Глубоковский, Борис Александрович

Борис Александрович Глубоковский (псевдонимы Борис Веев, Цвибельфиш; 1894, Москва — после 1932) — актёр московского Камерного театра, журналист, прозаик, драматург, режиссёр; заключённый СЛОН (1925—1932), руководил лагерным театром.

Борис Глубоковский
Имя при рождении Борис Александрович Глубоковский
Псевдонимы Борис Веев, Цвибельфиш
Дата рождения 1894
Место рождения
Дата смерти 1930-е
Гражданство
Профессия
Театр Театр Корша
Камерный театр Таирова
Большой Соловецкий театр

БиографияПравить

Родился в Москве в 1894 году[3]. Окончил юридический факультет Московского университета и, по воспоминаниям Б. Ширяева[4], начал блестящую карьеру юриста, но его слишком влёк театр. Недолго служил в театре Корша, после чего перешёл в Камерный театр Таирова[5][6] Первой ролью была маленькая роль римлянина Тигеллина в «Саломее»[7]. Помимо актёрского участия, также занимался сценарной работой (например, в пьесе «Человек, который был Четвергом» по Г. К. Честертону)[2]. В 1925 году вышла его пьеса в двух действиях «Как Федюшка пионером стал». Параллельно печатает статьи в журналах «Гостиница для путешествующих в прекрасном», «Рампа», «Накануне»[8].

Глубоковский сблизился с кружком имажинистов. Посещая «Кафе поэтов», познакомился в 1919 году с Сергеем Есениным, вместе с которым позже отошёл от имажинизма. В 1920 году в Харькове принимал участие в избрании Велимира Хлебникова «Первым председателем Земного шара»[8].

Совместно с Есениным пытался создать в 1924 году общество литераторов «Современная Россия», однако это предприятие не было одобрено НКВД. В ноябре того же года Бориса Глубоковского, как и ряд других литераторов, арестовывают по делу «Ордена русских фашистов», руководителем которого считали поэта Алексея Ганина[8]. По словам Б. Ширяева, «русский фашизм» зародился в те годы без особых понятий об идеологии итальянского фашизма из «отзвуков на скудные сообщения советской прессы о победе Муссолини над коммунизмом», психологической основой для чего были «протест первых ощутивших разочарование в революции и неосознанная ещё ими тоска по разрушенной и поверженной русской культуре»; на одном из собраний «Союза», проходивших в «Бродячей собаке», при несерьёзном «дележе портфелей» Глубоковского (как недавна вернувшегося из-за границы) назначили «министром иностранных дел»[4], что ему и было инкриминировано. 25 марта 1925 года Борис Глубоковский был приговорён КОГПУ к 10 годам заключения в Соловецком лагере особого назначения[8] (другие члены «правительства» были расстреляны)[4].

В лагере Глубоковский активно публиковался в тамошних изданиях — журнале «Соловецкие острова»[9] и газете «Новые Соловки»[8]. Зимой 1924/25 гг. на Соловках был создан, не без участия Б. А. Глубоковского, театральный коллектив «ХЛАМ» (художники, литераторы, актеры, музыканты)[4]. Глубоковский занимался режиссурой; например, к приезду «разгрузочной комиссии» написал театрализованное обозрение, завершающееся исполнением хором заключённых Соловецкого гимна. Как своеобразный ответ на явление «ХЛАМа» со стороны «уголовников» возник художественный коллектив «Свои», который, вероятно, пробудил в Борисе Александровиче интерес к блатной культуре. Он написал о них ряд статей, в том числе в «Соловецком обществе краеведов» вышла его работа «49. Материалы и впечатления» (имеется в виду 49 статья УК РСФСР), где размышляет о психологии «шпаны» и поддерживает возможность её перевоспитания принудительным трудом[10]. Ранее в «Соловецких островах» по частям публикует автобиографическую повесть «Путешествие из Москвы на Соловки»[2].

В 1929 году «разгрузочная комиссия» ОГПУ во главе с Глебом Бокием сократила ему срок с 10 лет до 8. Вместе с управлением лагеря в 1930 году уехал, по-видимому, в Кемь (тогда же Солтеатр был ликвидирован)[10]. Вернулся в Москву в 1932 году, поступил вновь в Камерный театр; однако к тому времени страдал тяжёлой наркоманией, вследствие которой, по одной из версий, и умер[5] (по другим, отравился в больнице морфием[4], или покончил с собой в ссылке в Сибири в 1937 году[10]). Похоронен неподалёку от Есенина на Ваганьковском кладбище[11]. Реабилитирован в 1993 году[12].

Внешность и личностьПравить

Коонен вспоминает об основании Камерного театра: «Пришел поэт Борис Глубоковский, большой, красивый, глубоким бархатным басом и внешними данными он напоминал Маяковского»[7]. По воспоминаниям Д. С. Лихачёва, «это был высокого роста человек, стройный, красивый, живой, с хорошими манерами». В лагере Глубоковский одевался в мало кому там доступной пошивочной мастерской[1]. По словам Б. Ширяева, «искристая и разнообразная талантливость так и сверкала во всем, за что он только ни брался», но при том «был столь же беспутен, сколь и талантлив»[4].

БиблиографияПравить

  • Проклятый вопрос в России (1914)
  • Трогательная повесть в XIV главах (1918)
  • Путешествие из Москвы в Соловки (1925)
  • 49. Материалы и впечатления (1926)

СтатьиПравить

  • Моя вера // Гостиница для путешествующих в прекрасном. — 1922. — № 1.
  • Маски имажинизма
  • Соловецкий театр // СОК : Из работ криминологической секции. — О. Соловки, 1927. — С. 105—139.
  • Сергей Есенин: (Спорады) // Соловецкие острова. — 1930.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Лихачёв Д. С. Воспоминания. — СПб.: Logos, 1995.
  2. 1 2 3 Маликова М. «Скетч по кошмару Честертона» и культурная ситуация нэпа // Новое литературное обозрение. — 2006. — № 78. Архивировано 19 февраля 2015 года.
  3. Д. С. Лихачёв в воспоминаниях[1] называет его Николаевичем и сыном Н. Н. Глубоковского, что, видимо, неправильно; есть и другие версии отчества[2].
  4. 1 2 3 4 5 6 Ширяев Б. Н. Неугасимая лампада. — Нью-Йорк, 1954.
  5. 1 2 Левитин М. З. Таиров. — Молодая гвардия, 2009. — (Жизнь замечательных людей). — ISBN 978-5-235-03231-6.
  6. Соловецкий театр. Соловки-Энциклопедия. Дата обращения: 19 февраля 2015.
  7. 1 2 Коонен А. Страницы из жизни // Театр. — Искусство, 1968. — Вып. 1—6. — С. 102.
  8. 1 2 3 4 5 Юбилейная дата: Глубоковский Борис Александрович. Государственный музей-заповедник С. А. Есенина. Дата обращения: 18 февраля 2015.
  9. Редактор — Ф. И. Эйхманс. Соловецкие острова. — Ежемесячный журнал – орган Управления Соловецкими Лагерями Особого Назначения ОГПУ, типо - литография УСЛОН. Карлит №3585. — о. Соловки, на Белом море: УСЛОН, 1927, год издания III. — 128 с. — 900 экз.
  10. 1 2 3 Ершов, Илья «Богема» и уголовники: Соловецкий театр 1920-х годов. Борис Глубоковский. Уроки истории. XX век (1 июля 2009). — конкурсная работа ученика школы № 90 (СПб) по секции «Россия гулаговская» (2-е место). Дата обращения: 18 февраля 2015.
  11. Юшкин Ю. Ф. Голос с Соловков // Образ. — ТОО «Литератор», 1996. — № 3 (7). — С. 112, 113.
  12. БД «Жертвы политического террора в СССР». Общество «Мемориал» (2007). Дата обращения: 26 февраля 2015.