Жизнь без Рождества

Жизнь без Рождества — цикл из четырёх музыкальных произведений, созданный композитором Гией Канчели в первой половине 1990-х годов. Части цикла могут исполняться порознь. Некоторые из них вошли в репертуар выдающихся исполнителей современности: так, окончательная версия «Ночных молитв» появляется в концертных программах оркестра «Кремерата Балтика». Одно из четырёх произведений цикла, «Утренние молитвы», было использовано в известном фильме Терренса Малика «Древо жизни».[1]

Смысл названияПравить

Под Рождеством подразумевается не буквально рождение Иисуса Христа, а всеобщий праздник, которого с нетерпением ждут в течение года на разных континентах. Этой радости были лишены люди, жившие в СССР. В каждом из нас — я сейчас говорю о людях моего поколения — воспитывали этаких счастливых атеистов. И только став взрослым, я понял, что вся молодость прошла в полном неведении, что существует в жизни вера, существует церковь, и это открытие во многом изменило мое отношение к миру[2].

(Гия Канчели)

Структура циклаПравить

  • «Утренние молитвы» для альтовой флейты, малого оркестра и фонограммы (1990)
  • «Дневные молитвы» для дисканта, кларнета и камерного ансамбля (1991)
  • «Вечерние молитвы» для 8-ми контральто и малого оркестра (1992)
  • «Ночные молитвы», версия для струнного квартета и фонограммы (1992)
  • «Ночные молитвы», версия для сопранового саксофона, струнного квинтета и фонограммы (1994)

История созданияПравить

Цикл «Жизнь без Рождества» создавался в переломный период жизни композитора. Получив стипендию от DAAD, Канчели 27 мая 1991 года покинул Тбилиси и направился в Берлин, откуда предстояло вернуться лишь в следующем мае. Однако 22 декабря того же года в Грузии началась гражданская война, значительно дестабилизировавшая положение в стране и вынудившая композитора остаться за рубежом. Кроме того, назрели перемены и в творчестве: незадолго до отъезда Канчели признался в одном из интервью: «Как ни жаль, но мой «роман» с большим симфоническим оркестром подходит к концу. Я чувствую, что мне необходимо на долгое время отказаться от него»[3]. Первые произведения, созданные в процессе поиска новых средств выразительности, и составили цикл «Ночные молитвы».

«Утренние молитвы» появились еще до отъезда за рубеж и впоследствии получили посвящение Роберту Стуруа, другу и сподвижнику автора. Центральный эпизод этой части цикла — вступление фонограммы, на которой был зафиксирован детский голос (он принадлежит Васико Тевдорашвили). Канчели использовал фонограммы еще в завершенной в 1984 году опере «Музыка для живых» (где звучали записи голоса того же Васико Тевдорашвили), но только в «Утренних молитвах» этому приему придается важное семантическое значение: «Звучание псалмовых тем в записи, то есть как бы из нездешнего пространства и времени, превращает их в своего рода нравственные постулаты, которым так трудно следовать в реальной жизни»[4]. В своем последующем творчестве Канчели неоднократно будет возвращаться к этой концепции[5].

«Дневные молитвы» для дисканта[6], солирующего кларнета и малого оркестра (19 исполнителей) возникли по заказу немецкого кларнетиста Эдуарда Бруннера. Это произведение было закончено в 1991 году уже за границей, в городе Оберхузен.

«Вечерние молитвы» были написано по собственному почину автора. Эта часть цикла получила посвящение Альфреду Шнитке. М. Л. Караманова утверждает, что «Вечерние молитвы» посвящены памяти этого великого композитора[7], однако Музыкальный словарь Гроува информирует: произведение появилось в 1992 году, когда Шнитке был еще жив.

«Ночные молитвы» в своей первоначальной версии были связаны с заказом, поступившим от Кронос-квартета. Тогда же у Канчели появилась мысль объединить «Утренние…», «Дневные…», «Вечерние…» и «Ночные молитвы» в масштабный камерный метацикл: «До получения предложений от Бруннера и «Кронос-квартета» о цикле как таковом речи быть не могло»[8]; «поскольку подобные предложения поступали от разных исполнителей, в каждой из четырех «молитв» собственный состав. Тем не менее между ними существуют не только образные, но и тематические связи, а в конце «Ночных молитв» вспоминаются псалмовые темы из всех предыдущих частей»[8]. Таким образом, автор уделяет большое внимание не только идее целостности цикла, но и идее итоговой роли его финальной части.

ПримечанияПравить

  1. Catherine M. Barsotti, Robert K. Johnston. God in the movies. A guide for exploring four decades of film.. — Brazos Press, 2017. — 306 с.
  2. Зейфас Н. Гия Канчели в диалогах с Натальей Зейфас. — М., 2005. — С. 340.
  3. Цит. по: Зейфас Н. Песнопения. О музыке Гии Канчели. — М., 1991. — С. 255.
  4. Зейфас Н. Гия Канчели в диалогах с Натальей Зейфас. — М., 2005. — С. 347.
  5. Наиболее интересные примеры — два созданных в 1994 году опуса: «Magnum ignotum», где помимо камерного ансамбля задействованы сразу три фонограммы, и «V & V (Violin & voice)» для скрипки, записи голоса Гамлета Гонашвили и струнного оркестра.
  6. Существует запись «Дневных молитв», где сольную вокальную партию исполняет не мальчик, а певица-сопрано Мааха Дойбнер. Автор счел это вполне достойной заменой и создал несколько произведений в расчете на ее вокальные данные.
  7. Караманова М. Жанровые и стилевые взаимодействия в сочинениях Гии Канчели. — Ростов-на-Дону, 2014. — С. 90.
  8. 1 2 Зейфас Н. Гия Канчели в диалогах с Натальей Зейфас. — М., 2005. — С. 346.

СсылкиПравить