Открыть главное меню

Гвельфы и гибеллины

(перенаправлено с «Гибеллин»)

Содержание

Гвельфы (итал. guelfi, нем. Guelfen / Welfen) — политическое течение в Италии XIIXVI веков, представители которого выступали за ограничение власти императора Священной Римской империи в Италии и усиление влияния папы римского. Получили название от Вельфов, герцогов Баварии и Саксонии — соперников германской династии Штауфенов. Принято считать, что к гвельфам по большей части принадлежало купечество, торговцы и ремесленники, хотя среди них было немало и аристократов (собственно, в то время — единственное сословие, способное обеспечить эффективное функционирование вооружённых сил).

Гибелли́ны (итал. ghibellini, нем. Ghibellinen / Waiblinger) — враждовавшая с гвельфами политическая группировка XIIXIV веков, приверженцы императора. Название «гибеллины» пошло от латинизированного названия одного из замков Штауфенов — Гаубелинг (нем. Waiblingen, Вайблинген). Предполагается, что название «гибеллины» произошло от боевого клича Нiе Welf, Нiе Waibling, во время сражения при Вейнсберге в 1140 году между Конрадом III и Вельфом VI (другие объяснения менее вероятны). Принято считать, что к гибеллинам по большей части принадлежала феодальная знать.

Борьба между гибеллинами и гвельфами проходила на фоне борьбы между папством и империей за господство на Апеннинском полуострове.

Знаком гибеллинов была белая роза или красная лилия; но они хотели отличаться от противников покроем и цветом платья, и даже манерой резать хлеб и снимать шляпу.

При Фридрихе I и Генрихе VI y Гогенштауфенов не было партийных противников; борьба против них происходила только в малолетстве Фридриха II, и затем позже сторонники папы в Германии выбрали при жизни Фридриха другого императора, «поповского короля» Генриха Распе.

Главной ареной борьбы гибеллинов с гвельфами была Италия. Еще в XI веке, во время борьбы императора Генриха IV с папой Григорием VII, император имел здесь сторонников. В XII веке, при Фридрихе I, сторонники императора защищали старинную связь Италии с империей против борцов за национальную независимость, которым покровительствовал папа; такое же значение, отчасти, имела борьба и при Генрихе VI и Фридрихе II (есть известие, что в 1215 г. во Флоренции впервые появилось название ghibellino).

Но весьма рано гибеллинство сделалось только знаменем, которое служило при борьбе самых разнообразных интересов. Под этим знаменем большие города вели борьбу с менее значительными и друг с другом, дворянство — с гражданами и между собой, богатые граждане (popolo grasso) с бедными (popolo minuto), община — с тиранами, тираны — друг с другом и с папой. Так, в северной Италии гвельфский Милан боролся с гибеллинской Павией; в Тоскане противники гвельфской Флоренции — Пиза, Сиена, Лукка и Ареццо — держались гибеллинства. К гибеллинам принадлежала обыкновенно феодальная аристократия, хотя и в этой среде были гвельфские фамилии. Республики чаще всего принадлежали к партии гвельфов; поэтому тираны в большинстве случаев были гибеллинами.

Руководясь местными и временными интересами, итальянские города переходили иногда из одной партии в другую. Наиболее ревностным и постоянным противником гибеллинства был Анжуйский дом в Неаполе, завладевший итальянским наследством Гогенштауфенов. Наоборот, Милан, служивший центром гвельфской партии при Гогенштауфенах, с усилением Висконти стал опорой гибеллинов; Флоренция, теснимая Миланом, твердо держалась гфельфской партии и в XIV веке завела настоящую инквизицию против гибеллинов (ammonistro), в интересах внутреннего порядка. Венеция держалась в стороне от борьбы партий и только по временам принимала ту или другую сторону. Рим, покинутый папами, переходил иногда на сторону гибеллинов. Наибольшей приверженностью к гибеллинству отличались тираны северной Италии и Церковной областиКаррары в Падуе, Скалигеры в Bepoне, д'Эсте в Ферраре, Монтефельтро в Урбино — потому что от императоров они получали санкцию своих захватов.

Но в общем связь гибеллинов с императорами была весьма слабой и по временам совершенно прекращалась. Так борьба шла в малолетство Фридриха II, когда папа был на стороне императора; она продолжалась и после падения Гогенштауфенов, когда Италия 50 лет не видала императора. В 1273 г. папа Григорий X сказал, что никто более не понимает смысла названия «гиббелины».

С походами Генриха VII, Людовика Баварского и Карла IV гибеллинство ожило, и Данте был его последним теоретиком; но на практике местные силы старались воспользоваться императором для своих целей, и при неудаче гибеллины соединялись против него с гвельфами.

В 1334 году папа Бенедикт XII особой буллой запретил названия и гибеллинов, и гвельфов; но эта мера не прекратила борьбы. Только к XV веку, когда почти во всех итальянских городах установилась тирания, деспотизм положил конец борьбе этих партий.

Стороны конфликтаПравить

В культуреПравить

В творчестве ДантеПравить

Борьба гвельфов и гибеллинов нашла отражение в поэме «Божественная комедия» (13071321) знаменитого флорентийца Данте Алигьери, современника и участника событий.

К моменту создания шедевра гвельфы успели разделиться на белых (выступали за сотрудничество с гибеллинами) и чёрных (выступали против любого сотрудничество с гибеллинами); сам Данте принадлежал к белым гвельфам.

После опубликования буллы «Unam Sanctam» (Единой, Святой) папа Бонифаций VIII стал врагом всех белых гвельфов. В нём Данте видел ненавистника вольной Флоренции и главного виновника своего изгнания. Поэт хулит его устами Чакко (А., VI, 69), Николая III (ст. 55-57), Гвидо да Монтефельтро (А., XXVII, 70-111), Бонавентуры (Р., XII, 90), Каччагвиды (Р., XVII, 49-51), апостола Петра (Р., XXVII, 22-27) и Беатриче (Р., XXX, 148). Он помещает Бонифация в восьмой круг ада как симониста.

В творчестве Никколо МакиавеллиПравить

Макиавелли в XX главе своего трактата Государь упоминает о конфликте Guelfe e Ghibelline, который старались разжечь венецианцы, чтобы упрочить свою власть над городами.

В творчестве ШекспираПравить

Если рассматривать литературу Англии, то ярче всего конфликт Гвельфов и Гибеллинов отражён в произведении «Ромео и Джульетта».

Пролог

Две равноуважаемых семьи
В Вероне, где встречают нас события,
Ведут междоусобные бои
И не хотят унять кровопролития.
Друг друга любят дети главарей,
Но им судьба подстраивает козни,
И гибель их у гробовых дверей
Кладет конец непримиримой розни.
Их жизнь, любовь и смерть и, сверх того,
Мир их родителей на их могиле
На два часа составят существо
Разыгрываемой перед вами были.
Помилостивей к слабостям пера —
Их сгладить постарается игра.

Между знатными веронскими семействами Монтекки и Капулетти (в английском оригинале — Монтегю и Капулет) идёт многовековая вражда. После перебранки слуг вспыхнула новая схватка между господами. Герцог Веронский Эскал после тщетной попытки восстановить мир между враждующими семьями объявляет, что отныне виновник кровопролития заплатит за это собственной жизнью.

Если интерпретировать сюжет, то можно прийти к выводу, что Ромео Монтекки принадлежит к партии Гибеллинов (на это указывает его дружба с Меркуцио), а Джульета Капулетти к партии Гвельфов, причём к Белым Гвельфам, так как назначено сватовство за герцога.

В архитектуреПравить

После того как в 1471 здание Успенского Собора при землетрясении рухнуло («известь была неклеевита, а камень нетвёрд»[1]), Иван III по совету Софьи Палеолог пригласил зодчих из Италии. Перед миланскими зодчими в 1480 году встал важный политический вопрос: какой формы следует делать зубцы стен и башен — прямые или ласточкиным хвостом? Дело в том, что у итальянских гвельфов были замки с прямоугольными зубцами, у гибеллинов — ласточкиным хвостом. Поразмыслив, зодчие сочли, что великий князь Московский уж точно не за папу. Таким образом, московский Кремль повторяет форму зубцов на стенах замков итальянских гибеллинов.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Иконников, 1978, с. 67.
  2. Данте Алигьери. Божественная комедия / Перевод М. Лозинского. — М.: Правда, 1982. См. примечания М. Лозинского: Ад — Песнь двадцать восьмая — Круг восьмой — Девятый ров — Зачинщики раздора, терцины 103—108.
  3. Данте Алигьери. Божественная комедия / Перевод М. Лозинского. — М.: Правда, 1982. См. примечания М. Лозинского: Рай — Песнь шестнадцатая — Пятое небо — Марс (продолжение), терцины 136—141.

СсылкиПравить