Открыть главное меню
В Википедии есть статьи о других людях с фамилиями Дивов и Бутурлина.

Елизавета Петровна Дивова (урождённая графиня Бутурлина, 1762—1813, Москва) — фрейлина Екатерины II, племянница её подруги Воронцовой-Дашковой, жена тайного советника Адриана Дивова.

Елизавета Дивова
Портрет работы А. Графа, 1794
Портрет работы А. Графа, 1794
Имя при рождении Елизавета Петровна Бутурлина
Дата рождения 1762(1762)
Дата смерти 1813(1813)
Место смерти Москва
Подданство  Российская империя
Род деятельности фрейлина

БиографияПравить

Дочь графа Петра-Ионы Александровича Бутурлина и Марии Романовны, старшей дочери графа Р. И. Воронцова. По сведениям великого князя Николая Михайловича она родилась в 1762 году. Однако её дед граф Воронцов в своем письме к сыну Александру в июле 1760 года писал: «Сестра твоя Мария Романовна дочь родила Елизавету и государыня её крестила».

Считается, что от матери, известной своими заграничными похождениями, она унаследовала свою восторженную, увлекающуюся натуру, лёгкость нравов и любовь к авантюрам. Служила фрейлиной при дворе Екатерины II, в 12 ноября 1783 года вышла замуж за камергера Адриана Дивова (1749—1814), бывшего намного старше. В том же году Дивова, вместе с братом и некоторыми другими лицами была заподозрена в составлении сатиры с карикатурами на придворных, а также саму императрицу. За это и Дивовы и Бутурлины были удалены из столицы.

В 1792 году Адриан Дивов был отправлен в Стокгольм для поздравления Густава IV с восшествием на престол. Он взял в поездку с собой и жену. В Петербурге ходило много слухов о её интригах при шведском дворе, где она, очаровав регента, герцога Зюдерманландского, пыталась получить для своего мужа пост посланника. По возвращении в Санкт-Петербург, Елизавета Дивова широко открыла двери своего дома на Миллионной для французских эмигрантов, её гостиная получила прозвание «маленький Кобленц» («la petit Coblence»). Увлеклась знаменитым тенором Мандини, вместе с другими великосветскими дамами бывая на вечерах у его жены, на которых Мандини не стеснялся появляться в халате.

В 1798 года «под предлогом болезни жены» Дивовы уехали за границу. Жили в Вене, Берлине, на водах, а с 1801 года поселились в Париже на Елисейских Полях. Благодаря рекомендации мадам де Монтессон, фаворитки герцога Орлеанского, Дивова вошла во все светские салоны Парижа. Проживая большие деньги, она играла заметную роль в обществе времён Первой империи, была знакома с госпожами Талейран, Жюно, Рекамье. Бывала при дворе Первого Консула, подружилась с Жозефиной Бонапарт.

Сохранилась история о том, как однажды во время завтрака, на котором были Елизавета Дивова с сыном Николаем и Жозефина Бонапарт, к столу вышел Наполеон. Он обратил внимание на мальчика и спросил, как тому понравился недавний смотр войск, и не желает ли тот вступить в ряды французской армии. Юный Николенька со всей серьёзностью ответил: «Смотр очень мне понравился, но я русский и желаю служить только моему отечеству». «Очень хорошо и правильно ты мыслишь, — отвечал Наполеон, — таковым всегда оставайся». В 1814 году на батарею артиллерийского офицера Николая Дивова прибыл Александр I для встречи с парламентёром, чтобы принять ключи от города.

В Париже о Дивовых ходили слухи, что они взяли на откуп у полиции игорный дом, приносивший им до 500 франков дохода в день, и что они занимались пересылкой контрабанды в Россию.

Перед началом Отечественной войны Дивовы возвратились в Россию и поселились в своём доме в Москве. Они перенесли с собой в Россию все модные парижские привычки и, между прочим, принимали утренних посетителей, лёжа на двуспальной кровати, оба, муж и жена, в высоких ночных чепцах с розовыми бантами. Перед сдачей Москвы французам Дивовы бежали в Нижний Новгород. Там Елизавета Петровна заболела и помешалась, как думали, от волнений о любимом сыне «Коко», находившемся в действующей армии, от которого долго не было известий.

Разорённые Дивовыми крестьяне за свой счёт выписали ей доктора, в сопровождении которого её перевезли в Москву, но весной 1813 года она скончалась и была похоронена в своём имении Соколово. Через год скончался и её муж.

Мандини прозвал Дивову «Sempre pazza» (всегда сумасшедшая), и она гордилась этим прозвищем, весьма подходившим к её оригинальной личности. Взбалмошная, сумасбродная, светская женщина и большая интриганка, Дивова была эксцентрична до крайности. Вспыльчивая, однажды в припадке гнева заявила одному из своих сыновей , что он незаконнорожденный, в результате чего он отошёл от света и перешёл в католичество.

Во время пребывания за границей она вела «Дневник», в котором есть строки, откровенно характеризующие её мировоззрение:

Много денег, хорошее здоровье, холодный рассудок, сердце, менее чувствительное, чем то, которое дано нам, бедным смертным, немного эгоизма и французского легкомыслия, при всём этом никогда не покидать Парижа — вот что нужно, по-моему, для полного счастья на земле.

 
Адриан Дивов на портрете Граффа

СемьяПравить

В браке у четы Дивовых родилось три сына:

  • Пётр (1785—1856), действительный статский советник.
  • Александр (1788—после 1836), титулярный Советник в российской миссии в Северо-Американских Соединенных Штатах до 1814 года, католик, 21 декабря 1836 года в Париже присоединился к православной церкви.
  • Николай (1792—1869), генерал-майор, участник Бородинского сражения; с 1827 года женат на Зинаиде Сергеевне Кагульской (1811—1879), незаконной дочери графа С. П. Румянцева.

ЛитератураПравить