Открыть главное меню

Григорий Сергеевич Гринцер (Горчаков) (29 октября [11 ноября1886[1] (1888)[2], Новомосковск[3] — 1 сентября 1963, Рига) — кадровый офицер Русской императорской армии, участник Первой мировой войны, военспец в РККА, видный армейский штабной работник времён Гражданской войны, участник Великой Отечественной войны, гвардии подполковник (1944)[4].

Григорий Сергеевич Горчаков
Григорий Сергеевич Гринцер
Штабс-капитан Горчаков Г.С..jpg
Дата рождения 29 (11) ноября 1886(1886-11-11)
Место рождения Новомосковск, Екатеринославская губерния, Российская империя
Дата смерти 1 сентября 1963(1963-09-01) (76 лет)
Место смерти Рига, Латвийская ССР
Принадлежность Флаг России Российская империя
 РСФСР
 СССР
Род войск пехота, ВДВ
Годы службы Флаг России РИ; 19071917
 РСФСР; 19181923
 СССР; 19411945
Звание

в Российской империи:
Imperial Russian Army Capt 1917 h.png
Капитан (1916)
в РСФСР:
RA Kombrig 1919.svg — Воинская
категория К10
в СССР:
Red Army - Lt 1943.png
Лейтенант (1941)

Подполковник
Гв. подполковник (1944)
Командовал
Сражения/войны
Награды и премии

Российской империи:

RUS Imperial Order of Saint Vladimir ribbon.svg RUS Imperial Order of Saint Stanislaus ribbon.svg RUS Imperial Order of Saint Anna ribbon.svg
RUS Imperial Order of Saint Stanislaus ribbon.svg RUS Imperial Order of Saint Anna ribbon.svg RUS Imperial White-Yellow-Black ribbon.svg

Свободной России:

RUS Imperial Order of Saint Anna ribbon.svg

РСФСР:

Орден Красного Знамени  — 1920

СССР:

Орден Красного Знамени  — 1944 Орден Красного Знамени  — 1945 Орден Отечественной войны I степени
Орден Отечественной войны II степени Орден Красной Звезды SU Medal For the Defence of Stalingrad ribbon.svg
Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» Советская гвардия

Содержание

БиографияПравить

 
1911 год. 88-й Петровский полк: — подпоручик Гринцер во втором ряду сверху, второй справа

Григорий Сергеевич Гринцер родился 29 октября 1886 года в городе Новомосковске в семье уездного земского ветеринарного врача С. Г. Гринцера. Православный. С 1892 года проживал с семьёй в Екатеринославе, обучался в городском реальное училище. С 1898 года уже в Оренбурге, с переводом в местное реальное училище. После получения в конце 1901 года отцом Григория нового назначения по службе в Санкт-Петербург, дальнейшее образование подростка продолжилось в 3-м реальном училище столицы. Частые переезды с места на место вызвали ряд проблем с успеваемостью и поведением, однако к окончанию 6-ти основных классов училища учёба нормализовалась. Григорий смог затем успешно продолжить своё обучение и в престижном 7-м классе училища, дающим право по его окончанию поступать в высшие императорские учебные заведения. Тем не менее выпускник выбрал для себя военную службу, подав в 1908 году документы в Санкт-Петербургское пехотное юнкерское училище, откуда без объяснения причин поступил отказ в приёме. 15 сентября 1908 года он, всё же, успел поступить в Казанское пехотное юнкерское училище и был зачислен в его младший класс. 7 августа 1909 года юнкер был переведён в старший класс училища. С переименованием 1 сентября 1909 года «Казанского пехотного юнкерского училища» в «Казанское военное училище», перешёл в состав оного. Полный курс обучения завершился в 1910 году, когда молодой подпоручик был выпущен по 2 разряду в Петровский 88-й пехотный полк, со старшинством с 6 августа 1910 года[5]. Данное военное подразделение входило в состав 2-й бригады 22-й пехотной дивизии и было расквартировано в Аракчеевских казармах усадьбы Грузино[6]. Служба молодого императорского субалтерн-офицера началась в пулемётной команде Петровского полка.

Первая мировая войнаПравить

Осенью 1914 года в с. Грузино, Новгородской губернии из кадра 88-го пехотного Петровского полка был сформирован Пошехонский 268-й пехотный полк второй очереди, куда и был определен на службу подпоручик Г. С. Гринцер (ВП от 25 октября 1914 г.). В ноябре 1914 года Пошехонский полк прибыл на Северо-Западный фронт в район Скерневиц, Варшавской губернии. Высочайшим приказом от 15 ноября 1914 года офицеру был присвоен очередной чин поручика, со старшинством с 6 августа 1914 года. 14 ноября 1914 г. у посада Белявы, Лодзинского воеводства Гринцер в один день был дважды ранен[7], после чего эвакуирован в Санкт-Петербург в офицерский лазарет Пажеского Его Императорского Величества корпуса[8]. На 1 июня 1915 года в прикомандировании к 267-му пехотному Духовщинскому полку, в должности полкового адъютанта. За отличие в бою у д. Пиотровиц утверждён в пожаловании ордена Святой Анны 4 степени с надписью «за храбрость» (ВП 28.06.1915). За отличие в бою у д. Валевице награждён орденом Святой Анны 3 степени с мечами и бантом (ВП 08.09.1915).
К концу 1915 года затянувшиеся военные неудачи Русской Армии вызвали сильные антигерманские настроения у народа, многие носители иностранных фамилий, в том числе и отец Григория, проявляя своеобразный патриотизм запросили в сенат о смене своих фамилий. После рассмотрения данного прошения семье Гринцера было получено разрешение именоваться по фамилии Горчаковыми (Высочайшее Повеление от 31.10.1915г.)[9][10].
14 ноября 1915 года «за отличия в делах против неприятеля» поручик Г. С. Горчаков был награждён чином штабс-капитана (старшинство с 25.08.1915)[11]. 3 апреля 1916 года состоялся его официальный перевод в Духовщинский 267-й пехотный полк[12]. 21 апреля 1916 года пожалован орден Святого Станислава 3 степени с мечами и бантом[13]. В ходе своей дальнейшей службы офицер принимал участие в Нарочской операции и тяжелейших Скробовских боях, был контужен. За боевые отличия награждён орденами: Святого Станислава 2-й степени с мечами[14], Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом[15] (за отличия в бою у посада Белявы). 11 декабря 1916 года утверждён в чине капитана Русской армии[16] с назначением на должность обер-офицера для поручений в штаб 67-й пехотной дивизии. На 8 апреля 1917 года зафиксирован в должности заведующего разведкой 35-го армейского корпуса, далее занимал должность и. д. старшего адъютанта штаба того же корпуса. В августе 1917 года как один из 3-х лучших офицеров 35-го корпуса был командирован в Николаевскую Академию Генерального штаба для обучения на ускоренных курсах 3 очереди[17][18].

 Письмо командующего 35 АК, генерал-лейтенанта М. М. Ставрова, и. д. начальнику Академии Генерального штаба, полковнику А. И. Андогскому:

Милостивый государь, Александр Иванович.
Телеграммой Генкварзапа вверенному мне корпусу из трёх дивизий с большим числом других частей, входящих в него, предоставлено офицерам 2 вакансии на курсы 3 очереди, вверенной Вам академии. Согласно правил командирования и поступления эти две вакансии заняты двумя офицерами корпуса – георгиевскими кавалерами, имеющими на это право первыми. Между тем, в корпусе имеется офицер 267 пехотного Духовщинского полка капитан Горчаков, который, отличаясь выдающейся храбростью и, обладая громадным боевым опытом, пробыл в пехотном полку в строю более 2-х лет, отлично знаком с военной службой, прекрасный начальник и человек, дважды был ранен и однажды контужен в текущую войну во время штыковых атак, участвовал во всех боевых действиях полка, прибыв на войну в чине подпоручика, награждён всеми боевыми орденами до Владимира 4 степени с мечами и бантом включительно и чином штабс-капитана и, таким образом, обладая всеми необходимыми данными и требованиями для поступления на курсы, не может попасть единственно вследствие отсутствия вакансии. В виду вышеизложенного я считаю своей нравственной обязанностью обратиться к Вам с просьбой не отказать в принятии этого, во всех отношениях, достойного офицера на курсы вверенной Вам академии. Только знание заслуг капитана Горчакова обязывает меня затруднить Вас настоящей моей просьбой. Двухмесячная на моих глазах его работа в штабе корпуса дает мне полные основания утверждать, что он будет выдающимся офицером Генерального штаба, как по своим блестящим способностям, так и по безукоризненному трудолюбию.

Уважающий Вас М. Ставров[19]
 

Завершить своё обучение в академии Г. С. Горчакову не удалось, в конце декабря 1917 он выбыл из неё по болезни.

Гражданская война. Южный фронт. 8 армия РККАПравить

 
На левом рукаве кителя видны две нашивки за ранения

В конце 1918 года Г. С. Горчаков был мобилизован в РККА, с зачислением на службу в штаб 8-й армии Южного фронта РСФСР[20].

Выписка из послужного списка:

  • Помощник начальника оперативного отделения штаба 8-й армии РККА (24.01.1919 — 10.02.1919).
  • Начальник полевого штаба 8-й армии (10.02.1919 — 28.02.1919)[21].
  • Начальник оперативного отдела полевого штаба 8-й армии (28.02.1919 — 03.03.1919).
  • Начальник оперативного отделения штаба 8-й армии (с 13.03.1919).
  • Начальник оперативного отделения оперативного отдела штаба 8-й армии (с 31.07.1919)[22].
  • Врид. Начальника штаба группы войск Селивачёва (07 — 13.09.1919)[23].
  • Врид. Начальника штаба 8-й армии (с 02.10.1919 — 01.11.1919)[24][25].
  • Начальник оперативного отдела 8-й армии (на конец 1919 — начало 1920).
  • 2.04.1920 из штаба Кавказского фронта убыл в Москву.

Участие в боях осенью 1919 года

15 августа 1919 года ударная группа В. И. Селивачёва (8-я армия полностью, часть 13-я армии, Воронежский укрепрайон, 2 дивизии) приняли участие в контрнаступлении Южного фронта, против Деникина. Развитие наступления красных проходило успешно, к 25 августу были заняты города Волчанск и Купянск, но уже к 26 августу ситуация осложнилась. Под угрозой окружения красным пришлось оставить Купянск, а вскоре и Воронеж. По тылам 8-й армии РККА в это время проходил известный конный рейд Мамонтова (10.08. — 19.09.1919).
7 сентября 1919 года военспец В. И. Селивачёв передал управление войсками А. И. Ратайскому, назначив Г. С. Горчакова начальником штаба ударной группы. Сам же В. И. Селивачёв вступил во временное командование 8-й армией. Связь частей группы со штабом Южного фронта была утеряна, под угрозой окружения тогда началось её отступление в район Нового Оскола. 16 сентября командование Южного фронта получило телеграмму В. И. Ленина с опасениями измены со стороны Селивачёва и его начдивов[26]. Опасения вождя пролетариата оправдались тогда лишь частично, так как 17 сентября в с. Костомаровка В. И. Селивачёв скоропостижно скончался от тифа. Однако затем действительно начались измены, так уже на следующую ночь из штаба 8 армии совершили перебежку к белым наштарм-8 А. С. Нечволодов со своей супругой. 20 сентября частями 8 армии была оставлена Костомаровка и Курск. 30 сентября белым повторно удалось занять Воронеж и Лиски. Корпус Мамонтова совершал тогда уже второй свой рейд по тылам красных. Измены в штабе 8 армии продолжались, только со 2 по 6 октября 1919 года к белым перебежали: начальник разведотделения-8 В. А. Жёлтышев[27], врид. начальника штаба-8 В. Ф. Тарасов[28], начальник оперативного отдела-8 Б. П. Лапшин[29], начальник тылового штаба армии В. В. Вдовьев-Кабардинцев[30].

 Окружённая с трёх сторон, а иногда и отрезанная со всех сторон, армия отходила от Волчанска к Воронежу, изредка с трудом сносясь с соседней 13-й армией и фронтовым командованием по радио и при помощи аэропланов. Налёты мамонтовских частей на тылы армии действовали дезорганизующе и деморализующе. К этому периоду относится захват в плен мамонтовским разъездом члена реввоенсовета 8-й армии Владимира Барышникова. Штаб армии кочевал с места на место, всегда рискуя быть захваченным врасплох; часть работников штаба дезертировала, а некоторые перебежали к белым.
— Сокольников Г.Я.[31]
 

2 октября 1919 года оперотдарм-8 Г. С. Горчаков был назначен на должность начальника штаба 8-й армии РККА[32]. Несмотря на последовавшее вскоре заболевание и сильнейшее переутомление, он внёс существенный вклад по выводу частей 8-й армии из окружения.

 «...Переходя к оценке самих действий 8-й армии, мы должны прежде всего подчеркнуть умелое руководство ею со стороны командования на всём протяжении хода операции. Решение в начале октября вывести армию из-под ударов белых на оборонительный рубеж, несмотря на всю трудность отхода в обстановке наседания противника и реальных условий погоды и местности, мы должны оценить положительно. Наступать в тех же условиях было бы несомненно в гораздо большей степени затруднительно, если не невозможно. К тому же отход происходил организованно, насколько это было возможно при описанных обстоятельствах; и когда армия привела себя в относительный порядок, пополнилась боеприпасами и получила такое мощное подкрепление, как корпус Будённого, то представилась наконец возможность вести вновь наступательные действия, чем не замедлило воспользоваться фронтовое и армейское командование. — А.И. Егоров «Разгром Деникина 1919 год» Издание 1931 года, переиздано АСТ Москва 2003 год. ISBN 5-17-015247-7 Стр. 302 

Оправившись после тяжелейшего исхода 8-я армия начала сбивать части Мамонтова, однако к 12 октября её положение вновь ухудшилось. В тот день Мамонтов вышел на воссоединение с корпусом А. Г. Шкуро у Воронежа. В результате был нанесён тяжелейший удар по её тылам[33]. 12 октября 1919 года командарм-8 А. И. Ратайский был назначен на другой пост. В командование 8-й армии заступил крупный большевик Г. Я. Сокольников, ранее служивший в реввоенсовете 2-й и 9-й армии Южного фронта.

 
Представление Г. С. Горчакова к награждению 2-м орденом Красного Знамени (из протокола наградной комиссии ВЦИГ от 1931 г.)
 Телеграмма Г.С. Горчакова Начальнику штаба Южного фронта от 17 октября 1919 г. [34][35]

Наштаюжу Пневскому:[36]

«10 месяцев беспрерывно не зная ни дня отдыха с утра до глубокой ночи бессменно отдавая всю свою энергию, знание и ум, я нёс в тяжёлых условиях работу по должности нач. оперативного отделения, начальника оперативного отдела и наштарма 8.
За 10 месяцев службы сменился весь состав оперативного отдела армии и все ответственные работники оперативного отдела, кроме меня, имели отпуск. В настоящее время я окончательно подорвал на службе своё здоровье, и в силу колоссальной переутомленности могу дать лишь минимум работы. В ту войну я в течение двух с лишним лет также нёс сложные обязанности, работая по оперативной части и был дважды тяжко ранен.
Взываю к справедливости и человечности, прося зависящих распоряжений сменить меня и предоставить крайне необходимый отпуск на предмет пополнения здоровья и обращаюсь не по команде в силу того, что много раз обещанный мне отпуск реввоенсоветом армии остаётся лишь обещаниями.

Врид. наштарма 8 — Горчаков»
17 октября 1919 г.
РГВА. Ф.100 Оп.3 д.498 л.311-311 об.
 

24 октября 1919 года частями 8-й армии при поддержке конного корпуса Будённого был окончательно занят Воронеж. Военспецу Г. С. Горчакову был тогда предоставлен отпуск для поправки здоровья, но уже в конце декабря 1919 года он вновь вернулся в штаб армии, вступив в должность начальника её оперативного управления. Дальнейший боевой путь Горчакова связан с Ростово-Новочеркасской, Доно-Манычской, Северо-Кавказской операциями, которые завершились полным разгромом белых в Новороссийске.

Советско-польская войнаПравить

 
Горчаков Г. С. — третий слева. 1920 лето
Приказ РВСР РСФСР по личному составу армии № 458 от 24.09.1920г.

Начальник Оперативного управления Штаба 4 армии тов. Горчаков — за отличия, выразившиеся в следующем: будучи командирован 22 июля с целью ориентировать командира 3 конного корпуса и начальников дивизий в обстановке, сложившейся под Гродно, во исполнение полученных от командарма 4 указаний, самостоятельно, по собственной инициативе, тов. Горчаков постановил частям армии задачи: третьему конному корпусу форсировать р. Неман в районе м. Гожа, что 20 верст севернее Гродно, и нанести стремительный удар всею массою конницы в направлении м. Новый Двор — Кузница. 53 и 18 дивизиям форсировать Неман на участке Жидовщизна Сивкова, 12 дивизии занять участок по правому берегу Немана от Известок – Ломка до Жидовщизна и одной бригаде той же дивизии взять из города левобережные укрепления, дабы приковать большие силы противника к городу. В результате, конница вплавь, пехота местами по горло вброд, местами на плотах, форсировала Неман; части 12 дивизии, отбивая ряд атак противника, местами доходивших до рукопашных схваток, к утру 24 июля сломили сопротивление противника, который начал поспешный отход в юго-западном направлении. Преследуя противника, части армии 24 июля в 16 часов вышли на линию Новый Двор – Кузница – Индура.
За время Гродненской операции с 19 по 24 июля частями армии взято около 4000 пленных, 30 орудий, в том числе 10 тяжёлых, 70 пулемётов, 3 танка и громадное количество военного имущества.
За всё время операции т. Горчаков лично следил за выполнением задач и постоянно ориентировал части, чем способствовал в достижении успеха частями.

Вручён орден Красное Знамя № 97, Грамота за № 1564.

Советско-польская война (1919—1921)

В конце мая 1920 года Г. С. Горчаков заступил на должность начальника Оперативного управления 4-й армии Западного фронта РСФСР[37]. В составе головной армейской группы принимал участие в июльской наступательной операции[38][39][40], 10 и 13 июля 1920 года уже подписывал за "наштарма" оперативные приказы по 4 армии. 14 июля 1920 года 4-й армией был занят город Вильно. 19 июля 1920 года в ходе глубокого обходного маневра 3-й кавалерийский корпус Гая, входящий в состав 4-й армии, занял город-крепость Гродно. Это событие стало большой неожиданностью как для противника, так и для красного армейского руководства. Уже на следующий день из Белостока на помощь осаждённому гарнизону были выдвинуты 9-я, 17-я пехотные дивизии и 3 уланских полка противника. В это время штаб 4-й армии находился в полном неведении о происходящих событиях из-за отсутствия связи с Г. Д. Гая. Командарм-4 Сергеев Е. Н. проводил тогда в Вильно дипломатические переговоры с литовскими властями по выяснению дальнейших действий последних. К 22 июля связь с Г. Д. Гая всё ещё отсутствовала[41], а бойцы конного корпуса оказавшиеся без поддержки, в спешенном строю вели тяжелейшие уличные бои. Затем части корпуса стали утрачивать занятые позиции, постепенно отступая к р. Неману. В то же самое время основные силы 4-й армии остановились на дальних подступах к Гродно, исполняя директиву командарма-4 за № 1058. Обеспокоенный длительным отсутствием связи с конным корпусом командарм-4 направил в Гродно своё доверенное и авторитетное лицо[42]. Им стал начальник Оперативного управления Г. С. Горчаков[43], который незамедлительно выехал в Гродно на автомобиле. Горчаков Г. С. прибыл в штаб 3-го конного корпуса верхом, в районе Грендичи его автомобиль увяз в песке и затем был обстрелян артиллерией противника. Директива войскам за № 1058/20.06.1920 уже совершенно не соотносилась к сложившейся на тот момент времени ситуации. После проведённого совещания в штабе конного корпуса Г. С. Горчаков взял на себя ответственность за проведение перегруппировки дивизий 4-й армии[44]. В результате чего был достигнут стратегический успех[45], и 23 июля 1920 года после тяжёлых боёв город-крепость Гродно был полностью освобождён от польских сил. За успешное проведение Гродненской операции начальник Оперативного управления 4-й армии Г. С. Горчаков был награждён орденом Красного Знамени Р. С. Ф. С. Р. за № 97 (приказ РВСР № 458/1920)[37] и грамотой за № 1564[46][47].

После занятия Гродно 4-я армия РККА продолжила своё успешное наступление на запад. В течение короткого времени её частями были заняты города: Осовец, Ломжа, Млава, Цеханув и др. Незадолго до начала Варшавского сражения командованием Западного фронта была произведена очередная ротация армейских командиров. Вместо Сергеева в должность командарма заступил Шуваев А. Д.[48](06.08. 1920 — 17.10. 1920), при члене РВС-4 — Вегере Е. И. (18.06. — 19.10. 1920), на должность начальника штаба-4 заступил Г. С. Горчаков[49][50](31.07 — 30.08. 1920). Дальнейшие события развивались трагически: с 14 по 16 августа 1920 года польские войска предприняли ряд контрударов против красных частей Западного фронта. Так, в ночь на 15 августа конница 5-й армии противника ударом в разрыв между 4-й и начавшей отступление 15-й армией заняла пригороды Цеханува. Вследствие угрозы захвата штаба 4-й армии командарм, член РВС и наштарм, спешно покинули город на автомобиле направившись к своим частям на север, во Млаву. Часть работников штаба армии взяв из обоза до 50 винтовок[51] также совершили прорыв к Остроленке, однако при своём отступлении уничтожили (сожгли) радиостанцию 4-й армии[52]. Несмотря на то, что Цеханув на следующий день был отбит у противника, потеря радиостанции вызвала дезорганизацию в управлении 4-й армией.
18 августа 5-я армия Пилсудского сломив сопротивление основных сил РСФСР перешла в мощное контрнаступление, вынудив 15-ю, 3-ю и 16-ю армии отступить на восток. 4-я армия Шуваева—Горчакова оказалась в очень тяжёлом положении, её части были выдвинуты далеко на запад, заняв обширный фронт «Данцигского коридора»[53]. Командарм и начальник штаба 19 августа находились в Серпеце, выйдя на связь с Тухачевским из штаба 54-й стрелковой дивизии[54]. 20 августа в Дробине они встретились с комкором-3 Гая[55], отдав распоряжения о путях отхода конного корпуса и просьбой о прикрытии 53-й дивизии.
21 августа штаб 4 армии прибыл во Млаву и затем находился в 12-й стрелковой дивизии[56]. Связь штаба 4 армии со своими дивизиями была прервана и больше уже не восстанавливалась. К 25 августа разбитые части 4 армии после беспрерывных боёв в окружении пересекли границу Восточной Пруссии, где были интернированы. На оперативный простор из окружения смогли выйти лишь небольшие остатки 6 полков из 12-й стрелковой дивизии[57], вместе со штабом 4-й армии.

Туркестанский фронтПравить

 
Туркестанский фронт, 1922 год

Осенью 1920 года Г. С. Горчаков был переведён в Среднюю Азию, на Туркестанский фронт. С 18 сентября 1920 по 3 октября 1921 года он занимал должность 1-го помощника начальника штаба Туркестанского фронта,[58] при начальнике штаба Ф. П. Шафаловиче (24.9.1920 — 16.12.1922)[59]. Командующим Туркфронтом в то время был его бывший сослуживец по 8-й армии Г. Я. Сокольников (10.09.1920 — 8.3.1921), затем В. С. Лазаревич (8.3.1921 — 11.2.1922).
Г. С. Горчаков принимал активное участие в разработке и проведении войсковых операций частей Красной Армии против банд басмачей[60]. В сентябре 1921 года во время одного из боёв в районе Ферганской долины получил ранение. В конце 1922 года вышел в запас РККА, затем проживал в Москве.

В запасе РККА. АрестПравить

 
Г. С. Горчаков незадолго до своего ареста

В 1923 году Г. С. Горчаков определился на гражданскую службу в Наркомфин РСФСР, вступив в должность заместителя управляющего Общим отделом в Управлении Налогами и Государственными Доходами[61]. Данное назначение стало возможным благодаря содействию бывшего армейского сослуживца Г. Я. Сокольникова, теперь уже заместителя наркома финансов РСФСР. В 1923 году Г. С. Горчаков женился на Сильвии Баргайс[62], сотруднице канцелярии Наркомфина. На 1927 год он был зафиксирован в должности заведующего 2-м подотделом в Отделе Военно-Морской отчётности, Финансово-Контрольного Управления Наркомфина СССР[63]. С 1932 по 1937 гг. служба Г. С. Горчакова проходила в Управлении Противовоздушной Обороны НКТП СССР, на одной из руководящих должностей управления (воинская категория К10, один ромб, соответствовала должностной категории «комбриг»). В феврале 1937 года он был подвергнут аресту органами НКВД[64]. При задержании чекистами была изъята его почётная награда — орден «Красное Знамя» РСФСР. После завершения следствия Г. С. Горчаков был осуждён по статье 58/?[уточнить] на 8 лет, наказание отбывал в ГуЛаге. В 1941 году Верховным Судом СССР был отменён ранее вынесенный приговор, Г. С. Горчаков был этапирован в Москву, для пересмотра дела. После чего он был оправдан и включён в действующий состав РККА.

Великая Отечественная войнаПравить

 
Горчаков Г. С. Австрия г. Санкт-Пёльтен 1945 г.
 
Наградной лист с описанием подвига
 
Архив МО СССР. Учётная карта

После своего освобождения Г. С. Горчаков оказался не прошедшим переаттестацию на воинские звания, поэтому ему было присвоено звание лейтенанта. В декабре 1941 года он был направлен в Казань, где проходили формирования резервных частей. К данному типу подразделения принадлежала и 120-я стрелковая дивизия (2-го формирования), в составе которой ему пришлось нести свою дальнейшую службу. Оттуда он был командирован на ускоренные курсы обучения для резервного командного состава, в общевойсковую академию им. Фрунзе. Курс обучения завершился в мае 1942 года, после чего ему было присвоено звание капитана (приказ МВО № 01029 от 25 мая 1942 года). Вернувшись в дивизию он заступил на должность помощника начальника 1-го Отделения штаба дивизии. В июне 1942 года 120-я стрелковая дивизия по реке Волга была переброшена в Татищевский район, Саратовской области. 25 августа 1942 года после 400 километрового комбинированного марш-броска оказалась в районе балка Пичуга, Сталинградской области, войдя в состав 66-й армии Сталинградского фронта. С 4 сентября 1942 года дивизия приняла участие в Сталинградской битве. Своими активными действиями 120-я дивизия в течение 40 дней сковывала серьёзные силы противника в районе балка Сухая Мечётка. Согласно данным из составленной капитаном Г. С. Горчаковым «Краткой боевой истории 120-й стрелковой дивизии», потери германцев составили тогда свыше 6000 человек, потери личного состава 120-й дивизии — 5600 убитыми и ранеными[65]. 7 ноября 1942 года дивизия вошла в состав 24-й армии Донского фронта. После своей передислокации в район Качалинское — озеро Кривое, дивизия принимала участие в последующем рассечении окружённой группировки фельдмаршала Паулюса. По результатам разгрома противника капитан Г. С. Горчаков, как один из отличившихся, был награждён орденом Красной Звезды[66][67].

За отличия в феврале 1943 года 24-армия была переименована в 4-ю гвардейскую армию, 120-я стрелковая дивизия также была переименована в 69-ю гвардейскую стрелковую дивизию. 14 февраля 1943 года Приказом Донского фронта за № 0123, помощнику начальника 1-го отделения штаба 69-й гвардейской стрелковой дивизии было присвоено очередное звание гвардии майора. 30 мая 1944 года Приказом по 4-й гвардейской армии за № 0204, Г. С. Горчакову было присвоено звание гвардии подполковника, с назначением на должность начальника 1-го Отделения (Оперативного) 80-й гвардейской стрелковой дивизии.

 ...Третий раз в жизни своей участвую я в больших войнах; третий раз начинаю их с самой маленькой должности и звания; третий раз своим честным, упорным, напряжённым трудом в боевой тяжёлой обстановке заслуживаю правительственные награды и немалое звание. И я горжусь, как никогда, что стал гвардейцем. Не меньше счастлив, что вот уже три месяца, как я член ВКП(б), что с меня в конце 41-го снято бывшее на мне пятно. Единственным моим желанием, это получить свой орден «Красное Знамя», которым был награждён в Гражданскую войну...
— Письмо Горчакова в Москву от 7 августа 1944 года
 

7 октября 1944 года Приказом по 4-й гвардейской армии за № 0472 гвардии подполковник Г. С. Горчаков был переведён в 5-ю гвардейскую воздушно-десантную дивизию (командир — генерал-майор П. И. Афонин), с назначением на должность начальника штаба дивизии.[68] 3 ноября 1944 года Указом Президиума Верховного Совета СССР награждён вторым орденом Красного Знамени. 20 апреля 1945 года согласно Приказу по войскам 3-го Украинского фронта вновь пришло награждение третьим орденом Красного Знамени.

Находясь на ответственных штабных должностях в составе 20-го и 21-го гвардейских стрелковых корпусов гвардии подполковник Г. С. Горчаков был отмечен многими правительственными наградами. Он прошёл длинный боевой путь, принимая участие в Знаменской, Кировоградской, Белгородско-Харьковской, Корсунь-Шевченковской, Уманско-Ботошанской, Ясско-Кишинёвской, Будапештской, Балатонской, Венской войсковых операциях. Завершил Великую Отечественную войну в австрийском городе Санкт-Пёльтен. 5-я гвардейская воздушно-десантная дивизия после её окончания была переименована в 112-ю гвардейскую стрелковую дивизию, в которой Г. С. Горчаков продолжил занимать должность начальника штаба дивизии до 1 июля 1945 года.

Послевоенные годыПравить

1 января 1946 года Григорий Сергеевич был демобилизован и вернулся в Москву, где устроился на работу в контору Промбанка СССР — заместителем начальника Контрольно-Ревизионного Отдела. Бывшая жена отреклась от «врага народа» ещё в 1937 году, к тому времени она проживала уже в Латвии. С дочерьми находящимися в Москве отношения не сложились, поэтому ему пришлось снять комнату в Кунцево. В середине 1947 года Григорий Сергеевич совершил переезд в Ригу, где попытался сблизиться с бывшей женой и сыном. В Риге работал в системе Министерства Трудовых Резервов ЛССР. Спустя какое-то время женился, в новой семье воспитывал приёмную дочь. 1 сентября 1963 года Григорий Сергеевич умер, место его захоронения находится на Рижском Гарнизонном кладбище.

В письмахПравить

В 1946 году Г.С. Горчаков писал своей бывшей жене Сильвии:

<…я живу, вот уже почти 10 лет один и очутился одиноким, как воспетая Лермонтовым одинокая сосна. Я действительно «неустроен» и «одинок» — долго живу у чужих людей, которые в любую минуту могут отказать в угле…
…мой внутренний мир стал иным, чем до 1936 года. Под влиянием пережитого я стал внутренне — более спокойным, много выдержаннее, стал глубже понимать всё окружающее меня; общество, отдельных людей, природу; стал например глубоко понимать, что нельзя просто лечь в землю, забыть всё, покончить со всем — умереть; слишком много было прожито, чтобы всё это отдать червям. Какая то моя часть погибнуть не может. В сущности я всегда жил не для одного себя, а и для других; значит я жил и живу для какой-то высшей цели, и вот то, что находится в этой цели, — больше всех общественных и личных идеалов, больше чем вся земля и это не хочет и не может умереть! Иначе для чего было бы жить людям?…
…меня никто например, не спрашивал на фронтах Гражданской и Отечественной войн; можно ли неделями не спать, днями не есть, работать до потери сознания, ежечасно рисковать своей жизнью. И это считалось в порядке вещей, это требовалось, это было «нормально» — так как за это награждали!
Но вот теперь, после всего пережитого никто не хочет вспомнить о том, что я не имею своего угла, что работа моя в Промбанке меня никак не устраивает, что она мне не по душе, что я за 10 лет службы ни разу не был в отпуске и что нервная моя система никуда не годится. Самое моё нахождение в Москве для меня мучение. Я не знаю, что буду делать и где буду работать, вернее где смогу найти себе работу, чтобы просуществовать до естественного конца… Ведь не к кому обратиться, никого у меня не осталось из лиц, к которым я бы мог обратиться по этому вопросу; в этом отношении моё положение особо трудное, так как прошлое моё не позволяет повидаться и поговорить с ними о предоставлении мне работы, поскольку они знают это прошлое. Во всяком случае круг этих знакомых ограничен бывшим НКТП (ПВО), а туда мне «не по дороге»!…>

СемьяПравить

  Внешние изображения
  На могиле в г. Рига. Фото А. Горчакова.
  • 1-й брак: жена Зыкова Е. А. (1892—1923),
    • дочери: Светлана, Екатерина
  • 2-й брак: жена Баргайс С. А. (1900—1977),
    • сын: Гарик
  • 3-й брак: жена?

Старшая сестра: Наталья Сергеевна Попова (1885—1975) — математик.
Младший брат: Александр Сергеевич Горчаков (Гринцер) (1888—1967) — правитель канцелярии Астраханского губернатора (1916)[69].
Двоюродный брат: Григорий Михайлович Гринцер (Григорьев) — кадровый офицер Императорской армии, интендант 50-й пехотной дивизии, подполковник (1917)[70].

ПримечанияПравить

  1. ЦГИА СПб. Фонд 58 Оп. 1 Д. 787 Л. 6+об. 15+об. 16+об.
  2. В советских метрических документах дата рождения персоны указана как 25 января 1888 г.
  3. Ныне — в Днепропетровской области, Украина.
  4. «Мозг армии» в период «Русской Смуты»: Статьи и документы / Андрей Ганин; Российская академия наук; Институт славяноведения. Стр. 170, 287, 469
  5. Правительственный вестник, 1910, № 171 от 10 августа, Высочайший приказ от 06 августа 1910 г., стр. 1
  6. Памятная книжка Новгородской губернии на 1915 год
  7. Журнал РАЗВѢДЧИКЪ № 1259
  8. Летопись войны 1914—1915 гг. № 32 от 28 марта 1915 г. Стр. 520
  9. Канцелярия Его Императорского Величества (документ)
  10. Дело Правительственного Сената по департаментам Герольдии и третьему о перемене, изменении и исправлении фамилий. РГИА Ф. 1343 Оп. 43
  11. «Русский Инвалид» 1915 г. № 273
  12. ВП от 3 апреля 1916 г.
  13. ВП 21.04.1916 «Русский Инвалид» № 118 от 21.04.1916 г.
  14. ВП 13.11.1915, ошибочно награжден повторно ВП 18.11.1916 с заменой на В4мб. «Русский Инвалид» № 327 (7.12.1916)
  15. ВП 18.11.1916 замена С2м на В4мб. РГВИА. Ф. 544. Оп. 1. Д. 1582
  16. ВП 11.12.1916 стр. 4; старшинство с 20.06.1916; на сон. приказа по ВВ 1915 г. № 563 ст. 1
  17. А. В. Ганин. Корпус офицеров Генерального штаба в годы Гражданской войны 1917—1922 гг. 2010 г. стр. 200 ISBN 978-5-85887-301-3
  18. А. В. Ганин — «Последний генштабист» ж. Родина 8-2010 стр. 85
  19. Доктор исторических наук А.В. Ганин «Недоноски»? Выпускники ускоренных курсов Императорской Николаевской военной академии в годы Первой мировой войны. Исторический журнал «Родина» № 8, 2014 г.
  20. А. В. Ганин: РГВА. Ф.100 Оп.3 д.498 л.
  21. Н. Е. Какурин «Как сражалась революция» ГИЗ. 1925 г. Стр. 386.
  22. РГВА. Ф. 191. Оп. 7. Д. 13. Л. 5.
  23. Ганин А. В. «Последние дни генерала Селивачева» 2012 г. стр. 278
  24. Ганин А. В. «Повседневная жизнь генштабистов при Ленине и Троцком», «Кучково поле» 2016, стр. 120. ISBN 978-2-9950066-8-8
  25. С. С. Хромов «Гражданская война и военная интервенция в СССР» Энциклопедия: 1987 стр. 118
  26. В. И. Ленин ПСС том 51 стр. 50
  27. Желтышев В. А. на сайте «Офицеры РИА»
  28. В.Ф. Тарасов. // Проект «Русская армия в Великой войне».
  29. Лапшин Б. П. на сайте «Офицеры РИА»
  30. А. В. Ганин «Последние дни генерала Селивачева», Москва, Кучково поле, 2012г. ISBN 978-5-9950-0250-5 Стр. 171, 199, 200, 264, 276, 278
  31. Автобиография (Энциклопедический словарь «Гранат» Т.41 Ч.3 – М.: 1927)
  32. Н. Н. Азовцев «Гражданская война СССР» Воениздат 1986, том 2, стр. 169
  33. С. М. Будённый. ПРОЙДЕННЫЙ ПУТЬ. Воениздат. Мин. Обороны СССР 1958 г. Стр. 256—283
  34. А.В. Ганин «Последние дни генерала Селивачева: неизвестные страницы гражданской войны на юге России». «Кучково поле» 2012 г. ISBN 978-5-9950-0250-5 стр. 199-200
  35. Журнал: Военно-исторический архив №6(138), стр.62, А. В. Ганин «...Я от переутомления буквально свалился с ног...»
  36. Н. В. Пневский. // Проект «Русская армия в Великой войне».
  37. 1 2 «Списки лиц, награждённых орденом Красное Знамя РСФСР»
  38. Е. Н. Сергеев «От Двины к Висле» ВРС Западного фронта, Смоленск, 1923 г. стр. 59
  39. Приложение № 13 Оперативный приказ по войскам 4-й армии № 8
  40. Боевая сводка
  41. Н. Какурин, В. Меликов «Гражданская война в России: Война с белополяками 1920 год» АСТ Москва 2002, ISBN 5-17-015246-9 Стр. 306
  42. «От Двины к Висле» Сергеев Е. Н. Издание В. Р. С. Западного фронта. Смоленск, 1923 год, стр. 67
  43. Пограничные войска СССР 1918—1928. Сборник документов и материалов. Е. Д. Соловьёв, из-во «Наука» 1973, стр. 459 (приказ 316)
  44. Гай «На Варшаву стр: 87, 88, 89»
  45. Гай, Гая Дмитриевич (Канд. ист. наук; 1887—1937) На Варшаву! Действия 3 конного корпуса на Западном фронте. Июль-август 1920 г.: Военно-исторический очерк. С 31 схем. и 9 прилож. / Г. Д. Гай. — Москва (Ленинград): Гос. изд. Отд. воен. литературы стр: 87, 88, 89, 109, 110, 184
  46. Google Image Result for http://img12.nnm.ru/imagez/gallery/9/9/c/6/2/99c626f050f0375a2558176bd52fea4a_full.jpg
  47. Интересный факт — № 97 первоначально был вручен Тухачевскому. Окончательно орден значится за Горчаковым. Он его получил в 1920 г., а Тухачевскому он был выдан в 1919 г. Непонятно только — или Тухачевский его сам сдал, а затем его выдали Горчакову, или сам перевручил Горчакову. — Стрекалов Н. Н. (автор тематических работ по советским наградам, кавалер медали «За выдающийся вклад в развитие коллекционного дела в России»
  48. «Сайт war1960»
  49. «Гражданская война и военная интервенция в СССР» Энциклопедия: С. С. Хромов 1987 стр. 663
  50. Т. Ф. Каряева «Директивы командования фронтов Красной армии 1917−1922», 1978 стр. 536
  51. Скворцов-Степанов И. И. «С Красной армией на панскую Польшу». 1920 г. Стр. 41
  52. Гай Г. Д. На Варшаву! Действия 3 конного корпуса на Западном фронте. Июль-август 1920 г. стр. 184
  53. Приказ по 4-й армии от 16 августа 1920 г.
  54. Гай Г. Д. «На Варшаву» 1928 г. Стр. 255 (приложение № 9)
  55. Гай Г. Д. «На Варшаву» 1928 г. Стр. 218
  56. Гай Г. Д. «На Варшаву» 1928 г. Стр. 229
  57. Моденов И. Д. «Двенадцатая дивизия на польском фронте» Москва, 1928 год. Стр. 40
  58. «Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена» 2009 г. № 96. Деятельность Г. Я. Сокольникова в Туркестане (1920—1921), О. С. Чигир. Стр. 69, 70, 73
  59. Ф. П. Шафалович. // Проект «Русская армия в Великой войне».
  60. «Военная Мысль» Орган РВС Туркестанского фронта. Военно-научный журнал. 1921 г.
  61. Вся Москва 1923 год."
  62. Баргайс Сильвия Ансовна на сайте: Большой русский альбом
  63. Вся Москва за 1927 год, стр. 72
  64. А. В. Ганин. Выпускники академии Генерального штаба в борьбе с нацизмом в годы Великой Отечественной войны. Журнал Родина: стр. 108—109
  65. Г. С. Горчаков «Краткая боевая характеристика 120-й стрелковой дивизии» 13.01.1943 г.
  66. Наградной лист
  67. «Сайт ветеранов Волгоградской городской организации»
  68. Т. Ф. Воронцов От Волжских степей до Австрийских Альп (Боевой путь 4-й Гв. армии) стр. 237
  69. «Вся Астрахань» памятная книжка на 1916—1917 г. Стр. 6
  70. На сайте: Офицеры РИА

СсылкиПравить