Открыть главное меню

Дундич, Олеко

(перенаправлено с «Дундич, Тома»)

Оле́ко Ду́ндич (хорв. Aleksa Dundić, серб. Алекса Дундић; имя при рождении: Иван, отчество: Томич, известен под псевдонимами Иван и Олеко; в литературе Олеко; 13.04.1896 или 12.08.1897, село Грабовац, Далмация[1], по другой версии время и место рождения точно неизвестны[2] — 8 июля 1920, Ровно, УССР) — революционер, участник Первой мировой войны и гражданской войны в России хорватского[3] происхождения.

Олеко Дундич
Dundich O.jpg
Имя при рождении хорв. Toma Dundić
Дата рождения 13.04.1896 или 12.08.1897
Место рождения село Грабовац, Далмация Хорватия
Дата смерти 8 июля 1920(1920-07-08)
Место смерти город Ровно
Гражданство  РСФСР
Род деятельности военнослужащий
Награды и премии
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Содержание

БиографияПравить

В ранней биографии Дундича есть много неясного, так нельзя определённо утверждать время и место его рождения, настоящей ли является фамилия Дундич и имя Олеко, а также национальность и вероисповедание[2]. В источниках его называют сербом[4]. Третий наиболее поздний источник констатирует полную неясность его ранней биографии, в том числе место и время рождения, настоящего имени и фамилии, называя его сербом и не затрагивая вероисповедание.[2] Согласно некоторым источникам, Дундич родом из австро-венгерской Далмации[5]. Родился он в хорватской римо-католической крестьянской семье: отец Томо Дундич, мать Ива Дундич, урожд. Маткович[3].

Родился в крестьянской семье, в 12 лет уехал в Южную Америку, где 4 года проработал погонщиком скота в Аргентине и Бразилии. В начале Первой мировой войны призван на службу рядовым в австро-венгерскую армию[1].

Служил унтер-офицером в гусарском кавалерийском полку, затем в 70-м пехотном полку Австро-Венгрии. Полк состоял в основном из жителей хорватской области Срем, а его бойцы назывались зибцигерами (нем.) — семидесятниками.[4]

Дундич — чемпион австро-венгерской армии 1914 года среди унтер-офицеров по фехтованию.[4] Воевал в Первой мировой войне на русском фронте. Попал в русский плен под Луцком в мае 1916 года.[4]

В плену поступил в добровольческий сербский отряд армии Российской Империи.[4] Получил чин подпоручика. После Февральской революции встал на сторону большевиков,[6] вступил в РСДРП(б).

Гражданская войнаПравить

Летом 1917 года поступил в Красную гвардию (предположительно в Одессе). В марте 1918 года возглавил партизанский отряд в Донбассе в районе Бахмута, который затем влился в Морозовско-Донецкую дивизию, отступавшую к Царицыну. Участвовал в обороне Царицына в составе Интернационального батальона, затем в кавбригаде Крючковского. В РККА служил в кавалерии, с 1919 года в Особой Донской кавдивизии Будённого, потом в 1 конном корпусе и Первой конной армии. Был помощником командира полка, командир кавалерийского дивизиона при штабе Первой конной. С июня 1920 года помкомандира 36 полка 6 кавдивизии[1]

Согласно легендам, которые о нём стали складывать ещё при жизни, Дундич отличался невероятной храбростью[4]. Эту особенность Дундича отметили Исаак Бабель в цикле рассказов «Конармии» и Алексей Толстой в романе «Хождение по мукам» (книга 3, «Хмурое утро»).

Погиб в конце Гражданской войны при штурме Ровно Первой конной армией на территории, затем отошедшей (до 1939 года) Польше.

Командарм Первой Конной Будённый, ставший невольным очевидцем гибели Дундича, вспоминал об этом так:

…Впереди нас, из низины, выскочило вдруг подразделение польской пехоты и рассыпалось по полю.

Я подозвал адъютанта Зеленского.

— Видишь поляков? — показал ему на поле впереди. — Пошли в Житын к Чеботарёву ординарца. Пусть немедленно атакуют.

Не успел адъютант добежать до лошадей, а уже из Житына вышла на рысях конница и, развернувшись, понеслась на врага. Это был 24-й кавалерийский полк. Донских казаков мы узнали легко. Но что удивило нас — впереди, вырвавшись метров на тридцать, скакал Олеко Дундич. Не больше чем полмесяца назад он был назначен помощником командира 36-го полка 6-й дивизии. А как оказался в 24-м полку — для меня и сейчас загадка. Может, выезжал на связь с бригадой А. А. Чеботарёва?

Как бы то ни было, но мы видели совсем близко Олеко Дундича. Рослый золотистый скакун, сверкавшая в лучах солнца сабля, чёрная черкеска, лихо сбитая на затылок кубанка и трепетавший по ветру башлык создавали образ сказочного богатыря. По своей неукротимой отваге, по боевым делам это был действительно легендарный герой. И теперь, будто выпущенный на волю сокол, он летел навстречу подвигу. Но разве знает кто, что подготовила ему судьба?

На какой-то миг я оторвал взгляд от атакующего полка, обратив внимание на разорвавшийся у железной дороги снаряд. И тут же, как удар, стегнул тревожный голос Ворошилова:

— Дундич!..

Я резко повернул голову и успел ещё заметить, как Олеко, взмахнув руками, камнем свалился с лошади. Так падают только мёртвые!

— Вон те два молодчика убили нашего Дундича, — показал мне Климент Ефремович на убегавших в кусты солдат. — Они стреляли в него. — И, вгорячах подняв, свой карабин, Ворошилов стал посылать пулю за пулей в петлявших по полю белополяков.

Я был потрясён не меньше Климента Ефремовича. В груди словно что-то оборвалось. В ярости выхватил маузер и выстрелил несколько раз, забыв о том, что противник далеко и пули мои просто не долетят.

Днём 10 июля в Ровно конармейцы при большом стечении жителей города с воинскими почестями провожали в последний путь своего любимца Олеко Дундича.

Сотни людей, знавших героя или слышавших о его подвигах, в скорбном молчании стояли вокруг свежевырытой могилы. Низко опустил обнажённую голову верный друг Дундича, его ординарец Ваня Шпитальный. Это он, рискуя жизнью, под огнём противника вынес с поля боя тело Олеко, поймал и вывел в безопасное место его коня. Мне, как, наверное, и Шпитальному, и многим другим, трудно было поверить, что мы потеряли нашего Дундича, который презирал смерть, но страстно любил жизнь и часто говорил, что непременно доживёт до полной победы пролетариата России и освобождения сербского народа от ига национальной и иностранной буржуазии.

Будённый С. М. Пройденный путь. — Воениздат, 1965.

НаградыПравить

Был награждён Орденом Красного Знамени и Почётным революционным золотым оружием.

ПамятьПравить

В искусствеПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 Дундич Тома // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
  2. 1 2 3 «Можно без всякого преувеличения сказать, что имя героя Гражданской войны серба Олеко Дундича…»В.В. Зеленин, М.М. Сумарокова. «Легенды и действительность. Загадки и факты из биографии Красного Дундича» // Прометей Т. 5. — М.: Историко-биографический альманах серии «Жизнь замечательных людей», Молодая гвардия, 1968.
  3. 1 2 Радио и телевидение Сербии, телепередача "Око", официальный канал / RTS Oko - Zvanični kanal. Красный Дундич! Кто может забыть его? / Crveni Dundić! Ko ga može zaboraviti? (3 ноября 2017). Дата обращения 1 мая 2019.
  4. 1 2 3 4 5 6 Милорад Драгович. «Красный конник Олеко Дундич» (1957). М: Молодая гвардия, 1966
  5. Дундич Тома // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
  6. Бабель И.Э. Конармия: рассказы. — Автор послесловия: Л. Поляк. — Элиста : Калмыцкое кн. изд-во, 1986 . — 222 с.
  7. Богомолов В.М. За ваше завтра. — Москва: Современник, 1979. — 208 с.

ЛитератураПравить