Открыть главное меню

Далеко от Москвы

«Далеко от Москвы» (1946—1948) — роман советского писателя Василия Ажаева.

Далеко от Москвы
Далеко от москвы.jpg
Жанр роман
Автор Василий Ажаев
Язык оригинала русский
Дата написания 1946 (первоначальный вариант), 1948 (переработанный вариант)
Дата первой публикации 1946—1947, «Дальний Восток» (первоначльный вариант), 1948, «Новый мир» (переработанный вариант)

СюжетПравить

«Далеко от Москвы» — это роман, который призван был проиллюстрировать героический труд при строительстве нефтепровода на Дальнем Востоке в начале Великой Отечественной войны.

ИсторияПравить

В первоначальном варианте роман в 1946—1947 годах был напечатан в журнале «Дальний Восток». В 1948 году в журнале «Новый мир» был опубликован переработанный вариант романа[1].

Роман широко пропагандировался и был отмечен Сталинской премией 1-й степени за 1949 год. В 1950 году режиссёр А. Столпер снял по нему одноимённый художественный фильм, удостоенный Сталинской премии 1-й степени за 1951 год.

Константин Симонов писал: «Почему, заведомо зная, что ему не удастся рассказать всю правду об обстановке и характере строительства, о котором шла речь в романе, Ажаев всё-таки написал тогда свой роман? Видимо, тут могут родиться разные ответы, но, если бы этот вопрос задали мне, я бы ответил на него по своему разумению так: очевидно, Ажаев испытывал глубокую внутреннюю потребность в той или иной форме всё-таки написать о том, чему он был участником и свидетелем, о людях, которые тогда, в военные годы, построив этот нефтепровод, совершили, казалось бы, невозможное. В этой книге он и о заключённых написал, как о свободных людях, как о советских гражданах, которые в нечеловеческих условиях внесли свой собственный вклад в нашу победу над фашизмом. И сделал это вполне сознательно, желая своим романом поставить памятник их усилиям, их мужеству, их преданности родине»[2].

О первых чтениях рукописи романа, ещё не имевшего названия, вспоминает Юлия Шестакова: «Василий Ажаев внимательно слушал замечания товарищей, записывал то, что ему казалось важным. Порой обсуждения выливались в бурные и долгие споры, после чего автор спокойно собирал листы своей рукописи, складывал в папку и говорил, что услышал много полезного для себя и намерен продолжать работу дальше. Так было несколько раз до того, как в 1946 году журнал „Дальний Восток“ начал публиковать первые главы романа»[3].

Симонов пишет о работе над книгой: «Мы встретились с человеком, очень твёрдым в своих взглядах и в то же время очень восприимчивым ко всем тем дружеским советам, которые помогли ему сделать свой роман более цельным, строгим и стройным. Он порой шёл гораздо дальше, чем мы ему предлагали, писал новые главы и куски, в итоге составившие чуть ли не четверть того окончательного варианта романа, с которым познакомился потом широкий читатель… Есть авторы, которые больше всего любят себя и свою рукопись. Ажаев любит ту жизнь и тех людей, что стоят за этой рукописью»[3].

«Если сравнивать журнальный вариант с книжным, их различия бросаются в глаза. Изменены прежде всего имена многих героев: Алексей Первов стал Алексеем Ковшовым, Абрам Израилевич Залкинд — Михаилом Борисовичем, а Кузьма Кузьмич Туполев превратился в Кузьму Кузьмича Тополева. Если сравнивать тексты отдельных изданий, в том числе посмертных (Ажаев умер в 1968 году), то легко можно заметить, что этот текст приглаживался в угоду политической конъюнктуре. Так, в бамовском издании романа 1976 года в главе „Утро седьмого ноября“ опущены наиболее эмоциональные пассажи про то, как строители слушают по репродуктору речь вождя»[3].

КритикаПравить

Григорий Свирский так вспоминал об этом в написанной в эмиграции книге «Герои расстрельных лет»: «Целая бригада симоновцев (Н. Дроздов, завпрозой в симоновском „Новом мире“, с сотоварищами) начисто переписала рыхлые записки бывшего заключённого В. Ажаева, изданные на периферии; автор превратил в них начальника концлагерей Барабанова, которого зэки и охрана боялись как огня, в героя вольной советской жизни с Батманова. Симонов с энтузиазмом поддерживал ложь: магистральный трубопровод в ажаевской книге, после всех исправлений, по-прежнему прокладывали не несчастные, голодные, полумёртвые зэки, которых автор предал, а исключительно счастливые советские граждане. Симонов бдительно просмотрел готовую рукопись: не остались ли лагерные „намеки“, ненужные психологические ассоциации и пр.; и Василия Ажаева, тихого, болезненного зэка-„вольноотпущенника“ восславили — за молчание. За молчание и робость определили главным в витринный журнал „Советская литература на иностранных языках“, где, как известно, главный не решал ничего. Он был осчастливлен, Василий Ажаев, а жить больше не мог: умер от инсульта и прочих болезней, приобретённых на каторжных работах. Ажаевский же архипелаг ГУЛАГ стал, благодаря Константину Симонову, всемирно известным апофеозом свободного труда в свободной стране — нашумевшим романом „Далеко от Москвы“, удостоенным Сталинской премии первой степени. Это, пожалуй, было рекордом фальши. Рекордом фальши в эпоху кровавых фальсификаций»[4].


По мнению немецкого слависта Вольфганга Казака, «это произведение полностью соответствует тогдашним канонам социалистического реализма: главные персонажи — это идеализированные положительные герои, конфликты надуманы, а их позитивное разрешение можно предвидеть заранее. Сплочённость действующих лиц в едином коллективе иллюстрируется тем, что главные технические идеи, как правило, одновременно возникают у различных персонажей романа. Этих персонажей автор постоянно показывает в исключительных ситуациях, а их действия комментируются в соответствии с замыслом автора»[5].

ПримечанияПравить

  1. Писатели Дальнего Востока. Библиографический справочник Архивная копия от 25 мая 2010 на Wayback Machine
  2. Константин Симонов. Предисловие к роману В. Ажаева
  3. 1 2 3 Роман Василия Ажаева «Далеко от Москвы» — классика социалистического реализма? | Словесница Искусств. www.slovoart.ru. Дата обращения 25 мая 2019.
  4. Ажаев Василий Николаевич. Бессмертный барак. Дата обращения 25 мая 2019.
  5. Казак В. Лексикон русской литературы XX века = Lexikon der russischen Literatur ab 1917 / [пер. с нем.]. — М. : РИК «Культура», 1996. — XVIII, 491, [1] с. — 5000 экз. — ISBN 5-8334-0019-8.