Открыть главное меню

Средневековый университет

Карта расположения европейских университетов по состоянию на 1500 год (для большинства приведены даты основания). William R. Shepherd: Historical Atlas, New York, Henry Holt and Company, 1911, p. 100

Университеты (лат. Universitas) — учебные корпорации, которые впервые возникли и стали распространяться в Европе во время возрождения двенадцатого века. Основной функцией корпорации было присуждение учёных степеней, важнейшей из которых была лат. licentia ubique docendi — «право преподавания повсюду». Это отличало университет как высшую школу: присуждённая степень признавалась по всей Европе, гарантом чего выступала папская или императорская власть. Это делало университеты важнейшими сторонниками сохранения европейского единства[1]. Общеевропейская университетская система со своими специфическими особенностями складывается приблизительно к 1200 году[2].

Первые университеты XII века создавались на базе соборных школ Франции (Шартр, Лан) и Италии (Павия, Равенна, Болонья). Университеты могли быть созданы волевым решением епископата (Тулуза) или светских властей (Саламанка, Неаполь), но изредка корпорация возникала спонтанно на базе старого образовательного центра (Париж, Оксфорд, Монпелье), однако многие прославленные школы XII века зачахли, так и не превратившись в университеты (Салернская врачебная школа). Иногда происходила сецессия — так возникли Падуанский и Кембриджский университеты. В XIII веке университеты основывались по-прежнему папами и королями, причём кастильский король Альфонсо X впервые уделил место университетскому образованию в законодательстве. Большое число новых университетов возникло в XIV веке как результат Авиньонского пленения — сторонники пап и антипап активно создавали свои учебные заведения. Некоторые университеты оказывались эфемерными (Печ), а некоторым требовалось несколько десятилетий для развития (Вена, Краков). Существовали две «семьи» университетских уставов — Парижская (северная) и Болонская (южная), из которых северная преобладала, и парижские уставы и учебные программы принимали практически во всех вновь основанных университетах. XV столетие считается в историографии периодом упадка: в среде корпораций перестали формироваться мыслители масштаба Фомы Аквинского, а сами университеты утратили общеевропейский статус и автономию от властей. При этом ни одно самостоятельное европейское государство не могло обойтись без университета: в Бургундском герцогстве их было основано два, в том числе Лувенский. К концу XV века по всей Европе, включая Скандинавию, существовало 86 университетов[3]; в том числе между 1378—1500 годами в Священной Римской империи было основано 13 университетов, первым из которых был Пражский[4].

Первоначально университеты создавались на основе церковных школ и входили в систему духовного образования. Их задачи заключались в подготовке специалистов (по философии, богословию, праву и медицине), а также в изучении научных трудов древности и святоотеческого наследия, повышении уровня образования в обществе и обучении студентов самостоятельно мыслить и проводить исследования. Принципы преподавания были сходными: читались курсовые лекции и особые толкования; особое внимание уделялось искусству выделять вопросы и умению вести полемику. Диспуты проводились по особым законам чести и напоминали рыцарский турнир. Возраст студентов был различным, но, в общем случае, обучение начиналось в 14—15 лет, а степень магистра искусств не могла быть получена лицом моложе 21 года, проучившимся не менее 5—7 лет. Обучение на теологических факультетах могло продолжаться до 15 лет, но намечалась тенденция к сокращению сроков[5]. Численность университетских корпораций была различной: крупнейшими были Парижская и Болонская (в каждой примерно 4000—5000 студентов в XV веке), в Оксфорде, Кембридже, Праге, Саламанке, Падуе и Тулузе — примерно по 1000 студентов в каждой; тогда как в подавляющем большинстве число учащихся не превышало нескольких десятков или сотен человек. Число абитуриентов во всех германских университетах не превышало 3000 человек в год[6].

Терминология и определениеПравить

 
Миниатюра «Венского Диоскорида» (лист 3 verso), изображающая семь знаменитых врачей Античности

Латинский термин universitas впервые встречается в сочинениях Цицерона, в которых он означал человечество как целое, сделавшись обозначением высшего учебного заведения лишь в эпоху Средневековья. Синонимами к нему являлись «коллегиум» (collegium), многозначный термин studium, «общество» (societas) и «тело» (corpus) как обозначение единства членов корпорации по аналогии с Церковью — «телом Христовым». В юридическом языке XII века universitas означал коллективный субъект права вообще, а для обозначения именно корпорации преподавателей и студентов он был применён в 1221 году в Париже в форме «nos universitas magistrorum et scolarium». Распространение именно этого понятия связано с тем, что университетская степень давала право заниматься преподавательской деятельностью на всём пространстве христианского мира (ius ubique docendi)[7].

По мнению швейцарского исследователя Вальтера Рюэгга[de], университет следует считать сугубо европейским социальным и интеллектуальным явлением. В средневековье были заложены важнейшие черты университетского сообщества, сохранившиеся до конца XX века: академические свободы, выработка и стандартизация учебных программ, сочетание обучения и научно-исследовательской деятельности, право на присуждение учёных степеней, носящих универсальный и общеобязательный характер. Модель европейского университета, претерпевшая глубокую трансформацию в XIX веке, была принята системами образования подавляющего большинства стран мира[8]. Иногда университетами именуют и византийские и арабо-мусульманские учебные заведения высшей ступени, существовавшие в средневековье. Их структура и учебные дисциплины восходили к позднеантичным, но всякий раз оговариваются их отличия от европейских[9][10][11]. Формы организации средневековых университетов не имели аналогов ни в классической Античности, ни в Византии[12].

Первые европейские университетыПравить

Старейшие европейские университеты не имеют точной даты основания. С XIX века в литературе часто приводится мнение, что старейшим в Европе является Болонский университет, однако дата его основания — 1088 год — не существует в источниках того времени[13]. Документированная история возникновения и становления европейских университетов — Болонского, Парижского, Оксфордского, в Виченце и Монпелье — начинается в XII веке. Их предшественниками выступали монастырские и соборные школы, которые, в свою очередь, поддерживали комплекс artes liberales — «семи свободных искусств» — основы средневекового образования после каролингской реформы[14]. При этом руководство средневековых университетов уже в первой половине XIII века было заинтересовано в максимальном удревлении их корпораций. Согласно В. Рюэггу, между 1226—1234 годами в Болонье был сфабрикован документ, согласно которому университет был основан восточноримским императором Феодосием II в 423 году. Парижский университет числил в своих основателях Карла Великого: таким образом, мифология позволяла ссылаться на римскую традицию высшего образования. Оксфордский университет в разные периоды культивировал миф об основании университета Альфредом Великим, или даже троянскими философами; эти мифы потом развенчивали и критиковали гуманисты[12].

Процесс превращения монастырских и соборных школ в университет был длительным. Помимо собственной базы — наличия компетентных учителей, библиотеки и скриптория, — требовалось, как минимум два условия: внутренняя самоорганизация и санкция верховной власти. Соответственно, первые университеты возникли только в тех городах, которые являлись центрами сбора учеников и учителей, причём в европейском масштабе. При этом возникала конкуренция в среде учёных, а также образовывался круг выходцев из различных стран, с различным сословным происхождением и правами. Обычные нормы средневекового права в данных условиях не работали, поскольку сталкивались различные территориальные и сословные юрисдикции. При благоприятных условиях возникала корпорация — лат. universitas magistrorum et scholarum («объединение учителей и учеников») — аналогичная цеховым объединениям, которые появились в Европе примерно в то же самое время, причём с теми же элементами корпоративного устройства. По латинскому названию, «цех учёных» получил имя «университет»[15].

 
Церковь Сен-Жюльен-ле-Пувр — место первых заседаний Парижского университета

Для образования университета в подлинном смысле слова, в условиях, когда затрагивалась судебная юрисдикция в масштабах всей Европы, цеху учёных требовался покровитель, причём таковых в XII веке было всего два — Римский папа, церковный глава всего христианского Запада, и император Священной Римской империи, претендующий на ту же роль в отношении светской власти. Именно императоры и папы давали привилегии первым университетам, что резко возвышало их над прочими средневековыми объединениями. Процесс складывания корпорации первых университетов занимал десятилетия, столь же длительным было и дарование им привилегий. При этом, только с получением привилегии университет приобретал свой статус[16]. П. Морау отмечал, что «самым точным и простым определением университета будет служить понятие „привилегированной ученой корпорации“»[17].

Первая из университетских привилегий датирована 1155 годом, и была дарована Болонскому университету Фридрихом Барбароссой. В тот период император нуждался в услугах болонской юридической школы для обоснования своих притязаний на римский престол. Привилегия университету, с одной стороны, была благодарностью за услуги; с другой стороны — болонские учёные начали активное изучение Кодекса Юстиниана, который был ими распространён по всей Европе. Это вновь служило признанию за Барбароссой роли прямого наследника древних императоров[18]. Текст указа, вероятно, был подготовлен в Болонье, и потому, согласно мнению Г. Бокмана, является первым свидетельством «цехового» сознания европейских учёных, того, как они понимали насущные нужды корпорации. В первую очередь, в привилегии речь шла о разрешении конфликтов: любой член университетской корпорации, на которого поступил вызов в суд, получал право самостоятельно выбирать судью, причем из числа членов его же собственной корпорации, у которых он учился (магистров). Запрещалось широко распространённое заключение студентов под стражу за долги, сделанных одним из его соотечественников. Иными словами, члены университета — студенты и преподаватели — освобождались от юрисдикции местных властей, а сам университет приобретал права самостоятельной судебной инстанции[19]. В немецкой традиции это право получило название нем. Selbstgerichtbarkeit («осуществление собственного суда»), именно это понятие стало синонимом «академической свободы» (нем. akademische Freiheit, лат. libertas academicas) — основой самосознания университетской корпорации[20].

Дальнейшее развитие этой концепции осуществлялось в Париже. Право университета на издание новых законов, распространяющихся на всех членов корпорации, было впервые признано Папой римским Иннокентием III в 1208—1209 годах. Однако официально оно было утверждено только в привилегии Папы Григория IX в 1231 году[21]. Уставы университетов XIV—XV веков прописывали процедуру университетского суда, который наделялся полномочиями выносить смертные приговоры, причём для осуществления приговора основывалась университетская полиция и собственная темница — карцер, сохранявшая свои исторические функции вплоть до начала XX века[22].

Указ Фридриха Барбароссы даровал членам Болонского университета право беспрепятственного передвижения по всем территориям империи. По мнению Р. Мюллера, тем самым было создано «университетское пространство», уникальное для средневекового образа жизни, ибо существовало вне границ отдельных регионов и их законов, и даже не имело на тот момент привязки к конкретному месту, поскольку университетские кампусы появились намного позже, а средневековые университеты были мобильны и сравнительно легко могли мигрировать из города в город[23].

Организация университетской корпорацииПравить

 
Диспут врачей в Парижском университете. Миниатюра из рукописи «Chants royaux», лист 27 verso, 1527 год, Французская национальная библиотека

ИерархияПравить

В период XII—XIII веков оформилось право университетов на присвоение учёных степеней. Уже в указе Барбароссы фигурировало понятие «магистров», ведущих преподавание для слушающих их «школяров» (лат. scholar — первоначальное обозначение учащегося, слово «студент» появилось позднее). Первоначально слово magister (по-латыни — «руководитель», «наставник») являлось почётным личным титулом, свидетельствовавшим, что его носитель достиг такого уровня познаний, что может передавать их другим. Титулом магистра, как правило, награждал своего ученика его прежний учитель, отличая, его от менее успешных сотоварищей. В первых университетатх в качестве титулов для ведущих преподавание употреблялись термины doctor (лат. docere — учить) и professor (лат. profiteri — объявлять, излагать публично), причем, по-видимому, первоначально это были синонимы[13]. Первая попытка превратить титул в показатель квалификации зафиксирована в 1213 году в Парижском университете, когда канцлер (представлявший власть епископата) издал распоряжение о том, что читать лекции по богословию и церковному праву в университете должен лишь тот, кто получил одобрение всей коллегии преподавателей (в указе они названы профессорами)[24]. Причиной его издания, вероятно, стало слишком большое число учителей в Париже, среди которых требовалось провести отбор. В 1219 году Папа Гонорий III эту меру подтвердил и предписал проводить экзамены. Ответственным за публичные испытания стал декан соборной церкви; так возникла должность, вскоре ставшая обозначением главы факультета, которые и проводили эти испытания[25].

В течение XIII века испытания приобрели многоступенчатый характер и стали соответствовать этапам обучения. Параллельно умножалась градация учёных степеней. Низшей стали бакалавры, сдавшие экзамены низшей ступени; выше стояли лиценциаты, прослушавшие полный цикл лекций и сдавшие экзамен у своего профессора. Вследствие этого, они получали лат. licentia docendi, то есть право на преподавание, но к самому преподаванию не допускались. Высшей степенью для окончившего курс обучения была магистерская (на философском факультете) или докторская (на прочих факультетах). Экзамен на высшую степень проводился публично, в присутствии остальных магистров и докторов, чаще всего, в помещении церкви. Этот экзамен был, скорее, ритуалом, так как на нём было нельзя провалиться, а все роли расписывались заранее. Однако допуск к учёной степени доктора стоил дорого, поскольку включал обязательные подношения всем членам университетской коллегии (обычай сохранялся во многих университетах до XIX века). Этот ритуал был прямым аналогом получения высшей степени в гильдии или цехе, дороговизна которых удерживала многих специалистов от получения высших званий. Также и множество лиценциатов отказывалось от перехода в магистры или доктора[26]. Сложившаяся система учёных степеней одновременно отражала цеховую природу университета, но имела существенное отличие, поскольку основывалась на привилегиях высшей власти, получая тем самым универсальный характер[27]. Степень магистра или доктора, полученная в любом университете, имеющем папскую и императорскую привилегию, признавалась в любом другом университете.

Французский медиевист Жак Верже[fr] отмечал, что юридическая автономия университетов не означала равенства его членов, которые могли пользоваться правами и прерогативами в разной степени. В этом плане средневековые университеты отчётливо делились на два основных типа. Парижская (и оксфордская) модель предполагала, что только магистры и доктора являлись полноправными членами корпорации, поэтому может именоваться «магистерской» или «профессорской». Однако следует иметь в виду, что многие студенты высших факультетов — теологического, юридического и медицинского — уже были магистрами искусств, допущенными к органам внутреннего самоуправления. Болонский и Падуанский университеты именуются Верже «студенческими», поскольку преподаватели работали по годичным контрактам, и, вдобавок, объединялись в собственные субкорпорации — коллегии, то есть колледжи, ответственные за проведение экзаменов и присуждение степеней. Это превращало университет в федерацию относительно замкнутых на себе сообществ — студенческих наций, магистров и докторов по специализации, и проч. Например, два юридических колледжа — трансмонтанский и цисмонтанский — просуществовали в Падуе до 1473 года[28].

Организация корпорации Парижского и Болонского университетовПравить

 
Болонские студенты немецкой «нации» (землячества). Миниатюра XV века

Парижский и Болонский университеты уже в начале XIII века столкнулись с проблемой обеспечения своих наставников, поскольку в условиях дороговизны большого города существовать только на плату от учеников было невозможно. Папы Римские дозволили членам Парижского университета — духовным лицам — пользоваться бенефициями, то есть частью доходов от той церкви, частью клира которой они числились. В пользу университета передавались и синекуры — должности в церквях, построенных на частные средства. Служба в таких церквях не была сопряжена с обязанностями приходского священника. Если профессор университета был монахом городского монастыря, папскими привилегиями отводилась определённая квота монастырских мест, передаваемых университету[29]. Обеспечение права преподавания с самого начала оказывалось связано с получением кафедры в приходской или монастырской церкви. В университетском обиходе термин «кафедра» стал обозначать единицу финансирования и сохранял это значение вплоть до XIX века[30].

В условиях избытка академических кадров, кафедр не хватало. В папской привилегии 1231 года Парижскому университету, право распределения вакантных церковных должностей, закреплённой за университетом, передавалось само́й профессорской коллегии. Так проявился ещё один цеховый порядок — самовосполнение корпорации нем. Selbstergänzung[26]. С утверждением данного права окончательно сформировалась университетская структура — возникли факультеты. Факультет есть объединение профессоров, в зависимости от преподаваемых наук, главной функцией которого было производство в учёные степени. Старейшим был артистический факультет Парижского университета, основанный в 1240 году. Он объединял преподавателей семи свободных искусств, и позднее получил название философского. В 1260 году в Париже были официально утверждены три высших факультета — богословский, юридический и медицинский, причём именно в таком порядке (он влиял на ранговые отношения профессоров)[31]. В университетах Священной Римской империи наличие четырёх факультетов было главным признаком «полноты университета». Устойчивость этой традиции препятствовала попыткам структурных изменений: возникновение отдельного факультета естественных наук, выделившегося из философского факультета, в Германии стало возможным только во второй половине XIX века[32].

Факультеты регулярно участвовали в выборах главы корпорации — ректора (лат. regere — править). Однако здесь имелись нюансы: артистический факультет, как правило, превосходил по численности студентов и преподавателей прочие факультеты вместе взятые. Предметы, преподаваемые в артистическом факультете, служили общеобразовательным целям и были обязательны для всех студентов, большинство которых не поднималось выше степени бакалавра. В Парижском университете, лица, желавшие продолжить образование, обязывались получить на артистическом факультете степень магистра и в течение двух лет вести там преподавание, не занимая кафедры. В результате получалось, что студент одного из высших факультетов одновременно являлся преподавателем на артистическом. Поэтому в XIII веке выборы ректора проводились именно из состава магистров артистического факультета — низшего в иерархии, но универсального для всех[33]

В университетах Италии — прежде всего Болонском — система выборов ректора была иной. Преимущественную роль здесь играла форма внутренней организации университета, ориентированная на студентов, и построенная в зависимости от их происхождения из различных частей Европы, — нации. В Болонье наций было так много (около 20), что они образовали две самостоятельные корпорации — universitas citramontanum для студентов, которые пришли учиться с «этой» стороны Альп (то есть из Италии); и universitas ultramontanum для студентов с другой стороны Альп (среди которых самой большой была немецкая). Каждая из корпораций выбирала ректора из своего состава, и оба они, таким образом, были студентами, как правило учившимися на одном из высших факультетов, а потому достаточно зрелого возраста[34]. Парижская и болонская модели отличались, в основном, только по вопросам самоуправления. В Болонье студенты подписывали со своими профессорами контракты на чтение и слушание лекций на определённый срок, невыполнение которого каралось штрафом[35]. С 1220 года в Парижском университете также были сформированы нации, но большой роли в самоуправлении они не играли, и их насчитывалось всего 4, как и в подавляющем большинстве университетов Испании и Священной Римской империи[24][36].

Организация корпорации университетов Священной Римской империиПравить

Первый из немецких университетов был основан в Праге в 1378 году. Богемское королевство в тот период было составной частью Заальпийской части Священной Римской империи, а император Карл IV стал первым, который занялся обустройством своих владений в Германии. Во второй половине XIV века в Праге существовали четыре нации: саксонская, баварская, богемская и польская[37]. Их следовало понимать как приблизительные обозначения мест происхождения студентов: четыре нации, по сути, указывали на четыре стороны света — саксонская нация охватывала всю северную Европу, баварская — западную, от австрийского герцогства до Нидерландов, польская — восточную, включая Пруссию, Лифляндию и т. д., а богемская — южную, в том числе территорию Венгерского королевства. Однако общее организационное разделение Пражского университета осуществлялось не по нациям: к одной корпорации, выбиравшей своего ректора, относили себя юристы, а к другой — остальные три факультета, среди которых численно преобладали артисты. Первый «университет юристов» ориентировался на пример Болоньи и выбирал своего ректора не из преподавателей, а из студентов, а второй «университет» — напротив, по Парижскому образцу, из магистров артистического факультета. Но и членение по нациям имело при этих выборах большое значение: именно нации определяли выборщиков так, чтобы их полный состав равным образом представлял все четыре нации. Когда в 1409 году чешский король Вацлав IV издал т. н. Кутенбергский декрет, по которому богемская нация — самая многочисленная в университете — должна была получить преимущество в три голоса по сравнению с каждым из голосов других наций, он спровоцировал исход из Праги как студентов, так и профессоров, не записанных в богемскую нацию. В результате образовался новый Лейпцигский университет в соседней Саксонии[32].

Тем не менее, с XV века все без исключения университеты Священной Римской империи пошли по модели Парижского университета, то есть организовывались как факультетские корпорации магистров и докторов во главе с избираемым ими ректором. Модель «профессорского» университета здесь единодушно победила. Нации, хотя и существовали в старейших немецких университетах (Прага, Вена, Лейпциг), но уступили ведущее значение факультетам[38].

Типология основания университетов, «бумажные» высшие школыПравить

Венгерский медиевист Астрик Ладислас Габриэль[de] отмечал, что в XII веке университетские корпорации по обстоятельствам возникновения можно классифицировать по трём типам: во-первых, спонтанно возникшие на базе ранее существовавших школярских центров; во-вторых, основанных волей Папы римского или императора (реже — в какой-либо городской коммуне); третьим вариантом был «бумажный университет», имеющий уставную грамоту, но так и не сделавшийся образовательным центром или вовсе не существующий[39].

К числу спонтанно возникших университетов относился и Оксфордский, чьё существование следует из документов 1208—1209 годов, свидетельствующих о конфликте корпорации с горожанами. Часть докторов и студентов перебрались в результате этого в Кембридж, где возникла конкурирующая корпорация. В 1214 году был принят оксфордский университетский устав, согласно которому канцлер назначался из числа докторов епископом Линкольна. Устав был составлен по образцу парижского, но структура более напоминала болонскую: университетские дела решала Большая конгрегация (Congregatio magna), тогда как повседневную «текучку» вела Малая конгрегация (Congregatio minor); студенты факультета искусств составляли Чёрную конгрегацию (Congregatio nigra), названную по цвету одежд её участников. Папское дозволение на открытие Кембриджского университета было получено в 1233 году, а устав был принят в 1250 году[40].

Примером крупного интеллектуального центра, в котором так и не сложилось университета, являлся Салерно. Салернская врачебная школа имела общеевропейскую значимость, сопоставимую с Болоньей — центром юридических штудий, и Парижем — столицей схоластической философии, причём возникла намного раньше: упоминалась в документах с 946 года, а предание возводило её основание ко временам Карла Великого[41]. Однако в силу ряда обстоятельств, полноценной корпорации с факультетами в Салерно так и не возникло, и до 1231 года медицинская школа так и не имела официального статуса, ни со стороны папства, ни со стороны императора. В этом году Фридрих II воспретил в своих владениях медицинскую практику без лицензии, которая выдавалась при неаполитанском дворе, при участии салернских магистров и королевских чиновников; то есть самостоятельного права экзаменации и выдачи степени школа не имела[42]. Ранее, в 1224 году императором Фридрихом был основан Неаполитанский университет, в котором имелся и медицинский факультет, однако к 1253 году он так и не превратился в полноценную высшую школу, и даже была попытка объединить его с Салернской медицинской школой. К 1258 году status quo был восстановлен, однако Салернская школа не выдержала конкуренции с медицинскими факультетами Болоньи и Монпелье, и к XIV веку окончательно захирела[43].

Существует предположение, что в XIII веке в Монпелье сосуществовали два университета. Медицинская корпорация организовывалась по образцу Салернской школы, причём её статут был дарован Папой римским[44]. Далее и Людовик Святой предоставил местному епископу канцлерские прерогативы по отношению к лиценциатам и докторам гражданского и канонического права. Позднее к юристам присоединился и артистический факультет, а далее и теологический, и лишь много позже конфигурация университета приобрела стандартный вид[45].

В эпоху Средневековья существовал также феномен «бумажных университетов». Обыкновенно в Европе возникала корпорация, и лишь после окончательного оформления она получала официальный статус. Временной разрыв бывал велик, так Орлеанский университет с 1236 года именовался universitas, тогда как папская булла была получена лишь в 1306-м). Ещё более длительным оказалось становление Анжерского университета: в Анже школа права существовала с 1230 года, термин studium generale прилагался к ней с 1337 года, тогда как папское дозволение пришлось лишь в 1364 году. Университет Тулузы, основанный в 1229 году, не действовал вплоть до 1260 годов. Венский университет был основан в 1365 году, но фактически стал действовать только после наплыва парижской эмигрантской профессуры в 1383 году. Краковский университет, основанный в 1364 году, так и не заработал, и в 1400 году Владислав Ягелло был вынужден испрашивать новую папскую буллу[46]. Однако «бумажными» в западной историографии именуют лишь те университеты, на которые имелась санкция светской власти и изданнная папская булла, но которые фактически так никогда и не были созданы; неполный их список содержит 15 названий. Таков был университет в Гре, санкционированный в 1291 году по прошению пфальцграфа Оттона IV буллой папы римского Николая IV. В 1295 году аналогичным образом папа Бонифаций VIII санкционировал основание никогда не существовавшего университета в Памье. Не удалось создать университеты в Вероне (1339) и Фриули (1353), а также в Женеве (1365). В 1312 году буллой папы Климента V был основан Дублинский университет, который длительное время являлся таковым лишь по названию[47].

ИсториографияПравить

По оценке Вальтера Рюэгга, в истории университетов именно средневековый период подвергается наиболее интенсивным исследованиям, однако до создания связной картины ещё далеко. Тем не менее, во второй половине XX века были опубликованы многочисленные сборники документы, а также справочники по биографиям преподавателей и выпускников крупнейших университетов, существовавших до 1500 года, в первую очередь — Парижского, Оксфордского и Орлеанского[48]

ПримечанияПравить

  1. Уваров, 2007, с. 544.
  2. Tinnefeld, 1999, S. 1249.
  3. Уваров, 2007, с. 546.
  4. Tinnefeld, 1999, S. 1252.
  5. Уваров, 2007, с. 546—549.
  6. Tinnefeld, 1999, S. 1243.
  7. Gabriel, 1989, p. 282.
  8. A History of the University in Europe, 1992, p. xix.
  9. Tinnefeld, 1999, S. 1255—1256.
  10. Gabriel, 1989, p. 300—302.
  11. A History of the University in Europe, 1992, p. 8.
  12. 1 2 A History of the University in Europe, 1992, p. 7.
  13. 1 2 Rüegg, 1992, p. 5.
  14. Андреев, 2009, с. 52.
  15. Андреев, 2009, с. 52—53.
  16. Андреев, 2009, с. 53.
  17. Moraw, 2001, s. 18—19.
  18. Boockmann, 1999, s. 19.
  19. Boockmann, 1999, s. 20—21.
  20. Boockmann, 1999, s. 21.
  21. Boockmann, 1999, s. 61.
  22. Андреев, 2009, с. 54.
  23. Müller, 1990, s. 35.
  24. 1 2 Boockmann, 1999, s. 58.
  25. Андреев, 2009, с. 56.
  26. 1 2 A History of the University in Europe, 1992, p. 147.
  27. Андреев, 2009, с. 57.
  28. A History of the University in Europe, 1992, Jacques Verger. Patterns, p. 38—39.
  29. Boockmann, 1999, s. 78.
  30. Андреев, 2009, с. 57—58.
  31. Ehlers, 1999, s. 83.
  32. 1 2 Андреев, 2009, с. 58.
  33. Prahl, 1978, s. 69.
  34. Boockmann, 1999, s. 70.
  35. Boockmann, 1999, s. 71.
  36. A History of the University in Europe, 1992, Jacques Verger. Patterns, p. 39.
  37. Müller, 1990, s. 39.
  38. Андреев, 2009, с. 59.
  39. Gabriel, 1989, p. 284.
  40. Gabriel, 1989, p. 284—285, 290.
  41. Rashdall1, 1895, p. 75—76.
  42. Rashdall1, 1895, p. 82—83.
  43. Rashdall1, 1895, p. 83—85.
  44. Суворов, 2012, с. 61.
  45. Литошенко, 2012, с. 34—35.
  46. A History of the University in Europe, 1992, Jacques Verger. Patterns, p. 46.
  47. Gabriel, 1989, p. 290—291.
  48. A History of the University in Europe, 1992, p. 3.

ЛитератураПравить

Словарно-энциклопедические изданияПравить

  • Gabriel A.[de]. Universities // Dictionary of the Middle Ages / Joseph R. Strayer, editor in chief. — N. Y. : Charles Scribner's Sons, 1989. — Vol. 12: Thaddeus legend — Zwartnoc. — P. 282—300. — xv, 750 p. — ISBN 0-684-18278-5.
  • Tinnefeld F. Universität // Lexikon des Mittelalters : [нем.]. — Stuttgart, Weimar : Verlag J. B. Metzler, 1999. — Bd. VIII: Stadt (Bysantinisches Reich) bis Werl. — Стб. 1249—1256. — 2220 стб. — ISBN 3-476-01742-7.
  • Уваров П. Ю. Университет // Словарь средневековой культуры / Под ред. А. Я. Гуревича. — 2-е, испр. и доп. — М. : РОССПЭН, 2007. — С. 544—552. — 624 с. — (Summa culturologiae). — ISBN 978-5-8243-0850-1.

На западноевропейских языкахПравить

  • Boockmann H. Wissen und Widerstand. Geschichte der deutschen Universität : [нем.]. — Berlin : Siedler Verlag, 1999. — 287 S. — ISBN 3-88680-617-0.
  • Crossing boundaries at medieval universities / edited by Spencer E. Young. — Leiden : Koninklijke Brill, 2011. — 351 p. — (Education and society in the Middle Ages and Renaissance). — ISBN 978-90-04-19215-7.
  • Ehlers J. Paris. Die Entstehung der europäischen Universität // Stätten des Geistes. Große Universitäten Europas von der Antike bis zur Gegenwart / Hrsg. A. Demandt. — Köln : Böhlau, 1999. — S. 75—90. — 322 s. — ISBN 3412018996.
  • A History of the University in Europe / Ed. by Hilde de Ridder-Symoens[en]. — Cambridge : Cambridge University Press, 1992. — Vol. 1. Universities in the Middle Ages. — 506 p. — ISBN 0511599501.
  • Miethke J.[de]. Studieren an mittelalterlichen Universitäten. Chancen und Risiken. Gesammelte Aufsätze. — Leiden : Koninklijke Brill, 2004. — 517 s. — (Education and Society in the Middle Ages and Renaissance, vol. 19). — ISBN 978-90-04-13833-9.
  • Moraw P. Gelehrte und Gelehrsamkeit in Deutschland vor und um 1800 // Humboldt international. Der Export des deutschen Universitätsmodells im 19. und 20. Jahrhundert : [нем.] / Hrsg. von Rainer Christoph Schwinges. — Basel : Schwabe & Co., 2001. — S. 17—31. — x, 503 S. — (Veröffentlichungen der Gesellschaft für Universitäts- und Wissenschaftsgeschichte, Bd. 3.). — ISBN 3796517358.
  • Müller R. A.[de]. Geschichte der Universität. Von der mittelalterlichen Universitas zur deutschen Hochschule. — München : Georg D. W. Callwey, 1990. — 288 s. — ISBN 3930656485.
  • Prahl H.-W. Sozialgeschichte des Hochschulwesens. — München : Kösel, 1978. — 405 s.
  • Rashdall H.[en]. The Universities of Europe in the Middle Ages. — Oxford : Clarendon Press, 1895. — Vol. I: Salerno — Bologna — Paris. — xiii, 562 p.
  • Rashdall H. The Universities of Europe in the Middle Ages. — Oxford : Clarendon Press, 1895. — Vol. II, Part 1: Italy — Spain — France — Germany — Scotland etc.. — viii, 315 p.
  • Rashdall H. The Universities of Europe in the Middle Ages. — Oxford : Clarendon Press, 1895. — Vol. II, Part 2: English Universities — Student Life. — xiv, 316—832 p.
  • Sheffler D. Schools and schooling in late medieval Germany : Regensburg, 1250—1500. — Leiden : Koninklijke Brill, 2008. — 417 p. — (Education and society in the Middle Ages and Renaissance). — ISBN 978-90-04-16664-6.
  • Schriften im Umkreis mitteleuropäischer Universitäten um 1400 : Lateinische und volkssprachige Texte aus Prag, Wien und Heidelberg : Unterschiede, Gemeinsamkeiten, Wechselbeziehungen / herausgegeben von Fritz Peter Knapp, Jürgen Miethke und Manuela Niesner. — Leiden : Koninklijke Brill, 2004. — 310 s. — (Education and society in the Middle Ages and Renaissance, vol. 20). — ISBN 90-04-14053-0.
  • Schwinges R.[de]. Studenten und Gelehrte. Studien zur Sozial- und Kulturgeschichte deutscher Universitäten im Mittelalter. — Leiden, Boston : Koninklijke Brill, 2008. — 663 s. — (Education and Society in the Middle Ages and Renaissance, vol. 32). — ISBN 978-90-47-43250-0.
  • Šmahel F. Die Prager Universität im Mittelalter : Gesammelte Aufsätze. — Leiden : Koninklijke Brill, 2008. — 635 s. — (Education and Society in the Middle Ages and Renaissance, vol. 28). — ISBN 978-90-47-41149-9.
  • Tervoort A. The iter italicum and the northern Netherlands : Dutch students at Italian universities and their role in the Netherlands’ society (1426—1575). — Leiden : Koninklijke Brill, 2005. — 438 p. — (Education and society in the Middle Ages and Renaissance). — ISBN 90-04-14134-0.

На русском языкеПравить

  • Андреев А. Ю. Российские университеты XVIII — первой половины XIX века в контексте университетской истории Европы. — М. : Знак, 2009. — 640 с. — ISBN 978-5-9551-0320-4.
  • Документы по истории университетов Европы XII—XV вв.: Учеб. пособие / Вступ. статья, пер. и примеч. Г. И. Липатниковой. — Воронеж : Воронежский пед. ин-т, 1973. — 157 с.
  • Ивановский В. Н. Народное образование и университеты в средние века. — М. : Т-во тип. А. И. Мамонтова, 1898. — 30 с.
  • Комлева Ю. Е. Европейские университеты в раннее Новое время (1500—1800): учеб. пособие. — Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2013. — 228 с. — ISBN 978-5-7996-0836-1.
  • Литошенко Д. А. Эволюция университетского образования в Европе XVI — конца XVIII веков. Университетский опыт европейской образовательной метатрадиции на заре Нового времени. — Saarbrücken : Lap Lambert Academic Publishing, 2012. — 374 с. — ISBN 978-3-659-27466-4.
  • Очерки истории университетского образования: монография / под ред. Т. А. Молоковой. — 2-е изд., испр. и доп. — М. : МГСУ, 2011. — 175 p. — ISBN 978-5-7264-0573-5.
  • Петерсон И. Р. История становления университетского образования в Западной Европе: монография. — Красноярск : Сиб. федер. ун-т, 2013. — 136 с. — ISBN 978-5-7638-2690-6.
  • Суворов Н. С. Средневековые университеты. — Изд. 2-е. — М. : Либроком, 2012. — 256 с. — (Академия фундаментальных исследований: история). — ISBN 978-5-397-02439-6.