Открыть главное меню

Богдан Жераич (серб. Богдан Жерајић / Bogdan Žerajić; 1 февраля 1886, Милевичи15 июня 1910, Сараево) — боснийский серб, студент Загребского университета, который безуспешно пытался организовать покушение на Марьяна Варешанина, генерал-губернатора Боснии и Герцеговины в 1910 году в знак протеста против аннексии Боснии и Герцеговины[1]. Жераич стал первым боснийским сербом, выразившим с момента оккупации Боснии Австро-Венгрией протест против властей. Его попытка покушения на представителя властей оказала сильное впечатление на организацию «Млада Босна».

Богдан Жераич
серб. Богдан Жерајић
Bogdan Žerajić, headshot.jpg
Дата рождения 1 февраля 1886(1886-02-01)
Место рождения Флаг Австро-Венгрии Милевичи, община Невесине, Кондоминиум Босния и Герцеговина, Австро-Венгрия
Дата смерти 15 июня 1910(1910-06-15) (24 года)
Место смерти Флаг Австро-Венгрии Сараево, Кондоминиум Босния и Герцеговина, Австро-Венгрия
Подданство  Австро-Венгрия
Род деятельности революционер
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Ранние годыПравить

Родился 1 февраля 1886 в деревне Милевац. Окончил гимназию в Мостаре, изучал право в Загребском университете. Некоторое время работал преподавателем в Крушевацком округе Сербии. Его двоюродный брат по отцовской линии Милан Жераич был личным врачом сербского короля Петра I, а брат Милана, Ристо — личным врачом короля Александра I. Ещё в студенческие годы Богдан высказывал своё недовольство политикой Австро-Венгрии в отношении боснийских сербов и встал на путь бескомпромиссной борьбы.

Тайная деятельностьПравить

 
Четники во Вранье в 1900 году

Жераич состоял в студенческом тайном обществе «Свобода» серб. Слобода), созданном Шпиро Солдо в 1905 или 1906 году[2]. Дружба Жераича с Владимиром Гачиновичем и последующая попытка покушения на Марьяна Варешанина, генерал-губернатора Боснии серьёзно повлияла на членов «Млады Босны» и в особенности на Гаврило Принципа[3][4]. Гачинович, который был главным идеологом считал, что покушения на политиков (тираноубийства) являются допустимым методом политической борьбы.[5]. По мнению ряда авторов, в том числе Владимира Дедиера, основой для зарождения этой концепции борьбы стал так называемый культ «Косовского тираноубийства»[6].

Попытка покушенияПравить

Жераич решил первым реализовать «тираноубийство (англ.)»: 3 июня 1910 он хотел напасть в Мостаре на императора Франца Иосифа I, высказав тем самым протест против имперской политики Австро-Венгрии, но почему-то отказался от идеи нападения на кайзера[7]. Поводом стало утверждение Земельного статуса Боснии и Герцеговины и учреждение Боснийского Сабора, что Жераич считал издевательством над боснийскими сербами. Вскоре Богдан сменил цель: ею стал уже генерал Марьян Варешанин, губернатор Кондоминиума Босния и Герцеговина. Решился он на дерзкий шаг после того, как прочитал в газете статью Ристо Радуловича. Радулович выступал против пустоты и удручённости в общественной жизни Боснии и Герцеговины[8], заявляя, что не знает каких-либо славных или трагических моментов в истории народа, которые могли бы остановить его развитие. Утверждается, что когда Жераич прочитал эту статью, то он прокричал «Будет трагедия!» (серб. И биће трагедије!)[9].

15 июня 1910 Жераич находился в Сараево, когда генерал-губернатор ехал на первое заседание Боснийского Сабора[10]. Завидев Варешанина, он пять раз выстрелил в него из револьвера, но все пять раз промахнулся. Шестую пулю Богдан оставил для себя и перед тем, как застрелиться, прокричал, что сербы отомстят за его смерть[11]. Его действия и привлекли внимание общественности к «Младе Босне»[12].

РеакцияПравить

Попытка убийства Жераичем известного политика повлияла сильно на умы молодёжи Боснии и Герцеговины: в Сараево, Мостаре, Тузле и Баня-Луке появились множество революционных кружков[13]. Из Жераича фактически сделали фигуру мученика, умершего за свободу боснийских сербов: в последний вечер перед покушением на эрцгерцога Франца Фердинанда Гаврило Принцип и его товарищи посетили могилу Жераича[14]. Уже потом Гаврило Принцип посвятил ему песню, в которой были строки:

Но верно говорил перед Жераичем сокол серый: кто хочет жить, пусть умрёт, а кто хочет умереть, пусть выживет[15].

Официальная пресса Боснии и Герцеговины и Сербии описали действия Жераича как действия маньяка, страдающего психическим расстройством. Старшее поколение сербов из Сараево отзывалось точно так же о нём[16].

ПримечанияПравить

  1. Ćorović, Vladimir. Istorija srpskog naroda / Vladimir Ćorović, Nenad Ljubinković, Irena Arsić. — Glas srpski, 1997.
  2. Ljubibratić, Dragoslav. Vladimir Gaćinović. — Nolit, 1961. — P. 35.
  3. Pregled. — 1935.
  4. Hercegovine, Istorisko društvo Bosne i. Godišnjak. — 1954. — P. 87.
  5. Лесковац, Младен. Српски биографски речник / Младен Лесковац, Александар Форишковић, Чедомир Попов. — Будућност, 2004. — P. 634.
  6. Dedijer, Vladimir. КОСОВСКО ТИРАНОУБИСТВО // Sarajevo hiljadu devetstso četraneste. — Prosveta, 1966.
  7. Мастиловић, Драга. Херцеговина у Краљевини Срба, Хрвата и Словенаца: 1918-1929. — Филип Вишњић, 2009. — P. 35. — ISBN 978-86-7363-604-7.
  8. Radulovic, Risto. Izabrani radovi. — 1988. — P. 33.
  9. Glasnik Srpskog istorijsko-kulturnog društva "Njegoš".. — Njegoš, 1983.
  10. Srpski književni glasnik. — 1935. — P. 451.
  11. Ćorović, Vladimir. Odnosi između Srbije i Austro-Ugarske u XX veku. — Biblioteka grada Beograda, 1992. — P. 624.
  12. Solarić, Gojko M. Istorija, 1830-1918 za viii razred osmogodišne škole. — Nolit, 1958. — P. 108.
  13. Ćorović, Vladimir. Istorija srpskog naroda / Vladimir Ćorović, Nenad Ljubinković, Irena Arsić. — Glas srpski, 1997. — «Tačno kaže dr. Branko Čubrilović, sam aktivni omladinac, iz jedne borbene nacionalne porodice, da je na bosansku omladinu najviše delovao primer atentata Bogdana Žerajića, izvedenog iz sopstvene iniciative, kao delo dubokog ličnog revolta i kao najrečitiji protest protiv aneksije. Žerajić je bio intimni drug Gaćinovićev i njegov primer delovao je silno na ovog drugog i skrenuo ga konačno na put aktivnosti jednog nacionalnog revolucionara. "Na sve strane, posle Žerajićeva atentata, niču kolone buntovnih kružoka. Sarajevo, Mostar, Tuzla, Banja Luka, daju ton, obeležje u toj borbi.».
  14. Stand To!: The Journal of the Western Front Association. — The Association, 2003. — P. 44. — «On the evening before 28 June 1914 Princip, Cabrinovic and Ilic paid a last visit to the grave of Bogdan Zerajic in Sarajevo. Zerajic had planned an assault ...».
  15. Marković, Marko. Članci i ogledi. — 1961. — P. 193.
  16. Dedijer, Vladimir. The Road to Sarajevo. — Simon and Schuster, 1966. — P. 249. — «Zerajic's attempt was described in the official press in Bosnia as ...».