Фридрих II (император Священной Римской империи)

Фридрих II Штауфен (нем. Friedrich II von Hohenstaufen; 26 декабря 1194, Ези — 13 декабря 1250, замок Фьорентино близ Лучеры) — король Германии (римский король) с 5 декабря 1212 года, император Священной Римской империи с 22 ноября 1220 года, король Сицилии (под именем Фридрих I, в 11971212 годах и с 1217 года). Представитель династии Штауфенов, сын Генриха VI и Констанции Норманнской, внук Фридриха I Барбароссы и короля Сицилии Рожера II

Фридрих II Штауфен
нем. Friedrich II von Staufen
Фридрих II Штауфен
Изображение Фридриха II из его книги «De arte venandi cum avibus» («Об искусстве охоты с птицами»), конец XIII века, Ватиканская апостольская библиотека
Флаг
Король Сицилии
28 сентября 1197 — 1212
(под именем Фридрих I)
Коронация 3 сентября 1198, кафедральный собор Палермо, Сицилия
Совместно с Констанция Норманнская (28 сентября 1197 — 27 ноября 1198)
Предшественник Генрих VI
Преемник Генрих (VII)
1217 — 13 декабря 1250
Предшественник Генрих (VII)
Преемник Конрад IV
Герцог Швабии
1212 — 1217
(под именем Фридрих VII)
Предшественник Филипп
Преемник Генрих II
Флаг
Император Священной Римской империи
22 ноября 1220 — 13 декабря 1250
Коронация 22 ноября 1220, Собор Святого Петра, Рим, Италия
Предшественник Отто IV
Преемник Генрих VII
Король Германии
5 декабря 1212 — 13 декабря 1250
Коронация 9 декабря 1212, Майнц
повторная коронация:
23 июля 1215, Ахен
Предшественник Отто IV Брауншвейгский
Преемник Конрад IV
Вероисповедание католичество
Рождение 26 декабря 1194(1194-12-26)
Ези, Марке, Италия
Смерть 13 декабря 1250(1250-12-13) (55 лет)
замок Фьорентино близ Лучеры, Апулия, Сицилийское королевство
Место погребения Кафедральный собор Палермо
Род Штауфены
Отец Генрих VI
Мать Констанция Норманнская
Супруга 1-я: Констанция Арагонская
2-я: Иоланта Иерусалимская
3-я: Изабелла Английская
4-я: Бианка Ланчия?
Дети от 1-го брака:Генрих
от 2-го брака:Конрад, Маргарита
от 3-го брака:Иордан, Генрих, Агнесса, Маргарита
от 4-го брака:Манфред, Констанция, Виоланта

После смерти отца, Генриха VI, Фридриху удалось объединить северные и южные владения, взяв верх над Оттоном IV. В Германии Фридрих сделал многочисленные уступки имперским князьям, издав «Статут в пользу принцев» и «Статут в пользу князей церкви», чем усилил раздробленность империи.

В Сицилийском королевстве Фридрих провёл реформы, превратив его в самое централизованное государство в Европе, с самой сильной властью короля. В 1224 году он основал Неаполитанский университет для продвижения своих реформ. В 1231 году были выпущены Мельфийские конституции — первый светский юридический кодекс средневековья. Фридрих построил множество замков на юге Италии для охраны своих земель. Его двор был центром поэзии и науки. Он написал знаменитую работу «Искусство птичьей охоты».

Правление Фридриха — период ожесточённого столкновения между папами и императорами. Его стремление подчинить своей власти всю Италию, опираясь на Сицилийское королевство, привело к длительной борьбе с городами Северной и Средней Италии, а также с папами Григорием IX и Иннокентием IV. Из-за реформ на Сицилии Фридрих неоднократно откладывал отъезд в крестовый поход, поэтому Григорий IX отлучил его в 1227 году. Несмотря на отлучение от церкви, в 1229 году Фридрих II принял участие в VI Крестовом походе и договорился с египетским султаном аль-Камилем из династии Айюбидов о передаче под опеку христиан Вифлеема, Назарета и Иерусалима. В Храме Гроба Господня он возложил на свою голову корону короля Иерусалимского. В 1230 году в связи с временным улучшением отношений с курией отлучение было снято. Всего Фридрих трижды подвергался отлучению. В 1245 году Первый Лионский собор низложил Фридриха с императорского трона. В Германии были последовательно выбраны альтернативные короли Генрих Распе и Вильгельм Голландский.

Благодаря необычным для средневековых правителей и опережающим время делам, получил среди современников прозвище «Stupor mundi» (с лат.) — «Чудо мира».

Согласно легендам, Фридрих не умер в 1250 году, а скрылся, чтобы когда-нибудь явиться, реформировать церковь, установить царство всеобщего мира и благоденствия. Во второй половине XIII века в Италии и Германии появлялись самозванцы, выдававшие себя за императора Фридриха II.

Среди немецких гуманистов, искавших национального героя, его дед, Фридрих Барбаросса, был более популярен, и значимость фигуры Фридриха II снизилась. В Италии образ Фридриха долгое время оставался отрицательным из-за папской пропаганды, которая демонизировала его как гонителя церкви и еретика, атеиста, антихриста или зверя Апокалипсиса. Только в эпоху Рисорджименто Фридрих был назван «отцом Гибеллинской Родины» в борьбе за национальное объединение. В биографии Фридриха, опубликованной в 1927 году, Эрнст Канторович изобразил Фридриха как идеального правителя. Такой взгляд на Фридриха оставался актуальным до конца 20-го века и только тогда сменился более взвешенным и нейтральным.

Содержание

БиографияПравить

ПроисхождениеПравить

Отцом Фридриха был Генрих VI Гогенштауфен, сын Фридриха Барбароссы. После смерти Барбароссы в 1190 году Генрих стал Германским королем и императором Священной Римской империи, одержав верх над Вельфом Генрихом Львом [1].

Матерью Фридриха была Констанция, дочь Рожера II. Генрих и Констанция заключили брак в 1185 году, жена была на 11 лет старше мужа. Когда в 1189 году умер Вильгельм Добрый, Констанция осталась единственной законной наследницей Сицилийского королевства[2], но её с мужем не было на юге Италии. В этих обстоятельствах власть захватил внук Роджера II и внебрачный сын Рожера Апулийского (11211148), Танкред[3]. Генрих Гогенштауфен считал Танкреда и Вильгельма III, сына Танкреда, узурпаторами, и от имени жены объявил им войну. В 1194 году он вторгся в королевство. Мать малолетнего Вильгельма III отказалась от имени сына от короны и сдалась на милость Генриху. 25 декабря 1194 года муж Констанции был коронован в соборе Палермо[4]. Таким образом, Генрих Гогенштауфен сосредоточил в своих руках земли Священной Римской империи и Сицилийское королевство[5].[⇦]

Ранние годыПравить

РождениеПравить

В 1194 году беременная Констанция ехала на юг Италии к мужу, воевавшему за её наследство -Сицилийское королевство. 26 декабря 1194 года возле города Ези она почувствовала приближение родов. Она могла расположиться в любом из домов, но Констанция приняла другое решение. Королева велела поставить императорский шатёр на площади и родила в нём сына. По приказу Констанции любая женщина города могла присутствовать на родах. Приложив новорожденного сына публично к груди, королева продемонстрировала, что у неё есть молоко. Возможно, что таким путём Констанция хотела уверить всех, что роды не подложные. Она понимала, что обстоятельства рождения Фридриха были подозрительны: ей было более сорока лет и её брак с Генрихом десять лет был бездетным[6][7]. Однако несмотря на принятые меры, враги императора всё равно распространяли порочащие его слухи:

  А Ези был городом, в котором родился император Фридрих II. И в народе прошёл слух, что якобы Фридрих был сыном некоего мясника из города Ези, ибо госпожа Констанция, императрица, когда император Генрих женился на ней, была уже весьма немолодой, и поговаривали, что у неё никогда не было ни сына, ни дочери, кроме этого; вот почему говорили, что она, сначала притворившись беременной, взяла его у отца и подложила себе, дабы думали, что он родился от неё.
 

По стечению обстоятельств, Фридих был рождён на следующий день после коронации его отца королём Сицилии. При рождении наследник двух корон — Сицилии и Германии — получил имя Роджер Константин[9][10], хотя в дальнейшем крестили его с именем «Фридрих Роджер» в честь двух царственных дедов[11][12]. Сразу после рождения ребёнок был отдан на воспитание в семью герцога Сполето, где прожил до трёх лет[10][13].[⇦]

     
Свадьба Генриха и Констанции.
«Новая хроника»
Biblioteca Vaticana, ms. Chigiano L VIII 296, f. 22v
Джованни Виллани
Констанция передаёт новорождённого сына герцогине Сполетто.
«Новая хроника»
Biblioteca Vaticana, ms. Chigiano L VIII 296, f. 65v
Джованни Виллани
Сицилийское королевство

СиротаПравить

В 1196 году Генрих добился согласия германских князей на провозглашение двухлетнего Фридриха немецким королём[14]. В 1197 году Генрих вызвал брата, Филипп Швабского, в Италию, чтобы он забрал Фридриха в Германию. Планировалось, что Филипп представит племянника князьям и ребёнок будет коронован, однако 8 ноября[15] Генрих скоропостижно умер в Мессине[11][16]. Ситуации обострилась, мальчика князья империи были готовы видеть королём лишь пока за его спиной стоял отец. Чтобы сохранить корону Германии в руках Гогенштауфенов, Филипп вернулся в Германию без племянника. В марте он сам был избран королём[17], а в сентябре коронован[k 1]. После смерти Генриха Констанция забрала Фридриха из Сполетто на Сицилию, где в мае 1198 года он был провозглашен королём[16][18][19]. 27 ноября этого же года Констанция умерла, мудро завещав королевство в лен недавно избранному папе Римскому Иннокентию III. Тем самым она поручила папе опеку над сыном и сохранила Фридриху корону[20][21][22][23]. Канцлером был назначен Вальтер фон Пальяра[de]. Всё детство Фридрих был игрушкой в руках группировок, соперничавших за власть в королевстве[24]. Власть папы оспаривалась германскими соратниками и вельможами Генриха, которых Констанция не успела выслать[25]. Дело дошло до открытого противостояния. В 1201 году Маркварду фон Аннвайлеру удалось захватить и Палермо, и Фридриха. Подробное описание этого события есть в письме архиепископа Капуи Рейналда папе Иннокентию. Из письма Рейналда следует, что король-ребёнок был предан всеми: граф Манопелло, его защитник, уехал в Мессину, кастелян замка сдал замок Маркварду и выдал ему убежище, где прятался Фридрих с воспитателем. Это письмо даёт первое описание характера будущего императора: когда Марквард хотел схватить его, Фридрих пришёл в ярость и сопротивлялся изо всех сил. Когда он понял, что не сможет ничего сделать, он разорвал одежды и в кровь расцарапал тело от отчаяния. Ребёнок произвёл на архиепископ Рейналда большое впечатление[26][27]. После смерти Макрварда в 1202 году Палермо перешло в руки Вильгельма Каппароне и Дипольда фон Швайншпойнт[de], а в 1207 году вернулось к Вальтеру фон Пальяра[28].[⇦]

Первый бракПравить

В 1208 году Фридрих был провозглашен совершеннолетним, а в следующем году женился на Констанции Арагонской, бывшей старше него на пятнадцать лет, вдове венгерского короля Имре. Брак был организован Иннокентием, с помощью этого брака он хотел удержать Фридриха под своим влиянием, поскольку Арагонский королевский дом был вассалом папы[29]. Вместе с Констанцией в Палермо прибыло не менее пяти сотен рыцарей под командованием её брата, Альфонсо Прованского, с помощью которых Фридрих установил порядок в Сицилийском королевстве[30][31][32].[⇦]

Корона Священной римской империиПравить

 
Оттон и папа Иннокентий. На судне прибывает Фридрих.
Университетская библиотека Гейдельберга[de], Мартин Опавский Chronicon pontificum et imperatorum
Cod. Pal. germ. 149, f.291 (image 434)
иллюстрации: Дибольд Лаубер[de][33]

ПредысторияПравить

Фридрих претендовал на корону Германии и Священной Римской империи. Когда-то в 1196 году германские князья уже давали согласие на избрание Фридриха королём, однако он тогда так и не прибыл для представления и коронации из-за смерти отца. Филипп Швабский был избран королём сторонниками Гогенштауфенов, однако параллельно противники Гогенштауфенов избрали Оттона. В Германии оказалось два короля, Вельфа Оттона, женатого на Матильде Плантагенет, поддерживал брат Матильды, английский король Ричард I Львиное Сердце, а Филиппа поддержал король Франции Филипп-Август. С переменным успехом Филипп конкурировал с Оттоном, а папа Иннокентий в этой борьбе по очереди поддерживал то одного, то другого. Так, в 1201 году папа отлучил от церкви Филиппа, однако в 1207 году отлучение снял. Интерес Ватикана состоял в недопущении усиления кого-либо из соперников. В 1208 году Филипп был убит на свадьбе дочери, и германским королём стал Оттон, подкрепивший своё положение помолвкой с дочерью Филиппа, бывшей ещё ребёнком. Ради получения поддержки понтифика Оттон согласился удовлетворить все требования Ватикана. Он отказался от прав на Сполето, Анкону, Равенну, обещал защищать в Сицилийском королевстве интересы папы. Кроме того, Оттон отказался от права императора влиять на германскую церковь. Однако, получив поддержку папы, Оттон решил не выполнять данные обещания[34]. Германские бароны, служившие в своё время ещё отцу Фридриха и назначенные Фридрихом управлять континентальными провинциями Сицилийского королевства, уговорили Оттона присоединить королевство к своим владениям[35]. Папа понял, что совершил ошибку и решил принять сторону Фридриха. Он уведомил Вальтера фон Пальяра, канцлера Фридриха, о предательстве сановников[34].[⇦]

Борьба за корону Германии. Первое обещание отправиться в крестовый походПравить

  Поскольку Оттон оказался врагом церкви и был низложен вселенским собором, церковь договорилась с германскими курфюрстами, что они выберут римским королем сицилийского короля Фридриха младшего.
Джованни Виллани[36]
 

Осенью 1211 года Оттон перешёл границу Сицилийского королевства. Папа немедленно отлучил его от церкви, что не возымело никаких последствий, и Оттон успешно дошёл до юга Калабрии. Ещё в сентябре 1211 года германские князья провозгласили императором Фридриха, однако весть об этом пришла на юг Италии лишь через месяц, Оттон и Фридрих получили её одновременно. Оттон принял неверное решение и, вместо того, чтобы продолжить захват Сицилийского королевства, поспешил в Германию. Фридрих же дождался прибытия папского легата, в феврале короновал своего сына Генриха, не достигшего и года, сицилийской короной, и назначил регентом Констанцию[37]. После этого он тоже отправился в Германию, по пути заехав в Рим на пасху 1212 года. На протяжении всего пути его подстерегали сторонники Оттона: пизанский флот курсировал по Тирренскому морю, на суше подстерегали войска Пьяченцы, переправу через Ламбро охраняли миланцы, альпийские перевалы сторожили войска баварского герцога[38].

Оттон спешно пытался собрать сторонников, даже наконец женился на малолетней дочери Филиппа Швабского, с которой был помолвлен в течение нескольких лет[39]. Однако молодая жена умерла через месяц после свадьбы, а ряды сторонников Оттона редели неумолимо. Муниципалитеты северной Италии разделились. Милан оставался верным Оттону IV, а Кремона и Павия встали на сторону Штауфенов, сначала выступив за Филиппа, а затем за Фридриха. Милан всеми силами пытался помешать Фридриху проехать на север[40].

 
Констанц

Посреди ночи, ускользая от преследовавших его миланцев, Фридриху удалось переправиться через Ламбро верхом на лошади. В «Annales Mediolanenses Minores», миланской хронике написано: «Он купал штаны в Ламбро» (et Rugerius Federicus balneavit sarabulum in Lambro)[41][42]. Несмотря на все препятствия, Фридрих добрался до Боденского озера в сентябре 1212 года. Благодаря епископу Шпеерскому Конраду фон Шарфенбергу, ранее бывшего канцлером Оттона и переметнувшегося к Штауфенам, на сторону Фридриха перешло большое число баронов. Оттон отступил, но не смог попасть в Констанц, ворота которого открыли не ему, а его сопернику[40].

 
Золотая булла

26 сентября 1212 года Фридрих подписал первые три документа на немецкой земле, вознаградив за преданность короля Богемии Пржемысла Отакара и маркграфа Моравии Владислава. Документы известны под названием «Сицилийская золотая булла», потому что они были заверены золотой личной печатью сицилийского короля Фридриха с изображением быка[43]. В следующие недели и месяцы Фридрих вознаградил и прочих своих последователей, даровав им многочисленные привилегии, и на его сторону перешло ещё большее количество князей. В результате он смог укрепить свои позиции во всей южной части королевства. Своей щедростью он явно отличался от своего соперника Вельфа; за это его восхваляли летописцы и поэты, особенно Вальтер фон дер Фогельвейде . В ноябре 1212 года Фридрих заключил союз с французским королем Филиппом II Августом, и получил от него 20 000 серебряных марок[44]. Эти деньги он немедленно распределил среди баронов в Германии, чтобы вознаградить своих сторонников за их усилия на службе и обеспечить их будущую поддержку. 5 декабря 1212 года Фридрих был избран императором во Франкфурте, его коронация в Майнцском соборе состоялась 9 декабря 1212. 12 июля 1213 года Фридрих подтвердил в «Золотой Эгерской булле» обещания, данные Оттоном IV папе в марте 1209 года. Фридрих отказался от герцогства Сполето и Анконской марки в Италии, а также сделал уступки по правам на выборах епископов[45][46]. На Рождество 1213 года он торжественно перезахоронил тело дяди, Филиппа Швабского, в главном месте захоронения римско-германских королей и императоров, перенеся его из Бамберга в Шпайер. Этим он продемонстрировал преемственность и соблюдение традиций своих предков, чтобы закрепить легитимность своего правления[47].

27 июня 1214 года Оттон принял участие в битве при Бувине между французами и англичанами на стороне своего родственника, английского короля, и был разбит[48]. Больше он не представлял угрозы, однако прошел ещё год до вступления Фридриха в Ахен. Это произошло 24 июля 1215 года, а на следующий день Фридрих был торжественно коронован как германский король. Чтобы получить поддержку папы, перед коронацией Фридрих взял на себя обязательство отправиться в крестовый поход[49]. В Ахене Фридрих сел на трон Карла Великого. Через два дня после своей коронации Фридрих принял участие в перезахоронении останков Карла Великого в роскошном саркофаге. Благодаря этому ритуальному акту он заявил о себе как о преемнике легендарного франкского императора. Райнер из Люттиха писал:

  На второй праздничный день, 27 июля, после праздничной мессы король приказал уложить тело святого Карла, которого его дед, император Фридрих, поднял из усыпальницы, в необыкновенно великолепный, отделанный серебром и золотом саркофаг, выполненный аахенцами. Король снял мантию, взял молоток, поднял с мастеровыми людьми леса и на глазах всех присутствующих крепко вбил вместе с мастерами гвозди в ящик[50].  

В ноябре 1215 года Фридрих был наконец признан римско-германским королем на Четвёртом латеранском соборе[51].[⇦]

Корона императора (1216—1220)Править

 
Коронация Фридриха в Риме.
«Le Miroir Historial»
Музей Конде Ms 722 (1196), f.392r
Венсан де Бове[en][52]
 
Территории Священной Римской империи и Сицилийского королевства в 1200 году.

1 июля 1216 года Фридрих обещал в Страсбурге на переговорах о будущей коронации императором, что после коронации он передаст Сицилийское королевство своему сыну, отречется от титула короля Сицилии и отправится в крестовый поход. Когда в 1216 году Констанция привезла к Фридриху сына Генриха, и Фридрих дал ему титул герцога Швабии, это рассматривалось как подготовка к походу[53]. В феврале 1217 года Генрих впервые упомянут в документах с титулом dux Suevie. Сицилийский королевский титул Генриха был отменен в том же году, чтобы успокоить папу, опасавшегося объединения в одних руках земель на юге и на севере Италии. Фридрих не хотел подвергать опасности свою собственную коронацию папой. В 1219 году в Хагенау Фридрих повторил новому папе Гонорию III обещания, сделанные в 1209 году в Эгере. 26 апреля 1220 года Фридрих сделал многочисленные уступки, особенно князьям церкви, после чего девятилетний сын Фридриха, Генрих, был избран германским королём. В сентябре 1220 года после восьмилетнего отсутствия Фридрих появился в Италии. 22 ноября он с супругой Констанцей был коронован Гонорием III[54]. При коронации Фридрих повторил обет провести крестовый поход, назвав временем его начала август следующего года. Через два года после выборов 8 мая 1222 года Генрих был коронован в Ахене архиепископом Кёльнским[55][56].[⇦]

Реформы в Сицилийском королевстве (1220—1225)Править

После восьми лет отсутствия Фридрих вернулся в Сицилию в декабре 1220 года и собрал сейм в Капуе. 20 декабря 1220 года он издал кодекс из 20 законов для Сицилийского королевства, «Капуанские ассизы»[57][58]. Целью этих законодательных актов было укрепить власть короля и урезать права феодалов. Например, одним из основных актов был закон «Об отмене привилегий» (лат. Dе resignanadis privilegis), которым отменялись все привилегии и дарения, сделанные после 1189 года (после смерти Вильгельма II Доброго), все документы на владения и привилегии предоставлялись на проверку и заверение в канцелярию императора. Во время детских лет и отсутствия Фридриха сицилийские феодалы построили множество крепостей. По акту «О разрушении новых зданий» (лат. De novis edificiis deruendis) все замки, построенные с 1189 года без королевского согласия, должны были быть конфискованы или снесены. Новые замки отныне строить запрещалось. Ещё одна важная часть законов — это абсолютный запрет на личные междоусобные войны. Месть была запрещена и было предписано, чтобы наказание для обидчика осуществлялось через подавания прошения в суд короля или суды, сформированных королем в провинциях[59][60][61]. Чуть позже на имперском сейме в Мессине были приняты «ассизы Мессины». Как писал Риккардо из Сан-Джермано:

  проведя в Мессине генеральный сейм, принял там некоторые обязательные к исполнению ассизы против игроков в кости, поносящих имя Господне, против евреев, чтобы те отличались от христиан различиями в одежде и занятиях, против блудниц, чтобы те не ходили в бани вместе с порядочными женщинами и чтобы жилища их не располагались внутри городских стен, и против поющих жонглёров, чтобы тот, кто оскорбят их в личном или имущественном плане, не обязан был нарушать имперский мир[57][62].  

В 1224 году Фридрих издал указ, по которому еретики наказывались посажением на кол или заключением с отрезанием языка. При этом Фридрих истолковывал ересь по-своему: по его мнению, еретиками были те, кто бунтовал против него, императора Священной Римской империи[63][64].

Фридрих начал чеканить новую единую серебряную монету — империал[65]. Королевство Сицилия было разделено на провинции с чётко определёнными границами. Это было нововведением для Европы того времени. Провинции в границах, установленных Фридрихом, существовали до объединения Италии в 1860 году. Для внедрения законов в жизнь была необходима сильная администрация и кадры. Фридрих нуждался в обученных государственных служащих, и он предпочел, чтобы они воспитывались в его королевстве, а не в Болонье и других городах на севере. Летом 1224 года появился Неаполитанский университет, первый в Европе государственный университет, основанный монархом и независимый от церковного влияния. Курс обучения определялся законом, и на экзаменах присутствовали чиновники двора. Это было отражено и в уставе, и при учреждении университета в 1224 году, и при его реформировании его в 1234 и 1239 годах[66]. Хотя новый университет должен был содержать курс обучения по всем современным дисциплинам, в основном там учили юриспруденции и риторике. Из 21 преподавателя университета, чьи имена известны по сохранившимся документам, 13 являлись юристами, в основном — знатоками гражданского права. Таким образом Фридрих решал проблему кадров. Фридрих запретил своим подданным уезжать для получения образования в другие университеты[67][68][69]. В 1229 году после захвата Неаполя папскими войсками университет был закрыт и опять открыт в 1234 году. Составить конкуренцию Болонскому университету Неапольский так и не смог[68].

Для стабилизации государства Фридрих покорил мусульманское население Сицилии. Мусульмане жили на острове с IX века, но, начиная с Роджера II, доля христиан в государстве выросла; мусульмане сконцентрировались на западе острова в труднодоступных пещерных укреплениях. Их набеги и бунты нарушали порядок и мешали сбору налогов. Поэтому в 1222 году Фридрих начал против них военную операцию. Мусульмане сопротивлялись до весны 1225 года, а Фридрих несколько раз взимал с прочего населения «сарацинские налоги» для финансирования войны[65]. Тысячи сицилийских мусульман были в итоге депортированы в Апулийскую Лучеру, то есть, их переселили на расстояние более 800 километров от предыдущих мест обитания. Фридрих дал им разрешение исповедовать свою религию, у них было самоуправление и свой суд. Мусульмане смирились и стали верными подданными императора, они служили в его армии и при его дворе[70][71].[⇦]


Отношения с Гонорием III. Крестовые походыПравить

Деятельность Иннокентия III была направлена на реализацию идеи Крестового похода, который был для папы инструментом усиления центральной роли католической церкви в христианском мире. Активность папы вернула Крестовые походы в центр общественного внимания в Европе. В своей энциклике 18 августа 1198 года он написал о своем намерении организовать крестовый поход как инструмент комплексной политики, повышающей роль Католической Церкви во всех аспектах жизни, и выразил намерение стремиться к объединению римской церкви с византийской[72]. Именно эти соображения породили Четвертый Крестовый поход и стали центральной темой Четвёртого Латеранского собора в Трани, который открылся 11 (19) ноября 1215 года. Собор принял ряд решений о защите католической церкви от еретиков, а также потановил организовать новый, Пятый, Крестовый поход. Решения собора не отводили Фридриху какой-либо роли в предстоящем крестовом походе. 16 июля 1216 года Иннокентий III умер, и Гонорий III стал новым папой[73].[⇦]

1217—1225. Пятый крестовый поход . Второй бракПравить

Во время избрания королем римлян Фридрих обещал отправиться в крестовый поход. Однако он всё время оттягивал выступление и, несмотря на то, что он повторил обещание при коронации королём Германии, он не отправился в Египет с армиями Пятого Крестового похода. Между папой и императором начались серьёзные разногласия из-за того, что папа, начавший подготовку V Крестового похода, провозгласил королём Константинополя не Фридриха, а Пьера де Куртенэ. Фридрих отправил войска и флот под командованием Людовика I, герцога Баварского [74], но ожидание его прибытия и излишняя самоуверенность заставили папского легата Пелагия (епископа Албанского) отклонить предложение аюбидского султана Аль-Камила о восстановлении Иерусалимского королевства для крестоносцев в обмен на возвращение Дамиетты [75].

 

Свадьба Фридриха с Иолантой.
«Новая хроника»
Biblioteca Vaticana, ms. Chigiano L VIII 296,
Джованни Виллани

Крестовый поход закончился неудачей с потерей в Дамиетты 1221 году. Общественное мнение винило в поражении легата Пелагия, но Гонорий III переложил вину на Фридриха, который так и не приехал в Святую землю[76]. Оскорблённый Фридрих, отправивший в поход войско и регулярно снабжавший провизией воинов в ответ стал обвинять Гонория и его предшественника во лжи. Однако путём переговоров их позиции сблизились. На встрече в Бриндизи в 1222 году папа, император и король Иерусалимский договорились о начале подготовки нового крестового похода. Жена Фридриха, Констанция, умерла в Катании 23 июня 1222 года. На следующей встрече в 1223 году Гонорий предложил ему брак с 11 летней Иолантой, дочерью иерусалимского короля, чтобы подстегнуть интерес Фридриха к освобождению земель королевства. Этот брак был одобрен магистрами орденов тамплиеров, госпитальеров и тевтонских рыцарей, патриархом и Иерусалимским королём, отцом невесты[77][78][k 2]. Герман фон Зальц, магистр ордена тамплиеров, был первым, кто подсказал Гонорию мысль о пользе этого брака[81]. После брака, состоявшегося в ноябре 1225 года на Иоланде, наследнице Иерусалимского королевства, Фридрих сразу же объявил себя королём Иерусалимским, а его новый тесть, Иоанн оказался лишён титула[77].

В 1225 году, после согласия начать крестовый поход, Фридрих созвал имперский сейм в Кремоне, главном проимперском городе Ломбардии: основными вопросами совета были продолжение борьбы против ереси, организация крестового похода и, прежде всего, восстановление имперской власти в северной Италии, которая давно была узурпирована многочисленными коммунами, расположенными там. Испуганные этой угрозой, 6 марта 1226 в Милане Болонья, Брешиа, Мантуя, Падуя, Виченца и Тревизо договорились о возобновлении Ломбардской лиги; Пьяченца, Верона, Алессандрия и Фаэнца присоединились к лиге чуть позже. Веронцы блокировали альпийские перевалы и перекрыли дорогу сыну Фридриха, Генриху, и князьям из северной части империи в Кремону. Эти события стали отправной точкой для десятилетий конфликта. Фридрих заявил, что отменяет Констанцский мир 1183 года[82].

С 1226 года папа принял участие в урегулировании этого конфликта. Первое решение папы от 5 января 1227 года предусматривало, что города лиги должны снарядить 400 рыцарей в предстоящий крестовый поход в качестве компенсации за оскорбление императора. Ломбардия должна была вернуться под управление императора. Фридрих же должен был продемонстрировать символическое подчинение папе[83].[⇦]

1225—1230. Шестой крестовый поход. Первое отлучениеПравить

Проблемы в империи задерживали отъезд Фридриха в крестовый поход. Гонорий III умер 18 марта 1227 года. Его преемник, Григорий IX (1227-41) тоже стремился увидеть, как Фридрих выполнит свой обет. В своем письме, объявляя о своем избрании, Григорий призвал Европу присоединиться к походу, и предупреждал Фридриха об отлучении в случае не выполнения обета и на этот раз это будет означать отлучение. В августе 1227 года Фридрих отправился в Святую Землю из Бриндизи, но вскоре повернул обратно и через три дня высадился в Отранто. Он объяснял это тем, что был вынужден вернуться, из-за эпидемии[84] (возможно, чумы[85]). Папа Григорием IX был в ярости, 29 сентября 1227 года он отлучил Фридриха от церкви, обвинив в невыполнении обета. Фридрих в ответ в письмах европейским монархам обвинял папу в корыстолюбии[84]

 
Смерть Иоланты.
«История», BNF, Français 2628, fol. 313
Вильгельм Тирский[86]

Насчет реальности болезни Фридриха существуют разные точки зрения. Но даже магистр Тевтонских рыцарей Герман фон Зальца рекомендовал Фридриху вернуться на материк для выздоровления[85]. Противостояние папы и императора разгоралось. На сторону Фридриха перешли римские аристократы, изгнавшие папу. В ответ Григорий провозгласил, что освобождает всех подданных Фридриха от присяги. А Фридрих изгнал из Неаполитанского королевства ордена тамплиеров и госпитальеров, разграбил храмы и призвал сарацин в своё войско, чтобы разорить папскую область[87]. 25 апреля 1228 года жена Фридриха Иоланда умерла в родах, оставив своего сына Конрада законным наследником Иерусалимского королевства[88].[⇦]

Фридрих II на КипреПравить

Айюбиды, султан Дамаска и султан Каира, временно объединившиеся во время пятого крестового похода для того, чтобы вернуть Дамиетту, теперь начали междоусобную войну. В поисках помощи извне, Каирский султан аль Камиль призвал Фридриха, пообещав ему отдать Иерусалим, и Фридрих объявил, что возобновляет крестовый поход. О переговорах императора и султана европейские монархи не знали. Папа пытался помешать Фридриху и отправил к нему легатов, которых Фридрих проигнорировал. Он снова отплыл из Бриндизи 28 июня 1228 года с небольшим флотом из сорока кораблей и несколькими сотнями солдат. Папа Григорий IX, рассматривал это действие как провокацию, поскольку Фридрих, будучи отлученным от церкви, не имел права проводить крестовый поход, и второй раз отлучил императора, называя его «нечестивым монархом»[89].

Трехнедельный путь привел флот в гавань Лимассола на Кипре. Визит императора на Кипр не был случайным, это была попытка укрепить свой статус правителя королевства крестоносцев на Востоке и возможность создать военно-морскую базу для Священной Римской империи. В сентябре 1228 года произошло столкновение между императором Фридрихом II и знатью Кипра. Император решил избавиться от своих главных соперников, Ибелинов, бывших крупнейшими землевладельцами как в Иерусалимском королевстве, так и на Кипре. В дворце Ибелинов в Лимассоле император потребовал от главы семьи Жана Ибелина, чтобы он отдал город Бейрут и доходы от налогов на Кипре. Ибелины стянули силы на острове, но не желали вступать в военную конфронтацию с императором. Император, со своей стороны, тоже находился в сомнительном и шатком положении из-за отлучения. В итоге стороны заключили перемирие, по которому крепости острова перешли к Конраду, недавно рождённому сыну Фридриха, а налоги к Фридриху II[90].[⇦]

Император в Святой землеПравить
 
Встреча Фридриха с аль Камилем.
«Новая хроника»,
Biblioteca Vaticana, ms. Chigiano L VIII 296, f. 75r
Джованни Виллани

2 сентября 1228 император покинул Кипр и 7 сентября прибыл в Акко. Несмотря на конфликт с семьей Ибелина, обладавшего значительным авторитетом в Иерусалимском королевстве, императора и его спутников радостно приветствовали. Однако вскоре прибыли папские посланники, известившие жителей об отлучении императора и о папском запрете иметь дела с Фридрихом.

С этого времени Фридрих не получал от местных властей никакой помощи. Более того, желание избавиться от Фридриха было так сильно, что тамплиеры, узнав, что Фридрих поехал купаться в Иордане, сообщили об этом аль Камилю. Им не было известно о тайных переговорах Фридриха и аль Камиля, тамплиеры считали каирского султана врагом Фридриха и советовали ему, как лучше схватить императора. Однако аль Камиль переслал послание предателей Фридриху[89]. Аль-Камиль, который волновался о возможной войне со своими родственниками, правившими Сирией и Месопотамией, хотел избежать дальнейших конфликтов с христианами, по крайней мере, до тех пор, пока его внутренние соперники не будут разбиты. В январе 1229 года переговоры между Императором и египетским султаном в Яффо завершились. 11 февраля царь созвал совет рыцарей королевства и сообщил им о деталях договора. Было достигнуто соглашение о перемирии на десять лет. Также оговаривалось, что Купол Скалы и мечеть аль-Акса должны оставаться под контролем мусульман и что город Иерусалим останется без укреплений. Практически все остальные крестоносцы, в том числе тамплиеры и госпитальеры, осудили эту сделку как политическую уловку со стороны Фридриха, чтобы вернуть себе королевство, предав дело крестоносцев[91][92].[⇦]

Корона короля ИерусалимаПравить

Вскоре после подписания соглашения император отправился в Иерусалим, большинство крестоносцев последовало за ним. В субботу, 17 марта, паломники прибыли к разрушенным стенам Иерусалима. У ворот города стоял кади Наблуса, который передал императору ключи от города. Вместе они посетили Аль Аксу и Купол Скалы, которыми Фридрих восхитился[93].

На следующий день, в воскресенье, 18 марта 1229 года, император Фридрих II, одетый в королевскую одежду, отправился в Храм Гроба Господня. Он лично возложил себе на голову корону Иерусалимского царства. Джеральд Лозаннский, латинский патриарх Иерусалима, не присутствовал на церемонии; на следующий день епископ Кесарийский прибыл, чтобы наложить на город интердикт по приказу патриарха[94][95].

Император провел встречу в Иерусалиме с главами военных орденов, которым он предложил план действий по восстановлению укреплений Иерусалима. Руководители орденов, которые не хотели нарушать приказы папы и в то же время стремились к миру в Иерусалиме, запросили времени на обдумывание ответа. Император, потерявший терпение, приказал своим солдатам собирать силой пожертвования с паломников для финансирования укреплений города и отправился в Акко утром 19 марта[90].[⇦]

Конец крестового походаПравить

25 марта император Фридрих II прибыл в Акко. Конфликт между императором и местной знатью перерос в гражданскую войну, известную как война лангобардов, настоящие сражения произошли в городе Акра и на Кипре[94]. После подписания ряда административных указов и отказа от дискуссии по Кипру и Бейруту, император был готов покинуть Иерусалимское королевство. 1 мая император тайно сел на свой корабль и покинул берега Леванта. Фридрих и его сын Конрад, несмотря на их право на корону, более никогда не приезжали на Святую землю[94]. В середине 1230-х годов наместник Фридриха был бы выслан из Акко, столицы, а в 1244 году истек срок перемирия и Иерусалим окончательно перешёл руки мусульман. В то время как бескровное восстановление Фридриха Иерусалима на кресте принесло ему большой престиж в некоторых европейских кругах, его решение завершить крестовый поход во время интердикта вызвало враждебность Церкви. В 1230 году Папа снял отлучение с Фридриха по договору в Чепрано, это решение было принято по целому ряду причин, связанных с политической ситуацией в Европе[96].[⇦]

 
Пленение Энцо.
«Новая хроника»,
Biblioteca Vaticana, ms. Chigiano L VIII 296,
Джованни Виллани

Возвращение в ИталиюПравить

1230. ВозвращениеПравить

Возвращение Фридриха II на Сицилию позволило ему урегулировать возникшие в его отсутствие проблемы. Во время пребывания Фридриха в Святой Земле его регент Райнальд фон Урслинген напал на Марке и Герцогство Сполето. Григорий IX нанял армию, которая под командованием Иоанна де Бриенна (тестя Фридриха, отца Иоланты II, королевы Иерусалима), лишённого Фридрихом короны Иерусалима, в 1229 году вторгся на юг Италии. Его войска преодолели первоначальное сопротивление в Монтекассино и достигли Апулии. Фридрих покинул Святую Землю с семью галерами и прибыл в Бриндизи 10 июня 1229 года. Он быстро вернул захваченные территории и подавил мятежных баронов, избегая тем не менее пересечения границ папских территорий[97]. Сора (возле Монтекассино) и Сан-Северо (около Фоджи) были полностью разрушены. В городах Фоджа, Казальнуово, Ларино и Чивита были взяты заложники и снесены укрепления. Закончилась эта война подписанием договора в Сан-Джермано 20[98] (или 23[99][100]) июля 1230 года. Император лично встретил Григория IX в Ананьи и сделал некоторые уступки церкви. Император предоставил амнистию всем своим врагам и отменил запрет на Ломбардскую лигу. Долгие переговоры о Гаете и Сант-Агата, которые заявили о переходе под защиту папы, привели к тому, что эти города сохранили свой статус как минимум на год, император передал папе земли Церкви, включая Марку Анкона и Герцогство Сполето. В результате переговоров отлучение Фридриха было отменено, а Фридрих издал статут, повелевающий чиновникам и священникам его империи помогать в борьбе с ересями[98].

28 августа был подписан договор в Чепрано, согласно которому Фридрих обязался отправиться в крестовый поход, было обговорено количество рыцарей и судов, которых Фридрих должен был снарядить. Помимо этого Фридрих должен был внести огромный залог в размере 100 тысяч золотых унций пятью взносами. Залог изымался в пользу Святой земли в случае не исполнения императором обещания. Гарантом договора с обоих сторон выступал Герман фон Зальца, честности которого они доверяли. Фридрих и папа публично отобедали вместе, скрепив общей трапезой мир[76][101].

[⇦]

1231—1232. Реформы в Сицилийском королевствеПравить

Ввиду ослабления своей власти на Сицилии Фридрих осуществил реформы. Для решения политических и административных проблем страны в августе 1231 года Фридрих издал Мельфийские конституции, называемые c XIX века Книга императора (лат. Liber Augustalis)[102]. В Южной Италии он полностью ликвидировал независимость крупных феодалов: запретил вести междоусобные войны, строить замки и вершить суд. Теперь для всего населения страны действовал единый королевский суд[103][104]. Согласно реформам Фридриха, «дух законов определяется не божественными „ордалиями“, а „доказательствами“ от свидетелей и „документацией“»[105]. Города были лишены самоуправления, был создан сильный флот, феодальная армию была заменена постоянным войском из наёмников-сарацин. Кроме того, этими конституциями церковь была в значительной мере подчинена государству, поскольку ей было запрещено приобретать земли без разрешения короля и были сильно ограничены её права. Государственная монополия на торговлю расширилась. Конституции были важным шагом на пути централизации власти в Сицилийском королевстве. Его Салернский эдикт 1231 года (иногда называемый «Конституцией Салерно») впервые юридически строго разделил профессии врача и аптекаря. Врачам запрещалось быть фармацевтами, и цены на лекарственные средства были зафиксированы. Впервые были установлены сроки обучения врачей (5 лет и год практики под наблюдением учителя). Это стало примером для всей Европы[103][104]. По Салернскому эдикту никто и нигде в королевстве не имел права обучать медицине, кроме как в Салерно[57].

«Поскольку наука врачевания никогда не может быть усвоена без знания логики, повелеваем: да не изучает никто медицины, не пройдя предварительно как минимум трехлетней логической подготовки». Будущие врачи обязаны были посещать хирургические и анатомические занятия и в течение пяти лет изучать Гиппократа и Галена. После обучения и практики под руководством опытного врача, они сдавали экзамен они получали право практиковать[106]. Изготовление лекарств бралось государством под особый контроль[57]:

  Мы желаем также обязать изготовляющих лекарства представленной ими клятвой, чтобы они изготовляли их в присутствии присяжных по требованию людей и специальности; если они это нарушат, то будет лишены по приговору своего движимого имущества. Тех же должностных лиц, верности которых поручено сказанное выше, если выяснится, что они совершили мошенничество во вверенной им должности, мы приказываем предать смертной казни.  

[⇦]

Дела в ГерманииПравить

1232—1235. Конфликт с сыномПравить

Уладив дела с папой, Фридрих оказался поставлен перед другой проблемой. Правление Штауфенов в Германии, учитывая долгое отсутствие Фридриха и юные годы Генриха, могло держаться только при поддержке князей. Генрих VII вызвал их недовольство своей агрессивной политикой против их привилегий. Князья вынудили Генриха капитулировать и подписать 1 мая 1232 года в Вормсе «Постановление в пользу князей» (лат. Statutum in favorem principum). Статут постепенно ослабил центральную власть в Германии. По этому статуту князья получили многие права, и даже право чеканить свои деньги. С 1232 года вассалы императора имели право вето императорских законодательных решений. Каждый новый закон, установленный императором, должен был быть одобрен князьями. Император потерял право создавать новые города, замки и монетные дворы на своих территориях. Фридрих вызвал Генриха на встречу, которая состоялась в Чивидале-дель-Фриули (возле Аквилеи) в апреле 1232 года. Отец и сын впервые встретились после 12 лет. Генрих дал клятву повиноваться указаниям отца в будущем, но Фридриху все же пришлось подтвердить подписанный сыном статут. Предоставляя эти привилегии, Фридрих пытался успокоить территории к северу от Альп и их правителей, чтобы он мог сосредоточиться на своих землях в Италии и на Сицилии. Однако вместе с «Соглашением с князьями церкви» (лат. Confoederatio cum principibus ecclesiasticis), подписанным Фридрихом в 1220 году и дававшим широкие полномочия церкви[k 3], статут лишал императора большей части его суверенитета в Германии[108][109][110][67].

Вопреки принятым обязательствам, Генрих вернулся к политике против князей и отклонился от линии своего отца. Фридрих был вынужден обратиться к помощи папы. Конфликт Фридриха с сыном и восстание римлян заставили императора и папу в 1234 году более тесное сотрудничество. В июле 1234 года папа отлучил Генриха от церкви. «Сын узнал, что приедет его отец. Страшась своего отца, он стал переманивать к себе князей и баронов, а также его города»[111]. Генрих вступил в соглашение с Ломбардской Лигой, попытался собрать оппозицию в Германии и попросил города лиги заблокировать альпийские перевалы. В мае 1235 года Фридрих отправился в Германию, не взяв с собой армию[67][112]. Великий магистр Тевтонского ордена Герман фон Зальца сыграл важную роль в урегулировании конфликта. Он убедил сына подчиниться отцу[k 4]. Генрих появился в июле 1235 года в королевском дворце в Вимпфене (к северу от Хайльбронна). Он ожидал, что Фридрих оставит его королём. Фридрих вызвал сына в Вормс, то есть в город, который недавно не открыл Генриху ворота. Генрих появился в июле в Вормсе перед отцом и подчинился ему в присутствии собравшегося совета. Генрих упал ниц и долго лежал на полу. Только после заступничестве князей отец позволил Генриху подняться. Фридрих заставил своего сына отказаться от короны, а затем посадил его в тюрьму[67][112].

Генрих оставался заключенным в разных местах Германии и Италии до дня его смерти. Считается, что 12 февраля 1242 года во время переезда из Никастро в Мартирано Генрих умер вследствие неудачного падения с лошади. Дата и подлинная причина смерти Генриха вызывают дискуссии (согласно другим хроникам, Генрих умер только в 1248 году). Противники императора обвиняли его в убийстве сына, однако этому противоречит письмо Фридриха, продиктованное им Пьетро делла Винья, в котором Фридрих оплакивает своего первенца. Генрих был похоронен с королевскими почестями в соборе Козенцы. 4 ноября 1998 было произведено вскрытие саркофага Генриха и его останки исследовали палеопатологи. На костях были выявлены следы разрушений, вызванных проказой. Это может говорить о том, что пожизненная изоляция Генриха была вызвана не желанием наказать его за провинности или мятеж, а заботой о сыне[113][114][115]. Германский трон был передан следующему сыну Фридриха, Конраду IV, который также носил титул короля Иерусалима, унаследованный от с матери: «Там он велел избрать королём своего сына, Конрада, рождённого его заморской женой. Его избрали архиепископы Майнца и Трира, король Богемии и герцог Баварии, который также был пфальцграфом Рейнским»[111].[⇦]

 
Свадьба Фридриха с Изабеллой Английской
«Великая хроника»
Матвей Парижский

Третий брак 1235—1241Править

В время небольшого улучшения отношений между Святым Престолом и Императором Григорий IX договорился о браке Фридриха и Изабеллы Английской, сестры Генриха III, короля Англии. Фридрих опасался, что этот брак навредит его связям с французской короной, но он признал преимущества, брака, связанные с тем, что его противники Вельфы в Германии лишатся английской поддержки. Брак состоялся 15 июля 1235 года в соборе Вормса через несколько дней после того, как Фридрих пленил сына Генриха. По сообщению Роджера Вендоверского, четыре короля, одиннадцать герцогов и тридцать графов и маркграфов приняли участие в великолепных свадебных торжествах. Изабелла была коронована королевой Германии и Сицилии. Она умерла от 1 декабря 1241 года в родах, и была похоронен рядом с Иолантой, второй женой Фридриха в соборе города Андрия[116][117].[⇦]

1235. Майнцский хофтагПравить

В августе 1235 года в Майнце собрался хофтаг[en]. Прежде всего, на хофтаге было объявлено о приговоре сыну императору, Генриху: «Если какой-нибудь сын изгоняет отца из его замка или другого владения, или сжигает и грабит, или присягает против своего отца его врагам, посягая на его честь, или разоряет отца… (такой) сын должен лишиться и собственности, и жизни, и движимого имущества, и всего наследного имущества отца и матери на вечные времена, чтобы ни судья, ни отец не могли ему помочь»[118].

На этом совете Фридрих и князья утвердили сборник законов («статут мира»), который должен восстановить порядок, распадавшийся в последние годы. «Майнцский статут мира» 1235 года (Майнцский земский мир)был обнародован впервые в истории помимо латыни ещё и на немецком языке. Это самый известный из 20 статутов, принятых с 1103 до 1235 года. Его нормы неоднократно подтверждались последующими правителями. Была введена норма обязательного суда, вместо мщения и самосуда. Помимо показаний свидетелей, статут вводил понятие доказательств в судебное разбирательство. Функции судьи передавались специальным чиновникам, тогда как ранее феодалы вершили суд сами[119][120][121][122].

Также 21 августа 1235 года в Майнце Фридрих II было достигнуто примирение Штауфенов и Вельфов. Почву для этого подготовил брак Фридриха с Изабеллой. Оттон Дитя, внук Генриха Льва и Матильды Плантагенет, прибыл на хофтаг. Вельфу пришлось преклонить колено перед императором и передать ему свою собственность, прежде чем он получил титул герцога Брауншвейг-Люнебурга и, тем самым, статус имперского князя, утраченный Генрихом Львом[123]. В Марбахских анналах это событие отмечено так [111]:

  На том королевском съезде по совету князей он произвёл в герцоги благородного мужа, называемого Люнебургским и Браунгшвейским, происходящего из королевского рода, племянника бывшего императора, Оттона.  

Осенью 1235 года Фридрих обновил документ от 12 марта 1226 года для Тевтонского ордена (Золотая булла в Римини). Великий Магистр Ордена и его преемники были приравнены по суверенитету и юрисдикции императорским князьям.

1 мая 1236 года Фридрих появился в серой тунике и босиком в Марбурге на могиле Елизаветы Венгерской и участвовал в её торжественном перезахоронении. Елизавета Венгерская была канонизирована Григорием IX в Перудже за год до этого. С босиком и покаянной одеждой Фридрих продемонстрировал свою готовность к самоуничижению. Однако такие символические действия вряд ли могут служить доказательством личного благочестия правителя[118].[⇦]

1236. «Ритуальные убийства» в ФульдеПравить

25 декабря 1235 года в Фульде сгорели дети мельника, в смерти которых обвинили евреев. Марбахские анналы зафиксировали обвинение ритуальных убийствах и последовавшие погромы: «К тому времени около монастыря Фульда на мельнице евреи убили несколько христианских мальчиков, чтобы использовать их кровь для лечения. За это жители этого города убили многих евреев»[111]. 28 декабря было убито 35 евреев, имена которых приводятся в Памятной книге Нюрнберга. Ещё большие жертвы удалось предотвратить нескольким уважаемым гражданам, вступившимся за евреев. Граждане Фульды потребовали от императора карательных мер против евреев и Фридрих пообещал разобраться. Он заверил людей, что в случае, если обвинения верны, то все евреи империи будут убиты. Совет дворян и священнослужителей, назначенный императором, не смог прийти к однозначным выводам, и тогда был собран совет из учёных-выкрестов ("могущественных, великих и учёных мужей "[111]). Идея Фридриха состояла в том, что выкресты знакомы с нормами и ритуалами иудаизма, но при этом не имеют причин защищать его и скрывать его тайны. Эти учёные сообщили императору, что иудаизм запрещает человеческие жертвы:

  Ни в Ветхом, ни в Новом Завете нет указаний, чтобы евреи жаждали человеческой крови. Напротив, в полном противоречии с этим утверждением, в Библии, которая называется по-еврейски Берешит, в данных Моисеем законах, в еврейских постановлениях, которые по-еврейски называются Талмудом, совершенно ясно сказано, что они вообще должны беречься запятнания какой бы то ни было кровью[124][125].  

В своём указе, изданном в июле 1236 года в Аугсбурге, он очистил евреев от всякой обвинений и запретил дальнейшее распространение ложных слухов[126]:

  Мы, с одобрения князей, объявили евреев вышеупомянутого местечка вполне оправданными от приписываемого им преступления, а остальных евреев Германии от такого тяжелого обвинения[124][125][127].  

Несмотря на вердикт императора, многие не поверили в невиновность евреев. Марбахские анналы объясняют их оправдание тем, что император получил за него плату: «Но оказалось, что ничего определённого об этом узнать нельзя. Через некоторое время всё успокоилось, после того, как он получил от евреев большую сумму денег»[111].[⇦]

Проблемы в ИталииПравить

Захват миланского карроччо после битвы при Кортенуове в 1237 году.
«Новая хроника»
Biblioteca Vaticana, ms. Chigiano L VIII 296,
Джованни Виллани

Война в Ломбардии (1237—1238)Править

В августе 1237 года армия собралась в Аугсбурге для похода в Италию. В сентябре император Фридрих оставил северную часть империи навсегда. Его девятилетний сын Конрад остался в качестве избранного короля. Из-за незрелости Конрада за него были оставлены править архиепископ Майнцский Зигфрид, тюрингский ландграф Генрих Распе и богемский король Вацлав I.

Григорий IX пытался остановить вторжение дипломатическими шагами, но безуспешно. После провала переговоров между городами Ломбардии, папой и императорскими дипломатами, Фридрих вторгся в Ломбардию из Вероны. 27 ноября 1237 года сарацинские наёмники Фридриха разбили силы Ломбардской лиги в битве при Кортенуове. Войска лиги возглавлял Пьетро Тьеполо, сын дожа Венеции Якопо Тьеполо. Он был взят в плен и доставлен в Кремону[129]. Милан лишился своего важнейшего символа — карроччо, который был провезён в триумфальном шествии через Кремону и Рим. Фридрих праздновал победу в Кремоне с триумфом как древнеримский император, помимо карроччо через город провели слона, присланного Фридриху в подарок аль Камилем. К карроччо был привязан Пьетро Тьеполо, после чего его перевезли в тюрьму Трани, где и казнили. Фридрих распорядился, чтобы тело Пьетро в мешке повесили так высоко, чтобы было видно на венецианских галерах, проплывавших мимо Апулии[130][131].

Фридрих отклонил предложения мирного договора даже с Миланом, который отправил огромную сумму денег. Это требование полной капитуляции вызвало дополнительное сопротивление со стороны Милана, Брешии, Болоньи и Пьяченцы, а в октябре 1238 года Фридрих был вынужден осадить Брешию, в ходе которой его враги безуспешно пытались захватить его. Это требование безоговорочной капитуляции сделало Лигу постоянным врагом императора до самой его смерти[k 5][132].[⇦]

СтроительствоПравить

 
Руины замка Фридриха в Лучере. Депре, Луи-Жан

В 1239 году Фридрих издал специальный устав для реконструкции существующих замков, чтобы усилить их эффективность и готовыми к нападению. В Апулии и Базиликате были восстановлено 111 замков (а всего — 225), о чём сообщается в документе «Statutum de reparatione castrorum», датированном 1241 годом[133][134].

Архитектором Фридриха был Риккардо да Лентини[it]. Основные замки, построенные или перестроенные по приказу Фридриха: Швабский замок (Августа)[it], Кастелло-Маниаче, Башня Фридриха II[it], Замок Кастель-дель-Монте, Замок Мелфи[it], Замок Гравины[it], Кастелло-Урсино, Рокка Фридриха II[it], Дворец Маредольче[it], Палаццо Норманни, Ла Зиза[it], Замок Лучеры[it], Замок Ории[it], Замок Барлетта[it][135].[⇦]

Завоевание Сардинии. Второе отлучение. Битва при ДжильоПравить

Борьба с Ломбардской лигой возобновила конфронтацию со Святым Престолом. Фридрих дал своему побочному сыну Энцо титул короля Сардинии. Папа рассматривал это как прямое нападение на папскую территорию и 20 марта 1239 года Фридрих снова был отлучен Григорием[136]. Отлучение должно продолжаться до его смерти. В этот же день умер Герман фон Зальца, который всегда успешно выступал посредником, улаживая между папой и императором. С энциклики, написанной 1 июля 1239 года кардиналом Райнером Витербо, заклятым врагом императора, началась демонизация Фридриха. Фридрих назывался еретиком и предтечей (предвестником) Антихриста [137].

Битва при Джильо

«Великая хроника»
Матвей Парижский[138]
Фридрих изображён слева в шлеме с короной, хотя на самом деле он не участвовал в битве.
«Новая хроника»
Biblioteca Vaticana, ms. Chigiano L VIII 296,
Джованни Виллани
Острова Монтекристо и Джильо

Фридрих получил известие об этом, находясь со своим двором в Падуе. Он ответил, изгнав францисканцев и доминиканцев и назначив Энцо императорским комиссаром на севере Италии. Энцо вскоре присоединил Романью, Марке и герцогство Сполето, номинально принадлежавших папскому государству. Император объявил, что Энцо должен уничтожить Венецианскую Республику, которая отправила несколько кораблей против Сицилии. В декабре того же года Фридрих прошел через Тоскану, торжествующе вошел в Фолиньо, а затем в Витербо, откуда он стремился окончательно завоевать Рим, чтобы восстановить древние великолепие Империи. Однако осада была неэффективной, и Фридрих вернулся в южную Италию, разорив Беневенто (папское владение). Мирные переговоры ни к чему не привели[139].

Италия находилась в состоянии постоянных боев, две группы городов столкнулись друг с другом. Священный Престол поддерживался гвельфами во главе с Болоньей и Генуей, а гибеллины, возглавляемые Пизой и Сиеной, поддерживали императора. Это усилило враждебность между императором и папой, углубило конфликт и увеличило разрыв между ними. Григорий IX решил созвать собор из кардиналов и духовенства со всей Европы, чтобы объединить силы и победить императора. Ломбардские и французские епископы, пытаясь избегнуть проезда по территориям, контролируемым Фридрихом, отправились из Генуи на корабле под охраной 20 генуэзских судов. Узнав об этом, Фридрих выслал флот из 27 сицилийских кораблей, к которым присоединились 40 пизанских. 3 мая 1241 года между островами Монтекристо и Джильо[140] (по другой версии - у Мелории возле Ливорно[141]) состоялась битва флота Фридриха и генуэзского флота. Часть генуэзского флота была потоплена, а оставшиеся корабли захвачены и отбуксированы в Пизу. В плен попали архиепископ Безансона, три легата папы, аббаты Норбертина, Клюни и Клерво, в общей сложности более ста прелатов. Все пленные были заключены в тюрьми Пизы, Сан-Миниато, часть была отвезена в тюрьмы Апулии[142][143][144]. В Кёльнской королевской хронике эти события описаны так:

  В том же году у итальянского города Януа собираются епископ Пренесте, легат Галлии, Отто, кардинал-легат Англии и римский дворцовый нотариус Григорий, легат Лангобардии. Вместе со многими другими епископами и аббатами из Галлии, Англии и многочисленными посланниками от прелатов как из Германии, так и из других стран, они поднимаются на вооруженные галеры, чтобы отправиться в Рим и там принять участие в соборе. Они попали в засаду 57 пизанцев и короля Генриха Сардинского, родного сына императора, и были побеждены, при этом три галеры полностью затонули, а 22 были захвачены. Здесь попали в плен три названных легата и 4000 жителей Януи, а также много аббатов и других священников вместе с посланниками влиятельных людей[55].  
 
При осаде города Фаенца в 1240 году у Фридриха не было больше монет для оплаты военной службы. Вместо этого были выпущены кожаные изделия с тиснением лицом императора. Они имели ценность одного Августала каждый.
«Новая хроника»,
Biblioteca Vaticana, ms. Chigiano L VIII 296,
Джованни Виллани

Фридрих подумал, что на этот раз путь в Рим был открыт, и он снова направил свои силы против Папы, оставив позади себя разрушенную Умбрию и уничтожив Гроттаферрату. В это время гибеллинский город Феррара пал, и Фридрих вернулся на север, чтобы защитить свои владения. Он захватил Равенну и принял ключи Фаэнцы после длительной осады: «В год Господа 1241 после Пасхи (14 апреля) император принял капитуляцию от долго осаждаемого им города Фавенция»[55].

Жители Форли (которые остались верны делу императору даже после ослабления власти Гогенштауфенов) оказали поддержку во время захвата конкурирующего города (Фаенцы). В знак признательности, помимо различных привилегий, им было разрешено дополнить герб орлом Гогенштауфенов. Этот эпизод иллюстрирует, как независимые города использовали соперничество между папой и императором, чтобы получить максимальное преимущество[145].

22 августа 1241 года Григорий IX внезапно умер, что вызывало надежды на урегулирование конфликта пап и императоров. Преемником Григория стал Джофредо из Сабины под именем Целестин IV, тоже вскоре скончавшийся[146].[⇦]

Монгольское вторжение в Европу (1241)Править

Монголы у стен Легницы после битвы,
Любинский кодекс (Кодекс Ядвиги)[en]
(Ms. Ludwig XI 7), fol. 12
Монголы преследуют Белу IV после Шайо.
Венгерская иллюстрированная хроника, fol. 125,
1370 год

Предупреждения об опасности монголов европейские правители получали начиная с 1237 года, когда доминиканский монах брат Юлиан добрался до Урала. Брат Юлиан сообщал, что в Суздале перехватили монгольских посланников, которые везли венгерскому королю письмо от Батыя с требованием подчинения. Белу Батый обвинял в убийстве монгольских посланников и в том, что Бела дал убежище половцам (куманам). Однако предупреждения были недооценены, и впоследствии Фридрих обвинял венгерского короля Белу в беспечности. В Западной Европе к монголам относились довольно легкомысленно, не понимая её реальности или даже путая монголов с половцами[147]. Разорив русские княжества, Батый, подошёл к границам Польши. Генрих Благочестивый не стал ждать зятя, короля Вацлава I, и решил дать бой монголам без него. В битве при Легнице 9 апреля 1241 года польское войско было разбито, Генрих был убит в битве, его голову насадили на пику[148]. Два дня спустя венгерский король Бела IV был разбит в битве на реке Шайо и еле спасся[149].

Конфликт между императором и папой мешал совместным действиям европейских правителей против монголов. Согласно Кёльнской королевской хронике

  Король в качестве беженца отправился к австрийскому герцогу и позднее через епископа Вайтценского умолял о помощи императора, обещая ему вечную покорность, если он получит от его помощь и вернет себе свое государство[55].  

Также в связи с монгольскими угрозами в феврале-мае 1242 года к императору приезжал и просил о помощи дядя Белы, аквилейский патриарх Бертольд фон Андек-Мерано (Бертольд был сыном герцога Меранского, а мать Белы Гертруда — дочерью)[150]. Но Фридрих находился с Белой в конфликте (так как Бела занимал сторону папы) и не желал начинать крупную военную экспедицию[151]. Император не желал спасать Венгрию, и собирался оборонять империю на «этой стороне Альп»[152]. Папа тоже писал Беле, что реальная помощь вряд ли возможна, пока не достигнут мир папы с императором[153].

Монголы не стали тратить время на Богемию, где король Вацлав I заблаговременно озаботился об укреплении крепостей, а вышли к границам Германии. Хотя Фридрих знал о опасности, которую представляли монголы, и мрачно оценивал ситуацию, но он пытался извлечь из ситуации максимальную пользу и использовать её как рычаг воздействия на папу, чтобы тот просил его стать защитником христианского мира[150]. Фридрих так и не вступил в борьбу с монголами, что может объясняться его стратегическим союзом с ними против гвельфов, и даже организовал поход на Рим во время нахождения монголов на границах южной Германии[154].

Альберик из Труа-Фонтен в своей Хронике сообщал, что Фридрих ещё в 1238 году получил требование подчинения от Батыя, на которое император в шутку ответил, что как знаток соколиной охоты, он мог бы стать сокольничим хана[155][156]. По-видимому, он продолжал следить за деятельностью монголов, поскольку в письме Фридриха II от июня 1241 года говорится, что монголы теперь использовали награбленные венгерские доспехи: «они вооружились награбленным у побежденных христиан оружием[152]». Письмо императора Фридриха II, найденное в Regesta Imperii, датированное 20 июня 1241 года и предназначенное для всех его вассалов в Швабии, Австрии и Богемии, включало ряд конкретных военных указаний. Его силы должны были избегать участия монголов в полевых битвах, накапливать все запасы продовольствия в каждой крепости, вооружить население, занять оборону[150][157]. Прошел слух, что монголы «на укрепленные замки не нападают»[158]. Фома Сплитский сообщал, что в Священной Римской империи, в том числе в Италии, происходило быстрое укрепление замков и городов. Либо следуя указаниям Императора, либо по собственной инициативе, герцог Австрийский заплатил за укрепление своих пограничных замков за свой счет, в Богемии был заранее укреплен и обеспечен ресурсами каждый замок, а также предоставлены солдаты и вооружения монастырям для того, чтобы превратить их в убежища для гражданского населения[159].

 
В Европе татар представляли каннибалами.
«Великая хроника»
Матвей Парижский[160]

Монгольские разведывательные отряды появились и начались первые атаки. Бела IV добился помощи от австрийского герцога Фридриха Воителя территориальными уступками и выплатой денег. К Беле и Фридриху Австрийскому присоединились чешские и каринтийские войска. Нападение на Клодзко было отбито. 300—700 монголов было убито в битве под Веной, при 100 погибших австрийцев (по словам герцога Австрийского). В районе Тебена отряд монголов был уничтожен австрийскими рыцарями. Однако полномасштабное вторжение так и не произошло, поскольку монголы провели следующий год, грабя Венгрию. После того, как монголы ушли из Венгрии на Русь, Фридрих снова занялся итальянскими вопросами[161].[⇦]

1243—1245. Император против Иннокентия IV. Первый Лионский собор и третье отлучениеПравить

 
Отлучение Фридриха II в Лионе в 1245 году Папой Иннокентием IV
«Новая хроника»,
Biblioteca Vaticana, ms. Chigiano L VIII 296,
Джованни Виллани

Смерть Григория и агрессивные меры Фридриха, перекрывшего дороги в Рим, привели папское государство в кризисное состояние. Процесс избрания папы закончился компромиссом, но избранный 25 октября 1241 папа Целестин IV умер 10 ноября 1241 года. Избрание нового папы, Иннокентия IV, состоялось лишь через полтора года после смерти Целестина III, 25 июля 1243 года[162]. Причиной тому были разногласия кардиналов, не приходивших к единому мнению относительно политики в отношении императора. После долгих дискуссий кардиналы, наконец, достигли единогласного решения. Иннокентий неохотно принял тиару. Будучи ещё кардиналом, он был в дружеских отношениях с Фридрихом, даже после отлучения последнего. А император восхищался мудростью кардинала, которую он смог оценить при встречах. После выборов остроумный Фридрих заметил, что «потерял дружбу с кардиналом, что восполняется утратой вражды с папой». Фридрих вывел свои войска из Римской области и освободил пленных кардиналов. Обе стороны заявили о своей готовности к переговорам, которые начались летом 1243 года. Но ситуация изменилась, что стало очевидно после того, как Витербо восстал, спровоцированный интригами кардинала Раньери Капоччи. Фридрих не мог позволить себе потерять свою главную крепость недалеко от Рима, поэтому он осадил город. Иннокентий убедил мятежников подписать мир, но после того, как Фридрих снял свой гарнизон, Раниери убил сдавшихся мятежников. Фридрих был в ярости. Но новый папа был прекрасным дипломатом, ему нужно было успокоить Фридриха и усыпить его бдительность. Он уговорил Фридриха подписать мирный договор, который вскоре был нарушен. Папа был были вытеснен армиями императора, отступил от Рима до Генуи, а оттуда на генуэзских галерах прибыл в Лион, где с 24 июня 1245 года проводился по его созыву Лионский собор. Несмотря на то, что первоначально Иннокентий утверждал, что собор может положить конец конфликту и найти компромисс, вмешательство Раньери привело прелатов к менее приемлемому для Фридриха решению. Через месяц Иннокентий IV объявил Фридриха свергнутым. Историк Канторович писал, что в булле Фридрих характеризовался, как «друг султана Вавилона», «придерживающий сарацинских обычаев», «хозяина гарема, охраняемого евнухами», подобно раскольническому императору Византии и как «еретика»[163]. Однако это не совсем точное истолкование буллы. Дословно обвинения звучали так:

  он отдал свою дочь в жёны Ватацу, врагу бога и церкви;
его соединяет одиозная дружба с сарацинами, <...> он принимает их обряды;
он не стыдится назначать охранниками для своих жен королевского происхождения кастрированных евнухов;
после того, как султан Вавилона и его последователи причинили серьезный урон и неописуемое горе святой Земле и её христианским жителям, он благосклонно принял посланников султана;
он также подозревается в ереси; доказательства этого являются не легкими или сомнительными, но ясными и неизбежными[164].
Булла, низлагающая императора Фридриха II
 
 
Таддео Сесса покидает Лионский собор.
«Великая хроника»
Матвей Парижский[165]

Последствия были далеко идущими, бои между императором и папскими сторонниками усилились и распространились в Германию. Папа поддержал Генриха Распе, ландграфа Тюрингии, в качестве соперника за императорскую корону. К этому времени Кёльнская королевская хроника относит неудачную попытку заговора против Фридриха среди придворных Сицилийского королевства: «В год Господа 1246 во время поста несколько жителей Апулии из двора смещенного императора организовали заговор с целью его убийства. Находясь около Гроссетума в Тусции, император узнал об этом от графини Казертской, сын которой был женат на родной дочери императора. Поле этого император сразу же прибыл в Апулию. Напуганные этим, изменники и их сообщники в количестве около двухсот человек направились к морю в крепость Капуатий. Император осадил их и в следующем месяце, июле, крепость ему сдалась (18 июля). Всех заговорщиков он велел ослепить»[55].

Попытка папских войск вторгнуться в Королевство Сицилия под командованием Раньери была остановлена в Спелло Марино Эболийским, императорским викарием Сполето. Иннокентий отправлял деньги в Германию, чтобы подорвать власть Фридриха. В итоге архиепископы Кельна и Майнца также заявили, что Фридрих низложен, а в мае 1246 года Генрих Распе был избран новым королем. 5 августа 1246 года Генрих, благодаря деньгам папы, сумел победить армию Конрада, сына Фридриха, недалеко от Франкфурта. Но Фридрих укрепил свои позиции в Южной Германии, приобретя герцогство Австрийское после смерти Фридриха Австрийского, не оставившего наследников. Через год Генрих Распе умер, а новым анти-королём стал Вильям II, граф Голландии. Хотя его правление продолжалось до его смерти в январе 1256 года, контролируемая им территория ограничивалась Рейнской областью[166].

Период с февраля по март 1247 года Фридрих провёл в Терни, назначая своих родственников или друзей викариями разных земель. Он женил своего сына Манфреда на дочери Амадея Савойского, и обеспечил тем самым лояльность маркиза Монферрато, женатого на другой дочери Амадея. Со своей стороны Иннокентий попросил защиты у короля Франции Людовика IX[167].[⇦]

Последние годыПравить

Битва при Парме (1249)Править

 
Неожиданное нападении кавалерийского отряда из Пармы на Витторию.
«Новая хроника»,
Biblioteca Vaticana, ms. Chigiano L VIII 296,
Джованни Виллани

В июле 1247 года город Парма восстал, хотя до этого времени он принадлежал к партии городов, поддерживавших императора, и присоединился к гвельфам, изгнав представителей императора. Энцо не был в городе и всё, что он смог сделать — это попросить о помощи от своего отца. Фридрих собрал армию и осадил город вместе со своим другом Эдзелино III да Романо, тираном Вероны. Императорская армия построила осадную стену вокруг Пармы, а вместо лагеря Фридрих построил деревянную цитадель под названием «Виттория». Фридрих привез свой двор, казну, зверинец и, как говорили, свой гарем, в Витторию, и проводил время, охотясь в окружающих лесах. Осада города продолжалась, осажденные страдали от голода и болезней. 18 февраля 1248 года защитники вырвались из города, выманили охрану обманным бегством, проникли в имперский лагерь и захватили его. Кёльнская королевская хроника приписывает успех вылазки предательству: «Несколько знатных мужей из Пармы хитрым способом покинули город, как перебежчики и, предав себя и все свое имущество Фридериху, добились его милости. <…> они оказались в лагере Фридериха, в городе Виктория, <…> Упомянутые изменники, <…> выбрали удобный случай и внезапно подожгли свой шатер»[55]. Тем самым они подали горожанам знак, что Фридрих и его свита уехали на охоту. Горожане захватили Викторию, Фридрих не успел им помешать, когда он прискакал обратно, Виктория была в руках пармцев. В битве имперская армия была разбита, казна императора осталась в руках горожан. Эта потеря изменила направление всей кампании. Фридрих нанял новое войско, вернулся к Парме, в бою был убит племянник папы Орландо ди Росси и взяты в плен 60 пармских рыцарей. Однако, лишившись казны, Фридрих не имел средств для финансирования кампании против папы и своих врагов. Хотя Фридрих вскоре восстановил армию и казну, но это поражение способствовало отпадению от Фридриха многих городов. Таким образом император потерял контроль над Романьей, Марке и Сполето[168][169].[⇦]

Пленение ЭнцоПравить

 
Пленение Энцо.
«Новая хроника»,
Biblioteca Vaticana, ms. Chigiano L VIII 296,
Джованни Виллани

Год 1249 начался с дальнейшего ухудшения положения императора. Он сместил своего советника и премьер-министра, известного юриста и поэта, Пьетро делла Винья, по обвинению в государственной измене и коррупции. Согласно Матвею Парижскому, лейб-медик императора, подкупленный легатом папы, пытался дать Фридриху отраву. Якобы, император, заподозрив неладное, приказал врачу самому продегустировать питьё. По реакции врача стало очевидно его предательство, и его тут же схватили охранники, заставив выпить отраву[170][171]. Некоторые историки предполагают, что Пьетро был участником этого заговора. Согласно Матвею Парижскому, Фридрих плакал, обнаружив заговор. Министра судили, ослепили, и посадили в тюрьму в Пизе, где он и умер, возможно, покончив жизнь самоубийством[172].

Ещё более тяжёлым ударом для Фридриха был захват в плен его сына Энцо. Энцо, правивший владениями императора в северной Италии, 26 мая 1249 сразился с войском гвельфов при Фоссальте, был разбит, взят в плен и заключён во дворце в Болонье, где он оставался пленником до своей смерти в 1272 году. Сама битва не имела стратегических последствий, и противники императора так и не смогли использовать эту победу, чтобы изменить статус-кво. Практически в то же время у императора погиб ещё один сын, Ричард Кьети, как и Энцо бывший верным помощником отца. Ко всем прочим несчастьям прибавилась потеря контроля над городами Комо и Моденой[172].

Но война продолжалась, были и успехи. Армии Фридриха удалось вернуть Равенну. Войска, отправленные папой на завоевание Сицилии под командованием кардинала Пьетро Капоччи, были разбиты в битве у Чинголи[en] в 1250 году. В начале этого года умер давний враг Фридриха кардинал Витербо Раньери, были возвращены императору Романью, Марке и Сполето. В Германии сын Фридриха Конрад одержал несколько побед в противостоянии с Вильямом Голландским[173].[⇦]

 
Рисунок 1781 года, изображающий мумифицированный труп Фридриха II после вскрытия сакрофага.

Смерть ФридрихаПравить

Смерть Фридриха.
De casibus,
Боккаччо
Манфред убивает отца.
«Новая хроника»
Biblioteca Vaticana, ms. Chigiano L VIII 296, f. 84r
Джованни Виллани

Фридрих не участвовал в этих последних кампаниях. Он был болен и, вероятно, чувствовал усталость. В начале декабря во время охоты его схватили сильные боли в животе, похожие на те, которые, по словам врачей, сорок восемь лет назад сопровождали смерть его отца Генриха VI. Он был доставлен в замок Фьорентино у городка Торремаджоре. Согласно легенде, Фридриху было предсказано, что он умрёт в месте с цветочным названием. По этой причине император избегал Флоренции. Когда ему сообщили о названии замка, в которой его доставили для оказания помощи, Фридрих понял, что смерть близка и подготовился к ней. Ему хватило времени лишь отдать распоряжения по завещанию. Cмерть Фридриха наступила, вероятнее всего, от дизентерии[174]. Фридрих умер 13 декабря 1250 года. Согласно рассказам, он был одет в одежду цистерцианских монахов, как Иннокентий III — его опекун[175][176][177].

Сразу же после смерти Фридриха начали распространять слухи, обвинявшие Манфреда в отравлении и удушении его отца. «Новая хроника» Виллани зафиксировала распространённую легенду. По этой легенде в 1250 году Фридрих II ожидал прибытия законного наследника, Конрада, сына Иоланты ди Бриенн. Манфред решил ускорить смерть отца, чтобы воспользоваться возможностями, которые возникали из-за пребывания Конрада в Германии. Договорившись с поваром, он заставил его ежедневно добавлять легкие дозы мышьяка, подготовленного кардиналом Уго Боргоньоне. Мышьяк в малых дозах приносил медленную смерть, которая не вызывала бы подозрений. Кроме того, такая отравленная пища проходила дегустации сарацинских слуг[176]. Но процесс слишком затянулся, Фридрих, заподозрив неладное, начал питаться только фруктами. Тогда Манфред удушил его подушкой, и он сделал это так неуклюже образом, что сломал нос. На этот раз план удался, поскольку у Манфреда была сила несравнимая с силой отца[176][178]. Эта версия опровергнута учёными, исследовавшими останки Фридриха. В его теле не обнаружено следов яда[179][⇦]

Личность, наследие, значениеПравить

Реформирование законодательстваПравить

Время Фридриха считается наивысшей точкой развития Сицилийского королевства, а самого Фридриха называют одним из великих государственных реформаторов зрелого Средневековья[180]. Сицилийское королевство Фридриха II иногда называют образцом государства, провозвестником современных систем правления[180]. Карен Свасьян писал: «Удивительно наблюдать в первой половине XIII века этот совершенный образчик тоталитарного государства, никак не вписывающегося в иррационально-страстный политический фон Средневековья»[181]. Якоб Буркхардт назвал его «первым современным человеком на троне»[182]. Однако Сицилийское королевство при Фридрихе отнюдь не было совершенным, современным государством, как это хотелось бы представить немецким или итальянским патриотически настроенным историкам[183]. Исследования последних 20 лет показали несостоятельность такого взгляда на реформы в Сицилийском королевстве. Но то, что во многом законы Фридриха опередили время и оказалися у истоков современных принципов управления государством, отрицать нельзя[184]. По мнению современных историков норманнское Сицилийское королевство было не «первым современным государством», но моделью, прообразом современного государственного устройства[185]. По словам Эрнста Виса: «Своеобразие политики Фридриха заключается в том, что он все, даже самое незначительное, ставил на службу государству. Утилитаризм, полезность, вознесенная до уровня жизненного принципа, является философией, впервые разработанной лишь в XIX веке. Её ведущим теоретиком стал Джон Стюарт Милл (1806—1873 гг.), а одним из первых практиков, без сомнения, — Фридрих II Гогенштауфен»[186].

Фридрих предпочитал Южную Италию, а в Германии оставлял править сыновей: сначала Генриха, потом Конрада. Это ускорило процесс осособления отдельных государств, существовавших на германской территории. Обширные уступки Фридриха немецким князьям, которые он сделал в надежде успокоить Германию и обезопасить тылы для деятельности на юге Италии ослабили власть императора и на века отложили объединение Германии[187].[⇦]

Литература при дворе ФридрихаПравить

Возникновение поэзии на итальянском языке (а не на латинском) произошло в Сицилийском королевстве. Под влиянием поэзии провансальских трубадуров в тридцатых и сороковых годах при дворе Фридриха появились поэты так называемой «сицилийской школы», причем сам Фридрих, его сыновья и ближайшие советники тоже писали стихи. В трактате «О народном красноречии» Данте писал: «Те, чьи сердца были благородны, исполненные поэтического дара стремились приблизиться к величию этих владык, и все, что в их времена смогли с немалыми усилиями завершить лучшие умы Италии, прежде всего проявлялось при дворе столь великих государей; и так как королевский престол находился в Сицилии, случилось, что все, что наши предшественники написали на народном языке, звалось сицилианским»[188]. Поэты сицилийской школы создавали новые формы, которые перешли к последующим поколениям итальянских и затем европейских поэтов, например — сонет в двух ритмических вариантах[189][67].[⇦]

Искусство при дворе ФридрихаПравить

 
Августаль — монета Фридриха II (надпись: CESAR AVG IMP ROM)

По словам историка архитектуры Генриха фон Геймюллера, было «три идеальных источника искусства Ренессанса: его колыбель при дворе императора Фридриха II в Южной Италии, творчество Николо Пизано, „Ренессанс в готическом одеянии“ до Брунеллески» [«Ренессанс в готическом одеянии» — переходный период искусства от романского до Ренессанса][190] . Он считал Фридриха II подлинным отцом искусства, признавшего итальянский национальным языком, при дворе которого возникла итальянская литература. Первым памятником архитектуры итальянского Ренессанса он называет Кастель-дель-Монте в Апулии, в строительстве которого принимал участие и Николо Пизано[191].

 
Статуя Фридриха II с Триумфальных ворот в Капуе. С рисунка XVI века[192].

Фридрих II стремился подражать римским императорам. По словам историка О. Воскобойникова, «Фридрих II, скорее всего, любил собственные изображения. Это вовсе не портреты ни в коем случае, это типологические портреты императора sub specie древних императоров»[193]. Его монеты подражали монетам цезарей, его изображали в лавровом венке. Назывались они августалами, «монетами императора Августа»[193].

Фридрих собирал античные статуи, и художники при его дворе пытались подражать античным им. Были созданы скульптурные портреты, изображающие его самого и его соратников. Такое направление в искусстве называют «антикизирующее». В этой же манере были построены ворота императорского замка в Капуе[194].

Учёные и науки при дворе ФридрихаПравить

И до правления Фридриха был период, когда ученые и переводчики принадлежали к ближайшему окружению сицилийских королей. Благодаря им покупались, переводились и собирались в Палермо ценные рукописи. Архидьякон Катании Аристипп, привез из Константинополя в подарок императору Альмагест Птолемея, который был сразу переведён на латынь[195]. Но за детские годы Фридриха, когда власть переходила из рук в руки, двор опустел. Летописец, известный как Николас из Джамсиллы писал, что к началу самостоятельного правления Фридриха в Сицилийском королевстве было мало или вообще не было учёных людей, и одной из его главных задач было привлечь их из разных уголков земли[196].

«Двор Фридриха — собирательное и зажигательное стекло культуры», — писал К. Свасьян[197]. К сожалению, имперские реестры были почти полностью утеряны, за исключением записей, относящихся к 1239-40 годам, а разрозненные документы царствования мало говорят об учёных при дворе Фридриха. По мнению историка Хаскинса, «кажется вполне вероятным, что они были главным образом чиновниками курии»[198]. «Двое из придворных Фридриха, похоже, получили официальное название „философ“, и в эпоху, когда философия и наука были неотделимы, эти двое были, естественно, главными советниками императора в научных вопросах»[196].

Фридрих и его философы вели переписку с учеными Италии, Испании, Африки. Выдающийся математик Леонардо из Пизы, Фибоначчи, был хорошо известен Фридриху и философам его двора. Фридриху в значительной мере посвящены сохранившиеся работы Леонардо. Майкл Скот в 1228 году получил от Леонарда пересмотренный текст его «Книги абака» (лат. Liber abaci), впервые написанной в 1202 году. Мастер Иоанн Палермский сопровождал Леонардо к императору и предлагал вопросы, касающиеся квадратичных и кубических уравнений, ответы на которые приведены в трудах Леонардо «Цветок» (лат. Flos) и «Книга квадратов» (лат. Liber quadratorum). «Книга квадратов» посвящена императору. Трактат о гигиене крестоносцев, посвященный Фридриху, был написан Адамом Кремонским в 1227 году[199].

Самым известным из учёных Фридриха был шотландец Майкл Скот. Другим был Мастер Теодор, греческого, или, возможно, еврейского происхождения. Осенью 1238 года во время осады Брешии он участвовал в публичных дебатах на философские темы с Роландом Кремонским[en]. Теодор известен как автор трактата о гигиене, и латинской версии работы Моамына по уходу за соколами и собаками. Фибоначчи называл его «высшим философом императорского двора»[200]. Ещё два придворных философа Фридриха, Иоанн Палермский и Мастер Доминик, упомянуты Фибоначчи в 1225 году, но о их труды не сохранились и о них ничего не известно. Известно об одном сицилийском мусульманине, который преподавал Фридриху логику во время крестового похода, но его имя не сохранилось[201]. Фридрих пригласил в Неаполь переводчика с арабского языка Анатолио Якова бен-Абба Мари бен-Самсон, еврея из южной Франции и родственика известного переводчика произведений Маймонида, Самуила ибн-Тиббона. Анатолио переводил комментарии Ибн-Рушда к Логике Аристотеля. Также им были переведены: «Алмагест Птолемея» (с арабского языка); «Краткий очерк по астрономии» (не сохранившаяся ни на каком языке и не известная до того момента в Европе); «Основы астрономии» Аль-Фергани; «Трактат о силлогизмах» Аль-Фараби [202]. Анатолио в посвящении трактата писал, что он благодарит Бога за то, что Он «вложил в сердце нашего господина, императора Фридриха, любовь к науке и её служителям и внушил ему расположение к нему, Якову, так что он помогает ему и его семье во всех нуждах»[203].

Пьетро делла Винья, более известный как поэт, юрист и гений эпистолярного жанра, упоминал в письмах интересовавшие его научные вопросы: о форме земного шара, о квадратуре круга, о преобразовании треугольников в четырёхугольники[201].

Ещё один философ, имя которого связано с Фридрихом, уроженец Мурсии вестготского происхождения, Ибн-Сабин. Во время проживания Ибн-Сабина в Сеуте калиф Абдул-Вахид, состоявший в переписке с Фридрихом, получил от императора список интересовавших его вопросов: «о существовании вечного мира; о посылках (силлогизмах) и сущности богословия; о Категориях; о природе и бессмертии души». В связи с последним вопросом Фридрих прислал собственные размышления о различиях во взглядах Аристотеля и комментировавшего его Александра Афродисийского. Абдул-Вахид поручил Ибн-Сабину ответить на вопросы императора. Написанный Ибн-Сабином трактат носит название «Ответы на сицилийские вопросы» (аль-Маса’ил аль-сикилийа) и прославил его на западе[204].

[⇦]

Искусство соколиной охотыПравить

Любовь императора к охоте привела к написанию книги «Искусство охоты с птицами» (лат. De Arte Venandi cum Avibus), которая считается первой книгой в Европе, посвящённой этому вопросу. В то время на службе у Фридриха находилось до 50 сокольничих. Не сохранилось ни одного полного экземпляра. Оригинальная рукопись Фридриха II была утрачена в 1248 году в Витториозе при осаде Пармы. Копии книги известны в двух вариантах — двухтомный (манускрипты в библиотеках Ватикана, Вены, Парижа, Женевы и Гарварда) и шеститомный (манускрипты в библиотеках Болоньи, Парижа, Нанта, Валенсии, Ренне и Оксфорда)[205][206][207].[⇦]

Эксперименты ФридрихаПравить

До нас дошли в описании Салимбене Пармского эксперименты Фридриха. Для Салимбене это только «чудачества», которые он перечисляет в одном ряду с приказом отрубить палец человеку, потому что император хотел, чтоб «в первом слоге имени писалось „и“: „Фридерик“, а тот писал через „е“: „Фридрих“»[208]. Отношение Салимбене к этим «чудачествам» однозначное: «что мне противно перечислять столько его глупостей»[209].

Один из экспериментов заключался в том, что «человека живым держал в большой бочке до тех пор, пока тот там не умер, желая этим доказать, что душа полностью погибает»[210].

В другом эксперименте хорошо накормили двух людей, после чего одного из них отправили на охоту, а другого спать. «На следующий вечер заставил обоих опорожнить желудок в его присутствии, желая узнать, кто лучше переварил обед. И врачами было установлено, что тот, кто спал, лучше справился с перевариванием пищи»[209][211].

Фридрих пытался узнать, какой язык был дан Адаму и Еве Богом. В своих «Хрониках» Салимбене писал, что Фридрих велел нянькам купать и кормить детей, но запретил говорить при них или с ними, чтобы дети не слышали речи. Он надеялся узнать, будут ли они говорить на еврейском, греческом, латинском, арабском языке, или, возможно, на языке родителей, у которых они родились[208][211]. Любопытно, что похожий эксперимент Геродот приписывал Псамметиху: «Царь велел отдать двоих новорожденных младенцев (от простых родителей) пастуху на воспитание среди стада [коз]. По приказу царя никто не должен был произносить в их присутствии ни одного слова»[212].[⇦]

Отношение к религииПравить

Он настолько откровенно скептически относился к вере, что широко считалось, что он написал анонимный «Трактат о трёх самозванцах», в котором утверждалось, что пророки различных религий, Моисей , Иисус и Мухаммед, являются фиктивными персонажами[213][214]. Фридриха II при содействии его канцлера Пьетро де Винья подозревали в авторстве (например, Мосхайм[215], Матвей Парижский[216]). Виньи, однако, писал, что выступает против основополагающих принципов книги, и заявил, что он никогда не знал об этом[217]. Первым обвинил Фридриха в 1239 году папа Григорий IX[215].

Современные медиевисты не придерживаются точки зрения, что Фридрих был «антихристианин». Они утверждают, что Фридрих рассматривал себя как христианского монарха по модели византийского императора, то есть как «наместника» Бога на земле. Какими бы ни были его личное отношение к религии, подчинение папе не входило в его планы и в его мировоззрение. Однако в своем конфликте с папами Фридрих ни разу не поставил под сомнение сам институт папства[67]. Умер Фридрих, облачённым в рясу цистерцианца[175][176][177].[⇦]

Отношение к меньшинствамПравить

Сицилия в XII веке была уникальным королевством с разнообразным составом, в котором относительно гармонично уживались и католики, и православные. В южной части острова проживало мусульманское население и присутствовало еврейское торговое сообщество. Во время правления Роджера II эти общины пользовались беспрецедентными правами для христианской Европы средних веков. Евреям и мусульманам было разрешено свободно совершать свои обряды, а официальные документы были написаны на латинском, греческом и арабском языках. Это факт проливает свет на уникальные взгляды императора[218].

Однако чужестранцы, желавшие жить в Сицилийском королевстве, должны были получать специальное разрешение. Получить его мог лишь человек преданный императору, готовый жить в королевстве постоянно. Помимо этого требовалось взять в жёны жительницу королевства без феода. Чужестранцам запрещалось занимать публичные должности. Для профессора права Маттео из Пизы, прожившего семь лет в королевстве и продемонстрировавшего верность императору, требовались поручители для получения должности[68].

«Мы никоим образом не можем лишать иудеев, а также сарацин нашей могущественной защиты, ибо различие религий возбуждает к ним вражду и лишает всякой другой помощи». Тем не менее мусульмане и евреи были людьми второго сорта. По законам Фридриха, за убитого христианина, убийца которого не обнаружен, жители местности, где произошло убийство, выплачивали в казну 100 августалов, а за мусульманина или иудея только 50[68][219].[⇦]

Отношение к мусульманамПравить

На Сицилии была большая община мусульман. Присутствие их на острове и во дворе короля привело к непосредственному контакту императором с исламской культурой и повлияло на его привычки и отношение к общине. Эти связи и понимание мусульманской культуры были основой его хорошей репутации среди султанов династии Айюбидов и в этом причина его успеха в освобождении Иерусалима путем переговоров. Тем не менее, эти контакты не помешали Фридриху энергично реагировать на мусульманское восстание на Сицилии. Подавив выступления, вместо того, чтобы истребить мусульманское население Западной Сицилии, он депортировал их. 20 000 мусульман были переселены в Лучеру и ещё 30 000 в другие города региона, где в итоге мусульманские общины процветали, предоставляя регулярныо воинов, товары (таких как мед), различные плоды урожая и налоги. Сообщество существовало до его разорения в 1300 году . Фридрих формировал из сарацин армию и набирал личных телохранителей. Как мусульмане, они были нечувствительны к папским отлучениям[220].

Однако Фридрих относился к ним не лучше, чем к прочим гражданам своего государства. В 1230 году Фридрих предоставил мусульманам из Лучеры право беспошлинной торговли в южных провинциях империи, но в 1231 году мусульманских торговцев обложили пошлиной при вывозе товаров, превышавшую пошлину для христиан более чем в три раза. В конце 1239 года после очередного отлучения Фридриха, когда обострилась ситуация в королевстве, всем мусульманам было запрещено свободное передвижение. Письма, разосланные императором своим чиновникам содержали указание: «заставьте всех сарацин, которые находятся на территории вашей юрисдикции, отправиться в Лючеру и [постоянно] пребывать там»[68].[⇦]

Отношение к евреямПравить

Отношение Фридриха II к евреям было сложным, одним из самых сложных в истории европейского еврейства. Прибывшим из Северной Африки в Палермо евреям он предлагал дать пустующую синагогу. Евреям дали в аренду сад финиковых пальм, плантации сахарного тростника, право выращивать культуры, ранее не высевавшиеся на острове: коноплю, индиго и другие растения. Еврейские ученые были приняты при императорском дворе, а еврейские купцы из Туниса обосновались в Палермо при поощрении императора. По сравнению с другими правителями своего времени, особенно с Людовиком IX, королем Франции, который был известен своей ненавистью к евреям, Фридрих был более просвещенным и терпимым человеком[221]. В 1231 году евреям на Сицилии было разрешено заниматься ростовщичеством под защитой императора. В Германии евреи находились под непосредственной защитой короля. И вместе с тем Фридриха сближает с папством отношение к евреям как к неполноценной расе. Согласно Мессинским ассизам 1221 года евреям предписывалось носить бороду и жёлтую нашивку на платье, чтобы можно было отличать их от христиан. У нарушителей конфисковывалось имущество, а беднякам, не имевшим имущества, следовало выжигать на лбу клеймо[222][223].[⇦]

ВнешностьПравить

Дамаскский летописец Сибт ибн аль-Джаузи оставил описание внешности Фридриха со слов тех, кто лично видел императора в Иерусалиме[224]:

  Император был покрыт рыжими волосами, был лыс и близорук. Как раб, он не стоил бы и 200 дирхамов на рынке»[225][226].  

Салимбене Пармский, знакомый с Фридрихом, описывал его так:

  был приятным, ласковым, деятельным; умел читать, писать и петь, а также сочинял кантилены и песни; он был красивым человеком, хорошо сложенным, но среднего роста. Я видел его[227][k 6].  

[⇦]

ОценкаПравить

Историки и современники оценивали Фридриха II как одного из значительнейших европейских монархов средневековья. Однако о его личности высказывания полярны. Фридрих II — это одна из самых противоречивых личностей в истории, и не только средневековой[176]. Мнение о Фридрихе как об исключительном правителе основан на сообщениях Матвея Парижского и Салимбене Пармского. Современник Фридриха Матвей Парижский, монах английского бенедиктинского аббатства Св. Альбана[en], написал «Великую хронику» — один из самых обширных источников о европейском высоком средневековье. Его мнение о Фридрихе в основном было положительным, несмотря на некоторую критику. После смерти императора Матвей Парижский дал широко известную характеристику императору:

  Фридрих, величайший из земных князей, Чудо Мира (Stupor Mundi), скончался[228].  

Францисканец Салимбене Пармский, хронист и представитель враждебной Фридриху папской партии (гвельфов), писал:

  Если бы он был добрым католиком, возлюбил бы Бога и церковь, мало кто на свете смог бы сравниться с ним[227].  

[⇦]

В ГерманииПравить

Иоганн Фридрих Бёмер (1792—1863) отзывался о Фридрихе крайне негативно. Он не находил в его личности никаких следов идеализма, никакого чувства национального, семейной чести или гордости. Обман, хитрость, жестокость, неблагодарность, предательство и необузданная чувственность — такие качества Бёмер видел в характере мператора. В отношении Германии Фридрих совершенно забыл свой долг, бросив её на произвол князей, просто чтобы развязать себе руки[229].

Фридрих Ницше написал, что он был «первым европейцем» и «гением среди немецких императоров». Иоганн Готфрид Гердер написал о нём: «утренняя звезда лучшего дня»[176][230]. Профессор Франц Камперс называл его «пионером эпохи Возрождения»[192].

Идеологии Второго и Третьего рейхов восходят к легендам о последнем императоре[231]. Фридрих I Барбаросса был более воинственным, чем его внук. В связи с этим дед Фридриха II являлся более подходящей фигурой для нацистской пропаганды. В конце XIX века на горе Кифхойзер, которую народная молва связывала сначала с Фридрихом II, а затем с Фридрихом Барбароссой, был поставлен памятник объединившему Германию и возродившему империю (второй рейх) кайзеру Вильгельму I[231].[⇦]

В ИталииПравить

 
Изображение Фридриха в качестве седьмой головы апокалиптического дракона.
«Новая хроника»
Джованни Виллани
 
Данте и Вергилий в аду видят Фридриха. Доре Г.

В Италии образ Фридриха долгое время оставался отрицательным из-за папской пропаганды, широкое распространение которой обеспечивали францисканцы, путешествовавшие по стране. Для римской курии Фридрих всегда оставался «молотом мира», как и Аттила — «бичом божьим». Церковники проклинали Фридриха как антихриста, еретика, богохульника, тирана и гонителя церкви[176]. Один из римских пап заклеймил императора, как «изверга, исполненного кощунств, с медвежьими лапами и львиной пастью, другими же членами подобный леопарду… яростно разевающему рот для хулы имени Господнего»[176]. Салимбене Пармский называет его драконом: «Церковь послала их в Ломбардию и Романью не только для спасения душ, но также и против козней дракона, а именно Фридриха, который со своими вельможами и последователями пытался посягнуть на независимость Церкви и разрушить единство верующих»[232]. Для флорентийца Джованни Виллани, транслировавшего мнение гвельфов, Фридрих был воплощением тирана и преследователя церкви. Виллани обвиняет его в «гордыне и корыстолюбии», называет его «погрязшим в пороке сластолюбия», приписывает ему дурное обращение с женой и её убийство[80].

Одно из самых устойчивых суждений о Фридрихе в Италии восходит к поэту и основателю итальянской литературы Данте Алигьери. Спустя полвека после смерти Фридриха Данте упомянул Фридриха II в Божественной комедии. Данте и его проводник по загробному миру поэт Вергилий, встретили Фаринату дельи Уберти в шестом круге ада (для еретиков) и спрашивают его, кто ещё там пребывает. Фарината отвечает:

  Здесь больше тысячи во рву;
И Федерик Второй лег в яму эту,
И кардинал; лишь этих назову[233].
 

Только в конце XV века гуманист Пандольфо Коленуччо[it] в своей высказал другое мнение. Для него Фридрих не был тираном и гонителем церкви, а только правителем, стремившимся укрепить государство[234].

В эпоху Рисорджименто Фридрих был назван «отцом гибеллинской Родины» в борьбе за национальное объединение. Итальянские патриоты считали Папское государство препятствием для национального единства, так стремление к единому национальному государству привело к полной переоценке личности Фридриха[235].

Пьетро Джанноне назвал его в своей «Истории Неаполитанского королевства», опубликованной в 1723 году, «создателем современной модели государства без церковной опеки»[236]. За этот труд Джанноне был отлучён от церкви и был вынужден уехать в Вену, поскольку демонизация Фридриха в XVIII веке была ещё актуальна[235].

Уго Фосколо отметил вклад Фридриха и его канцлера Пьетро делла Виньи в итальянскую литературу:

  Император Федериго Второй и его знаменитый министр Пьетро делла Виньи были, если и не первыми, то самыми счастливыми и самый выдающимися любителями итальянской литературы, и они имеют право на славу её основателей[237].  

В своем труде «Лекции по итальянской литературе», опубликованном в 1866—1872 годах, Луиджи Сеттембрини[it] написал:

  Сицилия становится величайшим государством Европы с императором Федерико II. В этой монархии появляются первые памятники искусства, написан новый язык, слагается новая поэзия.
Немногие фигуры в истории настолько благородны, как Фридрих II[238].
 

В Италии в 2005 была издана двухтомная энциклопедия Фридеричиана[en]. Только Фридрих, Данте (энциклопедия Дантеска[en]), Гораций (энциклопедия Горациана[en]) и Вергилий (энциклопедия Виргилиана[en]) удостоились такой чести[239].[⇦]


В миреПравить

Арабский учёный и дипломат Ибн Васил[de], два года проживший при дворе Манфреда, лично не знал Фридриха, хотя и жил в Иерусалиме в годы крестового похода Фридриха. Но он был знаком с кади Наблуса и другими арабами, встречавшимися с императором. Он передал их мнение о нём:

  Император был франкским [ франками арабы звали всех европейцев] королем, выдающимся и талантливым, учёным в философии, логике и медицине и другом мусульман, поскольку его первоначальным домом была Сицилия, где он получил образование[240].  

В мусульманском мире Фридриха ценили и уважали. Жуанвиль, попавший в плен во время Седьмого крестового похода, писал:

  За мной послал главнокомандующий галерами <...> он спросил, не принадлежу ли я как-то к роду императора Фридриха Немецкого <...> и я ему ответил, что полагаю, что моя матушка приходилась ему двоюродной сестрой; и он мне ответил, что за это полюбил меня еще больше[241].  

Известный английский историк Эдуард Фримен писал о нём так:

  Самый одаренный из сынов человеческих,<...> по своей природе больше, чем равный Александру, Константинуили Карлу Великому,<...> величайший принц, который когда-либо носил корону[242].  

Историк Лионелл Олшорн, которого в 1912 году писал, что «в гениальности никто из князей мира его не превосходил» и что у Фридриха была «единственная просвещенная концепция искусства правления»[243].

В начале XX века Эрнст Канторович создал идеализированный образ Фридриха: «В течение своей жизни Фридрих II был образцом правителя, судьи, ученого и поэта, совершенного принца — знаменитого героя — человека, который, ища человеческий дух, собрал вокруг себя самые благородные и самые яркие души в мире»[244].

Историк Абулафия утверждал, что репутация Фридриха как просвещенного лидера, опередившего время, незаслуженна, и что Фридрих был традиционным христианским монархом, «человеком своего времени»[245].[⇦]

Легенда о Фридрихе и лжефридрихиПравить

Легенда о ФридрихеПравить

По старинным немецким легендам и песням Фридрих Барбаросса сидит в глубокой пещере в горе Кифхойзер, погружённый в зачарованный сон в ожидании назначенного времени, чтобы встать и восстановить империю до её прежней славы. Но первоначально возникла легенда не о Барбароссе, а о его внуке, императоре Фридрихе II[246].

Фридрих сам при своей жизни создавал о себе легенду. Например, в письме, написанном от его имени Пьетро делла Винья в августе 1239 года и обращённом к городу своего рождения, Ези, он сравнивает его с Вифлеемом, местом рождения Иисуса Христа, перефразируя слова из Евангелия от Матфея или книги пророка Михея[k 7][251]:

  И ты, Вифлеем, не самый малый среди городов наших.
 

Кроме того, фигура Фридриха вписалась в контекст теорий ожидания мессии или антихриста. Иоахим Флорский был одним из христианских мистиков и основоположником средневекового христианского хилиазма или милленаризма, течения, которое учило о наступлении так называемого тысячелетнего царства, божьего царства. По мнению Иоахима в 1260 году должно было произойти пришествие антихриста. Последователи Иоахима в Италии видели этого антихриста во Фридрихе и ждали, что какое-то из его действий в 1260 году приведёт к наступлению божьего царства. Некоторое время к иоахимитам склонялись францисканцы[253]. Когда император умер за 10 лет до ожидаемой ими даты, они никак не могли поверить в то, что он действительно умер[254][255]. Салимбене только через год после смерти императора поверил, что он мёртв, поскольку об этом публично заявил Иннокентй IV в Ферраре в проповеди, произнесённой в октябре 1251 года[255]. После краха ожиданий иоахимитов, что антихрист придёт в 1260 году, его пришествия стали ждать к столетию Фридриха в конце века[256]. В Германии последователи Иоахима видели в Фридрихе спасителя, и их ожидания тоже потерпели крах со смертью императора[253]. К Фридриху относили различные древние пророчества. Францисканец Салимбене Пармский писал:

  «На нем также закончится империя, потому что хотя и будут у него преемники, однако они не получат императорского титула от римского престола». Эти слова, как говорят, принадлежат какой-то Сивилле[227].  

Однако Салимбене ошибался, эти слова принадлежат не Сивилле, а являются толкованием иоахимитами последних слов книги Иеремии[227]. Несколько позже Салимбене писал:

  Он умер в тайне и будет жить дальше. Будут говорить среди народов: „Он жив и все же не живет»[256].
 

Вскоре после смерти Фридриха стали распространяться слухи, что император все еще жив, что он был изгнан папой, или же, что он сам исчез по совету астролога; или же что он живет как отшельник или путешествует как паломник. Сохранились записи от ставок, сделанных в 1257 году, что Фридрих жив[257]. Большие Анналы Кольмара содержат сообщение за 1286 год: «После праздника святой Маргариты [15 июле] паломники принесли в Эльзас новое сказание о императоре Фридрихе»[258]. Фюрстенфельдская хроника содержит упоминание про «случай с бывшим императором господином Фридрихом, о судьбе которого до сих пор продолжается бесконечный спор, и многие сомневаются, действительно ли он умер, или ещё жив»[259].

Говорили, что император скрылся в горе. Томас Экклестон в своей книге, написанной между 1257 и 1274 годами[260], записал рассказ францисканца брата Мансуэтуса, папского легата в Англии в 1258 году[255]. Тот поведал, что некий монах видел Фридриха во главе огненной армии рыцарей, скакавших возле Этны. Трава под копытами их лошадей горела, а море кипело. Стоявший рядом с монахом рыцарь сообщил ему, что это император Фридрих, который скрылся в Этне. Томас Экклестон пишет, что это произошло в момент смерти императора[261][251]. Если для монаха это означало, что Фридрих спустился в ад, то многим сицилийцам напомнило совсем другое: Этна долгое время считалась обителью ушедших героев[253][262], например, Гервасий Тильберийский в книге «Императорские досуги», написанной для Оттона примерно между 1210 и 1214 годами, писал, что в Этне спит король Артур[263][264].

Если на Сицилии распространялись слухи, что Фридрих скрылся в вулкане Этне, то в Германии просто говорили, что он спит в горе, и что он пробудится в конце времен, чтобы восстановить порядок в мире. С конца XIII века была распространена легенда, что Фридрих II спит под горой, чтобы когда-нибудь воскреснуть и объединить немцев в единое государство[231]. В 1421 году в «Тюрингской хронике» Иоганнеса Рота[de] эта гора была идентифицирована с Кифхойзер[265] (хотя есть мнение, что идентификация произошла ещё в конце XIII века[231]).

В ранних вариантах легенды Фридрих II был жив, просто скрылся. Этот вариант представлен стихотворными текстами конца XIII и начала XIV веков. Дальнейшее развитие легенды прослеживается в хронике Иоганна Винтертурского, завершённой в 1348 году. Он записал рассказ, что Фридрих скрылся со свитой, поскольку хотел избежать предсказанных несчастий. Около 1400 года Освальд Писатель поведал об «исчезновении» Фридриха с помощью волшебного кольца, делающего владельца невидимым. Кольцо, одеяние из асбеста и напиток вечной молодости были якобы подарены Фридриху пресвитером Иоанном[266].

Постепенно Фридрих II в легенде был заменен на его деда Фридриха I Барбароссу[231]. Король под горой впервые был документально идентифицирован не с Фридрихом, а с Барбароссой, в так называемом «Фольксбухе (Volksbuch)» в 1519 году[67][267][231][268]. С XVI века королем под горой немецкого эпоса всё чаще стал называться Фридрих I Барбаросса[67][229]. Тем не менее, в течение долгого времени встречались оба варианта. Иоганнес Преториус[en] в 1666 году утверждал, что в горе спит Фридрих II, Вильгельм Эрнст Тентцель[de] в 1689 году писал, что не уверен, кто из двух Фридрихов спит в горе. Готфрид Вильгельм Лейбниц был уверен в том, что легенда связана с Фридрихом II[269].[⇦]

ЛжефридрихиПравить

Хронист Салимбене писал, что в 1284 году ожили надежды иоахимитов, что император, ранее пропавший, вернулся, как было предсказано тибуртинской сивиллой (пророчества о «последнем императоре, который придёт перед концом света, принеся с собой мир»)[270].

Первый случай такого рода произошел в 1261 году на Сицилии. Некий Джованни де Коклериа, который, как говорили, был похож на Фридриха II, скрылся на горе Этна, оброс бородой и научился подражать императору «жестами и речью». Сторонники Фридриха приняли его и признали в нём Фридриха. Ему оставалось только придумать объяснение, почему его не было более десяти лет. Он рассказал, что инкогнито совершал паломничество, продолжавшееся более девяти лет. Даже папа Урбан IV сделал вид, что поверил, поскольку самозванец был им удобен в борьбе против Манфреда. Возможно, не случайно, что первая ложная федерация появилась в районе Этны, потому, что люди считали, что легендарный британский король Артур и Фридрих скрылись в Этне. Этот самозванец был схвачен Манфредом и повешен[271][272].

Впоследствии самозванных Фридрихов казнили в Утрехте, Любеке и Эслингене. Следующий самозванец появлялся в городе Любеке. О нем упоминает Детмар Любекский в своей «Хронике» (1284 год). По его данным, самозванец был принят с энтузиазмом, и «простой люд» с почестями провожал его через весь город. Бургомистр (возможно, в самом деле обманутый, или просто опасавшийся самосуда) также отзывался о нем с уважением, особый вес этому факту придавало то, что бургомистр не раз бывал с посольствами при дворе и видел императора. Впрочем, самозванец вскоре пропал так же неожиданно, как появился. Никаких других сведений о нем не сохранилось[273].

«(1284/85), появился один мошенник, который выдавал себя за покойного императора Фридриха. Он много народа сумел ввести в заблуждение, и многие ручались за него, что он и в самом деле император.<…> Король <…> почувствовал, что из-за этого бродяги народ впал в заблуждение и взволновался. Поэтому король велел разложить огромный костёр, на котором в присутствии большого скопления народа предать его сожжению»[274]. Видимо имелся в виду Тиль Колуп (Дитрих Гольцшух), сожжённый 7 июля 1285 года, как еретик и чародей[275]. После смерти Тиля Колупа следующий самозваный Фридрих появился в Голландии. Он был повешен возле Утрехта[56]. Анналы Кольмара упоминают в записи за 1295 год: «Человек среднего роста разъезжал по германскому государству и рассказывал тем, кто ему верил, что он — император Фридрих. Однако, прибыв в Эсслинген, он был схвачен горожанами, обвинен в ереси, изобличен и сожжен»[276].[⇦]

СемьяПравить

Браки и детиПравить

Всего Фридрих имел более 20 законных и незаконных детей:

Бастарды:

  • «Дочь сицилийского графа»:
    • Фридрих Петторано (1212/13-не позже конца 1240)[277];
  • Адельхайда фон Урсулинген (возможно):
  • Неизвестная[k 8][277]:
  • Неизвестная по имени сестры Бианки ди Ланчиа:
  • Манна, внучка архиепископа Палермо Берардо ди Кастанья:
    • Рикардо, граф ди Теате (Кьети) (1224/25-умер в 1249 году)[277], викарий Марке и Сполето(иногда приписывается неизвестной матери[67]);
  • Руфина фон Вольфсёден (возможно):
    • Маргарита (1230—1298), вышла замуж за графа Ачерры Фому ди Аквино[67][277];
  • Двоюродная сестра Иоланды де Бриенн — Маргарита Ида де Рейнель, Маргарита де Бриенн или Агнес:
  • Неизвестные матери: Артензио, Джордано, Эмма, Джованна, Джерардо.[⇦]

ПредкиПравить

Фридрих II (император Священной Римской империи) — предки
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Фридрих Штауфен, герцог Швабский
 
 
 
 
 
 
 
Фридрих II Одноглазый Швабский
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Агнесса Германская
 
 
 
 
 
 
 
Фридрих I Барбаросса
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Генрих IX Чёрный, герцог Баварии
 
 
 
 
 
 
 
Юдита Баварская
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Вульфхильда Саксонская
 
 
 
 
 
 
 
Генрих VI
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Этьен Храбрый Бургундский
 
 
 
 
 
 
 
Рено III Бургундский
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Беатриса Лотарингская
 
 
 
 
 
 
 
Беатриса Бургундская
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Симон I Лотарингский
 
 
 
 
 
 
 
Агата Лотарингская
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Аделаида Лувенская
 
 
 
 
 
 
 
Фридрих II
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Танкред Отвиль
 
 
 
 
 
 
 
Рожер I Сицилийский
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Фрессенда
 
 
 
 
 
 
 
Рожер II Сицилийский
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Манфредо Савонский
 
 
 
 
 
 
 
Аделаида Савонская
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Констанция Сицилийская
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Одо Ретельский
 
 
 
 
 
 
 
Итье Ретельский
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Матильда Ретельская
 
 
 
 
 
 
 
Беатриса Ретельская
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Жоффруа I Намюрский
 
 
 
 
 
 
 
Беатриса Намюрская
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Эрмесинда Люксембургская
 
 
 
 
 
 

КомментарииПравить

  1. За корону Священной Римской империи боролись Филипп Швабский и представитель конкурирующей династии ВельфовОттон IV Брауншвейгский.
  2. Об этом браке хроники оставили больше всего легенд. "Вскоре император приказал заточить ее в замке (Террачина), а ее двоюродную сестру, дочь графа Вальтера де Бриенна (ум. в 1205 г.), силой поместил под арест и похитил ее невинность"[79]. "Кознями врага рода человеческого Фридрих, погрязший в пороке сластолюбия, взошел на ложе двоюродной сестры императрицы и королевы, которая была девицей и жила в отдельных покоях. Императрицу же он оставил и начал дурно обращаться с ней, поэтому она пожаловалась своему отцу, королю Иоанну, на позор, претерпеваемый ею от Фридриха, и на то, как он поступил с племянницей Иоанна. Огорченный король Иоанн высказал свои упреки императору и стал ему угрожать. Тогда Фридрих избил жену и заточил ее в темницу. Больше он с ней не жил и, по слухам, вскоре приказал умертвить"[80].
    1. Имущество умершего епископа переходит к его преемнику;
    2. Никто не имеет права завладеть феодом или имуществом умершего прелата:
    3. Никто не добивается снятия отлучения с помощью оружия;
    4. Фьефы церкви нельзя передавать без явного согласия владельца;
    5. Ни один офицер императора не будет распоряжаться или взимать налоги в епископских городах.[107]
  3. «Генрих, сын императора, который, как говорили, многих привлёк на свою сторону подарками, чтобы они ему содействовали и помогали, по совету некоего Германа, магистра тевтонского Дома, и брата B. из того же Дома, прибыл к отцу»[111].
  4. В 1162 году Милан безоговорочно подчинился Фридриху Барбаросе и впоследствии был разрушен имперскими городами Павия и Кремона. Эти города сильно поддержали императора, поэтому Барбаросса не помешал им. Память об этом событии 1162 сохранилась в рельефах на городских воротах Милана и в памяти народа. Из-за недоверия и отсутствия личных связей между конфликтующими сторонами согласия достигнуть не удалось.
  5. Это могло случиться в июле–августе 1244 года, в мае 1245 года и Фридрих, и Салимбене находились в Пизе или в Кремоне в начале мая 1247 года.
  6.   И ты, Вифлеем-Ефрафа, мал ли ты между тысячами Иудиными? из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле и Которого происхождение из начала, от дней вечных[247].
     
      и ты, Вифлеем, земля Иудина, ничем не меньше воеводств Иудиных, ибо из тебя произойдет Вождь, Который упасет народ Мой, Израиля[249].
     
  7. Некоторые источники называют ее Мария (Матильда) Антиохийская (ок. 1200 — пос. 1225). Существует версия, что она была дочерью Боэмунда IV Одноглазого (1171—1233) де Пуатье. Также есть легенда, называющая её таинственной сирийской принцессой или даже сестрой султана аль-Малика аль-Камила, но скорее принадлежала к благородной семье Королевства Сицилия и, возможно, была дочерью Роберта из Антиохии, отсюда и имя сына, родившегося в 1222/1223.

ПримечанияПравить

  1. Вис, 2005, p. 5.
  2. Вис, 2005, p. 8.
  3. Вис, 2005, p. 11.
  4. Вис, 2005, p. 12.
  5. Вис, 2005, p. 8—11,100.
  6. Kantorowicz, 1957, p. 5.
  7. Tragni,Cardini, 2015, p. 11.
  8. Салимбене, 2004, с. 50.
  9. Abulafia, 1988, p. 89.
  10. 1 2 Kantorowicz, 1957, p. 6.
  11. 1 2 Abulafia, 1988, p. 90.
  12. Kantorowicz, 1957, p. 11.
  13. Воскобойников, 2008, с. 20.
  14. Abulafia, 1988, p. 83.
  15. Салимбене, 2004, с. 28.
  16. 1 2 Kantorowicz, 1957, p. 13.
  17. Abulafia, 1988, p. 91.
  18. Abulafia, 1988, p. 92.
  19. Kantorowicz, 1957, p. 15.
  20. Abulafia, 1988, p. 93.
  21. Tragni,Cardini, 2015, p. 14.
  22. Воскобойников, 2008, с. 21.
  23. Kantorowicz, 1957, p. 17.
  24. Kantorowicz, 1957, p. 26.
  25. Abulafia, 1988, pp. 94—100.
  26. Abulafia, 1988, pp. 100.
  27. Kantorowicz, 1957, p. 26—27.
  28. Abulafia, 1988, pp. 101—103.
  29. Kantorowicz, 1957, p. 31.
  30. Abulafia, 1988, p. 106.
  31. Kantorowicz, 1957, p. 32.
  32. Tragni,Cardini, 2015, p. 19.
  33. Martinus Oppaviensis.
  34. 1 2 Kantorowicz, 1957, p. 46—49.
  35. Abulafia, 1988, pp. 111—112.
  36. Виллани, 1997, с. 129.
  37. Kantorowicz, 1957, p. 51—55.
  38. Tragni,Cardini, 2015, p. 21—25.
  39. Kantorowicz, 1957, p. 46.
  40. 1 2 Вис, 2005, с. 36—37.
  41. Rader, 2013.
  42. Abulafia, 1988, p. 116.
  43. Zlatá bula sicilská.
  44. Allshorn, 1912, p. 44.
  45. Глогер, 2003, с. 66—67.
  46. Allshorn, 1912, p. 46.
  47. Вис, 2005, с. 39.
  48. Tragni,Cardini, 2015, p. 27—28.
  49. Мишо, 2005, с. 105.
  50. Вис, 2005, с. 43.
  51. Вис, 2005, с. 44.
  52. Vincentius Burgundus.
  53. Глогер, 2003, с. 69—70.
  54. Глогер, 2003, с. 78—79.
  55. 1 2 3 4 5 6 Кёльнская королевская хроника.
  56. 1 2 Глогер, 2003, с. 242.
  57. 1 2 3 4 Рикардо из Сан-Джермано.
  58. Abulafia, 1988, p. 141.
  59. Вис, 2005, с. 52—53.
  60. Глогер, 2003, с. 82.
  61. Kantorowicz, 1957, p. 115.
  62. Kantorowicz, 1957, p. 121.
  63. Вис, 2005, с. 60.
  64. Kantorowicz, 1957, p. 270.
  65. 1 2 Вис, 2005, с. 55.
  66. Haskins, 1924, p. 250.
  67. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 Kamp.
  68. 1 2 3 4 5 Абрамсон, 1994.
  69. Kantorowicz, 1957, p. 270-273.
  70. Вис, 2005, с. 56, 58.
  71. Kantorowicz, 1957, p. 128—132.
  72. PL, 1844—1855, CCCXXXVI, 308-312.
  73. Abulafia, 1988, p. 127—128.
  74. Мишо, 2005, с. 105—106.
  75. Мишо, 2005, с. 110.
  76. 1 2 Вис, 2005, с. 62.
  77. 1 2 Мишо, 2005, с. 112.
  78. Abulafia, 1988, p. 150—151.
  79. Вис, 2005.
  80. 1 2 Виллани, 1997, с. 141.
  81. Вис, 2005, с. 63.
  82. Abulafia, 1988, p. 156—159.
  83. Abulafia, 1988, p. 160—161.
  84. 1 2 Мишо, 2005, с. 113.
  85. 1 2 Kantorowicz, 1957, с. 169—170.
  86. GUILLAUME de Tyr.
  87. Мишо, 2005, с. 113—114.
  88. Abulafia, 1988, p. 172.
  89. 1 2 Мишо, 2005, с. 114.
  90. 1 2 Philip de Novare, 1936.
  91. Madden, 2005, p. 161—162.
  92. Заборов, 1956, с. 254—255.
  93. Gabrieli, 2009, p. 160.
  94. 1 2 3 Мишо, 2005, с. 115.
  95. Michaud, 1891, с. 279.
  96. Мишо, 2005, с. 116.
  97. Michaud, 1891, с. 281.
  98. 1 2 Abulafia, 1988, p. 198—200.
  99. Carbonetti.
  100. Houben, 2008, p. 54.
  101. Abulafia, 1988, p. 200—201.
  102. Abulafia, 1988, p. 202—203.
  103. 1 2 Sarton, 1931, p. 576.
  104. 1 2 Abulafia, 1988, p. 208—214.
  105. Свасьян, 2002, с. 146.
  106. Свасьян, 2002, с. 147.
  107. Michaud, 1849, p. 424.
  108. Соглашение с князьями церкви.
  109. Привилегии светским князьям.
  110. Вис, 2005, p. 86—87.
  111. 1 2 3 4 5 6 7 Марбахские анналы.
  112. 1 2 Abulafia, 1988, p. 238.
  113. Villella,1.
  114. Villella,2.
  115. Fornaciari.
  116. Abulafia, 1988, p. 239,242,.
  117. Вис, 2005, с. 31,94-95,161.
  118. 1 2 Вис, 2005, p. 98.
  119. Имперский земский мир.
  120. Земский мир.
  121. Regesta imperii.
  122. MGH, 1896, p. 248—264.
  123. Вис, 2005, p. 100.
  124. 1 2 Лозинский,Бернфельд, 1908—1913.
  125. 1 2 MGH, 1896, p. 274.
  126. Вис, 2005, с. 100—101.
  127. Abulafia, 1988, p. 245.
  128. MS 016, f. 152v.
  129. Matthew Paris's,1, 1852, p. 66.
  130. Pietro Tiepolo.
  131. Вис, 2005, с. 116.
  132. Abulafia, 1988.
  133. Houben.
  134. Вис, 2005, с. 153.
  135. Gentile.
  136. Вис, 2005, с. 108—110.
  137. Вис, 2005, с. 110—111.
  138. MS 016, f.147r.
  139. Вис, 2005, с. 112—114.
  140. Вис, 2005, с. 118.
  141. Мелория // Военная энциклопедия : [в 18 т.] / под ред. В. Ф. Новицкого [и др.]. — СПб. ; [М.] : Тип. т-ва И. Д. Сытина, 1911—1915.
  142. Виллани, 1997, с. 144—145.
  143. Вис, 2005, с. 117—119.
  144. Abulafia, 1988, p. 346—347.
  145. Kleinhenz, 2004, p. 361.
  146. Вис, 2005, с. 123—124.
  147. Jackson, 2005, p. 60—63.
  148. Силезские компилятивные анналы.
  149. Великая хроника, 1987, Глава 71.
  150. 1 2 3 Jackson, 2005, p. 67.
  151. Вис, 2005, с. 120.
  152. 1 2 Матвей Парижский, 1979, с. 142—147.
  153. Jackson, 2005, p. 66.
  154. Вис, 2005, с. 122.
  155. Chronicon, 1698, p. 567.
  156. Jackson, 2005, p. 62.
  157. Jackson, 2005, p. 66—67,71.
  158. Известия, 1940.
  159. Cheshire, 1926, p. 97.
  160. MS 016, f. 167r.
  161. Howorth, 1876, p. 152.
  162. The Cardinals of the Holy Roman Church.
  163. Kantorowicz, 1957, p. 597—598.
  164. Council of Lyons.
  165. MS 016, f. 187v.
  166. Kantorowicz, 1957, p. 638.
  167. Abulafia, 1988, p. 395—396.
  168. Abulafia, 1988, p. 398—400.
  169. Вис, 2005, с. 141—142.
  170. Вис, 2005, с. 143.
  171. Matthew Paris's,2, 1852, с. 304—306.
  172. 1 2 Abulafia, 1988, p. 401.
  173. Abulafia, 1988, p. 401—405.
  174. Tragni,Cardini, 2015, p. 130—131.
  175. 1 2 Abulafia, 1988, p. 406.
  176. 1 2 3 4 5 6 7 8 Fornari.
  177. 1 2 Tragni,Cardini, 2015, p. 134.
  178. Виллани, 1997, с. 161.
  179. Kein Gift in Friedrich II.
  180. 1 2 Гусарова, 2011, с. 254.
  181. Свасьян, 2002, с. 136.
  182. Burckhardt, 2015, p. 7.
  183. Гусарова, 2011, с. 274.
  184. Гусарова, 2011, с. 271—272.
  185. Гусарова, 2011, с. 262.
  186. Вис, 2005, с. 58.
  187. [[#CITEREF|]].
  188. Голенищев-Кутузов, 1967, с. 31.
  189. Голенищев-Кутузов, 1967, с. 32.
  190. Geymüller, 1908, p. 3,24.
  191. Geymüller, 1908, p. 13—17.
  192. 1 2 Kampers, 1929.
  193. 1 2 Воскобойников.
  194. Искусство Италии, 1960.
  195. Haskins, 1924, p. 159.
  196. 1 2 Haskins, 1924, p. 245.
  197. Свасьян, 2002, с. 145.
  198. Haskins, 1924, p. 244.
  199. Haskins, 1924, p. 249—250.
  200. Haskins, 1924, p. 246—247.
  201. 1 2 Haskins, 1924, p. 247—249.
  202. Драбкин, 1908—1913.
  203. Лависс, Рамбо, 1999.
  204. Корбен, Часть II, I А.
  205. Haskins, 1921, p. 335—337.
  206. Hofer, 1953, p. 19—21.
  207. Wood&Fyfe, 1943, p. XLII.
  208. 1 2 Салимбене, 2004, с. 383.
  209. 1 2 Салимбене, 2004, с. 387.
  210. Салимбене, 2004, с. 385.
  211. 1 2 Allshorn, 1912, p. 118.
  212. Геродот, Книга II, 2.
  213. Allshorn, 1912, p. 283.
  214. De tribus impostoribus, 1904.
  215. 1 2 Minois, 2012, p. 2—3.
  216. Foscolo, 1914, Discorso secondo.
  217. De tribus impostoribus, 1904, p. 8.
  218. Abulafia, 1988, p. 40—44.
  219. Вис, 2005, p. 59, с. 58—59.
  220. Вис, 2005, с. 56—58.
  221. Abulafia, 1988, p. 257.
  222. Abulafia, 1988, p. 144.
  223. Вис, 2005, p. 58, с. 58—59.
  224. Musca.
  225. Mallett, 2014, p. 105.
  226. Маалуф, 2006, Глава 12.
  227. 1 2 3 4 Салимбене, 2004, с. 382.
  228. Matthew Paris's,2, 1852, p. 404.
  229. 1 2 Kohler, 1903, p. 226.
  230. Воскобойников, 2008, p. 17.
  231. 1 2 3 4 5 6 Воскобойников, 2015, с. 241.
  232. Салимбене, 2004, с. 476.
  233. Данте, 1982, Глава VI, Песнь 10, строфы 118-120.
  234. Musi.
  235. 1 2 Donne, 2008.
  236. Giannone, 1729.
  237. Foscolo, 1859, p. 296.
  238. Settembrini, 1894, p. 29,47.
  239. la Repubblica.
  240. Gabrieli, 2009, p. 159.
  241. Жуанвиль, 2012, с. 79.
  242. Freeman, 1871, p. 284,286.
  243. Allshorn, 1912.
  244. Kantorowicz, 1957.
  245. Abulafia, 1988, p. 436—437.
  246. Kohler, 1903, p. 225.
  247. Мих. 5:2.
  248. Mich. 5:2.
  249. Матфей 2:6.
  250. Matt. 2:6.
  251. 1 2 3 4 Fonseca.
  252. Huillard-Bréholles, 1852, p. 378.
  253. 1 2 3 Cohn, 1970, p. 113.
  254. Глогер, 2003, с. 226.
  255. 1 2 3 Silva, Araújo, 2014, p. 115.
  256. 1 2 Глогер, 2003, с. 227.
  257. Rader, 2013, pp. 104.
  258. Большие Анналы Кольмара, 1286 год.
  259. Фюрстенфельдская Хроника, раздел 8.
  260. Глогер, 2003, с. 229.
  261. Thomas of Eccleston, 1903, p. 227—228.
  262. Глогер, 2003, с. 227—228.
  263. Gervase (of Tilbury), 1856, p. 12—13.
  264. Silva, Araújo, 2014, p. 116.
  265. Johann Rothe, 1859, p. 426.
  266. Глогер, 2003, с. 244.
  267. Silva, Araújo, 2014, p. 118.
  268. Глогер, 2003, с. 255.
  269. Silva, Araújo, 2014, p. 119.
  270. Глогер, 2003, с. 225—226.
  271. Lecuppre, 2007.
  272. Saba Malaspina, 1868, p. 227—228.
  273. Глогер, 2003, с. 235—236.
  274. Фюрстенфельдская Хроника, раздел 18.
  275. Глогер, 2003, с. 236—237.
  276. Большие Анналы Кольмара, 1295 год.
  277. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 FEDERICO II, FIGLI.

[⇦]

Литература и источникиПравить

ИсточникиПравить

На русском языкеПравить

На других языкахПравить

ЛитератураПравить

На русском языкеПравить

На других языкахПравить

ЭнциклопедииПравить

СсылкиПравить