
obsequere imperio, si tanti uita dierum
paucorum. quidquid leuius meliusque putaris,
praebenda est gladio pulchra haec et candida ceruix.

Ибо больше всего свирепеет
Женщина, ежели стыд возбудит в ней ненависть. Что же
Ты посоветовать мог тому, кого хочет супруга
Цезаря взять в мужья? Он всех лучше, всех он красивей,
Родом патриций, — и вот влечется несчастный на гибель
Ради очей Мессалины: она уж сидит в покрывале,
Будто невеста: в саду у всех на глазах постилают
Ложе тирийским бельем, по обряду в приданое будет
Выдан мильон, и придут и жрец, и свидетели брака…
Думаешь, это секрет и доверено это немногим?
Хочет она по закону венчаться. Ну, что же тут делать?
В повиновенье откажешь — придется погибнуть до ночи;
На преступленье пойдешь — ты получишь отсрочку, покуда
Дело известное всем до ушей не достигнет владыки;
Он о позоре своем домашнем узнает последним.
Ну, а тем временем ты подчиняйся, раз столько стоят
Несколько дней. Что бы ты ни считал легчайшим и лучшим, —
Нужно подставить под меч свою белую нежную шею

ПримечанияПравить

ЛитератураПравить