Открыть главное меню

Александр Гершенкрон (англ. Alexander Gerschenkron; 1 октября 1904, Одесса26 октября 1978, Кембридж, шт. Массачусетс) — американский экономист и историк российского происхождения.

Александр Гершенкрон
англ. Alexander Gerschenkron
Гершенкрон, Александр.jpg
Имя при рождении Александр Павлович Гершенкрон
Дата рождения 1 октября 1904(1904-10-01)[1]
Место рождения
Дата смерти 26 октября 1978(1978-10-26)[2] (74 года)
Место смерти
Страна
Научная сфера экономика
Место работы
Альма-матер
Научный руководитель Hans Mayer[d]
Награды и премии

БиографияПравить

В РоссииПравить

Павел — отец Александра, еврейского происхождения, закончил Новороссийский университет, обучался в Сорбонне и Лондонской школе экономики, в двадцать четыре года стал младшим партнером крупного одесского промышленника Самуила Гурари, управляющим одесских фабрик, производящих табак и спички. Мать — Софья Кардон, православного вероисповедания, дочь француженки, служившей гувернанткой при дворе в Петербурге, её отец — один из приближённых царя. Перед женитьбой Павел сменил религию. У Александра были брат и сестра.

Александр шесть лет проучился в гимназии, но из-за революции и Гражданской войны её не окончил.

В АвстрииПравить

Эмигрировал с отцом из России в 1920 году, перейдя нелегально границу с Румынией. Отец стал управляющим фабрикой в Австрии. В 1921 к ним приехала мать с двумя детьми. Учился в австрийской гимназии, в 1924 поступил в школу национальной экономики Венского университета. В 1928 году окончил университет с дипломом доктора политических наук (эта степень присуждалась и специалистам по экономике). После окончания университета получил должность представителя бельгийской мотоциклетной компании в Австрии и Балканских странах.

В 1928 году женился на Эрике Машниг, соседке по парте в венской гимназии. Отчим жены Александра был редактором ежедневной партийной газеты Социал-демократической партии Австрии Arbeiter Zeitung. Александр вступил в Социал-демократическую партию. В 1931 уволился из компании и в течение трёх лет работал в социал-демократической партии. Принимал участие в Февральском восстании 1934 года, был ранен.

В статье «Загадка Гершенкрона» историк Марсель ван дер Линден привёл доказательства того, что Гершенкрон в середине 1930-х годов состоял в Коммунистической партии Австрии, о чём, находясь в США, умалчивал[3].

В 1937 году начал работать в Институте исследования конъюнктуры.

В СШАПравить

В 1938 году переехал в США. Работал исследователем в Калифорнийском университете в Беркли, позднее получил должность преподавателя и начал читать курс истории экономики. В 1944 году переехал в Вашингтон на должность экономиста-аналитика ФРС. Летом 1945 перешел на работу в Управление стратегических служб. Осенью 1945 перешел на работу в Государственный департамент, затем в 1946 году вернулся в ФРС, где возглавил международную секцию Департамента исследований и статистики.

В 1948 году получил приглашение в Гарвардский университет на должность профессора экономической истории и с 1948 по 1975 год преподавал в Гарварде.

Являлся президентом Ассоциации экономической истории. В его честь Ассоциация ежегодно вручает «премию Гершенкрона» (Alexander Gerschenkron prize) за лучшую диссертацию (Ph. D.) по экономической истории стран кроме США и Канады[4][5].

Глубоко интересовался литературой, писал критические статьи. До сих пор цитируется его яркая критическая статья о переводе "Евгения Онегина" Владимиром Набоковым[6][7]. Читал курс о Пастернаке в Гарвардском университете. Был полиглотом, эрудитом, обладал феноменальной памятью[8]:

Одним из тех мест, где можно было увидеть Гершенкрона во всем его блеске, был Гарвардский профессорский клуб. За длинным столом, который так и назывался – Long Table, собиралась интеллектуальная элита университета да, чего там говорить, и всей Америки. "Ни за одним столом в мире нельзя было встретить больше эрудитов, чем здесь, - говорил Пол Самуэльсон. – Но, когда за него садился Гершенкрон, он тут же оказывался во главе". Он был непревзойденным спецом по любым возможным источникам, и нередко за Длинным Столом можно было услышать: - Шура, в какой из своих работ Маркс говорит о переформулировании гегелевской диалектики, поставив Гегеля вниз головой? – Ответ: Постскриптум ко второму изданию «Капитала», том 1, 1873 год издания, третий параграф от конца. – Алекс, а где Ленин сказал, что после революции все сортиры в России будут делаться из золота? – Ответ: Полное собрание сочинений, пятое издание, том 44, страницы 225-226.

Научный вкладПравить

Сформулировал эффект Гершенкрона: выбор базового года при вычислении индекса объема выпуска промышленности в относительно неиндустриализованной стране в значительной степени определяет темп роста, показываемый этим индексом. Гершенкрон смог показать, что показатели промышленного производства в СССР в 1930-х годах измерялись советскими плановыми органами так, чтобы показать наивысший темп роста.

В книге «Экономическая отсталость в исторической перспективе» сформулировал теорию о «преимуществе отсталости», обращающей внимание на возможность более быстрого развития отсталых экономик за счёт заимствования технологий у более развитых экономических систем[9], и в результате перескакивать целые стадии развития. Его теория стала одним из возражений как теории К. Маркса о том, что индустриально развитая страна является для менее развитой страны картиной её будущего, так и концепции У. Ростоу, согласно которой экономический рост характеризуется определенной последовательностью «стадий роста», через которые обязательно должны проходить все страны, хотя и с разной скоростью. Это было показано на примере путей индустриализации Японии эпохи Мэйдзи и СССР.

Основные принципы концепции преимущества отсталости сформулированы Гершенкроном следующим образом[10]:

  1. Чем более отсталой является страна, тем более вероятно, что индустриализация начнется в результате большого рывка, который прервет непрерывное развитие экономики. Следствием этого рывка станет относительно высокий темп роста промышленности.
  2. Чем более отсталой является страна, тем больше выражена тенденция к созданию крупных фабрик и заводов.
  3. Чем более отсталой является страна, тем сильнее производство средств производства опережает производство предметов потребления.
  4. Чем более отсталой является страна, тем сильнее страдает уровень потребления населения.
  5. Чем более отсталой является страна, тем большую роль в обеспечении промышленности капиталом играют такие институты, как банки и государство.
  6. Чем более отсталой является страна, тем меньшую роль играет сельское хозяйство.
  7. Чем более отсталой является страна, тем больше она зависит от импорта технологий и финансовой помощи, предоставляемой из-за границы.

СемьяПравить

Александр и Эрика имели двух дочерей.

  • Брат — Анатолий (1910?—?)[11]
  • Сестра — Лидия (1916?—?)[11]

БиблиографияПравить

  • Bread and democracy in Germany, Berkeley and Los Angeles: University of California press, 1943.
  • «Экономические отношения с СССР» («Economic Relations with the USSR», 1945)
  • «Долларовый индекс выпуска машиностроительной промышленности СССР: с 1927-28 по 1937 гг.» («A dollar index of Soviet machinery output, 1927-28 to 1937», 1951, совместно с Александром Эрлихом)
  • «Экономическая отсталость в исторической перспективе» («Economic Backwardness in Historical Perspective», 1962)
  • «Европа в российском зеркале» («Europe in the Russian Mirror», 1970)
  • «Несостоявшийся экономический рывок: четыре лекции по истории Австрии» («An economic spurt that failed: four lectures in Austrian history», 1977)
  • Гершенкрон А. Рукотворный памятник // Классик без ретуши. Литературный мир о творчестве Владимира Набокова. — М.: Новое литературное обозрение, 2000. С. 396–416. перевод Alexander Gerschenkron. A Manufactured Monument? Reviewed Work(s): Eugene Onegin, A Novel in Verse by Aleksandr Pushkin and Vladimir Nabokov Review // Modern Philology, Vol. 63, No. 4 (May, 1966), pp. 336-347.
  • Гершенкрон А. Судьба учебника Самуэльсона в советской России // Экономическая политика. 2009. № 5. С. 41–61.
  • Гершенкрон А. Экономическая отсталость в исторической перспективе / научн. ред. А. А. Белых. — М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2015. — 536 с. (В книгу вошли основные произведения учёного — статьи из сборников «Экономическая отсталость в исторической перспективе» и «Непрерывность в истории», книга «Европа в российском зеркале», а также статья «Временной горизонт в русской литературе»)

ЛитератураПравить

ПримечанияПравить

  1. SNAC — 2010.
  2. 1 2 3 Немецкая национальная библиотека, Берлинская государственная библиотека, Баварская государственная библиотека и др. Record #119416360 // Общий нормативный контроль (GND) — 2012—2016.
  3. Marcel van der Linden Gerschenkron’s Secret. A Research Note // Critique: A Journal of Socialist Theory. 2012. Vol. 40. No. 4. P. 553–562.
  4. Alexander Gerschenkron Prize Economic History Association
  5. Гершенкрон, 2015, с. 8.
  6. Alexander Gerschenkron. A Manufactured Monument? Reviewed Work(s): Eugene Onegin, A Novel in Verse by Aleksandr Pushkin and Vladimir Nabokov Review // Modern Philology, Vol. 63, No. 4 (May, 1966), pp. 336-347.
  7. Alex Beam. The Feud. Vladimir Nabokov. Edmund Wilson and the End of a Beautiful Friendship. N.Y. Pantheon books. 2016. pp. 123-127.
  8. Лев Рожанский Айвенго в Гарварде, или Труды и дни Александра Гершенкрона
  9. Economic Backwardness in Historical Perspective, 1962
  10. Гершенкрон, 2015, с. 34-35.
  11. 1 2 Nicholas Dawidoff The Fly Swatter. June 16, 2002