Женщина (фильм, 1932)

«Женщина» — советский чёрно-белый фильм 1932 года режиссёра Ефима Дзигана о деревенских женщинах в годы коллективизации, в котором режиссёр «сделал попытку проследить становление характера крестьянки, стремящейся занять положение наравне с мужчиной».[1]

Женщина
Жанр драма
Режиссёр Ефим Дзиган,
Борис Шрейбер
Автор
сценария
Иван Иванов
Оператор Наум Наумов-Страж
Кинокомпания Белгоскино
Длительность 64 мин.
Страна  СССР
Год 1932
IMDb ID 0164973

В 2017 году фильм был показан в рамках специального проекта Музея истории белорусского кино, показ был посвящён Международному женскому дню.[2]

СюжетПравить

Обратившись к судьбам четырёх женщин, авторы рассказывали о тех противоречиях, в которых рождалось новое в сознании и быту крестьян. Авторы стремились показать, как трудно шли к новому люди с унаследованными от прошлого старыми привычками, воззрениями, как ломали в себе вековую забитость, рабскую покорность судьбе, как с трудом, болью, слезами преодолевали человеческую отчужденность друг от друга.

Экран и культурное наследие Беларуси, 2011 год[3]

Начало 30-х годов, в одной из далёких деревень создаётся колхоз, ломая порождённый вековой отсталостью старинный уклад. Фильм начинается со сцены, в которой мужики удивленно смотрят вдаль, где из-за горизонта появляется трактор… и трактористка Анька, которую родственники упрекают в идейности и уходу от патриархальных ценностей.

Молодая крестьянка Машка тоже хочет взять в свои руки управление трактором и свой судьбой — но взятый ею без спросу первый в деревне трактор остаётся цел лишь благодаря подоспевшей Аньке. Под насмешки односельчан Машка идёт на устраиваться работу в тракторную бригаду, но её берут только поварихой. Но она не сдаётся — и крадёт из гаража учебники по механизации, чтобы выучиться и доказать трактористам, что и она не хуже их.

На помощь приходит председатель колхоза Петрович — женщина руководитель, поручающая старой вдове Ульяне, которая с поначалу со злобой смотрит на изменение деревни, создать в деревне ясли, чтобы Машка и другие девушки могли оставить на время работы маленьких детей.

Несмотря на угрозы, а затем и избиения мужа, сжигающего учебники по механизации, которые по его мнению отвлекают жену от ведения хозяйства и присмотра за детьми, Машка не собирается отступиться от цели.

Работая поварихой в тракторной бригаде, Машка получает доступ к трактору и досконально его изучает, и когда в один момент механизаторы оказываются не в состоянии починить сломавшийся трактор — с легкостью устраняет поломку.

Видя в ней способности к механизации, её переводят в ремонтную мастерскую МТС, но там она претерпевает унижения и постоянные придирки от механика и его помощника.

Как-то мастер, желая развлечь друзей, решает подшутить над «лезущей не в свое дело» бабой: приказывает Машке подать деталь из горна, зная, что та ещё не остыла. Ничего не подозревая, Машка достаёт деталь, и лицо её искажается от сильной боли — под общий смех механизаторов, который сразу же затихает — Машка не бросает раскалённую деталь, а держа её в руках, со словами «На, возьми», медленно направляется к пятящемуся от неё мастеру — ведь тот сам хотел, чтобы она дала ему…

Возникает интересный монтажный ряд: роды — акушерка вытирает щипцы, мастерская — механик щипцами берет угли. Соединение двух тем: механик издевательски заставляет героиню взять раскаленный болт руками, она несет деталь, превозмогая боль. Параллельный монтаж — рожающая женщина, символ неистощимого терпения.

По большому счету это фильм о становлении новой женственности как двигателе прогресса, в сущности, приравниваемой к трактору, который надо заслужить, получить, изучить и обуздать. Анька, нашедшая в себе силы восстать против патриархального уклада, получает в управление не только трактор, но и собственное тело, теперь не мужчина ей диктует, как жить следует, а она назначает приглянувшемуся ей парню свидание: «Приходи, Мишка… В праздник… В лес… Ждать буду…». Героическая Анька, трактористка Машка, разродившаяся председательша, возглавившая общественные ясли Ульяна, довольные дети и спокойно «дышащая» Земля — все это составляет теперь суть советской Женщины.

киновед С. А. Смагина, 2007 год[4]

В роляхПравить

Эта картина, как и другие ленты, посвящённые становлению нового человека, создавали мир, скорее желанный, чем реальный.

Однако, благодаря отточенности актерского исполнения экранные образы обретали живые черты и убедительность.

Владимир Малышев, ректор ВГИК, 2018 год[5]

КритикаПравить

Фильм резко критиковался за иллюстративность, претензии критиков в духе времени типично сводились «к выискиванию отдельных примеров формализма и натурализма».[6]

Фильм «Женщина» вызвал ожесточенную полемику в печати. Споры коснулись и вопросов операторского мастерства.

В фильме есть сцена, в которой кулак живописует блага дореволюционного житья. Речь кулака, даваемая в титрах, иллюстрировалась кадрами, смысл которых резко противоречил его утверждениям. Эти сцены снимались с подчеркнуто стилизованной живописностью, как бы обнажая фальшь кулацких россказней. Это был острый операторский приём.

Наиболее удачен эпизод в мастерской МТС. Подобных интересных эпизодов в картине, к сожалению, немного. Глубокое исследование характеров чаще всего подменялось прямолинейной иллюстрацией. Недостаточно отчетливо была передана режиссером атмосфера действия, — быт деревни в переломный период коллективизации.

История советского кино, Том 1, 1969 год[1]

Киновед В. И. Смаль отметил, что критика не всегда была объективной:[6]

Одна из лучших в фильме «Женщина» чисто жанровая, бытовая сцена у колодца, когда крестьянки во время драки обливают друг друга водой, была объявлена натуралистической.

Отмечено, что начало фильма — сцена где мужики удивлённо смотрят в даль где из-за горизонта появляется трактор — перекликается с фильмом А. Довженко «Земля» в котором есть похожая сцена[4], а замыслом своим он как бы предварял фильм А. Зархи и И. Хейфица «Член правительства»[1]

Игра актёровПравить

Киновед В. И. Смаль отметил исполнение роли Машки в исполнении актрисы Раисы Есиповой:[6]

Наиболее интересно был разработан характер Машки (арт. Р. Есипова) — женщины новой социалистической эпохи, которая, преодолевая насмешки односельчан и сопротивление своего недальновидного мужа, считавшего, что женское дело — дети и хозяйство, становится трактористкой.

Историк кино Алексей Тремасов лучшей ролью Есиповой назвал «простую, забитую жизнью крестьянку Машу в фильме „Женщина“ (1932). Её героиня пожелала выбраться из дебрей крестьянского быта, привязанности к дому, хозяйству, захотела стать механиком и достигла, в итоге, своей цели».[7]

Также критика выделяет игру Любви Мозалевской — это второе появление актрисы на экране, при этом отмечается, что эта её роль стала как бы продолжением её небольшой роли колхозницы из первого фильма — «Боям навстречу», и была идеально сыграна актрисой, которая исподволь раскрыла грани характера персонажа:

Надломленный, но не сломленный человек постепенно выпрямляется, чтобы жить, а не существовать, смотреть на мир прямо, открыто, а не боязливо, испуганно . Человек этот — Ульяна Мозалевской, сыгранная актрисой с той внутренней отдачей, с тем присущим ей умением раствориться в образе, когда трудно представить в данной роли иного исполнителя.

Экран и культурное наследие Беларуси, 2011 год[3]

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 История советского кино, Том 1 — Институт истории искусств, Москва. — М.: Искусство, 1969 — стр. 608
  2. Специальный музейный проект «Кинотеатр Культура». Фильм «Женщина» // Музея истории белорусского кино
  3. 1 2 Экран и культурное наследие Беларуси / А. А. Карпилова и др.; Нац. акад. наук Беларуси, Институт искусствоведения, этнографии и фольклора. — Минск: Беларуская навука, 2011. — 383 с.
  4. 1 2 С. А. Смагина — Образ «Новой женщины» в советском кинематографе 1930-х гг. (на примере фильмов «Земля в плену» и «Женщина») // Журнал «Манускрипт», 2007
  5. Владимир Малышев - Кинематограф Беларуси и ВГИК - ВГИК, 2018
  6. 1 2 3 Вацлав Иванович Смаль — Сквозь призму десятилетий: о политике Компартии Белоруссии в области киноискусства в 20-30-е годы — Наука и техника, 1980—148 с. — стр. 107
  7. Сергей Муханов — Смоляне в сталинском кинематографе. Часть I // Смоленская народная газета, 16 деабря 2017

ИсточникиПравить