Жужани

(перенаправлено с «Жужань»)

Жужани, жуаньжуани, жуань-жуани, жоужани, нируны (монг. нирун, кит. упр. 柔然, пиньинь róurán, палл. жоужань) — древнемонгольское племя, основавшее Жужаньский каганат (330—555).

Жужань
Другие названия жуаньжуань, жуань-жуань, жоужань, жуйжуй, жужу, датань, тантань, нирун
Этноиерархия
Группа народов монгольские народы
Общие данные
Язык сяньбийский
В составе сяньби
Предки дунху
Потомки хамаг-монголы (дарлекины и нируны), авары, секеи, жунжены
Родственны ухуань, цифу, туфа, шивэй, кумоси, кидань, туюйхунь, мужун, тоба
Государственность
Жужаньский каганат (330—555)

ЭтнонимПравить

Жуаньжуань — прозвище, которое присвоил себе Цзюйлухуэй, став вождем кочевья. Первоначально звучало как жоужань, но затем было изменено северовэйским императором Ши-цзу (423—452) на жуаньжуань[1].

Жужани упоминаются в китайских источниках под различными названиями. В «Вэй-шу» они выступают под именем жуаньжуань, в «Сун-шу» и «Лян-шу» — жуйжуй, в «Суй-шу» — жужу[2].

Этноним жужань учёные реконструируют как нирун (от древнего чтения иероглифов жоу жань — ниу ниан). Монгольский термин «нирун» переводится как «хребет»[3], «крестец»[4].

Также жужани были известны как датань и тантань[5] по имени кагана Юйцзюлюй Датаня. К имени Датаня исследователи возводят название племени татар[6].

ПроисхождениеПравить

Жужани представляли собой одно из монголоязычных племён группы дунху. В составе дунху исследователями были выделены следующие основные племена: ухуань, сяньби, цифу, туфа, шивэй, кумоси, кидань, туюйхунь и жуаньжуань[7].

А. В. Вовин предполагал, что жужаньский язык[en] мог быть источником заимствований в древнетюркском языке из неизвестного языка, имеющего особенности, совершенно нехарактерные для любых алтайских языков (например, показатель женского рода -tu-).[8] Позднее он присоединился к мнению, что язык жужаней относился к монгольской семье;[9] тем не менее, П. К. Кроссли утверждает, что родственные связи жужаньского языка остаются загадкой, и не исключено, что он мог быть изолятом[10].

ИсторияПравить

 
Азия в 500 году
 
Карта Жужаньского государства

Племя жужаней сформировалось в конце III века. Их родоначальником считался Юйцзюлюй Мугулюй, служивший конным воином в войсках династии Северная Вэй. За невыполнение приказа (опоздание) он был приговорён к смерти. Мугулюй бежал и укрылся в ложбинах среди обширной пустыни, где собрал ещё 100 человек беглецов. Позже он пристал к кочевью Шуньтулинь[11] (по В. С. Таскину, кочевье Шуньтулинь указано ошибочно вместо кочевья Хэтулинь)[12] и стал его вождем[11].

После смерти Мугулюя вождём этого кочевья стал его сын Цзюйлухуэй[11]. Автор «Вэй-шу» относит Цзюйлухуэя, первого из жуаньжуаней, возглавившего кочевье и присвоившего прозвище жоужань, к этнической группе дунху[2].

Согласно В. С. Таскину, подлинным создателем государства жуаньжуаней, включавшего в себя многочисленные племена и народы, был Юйцзюлюй Шэлунь (402—410)[13]. В 402 году Шэлунь присвоил себе титул каган, что на языке династии Вэй (т. е. сяньбийском языке) означает император. Так в Великой степи появился новый титул, сменивший титул шаньюй[14].

Шэлунь впервые установил военные законы, по которым 1000 человек составляла отряд (цзюнь) во главе с начальником, а 100 человек — знамя (чуан) во главе с вождем. Шэлунь, организовавший войска по десятеричной системе, одновременно ввёл феодальную собственность на пастбищные территории[13].

Шэлунь глубоко вторгся во владение гаоцзюйцев и подчинил себе различные кочевья. Он же в сражении на берегах Орхона разбил богатое и сильное владение, созданное остатками сюнну, и присоединил к себе его земли. В результате деятельности Шэлуня границы государства жуаньжуаней на западе дошли до земель владения Яньци (Карашар), на востоке — до владения Чаосянь, на севере они охватывали песчаную пустыню и доходили до Ханьхая (верховья Амура), на юге — до Великой пустыни Гоби. Под властью жуаньжуаней оказалась не только территория современной Монголии, но и Южная Маньчжурия и различные государственные образования в Таримской впадине[12].

ПотомкиПравить

С жужанями связано происхождение древнего монгольского рода чонос. Считается, что этот род ведёт своё происхождение от кагана жужаней Чоуну[15][16]. Представители рода чонос[15] (чино[17], буртэ-чино[18]) являются потомками жужаней, переселившихся на территорию Эргунэ-куна, прародины монголов[17][18]. Род чино (нукуз) был основным в составе дарлекинов. Крону родословного древа, образовавшегося от рода чино, составляют нирунские роды и племена[17]. Дарлекины и нируны представляли собой два ответвления коренных монголов, известных в литературе как хамаг-монголы[19].

Часть жуаньжуаней переселилась на запад, в Европу, где под именем аваров заняла земли в Паннонии[7][20]. Согласно В. С. Таскину, авары были в числе народов, на основе которых впоследствии формировались венгры, и они принесли с собой культуру центральноазиатских кочевников и алтайские элементы в языке[7]. Авары оставили значительный след на археологической карте Восточной Европы[20].

К потомкам аваров, по мнению большинства венгерских учёных, относятся современные секеи, одна из субэтнических групп венгров[21][22]. Согласно Н. Эрдели, секеи — потомки авар, вторгшихся в долину Дуная в VI в.[23]

По мнению В. Попова, осколком древних жужаней являются современные жунжены, проживающие в составе селенгинских бурят на территории Бурятии. Жунжены — один из родов в составе второго атаганова рода. Ныне они проживают в Тапхаре, Ацае, в местности Кресты (по тракту от Загустая в Селенгинск), в Баин-Зурхэ, Ахуре и Тамче[24][25].

ПримечанияПравить

  1. Таскин В. С. Материалы по истории древних кочевых народов группы дунху / Н. Ц. Мункуев. — Москва: Наука, 1984. — С. 398. — 487 с.
  2. 1 2 Таскин В. С. Материалы по истории древних кочевых народов группы дунху / Н. Ц. Мункуев. — Москва: Наука, 1984. — С. 47. — 487 с.
  3. Гуманитарные исследования молодых ученых Бурятии / Л. Е. Янгутов. — Улан-Удэ: Бурятский ин-т общественных наук, Сибирское отд-ние, Российская Академия Наук, 1996. — С. 147. — 199 с.
  4. Очир А. Монгольские этнонимы: вопросы происхождения и этнического состава монгольских народов / д.и.н. Э. П. Бакаева, д.и.н. К. В. Орлова. — Элиста: КИГИ РАН, 2016. — С. 121. — 286 с. — ISBN 978-5-903833-93-1.
  5. Сүхбаатар Г. Сяньби нарын угсаа гарал, соёл, аж ахуй, нийгмийн байгуулал: нэн эртнээс м.э. IV зуун (монг.). — Шинжлэх Ухааны Академиин Хэвлэл, 1971. — С. 64. — 216 с.
  6. Ушницкий В. В. Историческая судьба татар Центральной Азии // Золотоордынская Цивилизация. — 2017. — Вып. 10. — С. 92—95. — ISSN 2308-1856. Архивировано 14 апреля 2021 года.
  7. 1 2 3 Таскин В. С. Материалы по истории древних кочевых народов группы дунху / Н. Ц. Мункуев. — Москва: Наука, 1984. — С. 4. — 487 с.
  8. Alexander Vovin. Once Again on the Ruan-ruan Language (англ.). — 2010. Архивировано 24 мая 2020 года.
  9. Alexander Vovin. A Sketch of the Earliest Mongolic Language: the Brāhmī Bugut and Khüis Tolgoi Inscriptions (англ.) // International Journal of Eurasian Linguistics. — 2019. — No. 1. — P. 162–197. — ISSN 2589-8825. Архивировано 16 апреля 2022 года.
  10. Pamela Kyle Crossley. Hammer and Anvil: Nomad Rulers at the Forge of the Modern World. — 2019. — С. 49.
  11. 1 2 3 Таскин В. С. Материалы по истории древних кочевых народов группы дунху / Н. Ц. Мункуев. — Москва: Наука, 1984. — С. 27. — 487 с.
  12. 1 2 Таскин В. С. Материалы по истории древних кочевых народов группы дунху / Н. Ц. Мункуев. — Москва: Наука, 1984. — С. 48. — 487 с.
  13. 1 2 Таскин В. С. Материалы по истории древних кочевых народов группы дунху / Н. Ц. Мункуев. — Москва: Наука, 1984. — С. 37. — 487 с.
  14. Кляшторный С. Г. Степные империи древней Евразии. — Филологический факультет Санкт-Петербургского гос. университета, 2005. — С. 50. — 345 с. — ISBN 978-5-8465-0246-8.
  15. 1 2 Викторова Л. Л. Монголы. Происхождение народа и истоки культуры / Д. И. Тихонов. — Москва: Наука, 1980. — С. 131. — 225 с.
  16. Хандсурэн Ц. К вопросу о происхождении жужаней и их столицы Мумо-чэн. — Улан-Батор, 1973. — С. 204.
  17. 1 2 3 Зориктуев Б. Р. Образование монгольского рода борджигин // Новые исследования Тувы. — 2014. — Вып. 4 (24). — С. 80—87. Архивировано 2 августа 2019 года.
  18. 1 2 Ушницкий В. В. Участие монгольского компонента в формировании этнокультурного ландшафта Якутии // Северо-Восточный гуманитарный вестник. — 2019. — № 3 (28). — С. 46—54. — ISSN 2218-1644.
  19. Общественные науки в МНР. — Наука, 1977. — С. 47. — 227 с. Архивная копия от 24 октября 2021 на Wayback Machine
  20. 1 2 Комиссаров С. А., Шульга Д. П. Аварские древности как возможная основа для выделения археологических памятников жужаней // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: История. Филология. — 2009. — Т. 8, вып. 5. — С. 186—188. — ISSN 1818-7919. Архивировано 21 апреля 2019 года.
  21. Аликберов А. К. Эпоха классического ислама на Кавказе: Абу Бакр ад-Дарбанди и его суфийская энциклопедия «Райхан ал-хака'ик» (XI—XII) вв.). — Москва: «Восточная литература» РАН, 2003. — С. 170. — 847 с. — ISBN 978-5-02-018190-8.
  22. Проблемы археологии и древней остории угров / А. П. Смирнов. — Москва: Наука, 1972. — С. 142—143. — 312 с.
  23. Проблемы лексики и грамматики языков народов Карачаево-Черкесии. — 1986. — С. 45.
  24. Материалы по истории и филологии Центральной Азии. — Улан-Удэ: Бурятское книжное изд-во, 1965. — С. 106, 117. Архивная копия от 14 ноября 2020 на Wayback Machine
  25. Бурятский комплексный научно-исследовательский институт. Труды. Том 16. — Улан-Удэ: Бурятское книжное изд-во, 1965. — С. 106, 117. Архивная копия от 14 ноября 2020 на Wayback Machine