Еголда́ево — село, расположенное в Ряжском районе Рязанской области.

Посёлок железнодорожной станции
Еголдаево
53°44′10″ с. ш. 40°18′09″ в. д.HGЯO
Страна  Россия
Субъект Федерации Рязанская область
Муниципальный район Ряжский
Сельское поселение Дегтянское
История и география
Часовой пояс UTC+3:00
Население
Население 7[1] человек (2010)
Цифровые идентификаторы
Почтовый индекс 391976
Код ОКАТО 61230845002
Код ОКТМО 61630415121
Еголдаево (Россия)
Green pog.svg
Еголдаево
Red pog.svg
Москва
Еголдаево (Рязанская область)
Orange pog.svg
Рязань
Blue pog.svg
Ряжск
Green pog.svg
Еголдаево
Еголдаево (Ряжский район)
Blue pog.svg
Ряжск
Green pog.svg
Еголдаево

ГеографияПравить

Находится в 15 км к северо-востоку от центра г. Ряжск и разделяется на Новое Еголаево и Старое Еголдаево.

ИсторияПравить

выдержки из статьи Вековищева Михаила Васильевича и Мокроусова Олега Юрьевича

История возникновения и развития села Еголдаево является типичной для большинства сел «государственных крестьян» юга Рязанского края. До сих пор считалось, что первое упоминание о Еголдаеве содержится в окладных книгах 1676 года. В процессе многолетней поисковой работы удалось выявить ряд документов с некоторыми сведениями о Еголдаеве более раннего периода. Они дают нам возможность более определённо судить о времени и обстоятельствах зарождения населённых пунктов — села Новое Еголдаево и деревни Старое Еголдаево.

О чём поведали старожилы.

Когда речь заходит о времени возникновения того или иного населённого места, то непременно наталкиваешься на тот факт, что для большинства старых русских поселений точно указать дату их основания оказывается невозможным. Именно поэтому устное народное творчество, легенды и байки, передаваемые из поколения в поколение, для большинства маленьких и незаметных сел становятся главным источником, из которого люди узнают об истории своего зарождения.

Из воспоминаний Вековищева Ивана Алексеевича:

Село Новое Еголдаево существует уже 370 лет. Первый житель носил фамилию Храпов. Он был из беглых крепостных крестьян. Жители села — вольные казаки[2].

Из воспоминаний Храпова Николая Степановича:

Жители нашего села — бывшие царские солдаты, отличившиеся на службе в армии, по происхождению — казаки. Первый житель села носил фамилию Храпов.

Из воспоминаний Свирина Тимофея Петровича:

Новое Еголдаево было обнаружено после татарского нашествия. В селе тогда было шесть дворов. Находились они там, где сейчас 1-я Центральная улица напротив медпункта, который стоит на месте древнего кладбища. Старое Еголдаево к тому времени уже существовало. Люди тут принадлежали помещику. Под его зависимость новоеголдаевцы не пошли и остались вольными казаками. Село названо по имени помещика Еголдаева. Первыми жителями были Храповы, Макаровы, Давыдовы.

Из воспоминаний Дедова Фёдора Ивановича:

За участие в освобождении Русского государства от иноземных поработителей офицеру по фамилии Еголдаев и двум солдатам была пожалована во владение земля на месте нынешней деревни Старое Еголдаево. Спустя два — три года один из солдат подыскал более удобное место и переселился на место, где сейчас проходит 1-я Центральная улица против медпункта. Другой солдат вскоре перешел тоже сюда. Первый солдат был Храпов.

Из воспоминаний Чернышова Ивана Михайловича:

У нас в деревне жили помещики, свободные крестьяне — однодворцы и крепостные. Мой дедушка был крепостным. Его купили в Тамбовской губернии. Наша деревня возникла раньше села[3]. Первыми жителями были Дубовицкие, Столповские и Гостевы…

Официальным документом, в котором называются село Еголдаево и деревня Старое Еголдаево, являются окладные книги 1676 года. В них Еголдаево упоминается в качестве села с церковью «Великого Чудотворца Николая», где при означенной церкви показано «церковные пашни 10 четвертей в поле, а в дву по тому ж, сенных покосов на 50 копен». В приходе, состоявшем из села Еголдаева и деревни Старое Еголдаево, было « 17 дворов помещиковых детей боярских, 71 двор казачьих, 6 дворов бобыльских, и всего с включением дворов попова и просфирни — 96 дворов. Дани с Николаевской церкви по новому окладу 1676 года вместо 25 алтын 5 денег положено было 2 рубля 6 алтын»[4].

Село Еголдаево было расположено на речке Чечере (по окладным книгам Печоре) и начиналось там, где речка круто, почти под прямым углом, поворачивает на северо-запад. По обе стороны большой дороги Ряжск-Сапожок на расстоянии 500 метров друг против друга протянулись два порядка (улицы). Сегодня это 1-я и 2-я Центральные улицы. На первом порядке длиной в 600 метров ютились 35 казачьих и 2 церковных двора, на втором длиной в 575 метров — 36 казачьих дворов.

Между порядками в самом начале села расположено было кладбище, обнесённое изгородью. Посередине кладбища возвышалась церковь — деревянная изба размером 11 метров в длину и 6 метров в ширину. Церковь венчалась шатром, была покрыта соломой. Во главе церкви с 1676 по 1789 год стоял священник Ефрем. Позже на месте обветшавшей церкви была построена часовня. В настоящее время здесь стоит медпункт.

Деревня Старое Еголдаево расположена на речке Муратовке. Вдоль неё между двух лощин теснились 13 дворов помещиков-однодворцев. На правом берегу речки в том месте, где она делает крутой поворот, недалеко друг от друга тянулись усадьбы трёх помещиков — крепостников. Усадьба четвёртого помещика находилась на левом берегу речки от поворота вниз по течению. Все эти 17 дворов были дворами детей боярских. 6 дворов бобыльских разбросаны по всем хуторам среди дворов крепостных крестьян.

В 1676 году одновременно с окладными книгами была составлена «Подлинная дозорная книга Рановской и Пустотинской засек» письма и дозора Никиты Захарьевича Вельяшева. В ней значится: «… Подле засечной черты от речки от Иберды и по обе стороны речки Чернавки угодные леса села Дехтянова да деревни Еголдаевой поплевинских казаков, а по другую сторону речки Песоченки липа з гранью…».1 Эта запись является почти дословным повторением сведений о Еголдаеве, изложенных на 4 года раньше в «Подлинной дозорной книге Ряжского уезда засек: Рановской, Пустотинской и Новошацкой» письма и дозора Кондратья Курова 1672 года.

Упоминание о Еголдаеве встречается и в «Писцовой и межевой книге 1652—1653 гг.» писца А.Беклемишева, в которой значится: «…Слобода Еголдаева, а в ней за помещики и в порозжих землях пашни паханые и перелогу, и дикого поля, и лесом поросло добрые земли тысяча девяносто три чети в поле, а в дву по тому ж. Сена тысяча девяносто три копны. Сошного письма в живущем и в пустее соха с третью и полчети сохи и перешло сверх сошного письма четь с третником пашни». (2)

При анализе этого документа следует обратить внимание на слова «слобода», «за помещики» и «перешло сверх сошного письма». Слобода — название различных поселений в городе и деревне на Руси. Они организовывались слободчиками по указанию властей и часто назывались по их фамилии или прозвищу. «За помещики»-дает нам основание говорить о том, что речь идёт в документе о деревни Старое Еголдаево, так как помещиков в селе Еголдаево никогда не было. И последнее «Перешло сверх сошного песьма» — по всей видимости существовали записи о Еголдаеве в более древних актах.

Несомненный интерес представляют материалы о Еголдаеве из «Переписной книги посадских дворов и людей города, поместных и вотчинных сел, деревень и дворов в Пехлецком стане 1646 года». «В сельце Еголдаева за ряшены* детьми боярскими за Онисимом Яковлевым сыном Дубовитцким, да за Прокофьем Ондреевым сыном Гостевым, за Ондреем Окуловым сыном Бакиным, за Трофимом Леонтьевым сыном Васильева на их жеребьях крестьянских и бобыльских дворов нет, живут однодворцы. В том же сельце за ряшенином за Васильем Севостьяновым сыном Чернышова на его жеребье крестьянин двор, а людей в нем 2 человека. В том же сельце ряшен детей боярских за Семеновскою женой Столповского за вдовою Марьею да за Семёновой женою Мартинова за вдовою Офимьею на их жеребьях крестьянских и бобыльских дворов нет, живут однодворки. В том же сельце за резанцем за Филатом Онофриевым сыном Потулова на ево жеребье крестьян двор Петрушка Иванов, у нево сын Савостька; двор Илюшка Еремеев, у нево сын Ивашко; двор Левка Семенов, к нево сын Гришка, и тот Гришка бежал в прошлом во 1645 году, а живёт в вотчине боярина Никиты Ивановича Романова в селе Кремлеве,* всего за ним крестьянских 3 двора, а людей в них 5 человек. В том же сельце за ряшенином за Милованном Григорьевым сыном Татаркина на его жеребье 2 двора пустых: в одном дворе жил ряшенин сын боярский Родион Иванов сын Волков, другой пустой двор крестьянина Гаврилка Данилова, и тот Гаврилка бежал в нынешнем 1646 году».1

Теперь обратимся к последнему источнику, содержащему наиболее раннее упоминание о Еголдаеве: «Подлинная межевая книга поместных и вотчинных земель в Пехлецком стане (1629—1630 гг.)» письма и межевания Григория Киреевского. В ней говориться: «…Межа пустоши, что была деревня Мордвинова с Еголдаевской пустошью, что была казачья слобода».2

Из этого документа следует, что речь в нём идёт о селе Еголдаево и что существовало оно ранее 1629 года.

В селе Новом Еголдаеве жил грамотный и начитанный мужик — Вековищев (Чистяков) Иван Алексеевич. Кроме землепашества он занимался переплетным делом. Был хорошим мастером, славившимся далеко за пределами Ряжского уезда. Издалека привозили к нему помещики книги для переплетения. Иван Алексеевич почти все их прочитывал, делал выписки материалов, относящихся к истории нашего села и района, вел своего рода дневник. После смерти переплетчика (умер в 1951 г.) дневник обнаружен не был, хотя охотников заполучить его было немало. Ещё при жизни Иван Алексеевич рассказывал своим друзьям, что селу Еголдаево 370 лет, то есть родилось оно примерно в 1575—1580 году. Об этом он читал в одной из привезенных для переплетения книг.

Сопоставим рассказы старожилов, содержание древних актов и материалы истории нашей страны того времени.

В результате претворения в жизнь военной реформы 1571 года были упразднены сторожи к югу и востоку от Ряжска. Теперь правительство стремилось на местах сторожей создать поселения служилых людей. Оно стало раздавать помещикам свободные земли. За безупречную и многолетнюю службу были отданы в поместье угодья на речке Муратовке сыну боярскому и двум казакам, стоявшим здесь раньше на стороже. Поскольку сын боярский, которому было поручено организовать слободу, носил фамилию «Еголдаев», то и починок стал именоваться «слободой Еголдаева». Произошло первое поселение примерно в 1573 году.

В 1581 году Крымский хан вновь предпринял набег на Русскую землю, уничтожая всё на своем пути. Не избежала этой участи и слобода Еголдаева, превратившись в пустошь.

Здесь же, по всей видимости, на берегу речки Чечеры поселилось несколько беглых крепостных крестьян из центральных районов страны. Об этом красноречиво говорят их фамилии: своих фамилий они не имели, а назывались по фамилии своих помещиков-хозяев: Храпов, Макаров, Давыдов, проживавших в центральных районах России. Прошло немного времени, и на бывшем пепелище снова поселяются служилые люди дети боярские из Ряжска. Их возрождённое поселение по праву получило название «слобода Еголдаева», но в отличие от казачьего поселения на речке Чечёре, его стали именовать Старым Еголдаевым.

Обе слободы росли и развивались. Условия жизни были сносными. Но вот снова нагрянула беда. На этот раз татарский хан Казы-Гирей при походе на Москву в 1591 году разорил обе слободы. С 1594 до 1601 года слободы вновь возрождаются и развиваются. 1601—1603 годы на Руси известны как годы неурожаев, голода и холерной эпидемии. От этого вымерло около трети населения Московского государства. Но истинным бедствием для нашего края были опустошительное нашествие польских интервентов в 1607—1608 годах. Только к концу 20-х началу 30-х годов XVII века начинают возрождаться разорённые села и деревни.

Говоря об истории Еголдаево, нельзя не упомянуть о природных условиях наших мест и занятиях наших далёких предков.

Деревня Старое Еголдаево и село Еголдаево располагались между засечной чертой и заповедными лесами. Вокруг населённых пунктов находились непроходимые болота и вековые леса. Речки Муратовка и Чечера были полноводнее и богаче рыбой, в лесах водилось много птиц и зверей, почва была тучнее и плодороднее. Эти природные условия определяли основные занятия наших предков: земледелие, звероловство, пчеловодство и рыболовство.

Условия для занятия земледелием были выгодны благодаря наличию крупных, свободных от леса полян с плодородной почвой, поэтому не приходилось выполнять трудоемких работ по расчистке от леса выбранного для пашни места. Велось земледелие самым примитивным способом: на выбранном участке кое-как взрыхляли землю, использовали плодородные свойства целины, а когда участок истощался, его бросали и переходили на другой. Такой способ ведения хозяйства и использования земли называли «перелогом». Земледелие составляло основу хозяйства наших предков. Они сеяли рожь, овес, просо, возделывали коноплю и лен.

В лесах водились хищные звери: медведи, волки и лисицы. Много было и пушных зверей: белок и горностаев. Звероловы имели в своем распоряжении и использовали самые примитивные способы охоты: западни, ямы, капканы, петли и силки. Медведей били копьями.

Здесь добывалось большое количество мёда. Пчеловодный промысел имел место только в лесах, где в дуплах деревьев пчелы без всякого ухода за ними накопляли большие запасы меда и воска. Это было не пчеловодство, а бортничество. Труд бортника ограничивался тем, что он в определенное время обходил в лесу известные ему и отмеченные особым знаком «борты и забирали из них мёд и воск.»

Рыбу ловили при помощи снастей, дошедших до нашего времени: неводов, бредней и удочек. Самым распространенным и выгодным способом ловли рыбы был «ез»: рыбу запирали в реке вбитым в её дно частоколом или плетнем, поставленным поперёк реки.

Развитого скотоводства не было. Имелся только необходимый домашний скот: лошади, коровы, овцы, козы.

Из полезных ископаемых имелся только торф: в Рясах и Моховом…..

Жизнь и быт села были неразрывно связана с деятельностью церкви. Первое упоминание о Никольской церкви села Новое Еголдаево мы встречаем в Окладных книгах и об этом уже упоминалось выше. В 1752 году по просьбе священников Мартиниана Абросимова и Якова Иванова с причетниками и приходскими людьми, было дозволено поставить новую церковь в прежнем храмонаименовании, которая в 1836 году сгорела. Каменная церковь была построена помещицей Арсеньевой Елизаветой Петровной в 1838 году. В 1849 году началось строительство колокольни, которое было окончено в 1853 году. Приделы в честь Покрова Пресвятой Богородицы и Преподобного Сергия Радонежского Чудотворца были устроены в 1877 году.

В 1873 году священниками были Михаил Колюмбов и Иоанн Сионский, причетниками Дмитрий Гусев и Филипп Пчёлкин, пономарь Дмитрий Поспелов.

Церковь имела в длину 69, а в ширину 30 аршин. В составе прихода вместе с деревней Старое Еголдаево числилось 1857 мужчин и 1874 женщин. В 1937 году церковь была закрыта и передана в пользование колхозу. С 1999 года вновь действующая.

Дошли до нашего времени воспоминания жителей о помещиках. «Норманн Сергей 1жил ближе к деревне. Владел порядком, где живёт Замотаев П. П., и хуторами около кладбища, где живёт Соломатин П. Н. Вместо Норманна стал его зять немец Шкот Куварт Яковлевич, умерший в Москве от разрыва сердца. Шкот был женат дважды. На дочери Норманна Софье Сергеевне второй раз. От первого брака у Шкота осталась дочь, которая жила в имении в Шацком уезде вместе с мужем. На этого зятя Шкот составил завещание в отношении староеголдаевского имения. После смерти Шкота в Старое Еголдаево приехал шацкий зять и забрал с собой весь скот, а земли продал, оставив Софье Сергеевне дом, сад и огород, двух лошадей и двух коров. В этом доме и жила она до революции.

Арсеньева Елизавета Петровна в 1836-38 гг. строила кирпичную церковь и была похоронена около церкви в ограде. Арсеньевы жили у железной дороги и владели порядками, где жил Чернышов И. М. и порядком Лавровых, а также хуторами к лесу. Кроме того, они владели Грачами и частью Василевки.

Арсеньев Александр Семёнович-сын2 был влиятельным помещиком: он имел связь с царской фамилией. По плану строительства железной дороги в 1866 году путь должен был проходить со станции Ряжск II на с. Турово. Узнав об этом Арсеньев отправился к царю и проект был изменён. Железную дорогу проложили мимо дома Арсеньева. У дома делали остановку пассажирские поезда и даже была платформа.

На место Арсеньева поселились помещики Яковлевы: барыня Мария Алексеевна и её муж полковник. Последний любил покутить и в конце концов пропил всё. Позже приказчиком был взят Мухин (Овчинников) и он поправил хозяйство. Имение-дом Яковлевых сожгли Костюшин Емельян Иванович и Фрол Никитович летом 1924 года.»

В 1845 году в селе Новое Еголдаево была открыта церковно-приходская школа. Располагалась она в доме наставника священника М. А. Колюмбова. Содержалась на средства палаты государственного имущества. В 1866 году обучалось 58 мальчиков и 1 девочка. Позднее уездным предводителем дворянства С. С. Норманном было основано одноклассное земское училище. Плата за обучение не взималась, размещалось в одноэтажном деревянном здании. В 1885-86 учебном году обучалось 63 мальчика. Крестьяне ежегодно расходовали на жалование учителю и содержание здания 200 рублей, кроме того доставляются дрова на отопление. Попечителем училища являлся С. С. Норманн, законоучителем — священник М. К. Лагов, который за неимением учителя справляет его должность с 1883 года. Число классов в школе — 1, число групп или отделений — 3. Учение продолжалось 3 года. Здание школы было деревянным, крытое железом. В школе имелась одна голландская печь. Площадь школы составляла 120 кв.аршин. Число окон — 6. Стоимость содержания в год 180 рублей. Средний возраст учащихся — 11,2. Все дети, обучающиеся в школе, из крестьян. Начало учения в школе — 7 октября, конец — в апреле. В течение дня учебных — 5-6. В течение года учебных дней — 100. Число окончивших курс с получением свидетельства — 2.

В 1895 году в селе было открыта церковно-приходская школа,1 которая, по всей видимости существовала одновременно с училищем. Обучалось в ней 27 учащихся. Законоучитель Александр Степанович Тардов, учительница Крылова Софья Алексеевна.

В 1918 году на базе закрытого земского училища открыта школа 1-й ступени, с 1931 года школа стала неполной средней с 7-летним сроком обучения, в 1962 году — 8-летняя, с 1966 — средняя. В 1936 году для школы было построено двухэтажное кирпичное здание, которое сгорело в 1985 году. С 1988 года школа размещается в новом двухэтажном здании. В 1999—2000 учебном году в школе обучалось 81 учащийся, 18 учителей. Школа располагает предметными кабинетами, учебными мастерскими, спортзалом, компьютерным классом, библиотекой, столовой. Среди выпускников школы И. П. Пожалостин — академик, художник-гравер; А. В. Вековищев — кандидат технических наук; Д. П. Гаврилов — кавалер ордена Ленина.

В деревне Старое Еголдаево помещиком Норманном С. С. в 1870 году было открыто земское училище. Число учащихся в 1885-86 учебном году составило 34 человека — 31 мальчик и 3 девочки. Плата за обучение не взималась В расходах по училищу крестьяне не участвовали. Попечителем училища был С. С. Норманн (1879 г.), законоучителем-дьякон Ф. И. Пчёлкин, учитель П. П. Сапожковский. Среди учителей в 1895 году был известен Михаил Никитович Семёнов. Число этажей в школе — 1. Здание школы деревянное, крытое деревом. Площадь школы 41 кв. аршин. Число окон — 3, стоимость содержания — 230 рублей в год. Средний возраст учащих — 10,2 лет. Все дети из крестьян. Начало обучения 20 октября, конец 15 мая. В течение года учебных дней 164. Число преподавателей 2.

Село росло и развивалось. К 1905 году в Новом Еголдаеве имелись: волостное правление, каменная церковь, 2 школы, 3 кузницы, 8 ветряных мельниц, 10 крупорушек, казенная винная и 4 торговых лавки, 3 шерстобитки, 2 маслобойни, 2 ветряные толчеи, еженедельные базары по вторникам. На церковной усадьбе проживало 22 человека. В Старом Еголдаеве: кузница, крупорушка, торговая лавка.

За Ряжском в 8 верстах железный путь проходит мимо большого села Дегтяного, имеющего до 3222 жителей и школу, а в 12 верстах далее достигает станцию Еголдаево, расположенную в 2 верстах от села Новое Еголдаево, имеющих до 3000 жителей, волостное правление и кирпичные заводы.

В действительности, кирпичных заводов не было. Видимо, автор считал обжигные горны для выжига извести и кирпича, которых в селе было 7. Горн представлял собой две смежные ямы: в одну закладывались камни (известковые) и кирпич-сырец, в другой находилось отверстие для топки и топливо. Кирпич и известь производились для собственных нужд и, в основном, своими силами. Когда в хозяйстве нужды в кирпиче и извести удовлетворялись, эти горны-печи забрасывались. Ямы целы и по сей день, хотя они уже потеряли свои прежние прямоугольные очертания и частично заросли бурьяном.

Необходимо сказать несколько слов о быте села.

…внутреннее убранство (избы) — старое. Мебели нет. Распространялось, кроме спичек, ручное огниво. Носят старый костюм: поддёвку, корсетку, зипун, шушпан, панёву, повойник, запон, занавеску. Красят ткани берестой и ольхой. Распространены на 99 % лапти. Преобладают соха, коса и железная борона. С войны (1914) некоторые купили плуги. Есть ручные жернова для разработки пшена. Хлеб ржаной с примесью картофеля и свёклы, кислый, ржаные пироги и пышки в праздники. Будничная пища: квас с картофелем, постные щи, похлёбка. В праздник то же самое, у некоторых сдобренное мясом, и каша. Напитки — квас и самогон, приготовляемый из плохой муки. Чай заменяют морковью. Развито табаководство. Мыло частично заменяют белой глиной. Игры в мячик, шашки деревянные и городки. Городки и мячик вошли в употребление лет 15. Редко встречаются гармонии.

Следовало бы добавить, почти в каждом доме имелась ступа и толкач, серп, рубель со скалкой, имелись ткацкие станы (примерно один стан на 10 дворов), прялки простые (самопрялок было мало) с донцем, валёк, ушат и лохань, рогач и кочерга, таган, глиняная посуда: горшки, махотки, чашки и блюда, жаровни, черепушки, деревянные ложки и солонки, толкушки. Из игр чижик и бабки. Из одежды шуба, тулуп, девичьи шубки, кокошник. Было много самодельных балалаек.

Из рассказов. (Рассказы бабушки Моти).

Дед Уткин (Минкин) Василий служил в Киеве, участвовал в войне с турками, где потерял руку. Как инвалид пенсию получал в золотой валюте. Он был женат дважды. О первой жене известно, что от брака с ней остались три дочери: Пелагея, Аксинья и ?. Второй раз женился на Екатерине, вдове из Кензино. Первый муж её был у купца в работниках в Ухолово. Однажды чем-то не угодил купцу, тот и прибил его гирей и выбросил под один из 7-ми мостов между Кензиным и Ухолово. После похорон Екатерина увидела сон, будто бы муж ей и говорит: «На все ты хитрая, но как же ты не догадалась размыть на голове рану. Ведь купец убил меня гирей». Хотели было раскапывать могилу, но потом раздумали. От этого брака у неё остались два сына Яков и ?, последний попал под поезд. Дети остались в Кензино.

Бабка Екатерина родом была из Лубянов. В детстве была крепостной и пасла господских гусей. Однажды поздней осенью, пересчитав гусей, обнаружила, что одного не хватает. На другом берегу речушки расхаживали чьи-то гуси. Девочка сбросила платьице, окунулась в ледяную воду, переплыла на другой берег, поймала одного гуся и вернулась. Уж больно жестоко наказывали крепостных. Секли розгами и детей и их родителей, чтобы лучше смотрели за господским добром. Были иногда и светлы денёчки. Постом есть такой праздник, когда пекут «жаворонки». Тогда барин приказывал прислуге: «Напеките на всех жаворонков». Утром барин брал жаворонков и рассовывал в соломе в гумне. Потом звал детвору и говорил: «Ребята, жаворонки прилетели. Вот они…» и показывал гумно. Ребятишки стаей налетали на «жаворонков». Кто посильнее да половчее, успевал схватить двух-трех…драка, борьба, плач… А барин ухватившись за живот, покатывался со смеху. Но потом собирал всех детишек и уравнивал так, чтоб у каждого было по одному…

Екатерина действительно была очень смелой. Уже будучи замужем за Василием, она однажды поздней ночью спешила от родителей из Лубянок, с узелком и клюкой в руках. Ярко светила луна. Недалеко от перекрёстка дорог под с. Мордвиновым её обогнал сверкающий золотом жеребёнок и лёг впереди на перекрёстке. Подойдя к нему она постучала по нему палкой. Жеребёнок звенел. «Это клад» — мелькнуло в голове. Вот и похаживает она вокруг него да постукивает, дожидаясь, когда он рассыплется и превратится в чистое золото. Вдруг в Мордвиновском лесочке послышалось громкое хлопанье в ладоши и крик «Вот она! Сама пришла! Держи её!..» Несмотря на всю свою смелость она бросилась наутек. Обратились с рассказом о приключениях к дьякону. Он подтвердил, что это был в самом деле клад и из вашего рода он не уйдёт.

Дед Василий, находясь на службе в Киеве, научился заговаривать лихорадку. Однажды он повёл в ночное лошадей. Присел и ждёт на смену сына. Вдруг видит, как из кочки выскочила небольшая повязанная по-модному платком девочка, подбежала к нему и начала щекотать. Дед отогнал её, тогда из кочки выскочили ещё 10 таких же девочек и стали его трясти, приговаривая: «Мы тебе покажем, как лихорадку заговаривать!» Отбиваясь от них, он одну из них сапогом к земле прижал. Она в свою очередь стала грызть сапог и прокусила ему пятку. Потом пятка очень долго не заживала. Доведённый этими тётками-лихорадками до крайности, он стал звать на помощь. Его крики о помощи долетели до слуха шедшего на смену сына Алексея. Он поспешил. При его приближении тётки сунулись в кочку. Одна из них сказала: «Счастлив ты, что не вышел наш брат, а то пришлось бы тебе Богу душу отдать». С тех пор дед перестал заговаривать лихорадку сам, но научил свою дочь. Игнаткино озеро.

Жил в селе мужик по имени Игнат. Шла о нём дурная слава: вроде мог и порчу навести и скотину свести, одно слово: колдун. Много раз пытались люди разделаться с Игнатом, но ему всегда удавалось ускользнуть невредимым.

И вот однажды прослышали они, что колдуна можно порешить внезапно, когда он голый и беззащитный.

В те времена люди мылись в русских печах: жарко протапливали их дровами или соломой, грели воду, забирались внутрь и парились.

Долго выжидали мужики подходящий случай. Наконец, им донесли, что Игнат полез париться. Толпой они ввалились в избу и пронзили выскочившего из печи колдуна осиновым колом. Страшный крик вырвался из горла Игната. Выскочил он в окно, выбив раму и понёсся по направлению к озеру. Толпа преследовала его. Сил у Игната становилось всё меньше и меньше. Но вот он подбежал к берегу, приостановился, а затем бросился в воду. Долго ждали мужики. Потом принесли слеги, тыкали в воду. Всё было напрасно — колдун исчез. А озеро с тех пор — Игнаткино.

Мой дед никак не мог завести лошадь. В течение двух лет пали три головы. Пошёл дед к «знахарю» узнать, что делать. Тот ему сказал : «Копай под порогом двора (хлева), а что найдёшь, повесь под стрехой». Поблагодарил его дед, пришёл домой, начал копать. Каково же было его удивление, когда через некоторое время он выкопал длинную-предлинную девичью косу толщиной с руку. Сделал он, как ему сказали, а вечером, как обычно, лёг спать. Утром косы на месте не оказалось, исчезла. Но, что удивительно, уже следующая лошадь, купленная дедом, прижилась.

Кулачные бои.

По большим праздникам на речке Чечёре проводились кулачные бои. Время от времени мужикам надо было кровь разогнать, душу отвести, себя показать — вот и собирались они перед Скачками. Заранее обговаривалось: какие улицы против каких будут биться, время сбора. Некоторые улицы покупали себе за водку испытанных бойцов с тех улиц, которые не участвовали в бою.

Выстраивались в две «стенки», друг против друга, но бой не начинался: как-то неудобно было ни с того ни с чего бить друг друга по морде. Тогда в середину загоняли ребятишек. Те начинали возиться, бегать друг за другом, толкаться…

И вот долгожданное: «А, моему Ваньке нос разбили! Ну держись!» Повод появился. Мальчишек гнали, схватывались первые бойцы, и вот уже гудят обе «стенки». То одна нажмёт — вторая отступает, то наоборот. Правила были жёсткие. Лежачего не бьют, драться только кулаками, в кулаки ничего не зажимать (обычно массивные медные пятаки для увеличения массы кулака). Нарушителей правил били в кровь и свои и чужие. Проигрывала «стенка», которая бежала с поля боя. А через некоторое время снова праздник и новые «кулачки».

Статистические сведения

II ревизия. 1744 год.

Новое Еголдаево — 306 душ мужского пола. Старое Еголдаево — 222.

X ревизия. 1858 год.

Новое Еголдаево — 468 дворов Мужского пола — 1011 Женского — 1015 Изб, топившихся по-чёрному — 369, по белому — 99. Изб, крытых соломой — 467, железом — 1 (школа). Старое Еголдаево — мужского пола 42, женского — 33.

1885 год.

Новое Еголдаево — 370 дворов. Старое Еголдаево — 89 дворов. Всего жителей — 3731 человек.

Перепись населения. 1887 год.

Новое Еголдаево: 488 домохозяев, мужского пола — 1671, женского пола — 1706. Грамотных в селе мужского пола 249, женского пола — 7, учились в школе 116 мальчиков, 2 девочки. Надельной земли — 3872 десятины. Количество скота: лошадей — 776, коров — 287, телят — 241, овец — 2367, свиней — 412. Безлошадных — 96 семей, одну лошадь имели — 222 семьи, 2 лошади имели — 99 семей, 3 лошади имели — 50 семей, более 3 лошадей — 21 семья. Бескоровых было 223 семьи. Дворов без лошади и коровы — 82. По одной избе имели — 428 семей, по две и более — 18 семей, бездомовых — 39 семей. В селе имелось плетнёвых дворов — 383, горниц — 48, каменных строений — 2, амбаров и сараев — 359, риг и овинов — 369. Мужчин, занимающихся отхожим промыслом — 18, промышленных заведений — 18. Колодок пчёл — 212. Казённых окладных душ — 1030.

Старое Еголдаево: 24 домохозяев, мужского пола — 42, женского пола — 33. Грамотных в селе мужского пола 32, женского пола — 5, учились в школе 2 мальчиков. Надельной земли — 169 десятин. Количество скота: лошадей — 32, коров — 20, телят — 24, овец — 201, свиней — 41. Одну лошадь имели — 7 семей, 2 лошади имели — 9 семей, более 3 лошадей — 1 семья. Бескоровых было 6 семей. По одной избе имели — 19 семей, по две и более — 2 семьи, бездомовых — 2 семьи. В селе имелось плетнёвых дворов — 16, горниц — 9, амбаров и сараев — 21, риг и овинов — 21. Промышленных заведений — нет. Колодок пчёл — 11. Плодовых деревьев — 101. Казённых окладных душ — 42.

1900 год.

Новое Еголдаево дв. мужчин женщин Крестьян 439 1762 1842 Военные 126 286 224 Старое Еголдаево Крестьян 85 294 272 Военных 18 40 38 Мещан 1 — 1

1905 год.

Новое Еголдаево — 569 дворов. Число жителей — 4530 человек. Старое Еголдаево — 112 дворов Число жителей — 648.

1914 год.

Новое Еголдаево: 705 дворов, 4739 жителей. Старое Еголдаево: 113 дворов, 683 жителей.

НаселениеПравить

Численность населения
2010[1]
7

В 2012 году в селе Старое Еголдаево не осталось ни одного жителя. Дома разрушены до основания. Территория заросла сокорями. Кладбище ещё существует.

ИнфраструктураПравить

Есть продуктовый и хозяйственный магазины, клуб. До перестройки был действующий колхоз. Включает в себя улицы: Колотырка, Моховое (по названию ближней реки), Скачки… После 2000-го в некоторых домах появился телефон. Телефонный код Нового Еголдаево: 49132.

Источники и литератураПравить

  1. Добролюбов И. В. Историко-статистическое описание церквей и монастырей Рязанской епархии, ныне существующих и упраздненных со списками их настоятелей за XVII, XVIII и XIX столетиями и библиографическими указаниями. — Рязань: Типография наследников Н. П. Позняковой, 1885. — Т. II. — 368 с. — ISBN 188535000209.# Мансуров А. А. Описание этнологического архива. Рязань. 1933 г.
  2. Мазалов В. Ключи от школы. // Авангард.-1988.-24 сентября.
  3. Мокроусов О. Ю. Филимонов С. В. Новоеголдаевская средняя муниципальная общеобразовательная школа. Ряжская энциклопедия. Рязань. 2002 г.
  4. Повалишин А. Д. Рязанские помещики и их крепостные. Рязань. 1995 г.
  5. Проходцов И. И. Населённые места Рязанской губернии. Рязань. 1906 г.
  6. Сазонова Р. Эффект кабинетной работы. // Авангард. Ряжск, 1973.-3 февраля.
  7. Семёнов В. П. Россия. С.-Петербург. 1902 г.
  8. Серовский Н. Ф. Наше прошлое: Исторические материалы о г. Ряжске и его уезде. Ряжск. 1930 г.
  9. Храпов И. Спасибо вам, учителя // Авангард. Ряжск. 1981. — 2 июля.
  10. Цепков А. И. Книги окладные. Книга первая . Рязань. 2004 г.
  11. Колхозник. // . № 149. 1952 г.
  12. На пороге выбора. // Авангард. Ряжск.-1984.-22 мая.
  13. Народное образование в Рязанской губернии. Рязань. 1889 г.
  14. Распределение наличных священнослужителей и причетников. Рязань. 1873 г.
  15. Ряжская энциклопедия. Рязань. 2002 г.
  16. Сборник статистических сведений по Рязанской губернии. Т.10. Ряжский уезд. Рязань. 1888 г.
  17. Список церковных школ Рязанской Епархии состоящих на 1января 1899 г.
  18. Фонды архива управления по образованию и молодёжной политике Ряжского района.
  19. ГАРО. Ф.98. Оп.15.Д.30. Л.10,12.
  20. ГАРО. Ф. 627. Оп 1, д. 1 «а», л.271 об.(291 об.).
  21. ГАРО. Ф.627. Оп.240. Клировые ведомости за 1900 г.
  22. ГАРО. Ф.898. Оп.1. Д.18.Л.2 об, 9.
  23. ЦГАДА. Ф. 1209, кн. 389, л. 23 об.
  24. ЦГАДА. Ф.1209, кн.416, л.128 об.
  25. ЦГАДА. Ф.1209, кн.378, лл. 121, 146—147.
  26. ЦГАДА. Ф.1209, кн.385, лл. 30 об.-32
  27. ЦГАДА. Ф.350 «Ландратские книги и ревизские сказки», оп.2, № 2868, лл. 215,231об.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Всероссийская перепись населения 2010 года. 5. Численность населения сельских населённых пунктов Рязанской области. Дата обращения 10 декабря 2013. Архивировано 10 декабря 2013 года.
  2. Рассказ Вековищева И. А. был записан в конце 70 — х. г. XX столетия.
  3. Речь идёт о деревне Старое Еголдаево.
  4. ГАРО. Ф. 627, оп 1, д. 1 «а», л.271 об.(291 об.).