Иерусалимское королевство

Иерусали́мское короле́вство (старофр. Roiaume de Jherusalem, лат. Regnum Hierosolimitanum), также известное как Латинское королевство Иерусалима — государство крестоносцев, возникшее в Леванте в 1099 году после завершения Первого крестового похода. Королевство просуществовало почти двести лет, с 1099 по 1291 год, когда его последняя оставшаяся территория с городом Акра, была захвачена мамлюками.

Государство крестоносцев
Иерусалимское королевство
лат. Regnum Hierosolymitanum
старофр. Roiaume de Jherusalem
итал. Regno di Gerusalemme
араб. مملكة القدس
греч. Βασίλειο της Ιερουσαλήμ
Флаг Герб
Флаг Герб
Crusader states.png
 Rectangular green flag.svg
 Saljuq flag.jpg
Mameluke Flag.svg 
Flag of Ayyubid Dynasty.svg 
1099 — 1291
Столица Иерусалим (10991187, 12291244 годы)
Тир (11871191 годы)
Акра (11911229, 12441291 годы)
Язык(и) старофранцузский (широко распространённый),
немецкий,
итальянский,
среднегреческий,
западный новоарамейский,
арабский,
иврит,
идиш
Официальный язык латынь
Религия католицизм (официальная религия)
православие
сирийское православие
ислам
иудаизм
самаритянство
друзизм
Денежная единица безант
Население 480 000–650 000 чел.[1] (1180 год)[2]
Форма правления вотчинная монархия
Основной закон Так называемые «Иерусалимские ассизы»
История
 • 1099 Первый крестовый поход
 • 1145 Второй крестовый поход
 • 1187 Осада Иерусалима
 • 1189 Третий крестовый поход
 • 1291 Падение Акры
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
 История Израиля
Emblem of Israel.svg
Земля обетованная
Колена Израилевы
Исход
Завоевание Ханаана

Эпоха судей


История древнего Израиля и Иудеи
Израильское царство
Иудейское царство
Вавилонский плен

Эпоха Второго Храма


Античный период
Правление Птолемеев и Селевкидов
Хасмонейское царство

Царство Ирода I


История Палестины
Иудея под властью Рима
Византийская провинция
Арабский период
Иерусалимское королевство
Правление мамлюков
Палестина в Османской империи

Британский мандат в Палестине


Современный Израиль
Сионизм

Создание Государства Израиль


Также
История еврейского народа

История королевства делится на два периода. Первое Иерусалимское королевство просуществовало с 1099 по 1187 год, прежде чем было почти полностью захвачено Саладином. После Третьего крестового похода королевство было восстановлено с центром в Акре в 1192 году и просуществовало до разрушения города в 1291 году. В этот период государство принято называть Вторым Иерусалимским королевством или Королевством Акра, от названия новой столицы королевства. Акра оставалась столицей, за исключением двух десятилетий, последовавших после того, как Фридрих II Штауфен дипломатическим путём вернул Иерусалим у Айюбидов в Шестом крестовом походе. Подавляющее большинство крестоносцев, основавших и заселивших Иерусалимское королевство, были выходцами из Французского королевства, как рыцари и солдаты, составлявшие основную часть постоянного потока подкреплений на протяжении всего двухсотлетнего периода его существования. Поэтому её правители и элита были французского происхождения[3]. Французские крестоносцы и привезли французский язык в Леванте, таким образом, делая старофранцузский язык лингва франка в государствах крестоносцев[4][5].

Географическая границаПравить

Поначалу королевство представляло собой не более чем разрозненное скопление городов, захваченных во время Первого крестового похода, но в разгар своего расцвета в середине XII века королевство охватывало примерно территорию современного Израиля и южных районов Ливана. От Средиземного моря королевство простиралось тонкой полоской земли от Бейрута на севере до Синайской пустыни на юге, до современной Иордании и Сирии на востоке и до Фатимидского Египта на Западе. Ещё три государства крестоносцев, основанные во время и после Первого крестового похода, располагались севернее: графство Эдесса (1097–1144), княжество Антиохия (1098–1268) и графство Триполи (1109–1289). Хотя все три были независимыми, они были тесно связаны с Иерусалимом. За ними к северу и Западу лежали государства Киликия и Восточная Римская империя, с которыми Иерусалим имел тесные отношения в XII веке. Далее на восток располагались различные мусульманские эмираты, которые в конечном счёте были связаны с Аббасидским халифатом в Багдаде. Королевство управлялось королём Аймери де Лузиньяном (1197–1205 годы), королём Кипра, ещё одного государства крестоносцев, основанного во время Третьего крестового похода. Династические связи укрепились также с Триполи, Антиохией и Киликией. Вскоре в королевстве всё более доминировали итальянские города-государства как Венецианская республика и Генуэзская республика, а также имперские амбиции императоров Священной Римской империи. Император Фридрих II (правил в 1220–1250 годы) претендовал на королевство через брак, но его присутствие вызвало гражданскую войну (1228–1243 годы) среди знати королевства. Королевство стало не более чем пешкой в политике и военных действиях династий Айюбидов и мамлюков в Египте, а также хорезмийских и монгольских захватчиков. Будучи относительно небольшим государством, оно получало мало финансовой или военной поддержки от Европы; несмотря на многочисленные небольшие экспедиции, европейцы обычно не желали предпринимать дорогостоящее путешествие на восток по явно проигрышному делу. Мамлюкские султаны Байбарс (правил в 1260–1277 годы) и Аль-Ашраф Халиль (правил в 1290–1293 годы) в конечном итоге отвоевали все оставшиеся крепости крестоносцев, кульминацией чего стало разрушение Акры в 1291 году.

Жители королевстваПравить

Королевство было этнически, религиозно и лингвистически разнообразно, хотя сами крестоносцы и их потомки были элитным католическим меньшинством. Они переняли многие обычаи и институты со своей Родины в Западной Европе, и на протяжении всего существования королевства существовали тесные семейные и политические связи с Западом. Королевство также унаследовало «восточные» качества, на которые повлияли существовавшие ранее обычаи и население. Большинство жителей королевства составляли коренные христиане, особенно православные и сиро-яковитские христиане, а также мусульмане-сунниты и шииты. Местные христиане и мусульмане, принадлежавшие к обособленному низшему классу, как правило, говорили по-гречески и по-арабски, в то время как крестоносцы, прибывшие в основном из Франции, говорили по-французски. Было также небольшое число евреев и самаритян.

Согласно записям Вениамина Тудельского, который путешествовал по королевству около 1170 года, в Наблусе было 1000 самаритян, 200 в Кесарии и 300 в Аскалоне. Это устанавливает нижнюю границу для cамаритянского населения в 1500 человек, поскольку Толида, самаритянская хроника, также упоминает общины в Газе и Акре. Вениамин Тудельский оценил общее количество еврейского населения 14 городов королевства в 1200 человек, что делает самаритянское население того времени больше еврейского[6].

Основание и ранняя историяПравить

Основная статья: Первый крестовый поход

В преддверии крестового похода растущее значение Иерусалима в мусульманском мире проявилось в меньшей терпимости к другим вероисповеданиям. Христиане и евреи в Святой земле подвергались гонениям, многие церкви и синагоги были разрушены. Эта тенденция достигла своего пика в 1009 году, когда фатимидский халиф Аль-Хаким Биамриллах, которого низариты и друзы почитают как «живое воплощение Аллаха», разрушил храм Гроба Господня в Иерусалиме. Эта провокация вызвала огромную ярость в христианском мире, что привело к началу подготовки крестового похода из Европы в Святую землю[7].

Первый крестовый поход был провозглашён на Клермонском соборе в 1095 году папой Урбаном II с целью оказания помощи Римской империи против нашествия турок-сельджуков. Однако главной целью быстро стал контроль над Святой землёй. Римляне постоянно воевали с сельджуками и другими турецкими династиями за контроль над Анатолией и Левантом. Сельджуки, будучи мусульманами суннитами, ранее правили Сельджукской империей, но она распалась на несколько более мелких государств после смерти Мелик-шаха I в 1092 году. Малик-шаха сменил в Румском султанате Кылыч-Арслан I, а в Сирии его брат Тутуш I, умерший в 1095 году. Сыновья Тутуша Радван стал султаном Алеппо, а Дукак эмиром Дамаска, таким образом ещё больше разделив Сирию между враждебно настроенными друг к другу эмирами, а также Кербогой, атабеком Мосула. Эта разобщённость между анатолийским и левантийскими эмирами позволила крестоносцам преодолеть сопротивление сельджуков, с которым они столкнулись на пути в Иерусалим[8].

Египет и большая часть Палестины находились под контролем арабского шиитского халифата Фатимидов, который распространился ещё дальше в Сирию до прихода сельджуков. Война между Фатимидами и сельджуками вызвала большие потрясения среди местных христиан и западных паломников. Фатимиды, находившиеся под номинальным правлением халифа Аль-Мустали, но фактически контролируемые визирем Аль-Афдалем Шаханшахом, потеряли Иерусалим, который был захвачен сельджукам в 1073 году[9]; они отвоевали его в 1098 году у Артукидов, небольшого турецкого племени, связанного с сельджуками, как раз перед прибытием крестоносцев[10].

 
Королевство было создано после захвата крестоносцами Иерусалима в 1099 году. Первым королём нового государства был избран Готфрид Бульонский, один из предводителей Первого крестового похода.

Крестоносцы прибыли в Иерусалим в июне 1099 году; некоторые из соседних городов как Рамла, Лод, Вифлеем и другие уже были захвачены крестоносцами, сам Иерусалим был взят 15 июля 1099 года[11]. На 22 июля руководители похода провели заседание совета в храме Гроба Господня, чтобы выбрать правителя для ново созданного государства. Раймунд IV Тулузский и Готфрид Бульонский, лидеры крестового похода, являлись кандидатами на пост нового главы государства. Раймунд был более богатым и могущественным из них двоих, но сначала он отказался стать правителем, возможно, пытаясь показать своё благочестие и, вероятно, надеясь, что другие дворяне всё равно будут настаивать на его избрании[12]. Более популярный Готфрид не колебался, как Раймунд, и принял предложение стать главой нового государства. Он отказался принять королевский титул, «не желая носить королевский венец там, где Спаситель носил терновый» и принял другой — Advocatus Sancti Sepulchri («Защитник Гроба Господня»)[13]. Вместо этого титула сам Готфрид, по-видимому, использовал более двусмысленный термин принцепс или просто сохранил свой титул герцога из Нижней Лотарингии. Роберт монах летописец и единственный современник крестового похода, сообщил, что Готфрид всё же принял титул «король»[14][15]. Раймунд пришёл в ярость и повёл свою армию на фураж подальше от города. Новое королевство и репутация Готфрида были обеспечены поражением египетской армии Фатимидов под командованием Аль-Афдала Шаханшаха в битве при Аскалоне через месяц после завоевания, 12 августа, но продолжающаяся вражда Раймунда и Готфрида помешала крестоносцам взять под контроль сам Аскалон[16]. Около 1099 года в Иерусалиме появился орден иоаннитов (госпитальеров), который основал больницу для паломников.

Оставалась ещё некоторая неопределенность относительно того, что делать с новым королевством. Папский легат Даимберт Пизанский убедил Готфрида передать Иерусалим ему как латинскому патриарху с намерением создать теократическое государство непосредственно под папским контролем. По словам Гийома Тирского, Готфрид, возможно, поддержал усилия Даимберта, и он согласился завладеть «одним или двумя другими городами и таким образом расширить королевство», если бы Даимберту было разрешено править Иерусалимом[17]. Готфрид действительно расширил границы королевства, захватив Яффу, Хайфу, Тиверию и другие города, а многие другие заставил платить дань. Он заложил основы системы вассалитета в королевстве, основав Галилейское княжество и Яффское графство. Но его правление было недолгим, и он умер в 1100 году. Его брат Балдуин Булонский успешно перехитрил Даимберта и провозгласил Иерусалим своим, а для себя сразу принял титул «Король латинян Иерусалима». Даимберт пошёл на компромисс, короновав Балдуина I в Вифлееме, а не в Иерусалиме, но путь к светскому государству был проложен[18]. В этих светских рамках была установлена католическая церковная иерархия, стоявшая над местными православными и сирийско-православными церквями, которые сохранили свою собственную организацию (католики считали их раскольниками и, следовательно, незаконными; и наоборот). При латинском патриархе существовало четыре суфражистские архиепископии и многочисленные епархии[19].

Балдуин I удачно расширил королевство, с помощью итальянских городов-государств и других авантюристов, в частности короля Норвегии Сигурда I, захватив портовые города Акра (1104 год), Сидон (1110 год) и Бейрут (1111 год), а также утвердив своё владычество над государствами крестоносцев на Севере — графством Эдесса (им же основанном), княжеством Антиохия и графством Триполи. При нём увеличилось количество жителей — латинян, пришедших с Арьергардным крестовым походом, а также появился латинский патриарх. Балдуин вновь заселил Иерусалим франками и местными православными христианами после своей экспедиции через Иордан в 1115 году[20]. Итальянские города-государства (Венеция, Пиза и Генуя) начали играть важную роль в королевстве. Их флот участвовал в захвате портов, где они получали свои кварталы для торговли. Он успешно защищался от мусульманских вторжений, от Фатимидов в многочисленных битвах при Рамле и в других местах на юго-западе королевства, а также от Дамаска и Мосула в битве при Аль-Саннабре на северо-востоке в 1113 году[21]. Как говорит Томас Мэдден, Балдуин был «истинным основателем Иерусалимского королевства», который «превратил хрупкую структуру в прочное феодальное государство. С блеском и усердием он установил сильную монархию, завоевал палестинское побережье, примирил феодалов-крестоносцев и установил прочные границы с мусульманскими соседями королевства»[22].

 
Похороны Балдуина I из книги: Les Passages d'outremer faits par les Français contre les Turcs depuis Charlemagne jusqu'en 1462.

Балдуин привез с собой жену армянку по имени Арда (хотя современники никогда не называли её так), на которой он женился, чтобы получить политическую поддержку армянского населения в Эдессе, и которую он быстро оставил, когда он перестал нуждаться в армянской поддержке, будучи королём в Иерусалиме. Он, будучи женат на Арде, вступил во второй брак с Аделазией дель Васто, фактической правительницей Сицилии, в 1113 году, но был принуждён развестись с ней в 1117 году; сын Аделаиды от первого брака, Рожер II Сицилийский, не простил этого и в течение десятилетий отказывался от столь необходимой сицилийской военно-морской поддержки королевству[23].

Балдуин умер в 1118 году не оставив наследников, во время кампании против Египта, королевство было предложено его брату Евстахию III Булонскому, который сопровождал Балдуина и Готфрида в крестовом походе. Евстахию это было неинтересно, и вместо этого корона перешла к двоюродному брату Балдуина Балдуину де Бургу, который ранее унаследовал Эдессу. Балдуин II был также способным правителем и тоже успешно защищался от нашествий Фатимидов и сельджуков. Хотя Антиохия была сильно ослаблена после битвы при Сармаде в 1119 году, а сам Балдуин находился в плену у эмира Алеппо в 1122–1124 годах, Балдуин привёл государства крестоносцев к победе в битве при Аазазе в 1125 году. Его правление ознаменовалось учреждением первых военно-монашеских орденов, рыцарей-госпитальеров (получивших в это время официальный статус) и рыцарей-храмовников обосновавшихся в переделанной мечети аль-Акса; первыми сохранившимися письменными законами королевства, составленными на Соборе в Наблусе в 1120 году; первым торговым договором с Венецианской республикой, Pactum Warmundi, в 1124 году. Увеличение морской и военной поддержки со стороны Венеции привело к захвату Тира в 1124 году. Влияние Иерусалима распространилось также на Эдессу и Антиохию, где Балдуин II выступал в качестве регента, когда их собственные лидеры были убиты в бою, хотя в Иерусалиме также существовали регентские правительства во время пленения Балдуина[24]. Балдуин был женат на армянской принцессе Морфии Мелитенской и имел четырёх дочерей: Годерну и Алису, которые вышли замуж за графа Трипольского и князя Антиохийского; Иовету, которая стала влиятельной аббатисой; и старшая, Мелисенда, которая была названа его наследницей и стала королевой после его смерти в 1131 году, со своим мужем Фульком V Анжуйским в качестве короля-консорта. Их сын, будущий Балдуин III, был назван сонаследником своим дедом[25].

Первый период. Столица в ИерусалимеПравить

Эдесса, Дамаск и Второй крестовый походПравить

Основная статья: Второй крестовый поход
 
Иерусалимское королевство в 1135 г.

Балдуину II наследовала его дочь Мелисенда Иерусалимская, которая правила вместе со своим мужем Фульком Анжуйским. Фульк был опытным крестоносцем и оказал военную поддержку королевству во время массового паломничества к Святым местам в 1120 году. Он ввёл Иерусалим в сферу влияния Анжуйской державы, как отец Жоффруа V Плантагенета и будущий дед Генриха II Английского. Не все оценили появление чужеземца в качестве короля. В 1132 году Антиохия, Триполи и Эдесса провозгласили свою независимость и сговорились помешать Фульку осуществлять над ними сюзеренитет Иерусалимского королевства. Он победил войска Триполийского графства и установил регентство в Антиохии, устроив брак между графиней, племянницей Мелисенды Констанцией, и его собственным родственником Раймундом де Пуатье[26]. Тем временем в Иерусалиме местные крестоносцы-аристократы выступили против того, что Фульк отдавал большее предпочтение своей анжуйской свите. В 1134 году Гуго II де Пюизе восстал против Фулька, объединившись с мусульманским гарнизоном в Аскалоне, за что был заочно осуждён за измену. Латинский патриарх вмешался, чтобы уладить спор, но затем на Гуго было совершено покушение, в котором обвинили Фулька. Этот скандал позволил Мелисенде и её сторонникам получить власть[27]. Соответственно, Фульк «стал настолько упрямым, что...даже в незначительных случаях он не принимал никаких мер без ее ведома и помощи»[28].

 
Изображение крестоносцев из издания Petit Larousse 1922 года

Во время их царствования было достигнуто наибольшее культурное и экономическое развитие, символ которого — псалтырь Мелисенды, заказанный королевой между 1135 и 1143 годами. Фульк, знаменитый полководец, столкнулся с новым опасным врагом — атабеком Мосула Зенги, который взял под свой контроль Алеппо и нацелился также на Дамаск; объединение этих трёх государств стало бы серьёзным ударом по растущей мощи Иерусалимского королевства. Кратковременное вмешательство в 1137—1138 годах ромейского императора Иоанна II Комнина, желавшего вернуть в лоно империи Антиохию, не остановило угрозы со стороны Зенги; в 1139 году Дамаск и Иерусалим признали серьёзность угрозы для обоих государств, был заключен союз, остановивший продвижение Зенги. Хотя Фульк удачно противостоял Зенги в течение своего правления, Гийом Тирский порицал его за плохое устройство охраны границ. Фульк использовал это время для строительства многочисленных замков, в том числе Ибелина и Эль-Карака[29]. Фульк умер в результате несчастного случая на охоте в 1143 году. Зенги воспользовался этим и вторгся в 1144 году в земли Эдесского графства, которое он покорил в 1146. Королева Мелисанда, ставшая регентом при своём сыне Балдуине III, назначила нового коннетабля Манассе Д’Иержа, возглавившего армию после смерти Фулька, но Эдессу не удалось вернуть, несмотря на убийство самого Зенги в 1146 году[30]. Падение Эдессы потрясло Европу и в 1148 году начался Второй крестовый поход.

Встретившись в Акре, предводители крестоносцев, король Франции Людовик VII Молодой и король Германии Конрад III Штауфен, решили атаковать дружественного королевству эмира Дамаска, как наиболее уязвимого противника, несмотря на договор между Дамаском и Иерусалимским королевством. Это было полным противоречием советам Мелисанды и Манассе, считавшим главным противником — Алеппо, победа над которым давала возможность вернуть Эдессу.

Крестовый поход закончился в 1148 году полным провалом. Осада Дамаска оказалась крайне неудачной; когда город, казалось, был на грани краха, армия крестоносцев внезапно двинулась на другую часть стены и была отброшена назад. Крестоносцы отступили в течение трёх дней. Ходили слухи о предательстве и подкупе, Конрад III чувствовал себя преданным иерусалимской знатью. Какова бы ни была причина неудачи, французская и немецкая армии вернулись домой, а через несколько лет Нур ад-Дин захватил Дамаск[31].

Гражданская войнаПравить

Неудача Второго крестового похода имела ужасные долгосрочные последствия для королевства. Запад не решался посылать крупномасштабные экспедиции; в течение следующих нескольких десятилетий приходили только небольшие армии, возглавляемые мелкими европейскими дворянами, желавшими совершить паломничество. Тем временем мусульманские государства Сирии постепенно объединил Нур ад-Дин Махмуд, который разгромил Антиохийское княжество в битве при Инабе в 1149 году и получил контроль над Дамаском в 1154 году. Нур ад-Дин был фанатично религиозен, и во время его правления концепция джихада стала больше чем раньше использоваться как священная война против неверных[32].

 
Башня Давида в Иерусалиме, наши дни.

В Иерусалиме, крестоносцы были отвлечены конфликтом между Мелисандой и Болдуином III. Мелисенда продолжала править как регент ещё долго после того, как Балдуин достиг совершеннолетия. Её поддерживали, в частности, Манассия Иергский, который, по существу, управлял королевством в качестве коннетабля, её сын Амори, которого она назначила графом Яффским, Филипп де Милли и семья Ибелинов. Балдуин утверждал свою независимость, выступая посредником в спорах в Антиохии и Триполи, получил поддержку братьев Ибелинов, когда они начали выступать против растущей власти Манассии, благодаря его женитьбе на их овдовевшей матери Хелвисе из Рамлы. В 1153 году Балдуин был коронован как единоличный правитель, был достигнут компромисс, в результате которого королевство было разделено надвое: Балдуин получил Акру и Тир на севере, а Мелисенде остался Иерусалим и города на юге. Балдуин смог заменить Манассию одним из своих сторонников, Онфруа II де Торонским. Балдуин и Мелисенда понимали, что такое положение не продлится долго. Вскоре Балдуин вторгся во владения своей матери, разбил Манассию и осадил свою мать в башне Давида в Иерусалиме. Мелисенда сдалась и удалилась в Наблус, но Балдуин назначил её своим регентом и главным советником, и она сохранила часть своего влияния, особенно при назначении церковных чиновников[33]. В 1153 году Балдуин начал наступление на Аскалон, крепость на юге, из которой египетские армии Фатимидов постоянно совершали набеги на Иерусалим с момента основания королевства. Крепость была захвачена и присоединена к графству Яффо, всё ещё находящемуся во владении его брата Амори[34].

Союз с Константинополем и вторжение в ЕгипетПравить

 
Император Восточной Римской империи Мануил I Комнин, близкий союзник Иерусалимского королевства.

С захватом Аскалона южная граница королевства теперь была в безопасности, и Египет, ранее представлявший серьезную угрозу для королевства, но теперь дестабилизированный под властью нескольких малолетних халифов, был низведён до состояния данника. Нур ад-Дин оставался угрозой на востоке, и Балдуину пришлось бороться с наступлением ромейского императора Мануила I Комнина, претендовавшего на Антиохию. Чтобы укрепить оборону королевства против растущей силы мусульман, Балдуин III заключил первый прямой союз с Восточной Римской империей, женившись на Феодоре Комнине, племяннице императора Мануила; Мануил женился на кузине Балдуина Марии[35]. Как выразился Гийом Тирский, была надежда, что Мануил сможет «благодаря своему собственному благополучию исправить наше бедственное положение, в котором пребывало наше королевство, и превратить нашу бедность в сверхизбыток»[36].

Балдуин III умер в 1162 году, на год позже своей матери, ему наследовал его брат, Амори. Нур ад-Дин Занги овладел землями, лежавшими на Северо-востоке от Антиохии, взял Дамаск и стал близким и крайне опасным соседом для крестоносцев. В 1163 году крестоносцам удалось нанести сильное поражение Нур ад-Дину в битве при Аль-Букайе, сорвав его планы по дальнейшему расширению территории. Амори возобновил союз, заключенный Балдуином. В 1163 году нестабильная ситуация в Египте привела к отказу платить дань Иерусалиму, была запрошена помощь от Нур ад-Дина; в ответ Амори вторгся в Египет, но был вынужден повернуть назад, когда египтяне разрушили плотины на Ниле в Бильбейсе. Египетский визирь Шавар снова обратился за помощью к Нур ад-Дину, который послал своего полководца Ширкуха, но Шавар быстро отвернулся от него и вступил в союз с Амори. Амори и Ширкух осадили Бильбейс в 1164 году, но оба отступили из-за кампаний Нур ад-Дина против Антиохии, где Боэмунд III Антиохийский и Раймунд III Трипольский потерпели поражение в битве при Хариме. Казалось, что сама Антиохия падёт под натиском Нур ад-Дина, но он отступил, когда император Мануил послал в этот район большие ромейские силы. Нур ад-Дин отправил Ширкуха обратно в Египет в 1166 году, а Шавар снова вступил в союз с Амори который потерпел поражение в битве при Аль-Бабейне. Несмотря на поражение, обе стороны отступили, но Шавар оставался под контролем гарнизона крестоносцев в Каире[37]. Амори укрепил свой союз с Мануилом, женившись в 1167 году на племяннице Мануила Марии Комнине, и посольство во главе с Гийомом Тирским было отправлено в Константинополь для переговоров о военной экспедиции, но в 1168 году Амори разграбил Бильбейс, не дожидаясь обещанной Мануилом морской поддержки. Амори больше ничего не добился, но его действия побудили Шавара снова перейти на другую сторону и обратиться за помощью к Ширкуху. Шавар был быстро убит, и когда Ширкух умер в 1169 году, ему наследовал его племянник Юсуф, позже ставший известный как Саладин. В том же году Мануил послал большой флот из 300 кораблей на помощь Амори, и город Дамиетта был взят в осаду. Однако ромейский флот отплыл с запасом провизии всего на три месяца. К тому времени, когда крестоносцы были готовы, припасы были уже на исходе, и флот отступил. Каждая сторона стремилась обвинить другую в неудаче, но обе знали, что они не могут захватить Египет без помощи друг друга: союз был сохранён, и были составлены планы ещё одной кампании против Египта, которые в конечном счёте должны были сойти на нет[38].

В конце концов Нур ад-Дин одержал победу и Саладин провозгласил себя султаном Египта. Саладин вскоре начал утверждать свою независимость от Нур ад-Дина, а со смертью Амори и Нур ад-Дина в 1174 году он получил прекрасную возможность, чтобы заполучить контроль над сирийскими владениями Нур ад-Дина[39]. После смерти императора Мануила в 1180 году Иерусалимское королевство потеряло своего самого могущественного союзника.

Последующие события часто интерпретировались как борьба между двумя противоборствующими фракциями: «придворной партией», состоящей из матери Балдуина, первой жены Амори Агнессы де Куртене, её ближайших родственников и недавно прибывших из Европы, которые были неопытны в делах королевства и выступали за войну с Саладином; и «благородной партией», возглавляемой Раймундом Триполийским и мелкой знатью королевства, которая выступала за мирное сосуществование с мусульманами. Это точка зрения, предложенная Гийомом Тирским, который был твердо помещён в «благородный» лагерь, и его точка зрения была подхвачена последующими историками; в XX-м веке Маршалл У. Балдуин[40], Стивен Рансимен[41] и Ганс Э. Майер[42] поддержали эту точку зрения. Питер У. Эдбери, с другой стороны, утверждает, что Гийома, а также авторов XIII века, продолжавших «хронику Гийома» на французском языке и находившихся в союзе со сторонниками Раймонда в семье Ибелинов, нельзя считать беспристрастными[43]. Хотя эти события явно были династической борьбой, «разделение происходило не между местными баронами и приезжими с Запада, а между родственниками короля по материнской и отцовской линии»[44].

Амори I наследовал его молодой сын, Балдуин IV. С ранних лет он узнал, что болен проказой, но это не помешало ему доказать, что он является деятельным и сильным правителем и хорошим военачальником. Он смог на время отодвинуть внешнюю угрозу от королевства, но его болезнь и ранняя смерть внесли новые междоусобицы и раздоры в и без того парализованную жизнь королевства.

Миль де Планси был недолго бальи королевства или регентом во время малолетства Балдуина IV. Де Планси был убит в октябре 1174 года и регентом стал граф Раймунд III Трипольский, двоюродный брат Амори по матери. Весьма вероятно, что Раймунд или его сторонники организовали это убийство[45]. Балдуин достиг совершеннолетия в 1176 году и, несмотря на болезнь, больше не нуждался в регенте. Поскольку Раймунд был его ближайшим родственником по мужской линии и имел серьёзные права на трон, его беспокоили масштабы его амбиций, хотя прямых наследников у него не было. Чтобы уравновесить это, король время от времени обращался к своему дяде, Жослену III Эдесскому, который был назначен сенешалем в 1176 году; Жослен был более близким родственником Балдуина, чем Раймунд, но сам не претендовал на трон[46].

Будучи прокажённым, Балдуин не имел детей и не мог долго править, поэтому ближайшими его преемниками стали его сестры Сибилла и младшая сводная сестра Изабелла. Балдуин и его советники признали, что Сибилле необходимо выйти замуж за дворянина c Запада, чтобы получить поддержку европейских государств в случае военного кризиса; в то время как Раймунд был ещё регентом, был устроен брак Сибиллы и Вильгельма Монферратского, двоюродного брата Людовика VII французского и Фридриха Барбароссы, императора Священной Римской империи. Надеялись, что, объединившись с родственником западного императора, Фридрих придёт на помощь королевству[47]. Иерусалим снова обратился за помощью к Восточной Римской империи, а император Мануил искал способ восстановить престиж своей империи после поражения в битве при Мириокефале в 1176 году; эту миссию взял на себя Рено де Шатильон[48]. После прибытия Вильгельма Монферратского в 1176 году он заболел и умер в июне 1177 года, оставив Сибиллу вдовой и беременной будущим Балдуином V[49].

 
Идеализированная карта Иерусалимского королевства крестоносцев XII века.

Вскоре после этого Филипп Эльзасский прибыл в Иерусалим с паломничеством; он был двоюродным братом Балдуина IV, и король предложил ему регентство и командование армией, от чего Филипп отказался, хотя и возражал против назначения Рено регентом. Тогда Филипп попытался вмешаться в переговоры о втором муже Сибиллы и предложил одного из своих приближённых, но местные бароны отвергли его предложение. Кроме того, Филипп, казалось, думал, что он мог бы завоевать себе собственный домен в Египте, но он отказался участвовать в запланированной ромейско-иерусалимской экспедиции. Экспедиция была отложена и в конце концов отменена, и Филипп увёл свою армию на север[50].

Большая часть армии королевства двинулась на север с Филиппом, Раймундом III и Боэмундом III, чтобы атаковать Хаму, и Саладин воспользовался возможностью вторгнуться в королевство. Балдуин оказался эффективным и энергичным королём, а также блестящим военачальником: он победил Саладина в битве при Монжизаре в сентябре 1177 года, несмотря на значительное численное превосходство и необходимость полагаться на ополчение. Хотя присутствие Балдуина, несмотря на его болезнь, вдохновляло людей, прямые военные решения фактически принимались Рено[51].

Предполагалось, что Гуго III Бургундский приедет в Иерусалим и женится на Сибилле, но Гуго не смог покинуть Францию из-за политических волнений там в 1179–1180 годах после смерти Людовика VII. Тем временем мачеха Балдуина IV Мария, мать Изабеллы и мачеха Сибиллы, вышла замуж за Балиана Ибелина. На Пасху 1180 года Раймунд и его двоюродный брат Боэмунд III Антиохийский попытались заставить Сибиллу выйти замуж за брата Балиана Балдуина Ибелина. Раймунд и Боэмунд были ближайшими родственниками короля Балдуина по отцовской линии и могли претендовать на трон, если бы король умер без наследника или подходящей замены. Ещё до приезда Раймунда и Боэмунда Агнес и король Балдуин устроили так, что Сибилла вышла замуж за новоприбывшего из Пуату Ги де Лузиньяна, чей старший брат Амори II де Лузиньян был уже известной фигурой при дворе. На международном уровне Лузиньяны были полезны как вассалы Балдуина и кузена Сибиллы Генриха II Английского. Балдуин обручил восьмилетнюю Изабеллу с Онфруа IV де Тороном, пасынком могущественного Рено де Шатильоном, тем самым избавив её от влияния семьи Ибелинов и своей матери[52].

Спор между двумя фракциями в королевстве повлиял на избрание нового патриарха в 1180 году. Когда Патриарх Амори Несль умер 6 октября 1180 года, двумя наиболее очевидными кандидатами на его место были Гийом Тирский и Ираклий Кесарийский. Они были довольно равны по происхождению и образованию, но политически они были в союзе с противоположными партиями, так как Ираклий был одним из сторонников Агнессы де Куртене. Каноники храма Гроба Господня обратились к королю за советом, и Ираклий был избран под влиянием Агнессы. Ходили слухи, что Агнес и Ираклий были любовниками, но эта информация исходит из записей Гийома Тирского XIII века, и нет никаких других доказательств, подтверждающих такое утверждение[53].

В конце 1181 года Рено де Шатильон совершил набег на юг, в Аравию, в направлении Медины, хотя ему и не удалось продвинуться так далеко. Вероятно, примерно в это же время Рено напал и на мусульманский караван. В то время королевство заключило перемирие с Саладином, и действия Рено рассматривались как самостоятельный акт разбоя; возможно, он пытался помешать Саладину переместить свои войска на север, чтобы взять под контроль Алеппо, что укрепило бы позиции Саладина[54]. В ответ Саладин напал на королевство в 1182 году, но потерпел поражение в битве при замке Бельвуар. Король Балдуин, хотя и был тяжело болен, всё же смог лично командовать армией. Саладин попытался осадить Бейрут с суши и моря, но Балдуин совершил набег на территорию вокруг Дамаска, но ни одна из сторон не нанесла значительного ущерба. В декабре 1182 года Рено начал морскую экспедицию на Красном море, которая добралась до Рабига. Экспедиция потерпела поражение, и двое людей Рено были доставлены в Мекку для публичной казни. Как и его более ранние набеги, экспедиция Рено обычно рассматривается как эгоистичная и в конечном счёте фатальная для Иерусалимского королевства, но, согласно Бернарду Гамильтону, это была на самом деле хитрая стратегия, предназначенная нанести ущерб престижу и репутации Саладина[55].

В 1183 году по всему королевству был введён общий налог, беспрецедентный в Иерусалимском королевстве и почти во всей средневековой Европе. Налог помогал оплачивать большие армии в течение следующих нескольких лет. Конечно, требовалось больше войск, так как Саладин, наконец, смог получить контроль над Алеппо, и с миром на его северных территориях он мог сосредоточиться на Иерусалиме на юге. Король Балдуин был настолько недееспособен из-за своей проказы, что пришлось назначить регента, им стал Ги де Лузиньян, так как он был законным наследником Балдуина и король скоро должен был умереть. Неопытный Ги возглавил армию королевства против Саладина вторгнувшегося в королевство, но ни одна из сторон не добилась реальных успехов, и его противники критиковали Ги за то, что он не ударил против Саладина, когда у него был шанс[56].

 
Гробница Балдуина V на рисунке XVIII века Эльзара Хорна.

В октябре 1183 года Изабелла вышла замуж за Онфруа IV де Торона в Кераке, в это же время их осадил Саладин, который, возможно, надеялся захватить несколько ценных пленников. Когда король Балдуин, хотя теперь слепой и искалеченный, оправился достаточно, чтобы возобновить своё правление и командование армией, Ги был отстранён от регентства, а его пятилетний приёмный сын, племянник короля Балдуина и тёзка Балдуина, был коронован в качестве соправителя в ноябре. Король Балдуин сам отправился на помощь замку, его несли на носилках и сопровождала мать. Он примирился с Раймундом Триполийским и назначил его военачальником. Осада была снята в декабре и Саладин отступил в Дамаск[57]. Саладин предпринял ещё одну попытку осады в 1184 году, но Балдуин отразил и эту атаку, тогда Саладин совершил набег на Наблус и другие города по пути домой[58].

В октябре 1184 года Ги де Лузиньян возглавил нападение на кочевников-бедуинов со своей базы в Аскалоне. В отличие от нападений Рено на караваны, которые, возможно, имели какую-то военную цель, Ги атаковал группу, которая обычно была лояльна Иерусалиму и предоставляла разведданные о передвижениях войск Саладина. В то же время у короля Балдуина болезнь усилилась, и его регентом был назначен Раймунд Триполийский, а не Ги. Балдуин IV умер весной 1185 года, титул короля перешёл к его племяннику, малолетнему Балдуину V[59].

Тем временем кризис престолонаследия побудил отправить миссию на Запад и обратиться за помощью. В 1184 году патриарх Ираклий объехал все дворы Европы, но никакой помощи не последовало. Ираклий предложил «ключи от храма Гроба Господня, башни Давида и знамени Иерусалимского королевства», но не саму корону, Филиппу II Августу и Генриху II Плантагенету; последний, будучи внуком Фулька, был двоюродным братом короля и обещал отправиться в крестовый поход после убийства Томаса Бекета. Оба короля предпочли остаться дома, чтобы защищать свои собственные территории, а не выступать в качестве регентов для ребёнка в Иерусалиме. Немногочисленные европейские рыцари, побывавшие в Иерусалиме, даже не видели сражений, так как перемирие с Саладином было восстановлено. Вильгельм V Монферратский был одним из немногих, кто пришёл на помощь своему внуку Балдуину V[60].

Правление Балдуина V, регентом которого был Раймунд Триполийский, а опекуном-его двоюродный дед Жослен I де Куртене, было недолгим. Он был болезненным ребёнком и умер летом 1186 года. Раймунд и его сторонники отправились в Наблус, по-видимому, в попытке помешать Сибилле взайти на трон, но Сибилла и её сторонники отправились в Иерусалим, где было решено, что королевство должно перейти к ней, при условии, что её брак с Ги будет аннулирован. Она согласилась, но только в том случае, если сможет сама выбрать себе мужа и короля, и после коронации она немедленно короновала Ги своими собственными руками. Раймунд отказался присутствовать на коронации и в Наблусе предложил короновать Изабеллу и Онфруа, но Онфруа отказался, зная, что это несомненно вызовет гражданскую войну. Онфруа отправился в Иерусалим и поклялся в верности Ги и Сибилле, как и большинство других бывших сторонников Раймунда. Сам Раймунд отказался это сделать и уехал в Триполи; Балдуин Ибелин тоже отказался это сделать и отказавшись от своих феодов и уехал в Антиохию[61].

Потеря Иерусалима и Третий крестовый походПравить

Основная статья: Третий крестовый поход
 
Главный вход в Храм Гроба Господня.

Последовавшее в 1187 году падение Иерусалима по существу закончило первое Королевство Иерусалима. Захват города потряс Европу и привёл к Третьему Крестовому походу, который начался в 1189 году. Им руководили Ричард I Львиное Сердце и Филипп Август (Фридрих Барбаросса умер в пути). Войско крестоносцев дважды подступало к Иерусалиму, но так и не осмелилось напасть на город.

В 1192 году Ричард Львиное Сердце выступил посредником на переговорах, по результатам которых маркграф Конрад Монферратский стал королём Иерусалимским, а Ги де Лузиньяну был предоставлен Кипр. В том же году Конрад пал от руки убийцы в Тире. После гибели Конрада на Изабелле женился его родственник Генрих II Шампанский.

Когда в 1225 году Иерусалимским королём стал Фридрих II Штауфен, ему удалось на время вернуть Иерусалим христианам, воспользовавшись противоречиями между мусульманскими правителями. Захват Иерусалима в 1244 году хорезмийцами (остатками туркменских войск Джелал ад-Дина Манкбурны), призванными айюбидским султаном Египта Ас-Салих Наджм ад-Дин Айюб ибн Мухаммадом, ознаменовал конец христианского владычества над этим древним городом. Хотя в тот период времени королём Иерусалима был Конрад II Гогенштауфен, фактическая власть в королевстве перешла в руки королей Кипра из династии Лузиньянов. Само Иерусалимское королевство прекратило своё существование в 1291 году, когда мамлюки захватили в ходе осады его столицу Акру.

Второй период. Королевство АкраПравить

Пятый и шестой крестовые походы и Фридрих IIПравить

Война с ломбардцами и Крестовый поход бароновПравить

Основная статья: Война с ломбардцами

Крестовый поход Людовика IXПравить

Основная статья: Седьмой крестовый поход

Война Святого СаввыПравить

Основная статья: Война святого Саввы

МонголыПравить

Жизнь в королевствеПравить

Латинское население королевства всегда было небольшим; хотя постоянный поток поселенцев и новых крестоносцев постоянно прибывал, большинство крестоносцев, которые сражались в Первом крестовом походе, просто ушли домой. Согласно записям Гийома Тирского, «едва ли триста рыцарей и две тысячи пехотинцев могли быть найдены» в королевстве в 1100 году во время осады Арсуфа. С самого начала королевство было немногим более чем колониальным фронтиром, осуществлявшим власть над местным греческим и сирийским православным, мусульманским, еврейским, самаритянским населением, которое было более многочисленным. Но Иерусалимское королевство стало известено как Аутремер, что по-французски означает «Заморье». Новое поколение, родившееся и выросшее в Леванте, считало Святую землю своей Родиной и негативно относилось к вновь приезжающим крестоносцам. Также они часто были больше похожи на сирийцев, а не на франков. Многие знали греческий, арабский и другие восточные языки, вступали в брак с местными христианками, будь то гречанки, сирийки или армянки, а иногда и из новообращённых мусульманок[62]. Хотя они никогда не отказывались от своей основной идентичности как западноевропейцы или франки, их одежда, диета и коммерциализм включали в себя много восточного, особенно ромейского, влияния.

Как писал летописец Фульхерий Шартрский около 1124 года:

Мы, жители Запада, стали жителями Востока; тот, кто был римлянином или франком, превратился здесь в галилеянина или обитателя Палестины; тот, кто проживал в Реймсе или Шартре, видит себя горожанином из Тира или Антиохии[63].

Арнульф де Роол, участник Первого крестового похода и капеллан Балдуина I, продолжал свою хронику вплоть до 1127 года. Его хроника была очень популярна и использовалась в качестве источника другими историками на Западе, такими как Ордерик Виталий и Вильям Мальмсберийский. Почти сразу же после взятия Иерусалима на протяжении всего XII-го века многие паломники оставляли свои очерки о королевстве; среди них ангосакс Зевульф, русич Даниил Паломник, франк Рорго Фретеллус, ромей Иоанн Фока, германец Иоанн Вюрцбургский. Кроме их трудов, после этого нет никаких свидетельств о событиях в Иерусалимском королевстве вплоть до Гийома Тирского, архиепископа Тирского и канцлера Иерусалимского королевства, который начал писать около 1167 года и умер около 1184 года, хотя его труд включает в себя много информации о Первом крестовом походе и промежуточных годах от смерти Арнульфа до его собственного времени, информации почерпнутой главным образом из сочинений Альберта Аахенского и самого Арнульфа. С точки зрения мусульман, главным источником информации является Усама ибн Мункыз, солдат и частый посол из Дамаска в Иерусалим и Египет, чьи мемуары, Китаб аль-итибар, включают в себя живые рассказы об обществе крестоносцев на востоке. Дополнительную информацию можно получить от таких путешественников, как Вениамин Тудельский и Ибн Джубайр.

Общество крестоносцев и демографияПравить

 
21 фьеф Иерусалимского королевства в 1187 году.

Королевство поначалу было практически лишено лояльного населения и имело мало рыцарей, чтобы исполнять законы королевства. С приходом итальянских торговцев, созданием военных орденов и иммиграцией европейских рыцарей, ремесленников и крестьян дела королевства улучшились, развилось феодальное общество, подобное, но отличное от общества, которое крестоносцы знали в Европе. Природа этого общества долгое время была предметом споров среди историков крестовых походов.

 
Монета крестоносцев, Акра, 1230 год.
 
Монета крестоносцев, Акра, 1230 год.

В XIX и начале XX века французские учёные, такие как Э. Г. Рей, Гастон Доду и Рене Груссе, считали, что крестоносцы, мусульмане и христиане жили в полностью интегрированном обществе. Ронни Элленблюм утверждает, что на эту точку зрения повлияли французский империализм и колониализм; если средневековые французские крестоносцы могли интегрироваться в местное общество, то, конечно, современные французские колонии в Леванте могли бы процветать[64]. В середине XX-го века такие учёные, как Джошуа Прауэр, Р. К. Смэил, Мерон Бенвенисти и Клод Каэн утверждали, что крестоносцы жили совершенно изолированно от местных жителей, которые были полностью арабизированы и исламизированы и представляли постоянную угрозу для иностранных крестоносцев. Прауэр далее утверждал, что королевство являло собой раннюю попытку колонизации территории, где крестоносцы были небольшим правящим классом выживание, которого зависело от местного населения, но не предпринимал попыток интегрироваться с местными[65]. С древних времён в этом регионе вся экономика сосредотачивалась в городах, в отличие от средневековой Европы. Исходя из этого феодалы, владея землями, предпочитали жить не в сельской местности, а в более безопасных и удобных городах[66].

Согласно теории Элленблюма, жители королевства (латиняне-католики, живущие рядом с коренными греческими и сиро-яковитскими христианами, арабами-шиитами и суннитами, суфиями, бедуинами, друзами, евреями и самаритянами) имели значительные различия как между собой, так и с крестоносцами. Отношения между местными христианами и крестоносцами были «сложными и неоднозначными», а не просто дружественными или враждебными. Местные христиане, по крайней мере, вероятно, чувствовали более тесные связи со своими собратьями крестоносцами-христианами, чем арабами-мусульманами[67].

Хотя крестоносцы столкнулись с древним городским обществом, Элленблюм утверждает, что они никогда полностью не отказывались от своего европейского сельского образа жизни, но и европейское общество изначально не было полностью сельским. Поселения крестоносцев в Леванте напоминали разного типа колонии и поселения, которые уже практиковались в Европе, смесь городской и сельской цивилизации, сосредоточенной вокруг замков. Крестоносцы не были ни полностью интегрированы с местным населением, ни отделены в городах от сельских жителей; скорее они селились как в городских, так и в сельских районах; в частности, в районах, традиционно населенных местными христианами. Районы, которые традиционно были мусульманскими, имели очень мало поселений крестоносцев, поскольку у них было мало христианских жителей[68].

Устройство во многом основывалось на феодальных порядках тогдашней Западной Европы, но с многими важными отличиями. Королевство располагалось на небольшой территории, земель, пригодных для сельского хозяйства, было немного. Как и в Европе, феодалы имели своих вассалов, при этом являясь вассалами короля. Однако в королевстве практиковался так называемый тесный оммаж, если в большинстве государств Европы вассалы вассалов государя не являлись вассалами лично государя, что повышало возможность измены и преданность короне со стороны обычных рыцарей так и вассалов государя, то в данном случае простые рыцари также давали присягу лично самому государю, а не только своему вассалу, что должно было уменьшить возможность для непослушания как со стороны рядовых рыцарей, так и со стороны самого вассала государя. Сельское хозяйство основывалось на мусульманском варианте феодальной системы — икта (свод наделов), этот порядок не был сильно изменён[69].

По мнению Ганса Майера, «мусульмане латинского королевства почти никогда не появляются в латинских хрониках», поэтому информацию об их роли в обществе найти трудно. Крестоносцы «имели естественную тенденцию игнорировать эти вопросы как просто не представляющие интереса и, конечно же, не заслуживающие упоминания»[70]. Хотя мусульмане, так же как евреи и местные христиане, практически не имели никаких прав в сельской местности, где они были по существу собственностью феодала, владевшего землей[71], терпимость к другим вероисповеданиям была в целом не выше и не ниже, чем в других местах на Ближнем Востоке. Греки, сирийцы и евреи продолжали жить так же, как и прежде, подчиняясь своим собственным законам и судам, а их прежние мусульманские владыки были просто заменены на крестоносцев; мусульмане же теперь оказались на таком же социальном статусе как и другие религиозные группы на самом низком социальном уровне общества. «Rais», староста общины, был своеобразным вассалом феодала, владевшего землёй, а поскольку феодалы жили в городах, общины имели высокую степень автономии[72].

Араб из Андалузии географ и путешественник Ибн Джубайр, враждебно относившийся к франкам, описал мусульман, живших в Иерусалимском королевстве в конце XII века:

 Мы выехали из Тибнина по дороге, идущей мимо ферм, где живут мусульмане, которым очень хорошо живется под франками, да сохранит нас Аллах от такого искушения! Предписания, налагаемые на них, заключаются в передаче половины урожая зерна во время его сбора и уплате подушного налога в размере одного динара и семи киратов, а также легкой пошлины на их плодовые деревья. Мусульмане имеют свои собственные дома и управляют собой по-своему. Именно так организованы фермы и большие деревни на франкской территории. Многие мусульмане испытывают сильное искушение поселиться здесь, когда видят далеко не комфортные условия, в которых живут их собратья по вере в районах, находящихся под властью правоверных. К несчастью для мусульман, у них всегда есть основания жаловаться на несправедливость их владык в землях, управляемых их единоверцами, тогда как они не могут иметь ничего, кроме благодарности за управление франков, на справедливость которых они всегда могут положиться[73]. 

В городах мусульмане и местные христиане могли жить спокойно, хотя мусульманам запрещалось селиться в Иерусалиме. Все они были гражданами второго сорта, не играли никакой роли в политике и не несли военной службы перед короной, в отличие от Европы, хотя в некоторых городах они, возможно, составляли большинство населения. Точно так же и итальянцы не несли никаких повинностей, несмотря на проживание в портовых городах[74]. В итоге армия королевства была немногочисленной и состояла из франков — жителей городов.

В Королевстве проживало неизвестное количество мусульманских рабов. В Акре был очень большой невольничий рынок, который функционировал на протяжении двенадцатого и тринадцатого веков. Итальянских купцов иногда обвиняли в продаже православных христиан наряду с мусульманскими рабами[75]. Рабство было менее распространено, чем выкуп, особенно для военнопленных; большое количество пленных, ежегодно захваченных во время набегов и сражений, обеспечивало свободный поток выкупных денег между христианским и мусульманским государствами[76]. Побег для заключенных и рабов, вероятно, не был трудным, так как в некоторых местах жители сельской местности были в основном мусульманами, и беглые рабы всегда были проблемой. Единственным законным средством освобождения было обращение в католичество. Ни один христианин, будь то западный или восточный, по закону не мог быть проданным в рабство[77].

Кочевые бедуинские племена считались собственностью короля и находились под его покровительством. Они могли быть проданы или отчуждены точно так же, как и любая другая собственность, и позже, в XII веке, они часто находились под защитой более мелкого дворянства или одного из военных орденов[78].

В XXI-ом веке учёные до сих пор расходятся по вопросу культурной интеграции или культурного апартеида. Взаимодействие между франками и местными мусульманами и христианами, хотя и запутанное, демонстрировало практическое сосуществование. Хотя, вероятно, это преувеличение, рассказы Усамы Ибн-Мункида о путешествиях Шайзара через Антиохию и Иерусалим описывают уровень аристократического обмена, возвышающийся над этническими предрассудками[79]. Контакты между мусульманами и христианами происходили на административном или личном уровне (на основе налогов или переводов), а не на общинном или культурном, представляя собой иерархические отношения господина над подчинённым[80]. Свидетельства межкультурной интеграции остаются скудными, но свидетельства межкультурного сотрудничества и сложного социального взаимодействия оказываются более распространенными. Ключевые употребление слова драгоман, переводится дословно как переводчик, который занимался с сирийскими и арабскими руководителями общин, что представляло прямую необходимость согласования интересов с обеих сторон[81]. Комментарии о семьях с арабоязычными христианами и несколькими арабизированными евреями и мусульманами представляют собой менее дихотомические отношения, чем изображали историки середины XX-го века[82]. Скорее, общность франков, имеющих не франкских священников, врачей и другие роли в домашних хозяйствах и межкультурных общинах, представляет собой отсутствие стандартизированной дискриминации[82]. Гийом Тирский жаловался на тенденцию нанимать еврейских или мусульманских врачей по сравнению с их латинскими и франкскими коллегами. Свидетельства даже указывают на изменения франкских культурных и социальных обычаев в отношении гигиены (печально известные среди арабов из-за их отсутствия мытья и знания банной культуры), доходящие до того, что они обеспечивают водоснабжение для домашнего использования в дополнение к орошению[83].

НаселениеПравить

Невозможно дать точную оценку численности населения королевства. Джосайя Рассел подсчитал, что во время крестовых походов вся Сирия насчитывала около 2,3 миллиона человек, возможно, с одиннадцатью тысячами деревень; большинство из них, конечно, были вне власти крестоносцев даже в наибольшей степени из всех четырёх государств крестоносцев[84]. По оценкам таких учёных, как Джошуа Прауэр и Мерон Бенвенисти, в городах проживало не более 120 000 франков и 100 000 мусульман, а в сельской местности ещё 250 000 мусульманских и христианских крестьян. Крестоносцы составляли 15-25% от общей численности населения[85]. По оценкам Кедара, в королевстве насчитывалось от 300 000 до 360 000 нефранков, 250 000 из которых были сельскими жителями «можно предположить, что мусульмане составляли большинство в некоторых, возможно, большинстве частей Иерусалимского королевства...»[86] как указывает Ронни Элленблюм, просто не существует достаточного количества существующих свидетельств для точного подсчёта населения, и любая оценка по своей сути ненадёжна, определить сумму налога деньгами, которые можно было бы получить от жителей, мусульман или христиан. Если население действительно подсчитывалось, то Вильгельм не записывал их число[87]. В XIII веке Иоанн Ибелин составил список феодов и число рыцарей, причитающихся каждому из них, но это не даёт никаких указаний на незнатное, нелатинское население.

Мамлюки под предводительством Байбарса в конце концов выполнили своё обещание очистить весь Ближний Восток от франков. С падением Антиохии (1268 год), Триполи (1289 год) и Акры (1291 год) те христиане, которые не смогли покинуть Святую землю, были либо убиты либо порабощены и последние следы христианского правления в Леванте исчезли[88][89].

ЭкономикаПравить

 
Монеты Иерусалимского королевства. Слева: денье в европейском стиле с изображением храма Гроба Господним (1162–75 годы). Центр: куфический золотой безант (1140–80 годы). Справа: золотой безант с христианским символом (1250–е годы). Золотые монеты были сначала скопированы c динаров и носили куфическую письменность, но после 1250 года христианские символы были добавлены после папских жалоб (Британский музей).

Преобладание в области городов и присутствие итальянских купцов привели к развитию экономики, которая была более торговой, чем сельскохозяйственной. Палестина всегда была пересечением торговых путей; теперь торговля распространилась и на Европу. Европейские товары — например, текстиль из Северной Европы — появились на Ближнем Востоке и в Азии, тогда как азиатские товары отправлялись в Европу. Итальянские города-государства получали огромную прибыль, что повлияло на их расцвет в следующие века. Иерусалимское королевство было особенно вовлечено в торговлю шёлком, хлопком и пряностями; другие предметы, которые впервые появились в Европе благодаря торговле с Иерусалимским королевством, включали апельсины и сахар, последний из которых хронист Вильгельм Тирский назвал «очень необходимым для пользы и здоровья человечества». В сельской местности выращивали пшеницу, ячмень, бобовые, оливки, виноград и финики. Итальянские города-государства получали огромные прибыли от этой торговли, благодаря торговым договорам, таким как Pactum Warmundi, и это повлияло на их эпоху возрождения в последующие века.

Иерусалим собирал деньги путём уплаты дани, сначала из прибрежных городов, которые ещё не были захвачены, а затем из других соседних государств, таких как Дамаск и Египет, которые крестоносцы не смогли завоевать. После того как Балдуин I распространил своё правление на Трансиорданию, Иерусалим получил доходы от налогообложения c мусульманских караванов, проходящих из Сирии в Египет или Аравию. Денежная экономика Иерусалимcкого королевства означала, что их проблема кадровыми войсками могла быть частично решена путём оплаты наёмников, что было редким явлением в Средневековой Европе. Наёмники могли быть европейскими крестоносцами или, возможно, чаще мусульманскими солдатами, включая знаменитых туркополов.

ОбразованиеПравить

 
Главный вход в Храм Гроба Господня.

Иерусалим был центром образования в королевстве. При храме Гроба Господня была школа, где обучали основам чтения и письма на латыни[90]; относительное богатство купеческого сословия означало, что их дети могли обучаться там наряду с детьми знати и вполне вероятно, что Гийом Тирский был одноклассником будущего короля Балдуина III. Высшее образование должно было осуществляться в одном из университетов Европы[91]; создание университета было невозможно в культуре крестоносного Иерусалима, где война была гораздо важнее философии или теологии. Тем не менее дворянство и вообще франкское население отличалось высокой грамотностью: юристов и писарей было в избытке, а изучение права, истории и других академических предметов было любимым занятием королевской семьи и знати[92]. В Иерусалиме была обширная библиотека не только древних и средневековых латинских произведений, но и арабской литературы, большая часть из них, по-видимому, была захвачена у Усамы ибн Мункыза и его окружения после кораблекрушения в 1154 году[93]. В храме Гроба Господня находился скрипторий королевства, а в городе была канцелярия, где производились королевские хартии и другие документы. Помимо латыни, стандартного письменного языка средневековой Европы, население крестоносного Иерусалима общалось на местных языках: французском, итальянском, греческом, армянском и даже на арабском, на которых общались франкские поселенцы.

Искусство и архитектураПравить

 
Псалтырь Мелисенды, 9-я странница иллюстрирующая сошествие Христа в ад.

В самом Иерусалиме величайшим архитектурным достижением была перестройка храма Гроба Господня в западном готическом стиле. Эта перестройка объединила все отдельные святыни на этом месте в одно здание и она была завершена к 1149 году. За пределами Иерусалима замки и крепости были главным объектом строительства: Эль-Карак и Монреаль в Трансиордании и Ибелин близ Яффы являются одними из многочисленных примеров замковой архитектуры крестоносцев.

Искусство крестоносцев представляло собой смесь западного, ромейского и исламского стилей. В крупных городских домах имелись ванны, внутренняя сантехника и другие современные гигиенические средства, которых не хватало в большинстве других городов и посёлков по всему миру. Наиболее ярким примером искусства крестоносцев являются, возможно, псалтырь Мелисенды, иллюстрированная рукопись, заказанная между 1135 и 1143 годами и ныне находящаяся в Британской библиотеке. Картины и мозаики были популярными видами искусства в королевстве, но многие из них были уничтожены мамлюками в XIII веке; только самые прочные крепости пережили войны с мусульманами.

Правительство и правовая системаПравить

Сразу же после первого Крестового похода земли были распределены между верными вассалами Годфрида, образовав многочисленные феодальные владения внутри королевства. Это было продолжено преемниками Годфрида Балдуином. В XII-XIII веках число и значение фьефов менялось, многие города входили в состав королевских владений. Королю помогали несколько государственных чиновников. Король и королевский двор обычно располагались в Иерусалиме, но из-за запрета на поселение мусульман, население столицы было маленьким. Король так же часто держал двор в Акре, Наблусе, Тире или где бы то ни было ещё. В Иерусалиме королевская семья жила сначала на Храмовой горе, до основания ордена тамплиеров, а затем в дворцовом комплексе, окружавшем башню Давида; был ещё один дворцовый комплекс в Акре.

Поскольку знатные сеньоры больше жили в Иерусалиме, а не в поместьях в сельской местности, они имели гораздо большее влияние на короля, чем в Европе. Дворяне вместе с епископами образовали Высший совет Иерусалимского королевства, который отвечал за выборы нового короля (или регента, если это было необходимо), сбор налогов, чеканку монет, предоставление денег королю и сбор армии. Высший совет был единственным судебным органом для знати королевства, рассматривавшим уголовные дела, такие как убийство, изнасилование, измена и более простые феодальные споры, такие как возвращение рабов, продажа и покупка феодальных владений и неисполнение служебных обязанностей. Наказания включали конфискацию земли и ссылку, а в крайних случаях смертную казнь. Первые законы королевства были, согласно традиции, установлены во время короткого правления Годфрида Бульонского, но более вероятно, что они были установлены Балдуином II на соборе в Наблусе в 1120 году. Бенджамин Кедар утверждал, что каноны Наблусского собора действовали в XII веке, но вышли из употребления в XIII веке. Марван Надер ставит это под сомнение и предполагает, что каноны, возможно, не применялись ко всему королевству во все времена[94]. Самый обширный сборник законов, известный как ассизы Иерусалимского королевства, был создан в середине XIII века, хотя многие из его положений предположительно относятся к двенадцатому веку[95].

Существовали и другие, более мелкие суды для не-дворян и не-латинян; Cour des Bourgeois обеспечивал правосудие для не-дворян латинян, рассматривая мелкие уголовные преступления, такие как нападение и кража, и устанавливал правила для споров между не-латинянами, которые имели меньше юридических прав. В прибрежных городах существовали специальные суды, такие как Cour de la Fond (для коммерческих споров на рынках) и Cour de la Mer (Морской суд). Степень, в которой местные исламские и христианские суды продолжали функционировать, неизвестна, но раис, вероятно, осуществляли некоторую юридическую власть на местном уровне. Cour des Syriens рассматривал неуголовные дела среди местных христиан (сирийцев). По уголовным делам рассматривавшим дела между не-латинянами существовал Cour des Bourgeois (или Высокий суд - Haute Cour, если преступление было достаточно серьёзным)[96].

Итальянским коммунам была предоставлена почти полная автономия с самых первых дней существования королевства, благодаря их военной и морской поддержке в годы, последовавшие за первым крестовым походом. Эта автономия включала в себя право осуществлять собственное правосудие, хотя виды дел, подпадавших под их юрисдикцию, в разное время варьировались[97].

Король был признан главой Высшего суда, хотя по закону он был только primus inter pares или первый среди равных.

Недостаток войск в значительной степени возмещался созданием духовно-рыцарских орденов. Ордена тамплиеров и госпитальеров были созданы в первые годы королевства и часто заменяли баронов в провинции. Их лидеры находились в Иерусалиме, жили в огромных замках и часто покупали земли, которые бароны не могли защитить. Ордена находились непосредственно под папским управлением, а не королевским; они были в значительной степени самостоятельны и не обязаны были нести воинскую повинность, однако, на деле, участвовали во всех главных сражениях.

Важными источниками сведений по жизни королевства являются труды Вильгельма Тирского и мусульманского писателя Усамы ибн Мункыза.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. включая 120 000–140 000 латинян
  2. William Harris, "Lebanon: A History, 600 - 2011," Oxford University Press, p. 51
  3. Arteaga, Deborah L. Research on Old French: The State of the Art : [англ.]. — Springer Science & Business Media, 2012-11-02. — P. 206. — ISBN 9789400747685.
  4. Jean-Benoit Nadeau. The Story of French / Jean-Benoit Nadeau, Julie Barlow. — St. Martin's Press, 8 January 2008. — P. 34–. — ISBN 978-1-4299-3240-0.
  5. Jerusalem in the Crusader Period. Bar-Ilan University. Ingeborg Rennert Center for Jerusalem Studies. Дата обращения: 29 октября 2019.
  6. Benjamin Z. Kedar, "Samaritan History: The Frankish Period", in Alan David Crown (ed.), The Samaritans (Tübingen: J. C. B. Mohr, 1989), pp. 82–94.
  7. Charles Mills. Mill's History of the Crusades // The Eclectic Review. — June 1820.
  8. Holt, 1989, pp. 11, 14–15.
  9. Gil, 1997, pp. 410, 411 note 61.
  10. Holt, 1989, pp. 11–14.
  11. The First Crusade is extensively documented in primary and secondary sources. See for example Thomas Asbridge, The First Crusade: A New History (Oxford: 2004); Christopher Tyerman, God's War: A New History of the Crusades (Penguin: 2006); Jonathan Riley-Smith, The First Crusade and the Idea of Crusading (Pennsylvania: 1991); and the lively but outdated Steven Runciman, A History of the Crusades: Volume 1, The First Crusade and the Foundation of the Kingdom of Jerusalem (Cambridge: 1953).
  12. Tyerman, 2006, pp. 159–160.
  13. William of Tyre, A History of Deeds Done Beyond the Sea, trans. E.A. Babcock and A.C. Krey, Columbia University Press, 1943, vol. 1, bk. 9, ch. 9.
  14. Riley-Smith (1979), "The Title of Godfrey of Bouillon", Bulletin of the Institute of Historical Research 52, pp. 83–86.
  15. Murray, Alan V. (1990), "The Title of Godfrey of Bouillon as Ruler of Jerusalem", Collegium Medievale 3, pp. 163–178.
  16. Asbridge, pg. 326.
  17. William of Tyre, vol. 1, bk. 9, ch. 16, pg. 404.
  18. Tyerman, pp. 201–202.
  19. Hans Eberhard Mayer, The Crusades, 2nd ed., trans. John Gillingham (Oxford: 1988), pp. 171–76.
  20. William of Tyre, vol. 1, bk. 11, ch. 27, pp. 507–508.
  21. Thomas F. Madden, The New Concise History of the Crusades (Rowman and Littlefield, 2005), pp. 40–43.
  22. Madden, pg. 43.
  23. Mayer, pp. 71–72.
  24. Mayer, pp. 72–77.
  25. Tyerman, pp. 207–208.
  26. Mayer, pp. 83–85.
  27. Mayer, pp. 83–84.
  28. William of Tyre, vol. II, bk. 14, ch. 18, pg. 76.
  29. Mayer, pp. 86–88.
  30. Mayer, pg. 92.
  31. Jonathan Phillips, The Second Crusade: Extending the Frontiers of Christendom (Yale University Press, 2007), pp. 216–227.
  32. Tyerman, pp. 344–345.
  33. Mayer, 108–111.
  34. Mayer, pg. 112
  35. Madden, pp. 64–65.
  36. William of Tyre, vol. II, bk. 18 ch. 16, pg. 265.
  37. Tyerman, pp. 347–348; Mayer, pg. 118–119.
  38. Mayer, pp. 119–120.
  39. Tyerman, pg. 350.
  40. Marshall W. Baldwin, "The Decline and Fall of Jerusalem, 1174–1189", in A History of the Crusades (gen. ed. Kenneth M. Setton), vol. 1: The First Hundred Years (ed. Marshall W. Baldwin, University of Wisconsin Press, 1969), pg. 592ff.
  41. Steven Runciman, A History of the Crusades, vol. 2: The Kingdom of Jerusalem and the Frankish East (Cambridge University Press, 1952), pg. 404.
  42. Hans E. Mayer, The Crusades (trans. John Gillingham, 1972; 2nd ed., Oxford University Press, 1988), pp. 127–128.
  43. Peter W. Edbury, "Propaganda and faction in the Kingdom of Jerusalem: the background to Hattin", in Crusaders and Moslems in Twelfth-Century Syria (ed. Maya Shatzmiller, Leiden: Brill, 1993), pg. 174.
  44. Hamilton pg. 158.
  45. Hamilton, pg. 93.
  46. Hamilton, pp. 105–106.
  47. Hamilton, pg. 101.
  48. Hamilton, pg. 115.
  49. Hamilton, pg. 118.
  50. Hamilton, pp. 122–130.
  51. Hamilton, pp. 132–136.
  52. Hamilton, pg. 161.
  53. Hamilton, pp. 162–163; Edbury and Rowe, "William of Tyre and the Patriarchal election of 1180", The English Historical Review 93 (1978), repr. Kingdoms of the Crusaders: From Jerusalem to Cyprus (Aldershot: Ashgate, Variorum Collected Series Studies, 1999), pp. 23–25.
  54. Hamilton, pp. 170–171.
  55. Hamilton, pp. 174–183.
  56. Hamilton, pp. 186–192.
  57. Hamilton, pp. 192–196.
  58. Hamilton, pp. 202–203.
  59. Hamilton, pp. 204–210.
  60. Hamilton, pp. 212-216.
  61. Hamilton, pp. 216-223.
  62. Fulcher, bk. III, ch. XXXVII.4, pg. 271.
  63. Fulcher of Chartres, A History of the Expedition to Jerusalem, trans. Frances Rita Ryan, University of Tennessee Press, 1969, bk. III, ch. XXXVII.3. pg. 271 (available online).
  64. Ronnie Ellenblum, Frankish Rural Settlement in the Latin Kingdom of Jerusalem (Cambridge University Press, 1998), pp. 3–4, 10–11.
  65. Joshua Prawer, The Crusaders' Kingdom: European Colonialism in the Middle Ages (Praeger, 1972), pg. 60; pp. 469–470; and throughout.
  66. Ellenblum, pp. 5–9.
  67. Ellenblum, pp. 26–28.
  68. Ellenblum, pp. 36–37.
  69. Prawer, Crusader Institutions, pp. 197, 205.
  70. Hans Mayer, "Latins, Muslims, and Greeks in the Latin Kingdom of Jerusalem", History 63 (1978), pg. 175; reprinted in Probleme des lateinischen Königreichs Jerusalem (Variorum, 1983).
  71. Mayer calls them "chattels of the state"; Hans Mayer, "Latins, Muslims, and Greeks in the Latin Kingdom of Jerusalem", History 63 (1978), pg. 177; reprinted in Probleme des lateinischen Königreichs Jerusalem (Variorum, 1983).
  72. Prawer, Crusader Institutions, pg. 207; Jonathan Riley-Smith, "Some lesser officials in Latin Syria" (English Historical Review, vol. 87, no. 342 (Jan., 1972)), pp. 1–15.
  73. Pernoud The Crusaders pg. 172.
  74. Prawer, Crusader Institutions, pg. 202.
  75. Jonathan Riley-Smith, The Feudal Nobility, pp. 62–63.
  76. Yvonne Friedman, Encounter between Enemies: Captivity and Ransom in the Latin Kingdom of Jerusalem. Brill, 2002, throughout.
  77. Prawer, Crusader Institutions, pg. 209.
  78. Prawer, Crusader Institutions, pg. 214.
  79. Tyerman, God's War, pg 230.
  80. Tyerman, God's War, pg 231.
  81. Tyerman, God's War, pg 234.
  82. 1 2 Tyerman, God's War, pg 235.
  83. Tyerman, God's War, pg 237-8.
  84. Josiah C. Russell, "Population of the Crusader States", in Setton, ed. Crusades, vol. 5, pg. 108.
  85. Benjamin Z. Kedar, "The Subjected Muslims of the Frankish Levant", in Muslims Under Latin Rule, 1100–1300, ed. James M. Powell, Princeton University Press, 1990, pg. 148; reprinted in The Crusades: The Essential Readings, ed. Thomas F. Madden, Blackwell, 2002, pg. 244. Kedar quotes his numbers from Joshua Prawer, Histoire du royaume latin de Jérusalem, tr. G. Nahon, Paris, 1969, vol. 1, pp. 498, 568–72.
  86. Benjamin Z. Kedar, "The Subjected Muslims of the Frankish Levant", in Muslims Under Latin Rule, 1100–1300, ed. James M. Powell, Princeton University Press, 1990, pg. 148–149; reprinted in The Crusades: The Essential Readings, ed. Thomas F. Madden, Blackwell, 2002, pg. 244. Kedar quotes his numbers from Joshua Prawer, Histoire du royaume latin de Jérusalem, tr. G. Nahon, Paris, 1969, vol. 1, pp. 498, 568–72.
  87. William of Tyre, vol. 2, bk. 22, ch. 23, pp. 486–488.
  88. According to Ludolph of Suchem (which seems exaggeration): "In Acre and the other places nearly a hundred and six thousand men were slain or taken, and more than two hundred thousand escaped from thence. Of the Saracens more than three hundred thousand were slain, as is well known even to this day." —From Ludolph of Suchem, p. 268-272
  89. Michaud, The History of the Crusades, Vol. 3, p. 18; available in full at Internet Archive. Note that in a footnote Michaud claims reliance on "the chronicle of Ibn Ferat" (Michaud, Vol.3, p.22) for much of the information he has concerning the Mussulmans.
  90. Hans E. Mayer, "Guillaume de Tyr à l'école", in Kings and Lords in the Latin Kingdom of Jerusalem (Variorum, 1994), pg. V.264; originally published in Mémoires de l'Académie des sciences, arts et belles-lettres de Dijon 117 (1985–86).
  91. Note the famous example of William of Tyre, Willemi Tyrensis Archiepiscopi Chronicon, ed. R. B. C. Huygens, Corpus Christianorum, Continuatio Medievalis, vol. 38 (Turnhout: Brepols, 1986), bk. 19, ch. 12, pp. 879–881. This chapter was discovered after the publication of Babcock and Krey's translation and is not included in the English edition.
  92. For example, King Baldwin III "was fairly well educated", and "particularly enjoyed listening to the reading of history..." (William of Tyre, vol. 2, bk. 16, ch. 2, pg. 138.) King Amalric I "was fairly well educated, although much less so than his brother" Baldwin III; he "was well skilled in the customary law by which the kingdom was governed", and "listened eagerly to history and preferred it to all other kinds of reading." (William of Tyre, vol. 2, bk. 19, ch. 2, pg. 296.)
  93. William of Tyre, introduction by Babcock and Krey, pg. 16.
  94. Benjamin Z. Kedar, On the origins of the earliest laws of Frankish Jerusalem: The canons of the Council of Nablus, 1120 (Speculum 74, 1999), pp. 330–331; Marwan Nader, Burgesses and Burgess Law in the Latin Kingdoms of Jerusalem and Cyprus (1099–1325) (Ashgate: 2006), pg. 45.
  95. Nader, pp. 28–30.
  96. Nader, pp. 158–170
  97. Nader, pp. 170–77.

ЛитератураПравить

  • Браун Р. По следам крестоносцев: Путеводитель по замкам Израиля. — Модиин: Издательство Евгения Озерова, 2010. — 180 с.: ил. — ISBN 978-965-91407-1-8.
  • Браун Р. По следам крестоносцев-2: Исторический путеводитель по местам сражений Иерусалимского королевства. — Тель-Авив: Артель, 2013. — 167 с.: ил.
  • Правер Джошуа. Королевство крестоносцев. Два века правления европейских рыцарей на древних библейских землях / Пер. с англ. В. С. Мухина. — М.: ЗАО «Центрполиграф», 2019. — 512 с.: ил. — ISBN 978-5-9524-5382-1.
  • Рансимен Стивен. Основание Иерусалимского королевства. Главные этапы первого крестового похода / Пер. с англ. Т. М. Шуликовой. — М.: ЗАО «Центрполиграф», 2020. — 287 с. — ISBN 978-5-9524-5454-5.
  • Рансимен Стивен. Завоевания крестоносцев. Королевство Балдуина I и франкский Восток / Пер. с англ. А. Б. Давыдовой. — М.: ЗАО «Центрполиграф», 2020. — 479 с. — ISBN 978-5-9524-5456-9.
  • Ришар, Жан. Латино-Иерусалимское королевство / Пер. с фр. А. Ю. Карачинского ; Вступ. ст. С. В. Близнюк. — СПб.: «Издательская группа Евразия», 2002. — 448 с. — 2000 экз. — ISBN 5-8071-0057-3.
  • Ferdinandi, Sergio. La Contea Franca di Edessa. Fondazione e Profilo Storico del Primo Principato Crociato nel Levante (1098-1150) (итал.). — Pontificia Università Antonianum - Rome, 2017. — ISBN 978-88-7257-103-3.

Другие источникиПравить

Исторические источники
Вторичные источники информации
  • Bernard Hamilton, The Leper King & His Heirs. Cambridge, 2000.
  • Carole Hillenbrand, The Crusades: Islamic Perspectives. Routledge, 2000.
  • Holt, P. M. The Age of the Crusades: The Near East from the Eleventh Century to 1517. Longman, 1989.
  • Humphreys, R. S. (1997) From Saladin to the Mongols: The Ayyubids of Damascus, 1193-1260, SUNY Press
  • Benjamin Z. Kedar, Hans Eberhard Mayer & R. C. Smail, ed., Outremer: Studies in the history of the Crusading Kingdom of Jerusalem presented to Joshua Prawer. Yad Izhak Ben-Zvi Institute, 1982.
  • John L. La Monte, Feudal Monarchy in the Latin Kingdom of Jerusalem, 1100–1291. Cambridge, Massachusetts, 1932.
  • Hans E. Mayer, The Crusades. Oxford University Press, 1965 (trans. John Gillingham, 1972).
  • Pernoud, Régine, The Crusaders: The Struggle for the Holy Land. Ignatius Press, 2003.
  • Joshua Prawer, The Latin Kingdom of Jerusalem: European Colonialism in the Middle Ages. London, 1972.
  • Joshua Prawer, Crusader Institutions. Oxford University Press, 1980.
  • Jonathan Riley-Smith, The Feudal Nobility and the Kingdom of Jerusalem, 1174–1277. The Macmillan Press, 1973.
  • Jonathan Riley-Smith, The First Crusade and the Idea of Crusading. University of Pennsylvania, 1991.
  • Jonathan Riley-Smith, ed., The Oxford History of the Crusades. Oxford, 2002.
  • Runciman, Steven (1951–1954). A History of the Crusades (3 vols.). Cambridge: Cambridge University Press.
  • Setton, Kenneth M., ed. (1955–1989). A History of the Crusades (6 vols.). Madison and London: University of Wisconsin Press.
  • Steven Tibble, Monarchy and Lordships in the Latin Kingdom of Jerusalem, 1099–1291. Clarendon Press, 1989.
  • Jerusalem, Latin Kingdom of (1099–1291) – Article in the Catholic Encyclopedia
  • Ferdinandi, Sergio. La Contea Franca di Edessa. Fondazione e Profilo Storico del Primo Principato Crociato nel Levante (1098-1150) : [итал.]. — Rome, Italy : Pontificia Università Antonianum, 2017. — ISBN 978-88-7257-103-3.

СсылкиПравить