Дворянское гнездо (фильм, 1914)

«Дворянское гнездо» — русский художественный немой фильм режиссёра Владимира Гардина. Фильм снят в 1914 году, но вышел на экраны 9 февраля 1915 года[1][2]. Фильм не сохранился.

Дворянское гнездо
Постер фильма
Жанр драма
Режиссёр Владимир Гардин
В главных
ролях
Ольга Преображенская
Михаил Тамаров
Кинокомпания П. Тиман и Ф. Рейнгардт
Страна  Российская империя
Язык русский язык
Год 1914
IMDb ID 0005805

История созданияПравить

Фильм снимался в подмосковной старинной усадьбе летом 1914 года[3].

После раннего завтрака начинались утренние съёмки. После обеда съёмки продолжались. Вечером и в ненастные дни шли репетиции[4].

Оператор Левицкий в ходе съёмок «на натуре сконструировал вращающуюся площадку, на которой можно было построить часть декорации, свободно перемещающейся к солнцу или необходимому ландшафту». По его воспоминаниям, «на поворотном кругу снята декорация с окном в доме Калитиной, приезд верхом на лошади Паншина, ночная сцена Лизы у окна, эпизод в имении Лаврецкого и некоторые другие»[5]. При съёмке ночных сцен «площадка отворачивалась от солнца, окна затягивались чёрной вуалью и проходившие сквозь неё лучи света (от отражателей) создавали полную иллюзию лунного света и лунных бликов»[6].

Все актёры с утра и до вечера по настоянию режиссёра ходили в костюме и гриме своего персонажа[2]. Даже в промежутках между съёмками они старались жить в образе этих героев. Актёрам было предложено на время забыть свои имена[5].

«Всё это, вместе взятое, — вспоминал А. Левицкий, — создавало чудесную атмосферу подлинного художественного творчества»[5]. Благодаря таким необычным для кинематографа тех лет условиям творческой работы, которые ввёл режиссёр Гардин, «создателям фильма удалось прочувствовать атмосферу событий и донести до зрителей с поразительной для того времени достоверностью своеобразие тургеневских героев»[7].

В связи с разразившейся войной выпуск фильма на экран был отложен до начала 1915 года[8].

СюжетПравить

Фильм является экранизацией классического романа Ивана Тургенева «Дворянское гнездо».

Фёдор Лаврецкий, порвав отношения с женой, возвращается в старинную усадьбу, в которой он жил в детстве. Там он знакомится с соседями и влюбляется в Лизу Калитину. Он читает в газете сообщение о смерти своей жены и решается объясниться в своих чувствах с Лизой. После объяснения в любви Лаврецкий возвращается домой и встречает неожиданно приехавшую жену, которую он считал умершей. Для любящей Лаврецкого Лизы неприемлемо разрушать законный брак, и она решает уйти в монастырь.

В роляхПравить

 
Кадр из фильма «Дворянское гнездо» (1914)

Съёмочная группаПравить

Оценки фильмаПравить

Фильм получил очень положительные рецензии как в год выхода на экраны, так и десятилетия спустя.

Журнал «Проектор» (1915, № 2, с. 8—9) признал инсценировку интересной и написал, что «удалось показать это старое „дворянское гнездо“»[9][10]. Журнал «Сине-фоно» (1915, № 8, с. 39—40) писал, что режиссёром и актёрами было найдено и воплощено «то „интимное“, что лежит в основе повести и составляет секрет её обаяния, навек сроднилось с нашей душой»[11][12][13].

«Сразу стало понятно, что именно таким и должно быть „дворянское гнездо“, каким показал его В. Р. Гардин. Точно такая должна быть уютная, старомодная мебель, такой именно запущенный сад и тихий пруд в нем, и старая беседка … И Лиза представлялась как раз такой, какой изобразила её О. И. Преображенская: задумчиво-печальной, с чем-то монашеским во взоре и движениях, точно предчувствующей свою грядущую судьбу… И Лаврецкий (М. Тамаров) был тот же мягкий, ласковый, хороший русский „барин“, „славянская душа“… А Варвара Павловна (Е. Уварова) — разве это не она, с её пленительными ямочками на щеках, томными, манерными движениями и кокетливой улыбкой?»[11][12].

Историк кинематографа C. Гинзбург соглашался с такой оценкой и дополнительно указывал: «Рецензент, правильно оценив главное, что отличало фильм „Дворянское гнездо“, один из лучших фильмов „Русской золотой серии“, поставленный в то время, когда ею творчески руководили Гардин и Протазанов, сказал далеко не обо всех достоинствах картины. Он не отметил превосходную игру талантливого русского киноактёра В. Шатерникова (Лемм), он ничего не сказал об удаче В. Орлицкого в роли Паншина. Наконец, он вовсе не заметил поистине великолепной работы оператора А. Левицкого, которая во многом определила творческие результаты, создала то настроение лиризма и интимности, которым был пронизан весь фильм»[13].

По мнению С. Гинзбурга, «вероятно, именно в этой картине, где роль художника была очень невелика, впервые в русском кинематографе выявилось значение оператора как автора изобразительной трактовки замысла»[13]. Киновед высоко оценил работу оператора: «Левицкий своими средствами, тонкими тональными переходами, очень мягко и психологически правдиво вылепленными портретами, лирически трактованными пейзажами создавал поразительно достоверную атмосферу действия, глубоко передававшую особенности тургеневской живописи и абсолютно соответствовавшую режиссёрскому замыслу фильма. В этой картине Левицкий показал себя как талантливый продолжатель традиций русского изобразительного искусства в молодом искусстве светописи»[7].

Киновед Вениамин Вишневский также отметил, что картина «интересна операторской работой»[1]. Кинодеятель Юрий Желябужский высоко оценивал работу А. Левицкого в этом фильме: «В процессе съёмки фильма „Дворянское гнездо“ (1914, режиссёр В.Гардин) ему удалось добиться серьёзных достижений»[14].

Ю. Желябужский писал, что «высокохудожественно был снят весь фильм», «Левицкий даёт совершенное пространственное и композиционное решение, пластичность и тонкую нюансировку полутонов». Он заключал свой анализ следующей оценкой: «Всё изобразительное решение фильма превосходно передает стиль, атмосферу тургеневского романа. Удачная съёмка „Дворянского гнезда“ была не случайной удачей Левицкого, а закономерным путём развития русского операторского искусства»[14].

Крупной творческой удачей оператора Левицкого назвал фильм и кинокритик Ромил Соболев[15]. По оценке Р. Соболева, «оператор А. Левицкий очень точно передал неторопливость повествования, своеобразный ритм повести Тургенева, помог съёмкой верно найденных пейзажей показать душевное состояние героев». Пресса, по его словам, отметила и верную «световую гамму» фильма[15].

Ромил Соболев указал, что «Гардин поставил свой лучший, по мнению многих, дореволюционный фильм». Он писал: «Старинная дворянская усадьба, окружающие её пейзажи, точные детали, слитность героев фильма с природой создавали подлинно тургеневскую атмосферу в фильме»[15]. «Для актёров, — отмечал он, — участие в этом фильме стало в ряде случаев непревзойдённой вершиной их творчества в кино»[16].

Советский киновед Николай Лебедев писал в «Очерках истории кино СССР» (1947, переиздание 1965 г.), что критика относила «Дворянское гнездо» к числу таких экранизаций, «авторы которого стремились преодолеть обычную фрагментарность киноинсценировки и дать законченное сюжетное произведение, воспроизводившее не только фабулу и основные образы романа, но и художественный стиль Тургенева»[17][18]. Он высоко оценивал работу всей творческой группы:

«Артисткой О. Преображенской был создан обаятельный, проникнутый тургеневской поэзией образ Лизы. Гардин и оператор Левицкий нашли «тургеневскую» натуру и воспроизвели домашнюю обстановку, соответствующую описанной в романе. И вместе с корректной игрой М. Тамарова, исполнявшего роль Лаврецкого, и других актёров всё это доносило до зрителя настроение и образный строй тургеневского романа»[17][19].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Вишневский, 1945, с. 38.
  2. 1 2 Короткий, 2009, с. 114.
  3. Гардин, 1949, с. 71.
  4. Гардин, 1949, с. 72.
  5. 1 2 3 Левицкий, 1964, с. 51.
  6. Соболев, 1961, с. 67.
  7. 1 2 Гинзбург, 1963, с. 287.
  8. Гардин, 1949, с. 74.
  9. «Проектор», 1915, № 2, с. 8—9.
  10. Великий Кинемо, 2002, с. 265.
  11. 1 2 «Сине-фоно», 1915, № 8, с. 39—40.
  12. 1 2 Гардин, 1949, с. 75.
  13. 1 2 3 Гинзбург, 1963, с. 286.
  14. 1 2 Желябужский, 2004, с. 252.
  15. 1 2 3 Соболев, 1961, с. 114.
  16. Соболев, 1961, с. 114—115.
  17. 1 2 Лебедев Н.А. Очерки истории кино СССР. Немое кино: 1918 – 1934 годы. Дата обращения 12 января 2019. Архивировано 5 апреля 2014 года.
  18. Краткая история советского кино, 1969, с. 57.
  19. Лебедев, 1965, с. 54.

ЛитератураПравить

  • Вишневский В.Е. Художественные фильмы дореволюционной России. — М.: Госкиноиздат, 1945. — С. 38. — 194 с.
  • Гардин В.Р. Воспоминания. 1912—1921. — М.: Госкиноиздат, 1949. — Т. 1. — С. 71—75. — 229 с.
  • Соболев Р. П. Люди и фильмы русского дореволюционного кино. — М.: Искусство, 1961. — С. 67—68, 111—112. — 177 с.
  • Гинзбург С. С. Кинематография дореволюционной России. — М.: Искусство, 1963. — С. 285—287. — 456 с.
  • Левицкий А.А. Рассказы о кинематографе. — М.: Искусство, 1964. — С. 50—53. — 246 с.
  • Лебедев Н.А. Очерки истории кино СССР. Немое кино: 1918 – 1934 годы. — 2-е переработанное. — М.: Искусство, 1965. — С. 54. — 373 с.
  • Краткая история советского кино: 1917—1967 / Под ред. В. Ждана. — М.: Искусство, 1969. — С. 57. — 615 с.
  • Великий Кинемо: Каталог сохранившихся игровых фильмов России (1908—1919) / Сост.: В. Иванова, В. Мыльникова, С. Сковородникова, Ю. Цивьян, Р. Янгиров. — М.: Новое литературное обозрение, 2002. — С. 265. — 568 с.
  • Желябужский Ю. Мастерство советских операторов. Краткий очерк развития // Киноведческие записки. — 2004. — № 69. — С. 246—273.
  • Короткий В.М. Операторы и режиссёры русского игрового кино. 1897—1921. — М.: НИИ киноискусства, 2009. — С. 114. — 430 с.

СсылкиПравить