Открыть главное меню

Монгольские народы

(перенаправлено с «Монгол»)

Монго́льские наро́ды или Монго́лы — группа родственных народов, говорящих на монгольских языках, и тесно связанных общей многовековой историей, культурой, традициями и обычаями.

Монгольские народы
Численность и ареал
Всего: около 10 миллионов

 Китай: 5.9 млн[1]
 Монголия: 3,0 млн[2]
 Россия: 647 747 (2010)[3][4]

Описание
Язык монгольские, китайский, русский
Религия буддизм, ислам, шаманизм, тенгрианство, православие, протестантизм, католицизм
Входит в алтайская семья
Родственные народы тунгусо-маньчжурские народы, тюркские народы
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
Монгольские женщины в национальных костюмах. Улан-Батор, 2007 год
Соёмбо — один из символов монгольских народов

Населяют север КНР, Монголию и регионы Российской Федерации — республики Бурятию и Калмыкию, а также Иркутскую область и Забайкальский край[5].

К монгольским народам относят себя около 10 миллионов человек. Из них 3 млн — в Монголии, 4 млн — в автономном районе Внутренняя Монголия, до 3 млн — в Ляонине, Ганьсу, Синьцзян-Уйгурском автономном районе и других регионах Китая.

НазваниеПравить

Ряд исследователей (Н. Ц. Мункуев), отмечают, что этноним «монгол» впервые встречается в китайских источниках «Цзю Тан шу» («Старая история династии Тан», составлена в 945 году) в форме «мэн-у ши-вэй» — «монголы-шивэйцы», и в «Синь Тан шу» («Новая история [династии] Тан», составлена в 1045—1060 годах) в форме «мэн-ва бу» — «племя мэн-ва». В различных киданьских и китайских источниках XII века для этих племён также использовались названия мэнг-ку, мэнгули, мангуцзы, мэнгу го.[6]:238

«[…] в XII веке аристократический род Хабул-хана[сн. 1] носил имя Борджигин и принял название монгол после того, как подчинил себе и объединил несколько соседних родов и племён, образовав в 1130 году, таким образом, единое политическое целое, один род-улус; этому-то улусу и было дано имя монгол в память славного имени какого-то древнего и могучего народа или рода […]»

Возможно, название мангутского рода (монг. мангуд) было древним звучанием названия «монголы»[7].

Д. Банзаров этноним монгол связывал с историческими географическими названиями: рекой Мон и горой Мона[8]. Согласно Хасдоржу, люди, обитавшие в близлежащих местах горы Мон в Ордосе, обрели название мон. К нему прибавилось слово гол, в результате чего возникло название монгол. Гол является монгольским словом, означающим центральный, основной[9]. Также выдвигалась версия, согласно которой название монгол возникло путем соединения монгольских слов мөнх (вечный) и гал (огонь)[10].

Монгольский ученый Ж. Баясах предполагает, что название монгол появилось в результате видоизменения монгольского слова мөнгө (серебро)[11]. О связи понятий монгол и мөнгө (серебро) говорится в китайских текстах Хэй-да ши-люэ 1237 года. В данных текстах говорится о том, что население Великой Монголии называло свое государство «Великой серебряной династией»[12].

Как отмечает Б. Р. Зориктуев[13], из множества толкований термина монгол выделяется версия о его происхождении от тунгусо-маньчжурского слова мангму / манггу / мангга, означающего «сильный, упругий, тугой»[14]. Согласно Л. Билэгту, название монгол — это тунгусо-маньчжурская калька монгольского слова «киян»[15]. Как известно из «Сборника летописей», по-монгольски киян значит «большой поток, текущий с гор в низину, бурный, быстрый и сильный; стремительно несущийся поток»[16]. Б. Р. Зориктуев в свою очередь считает, что киян — это монгольская калька тунгусского названия правого притока Аргуни р. Мангу (Цзилюхэ). Он пишет, что монгольское население на месте впадения р. Мангу (Цзилюхэ) в Аргунь тунгусы называли мангол, что означало: «люди, живущие на стремительной, бурной реке Мангу». Именно в этой местности во времена табгачской династии Тан, согласну Б. Р. Зориктуеву, располагался Эргунэ-кун, легендарная прародина монголов, место проживания древних монгольских родов киян и нукуз[13].

Аюудайн Очир, развивая данную теорию, заключил, что этническое название монгол произошло от слова mangγu, образованного присоединением тунгусо-маньчжурского корня ман (мам ü манг), означающего жесткий, трудный и большой, со словом му (mü) — вода. При этом изначально слово это было mangγu, а позже стало mаngγul или monγu/ol. Выявленные в китайских источниках названия mengguzi (蒙古子,萌骨子), mengguosi (蒙国斯), menggusi (蒙古斯, 萌古斯) являются формой присоединения аффикса множественного числа тунгусо-маньчжурского языка se к названию manggu или monggu/o. В результате образовалась форма mangguse или mongguse[11].

Монгольские народыПравить

 
Карта распространения монгольских языков

Основу современных монгольских народов составляют потомки племён, вошедших в XIII в. в состав Монгольской империи. Коренные монголы, вошедшие в состав Монгольской империи, подразделялись на ветви нирун и дарлекин. Нирун-монголы включали в свой состав следующие племена: адаркин, артакан, арулат, баарин, барлас, борджигин, бугунут, будаат, бэлгунут, бэсут, гэнигэс, джадаран, джоуреид, джуркин, дулат, дурбэн, килингут, кингият, кият, мангут, ноёхон, оронар, салджиут, сиджиут, сукан, суканут, сунит, тайджиут, уджиэт, урут, хабтурхас, хатагин, хонхотан, чаншиут, чонос и др. Группу дарлекин-монголов составляли такие племена как баят, горлос, джалаир, икирес, кунклиут, нохос, олхонут, сулдус, урянхай, ушин, харанут, хонгират, элджигин и др. В состав империи Чингисхана вошли не только коренные монголы, но и все остальные монголоязычные племена региона: баргут, бекрин, булагачин, кереит, кэрэмучин, меркит, найман, ойрат, онгут, тангут, татар, хойин-иргэн, хори-тумат и др.[11]

Потомки вышеперечисленных племён широко представлены в составе монгольских народов на территории Монголии, Внутренней Монголии, Бурятии, Калмыкии, а также на остальных территориях традиционного проживания монгольских народов. В этническом формировании монголов на разных исторических этапах также участвовали индо-иранские, енисейские[11], палеоазиатские[17], тунгусо-маньчжурские, тюркские, самодийские, сино-тибетские и другие этносы[11].

Восточные монголыПравить

 
Выступление монгольского ансамбля на площади Чингисхана, Улан-Батор

Восточные монголы включают в себя следующие этносы: халха-монголы, дариганга, дархаты, сартулы, хотогойты, хубсугульские урянхайцы, элджигины.

А. Очир в своих трудах земли, населенные халха-монголами и родственными им народами, именует Восточной Монголией в противовес Западной Монголии, населённой ойратами. Первоначальным ядром формирования современных халхов были роды, входившие в XIV—XVI вв. в состав семи северных отоков Халхи. Данные отоки были во владении сына Даян-хана — Гэрэсэндзэ. Родовой состав семи северных отоков Халхи выглядел следующим образом: 1) джалаиры, олхонуты (унэгэд); 2) бэсуты, элджигины; 3) горлосы, керегуты; 4) хурээ, хороо, цоохор; 5) хухуйд, хатагины; 6) тангуты, сартулы; 7) урянхайцы. Владетельные князья-дзасаки халхаских хошунов происходили из рода борджигин[11]. Этими семью отоками в дальнейшем правили соответственно семь сыновей Гэрэсэндзэ: Ашихай, Нойантай, Нухунуху, Амин, Дарай, Далдан и Саму. Во владении Ашихая наряду с уделом джалаир упоминается удел ушин[18].

Основа этнической группы дариганга сложилась с конца XVII по начало XVIII вв. из халхаского, чахарского и отчасти ойратского компонентов. Дариганга выделяются своими обычаями, особенностями речи, одежды, игр и известным по всей Монголии специфическим ремеслом по серебру[19]. Их обычаи имеют смешанный характер и содержат в себе как халхаские, так и южномонгольские типы. Проживают преимущественно в аймаке Сухэ-Батор[11].

Дархаты, сартулы, хотогойты, хубсугульские урянхайцы и элджигины традиционно проживают на территории северных и северо-западных аймаков Монголии. Дархаты являются потомками дарханов — людей, освобождённых за заслуги перед государством от каких-либо повинностей и имевших особые права и привилегии. Дарханами также называли потомков мастеров кузнечного дела. Хубсугульские дархаты были освобождены от государственной повинности как шабинары больших хутукт[20]. Проживающие по соседству с дархатами хубсугульские урянхайцы сложились в результате этнического взаимодействия монгольских родов (в том числе элджигинов) с цаатанами[21].

При разделении собственности между семью сыновьями Гэрэсэндзэ элджигины отошли ко второму сыну Ноёнтаю, сартулы отошли к шестому сыну Далдану. Элджигины представляют собой потомков одноименного древнего дарлекин-монгольского племени[11]. Этноним сартулов, по одной версии, связан с термином сарт. Согласно второй версии, данное название происходит от Сарта уула — букв. Лунная гора[22].

Хотогойты появились в результате объединения западных халхов с частью ойратов, которые были расселены на одной территории в течение определенного времени. Хотогойты составляли население государства Алтан-хана. Хотогойтский говор является смешанным, возникшим в результате слияния халхаского и ойратского говоров. Исследователи также отмечали схожесть национальной одежды хотогойтов с ойратскими[11].

В настоящее время выходцы из Монголии образовали крупные диаспоры в США (монгольские американцы), Китае (монголы в Китае), Южной Корее (монгольская диаспора в Южной Корее), Чехии (монголы в Чехии) и других странах.

Северные монголыПравить

 
Бурятский мальчик

Группу северных монголов[23] образуют различные этнические группы бурят: андагай, атаганы, ашибагаты, баргуты (старые баргуты и новые баргуты), булагаты, икинаты, сартулы, сойоты (вкл. иркиты), сонголы, сэгэнуты, табангуты, узоны, хамниганы, харануты, хариады, хатагины, хонгодоры, хори-буряты, эхириты; кроме этого выделяются этнотерриториальные группы бурят: нижнеудинские, нижнеокинские, балаганские (унгинские), аларские, китойские, идинские, кудинские, верхоленские, ольхонские, тункинские, закаменские, окинские, баргузинские, кударинские, селенгинские, хоринские, агинские и шэнэхэнские буряты.

Буряты являются потомками племён, расселённых во времена Монгольской империи на территории исторической области Баргуджин-Токум. Население данной области было известно под именем хойин-иргэн[24] (ойн иргэн)[25]. Самыми крупными этническими группами являются булагаты, эхириты, хори и хонгодоры[26]. Формирование многих родоплеменных групп бурят напрямую связано с древними баргутами[11].

Имена эхирит и булагат неразлучны в устных преданиях бурят. В народных легендах родоначальники этих родов представляются братьями-близнецами. Булагатов принято отождествлять со средневековыми булагачинами[11]. Родственные им эхириты представляют собой потомков племени икирес. С эхиритами (с эхиритским родом хэрмэшин)[27] отождествляются также средневековые кэрэмучины[28]. Этническое формирование эхиритов и булагатов кроме этого тесно связано с древним монгольским родом чонос (шоно)[29][30][31], который в настоящее время представляет собой один из крупнейших эхиритских родов[32][33]. Б. Р. Зориктуев полагает, что фактором монголоязычия прибайкальского региона послужило прибытие на эти земли древнего монгольского племени буртэ-чино[34].

Харануты традиционно относятся к булагатам. Родоначальник бурятских харанутов — Харанут, согласно устным преданиям, является потомком Булагата, общего предка булагатских родов[27]. Согласно «Сборнику летописей», харануты — дарлекин-монгольский род, имеющий родственные связи с хонгиратами, икиресами, олхонутами, хонхлутами, горлосами и элджигинами[35].

Большинство исследователей этногенеза хори-бурят считают, что они произошли от средневековых хори-туматов. После завоевания хори-туматских земель значительная часть населения по указу Чингисхана была переведена за Гоби[11]. Хори-буряты, ранее проживавшие в Монголии, около 1613 г. вернулись в Забайкалье под началом Дай-хун-тайджи, сына солонгутского Бубэй-бэйлэ, и его супруги Бальжин-хатун[36][37].

Хонгодоры, субэтнос бурят, по мнению историков, являются потомками средневековых хонгиратов. История ашибагатов связана с такими родовыми группами как авга и авганар[27], которые ранее входили в число племён, бывших в подчинении потомков Бельгутея, брата Чингисхана[11]. Часть ашибагатов, переселившаяся в Монголию, ныне известна под именем хариад[21]. Западно-бурятские племена сэгэнутов и икинатов имеют ойратское происхождение. Сойоты (иркиты, онхоты, хаасуты) сформировались в результате этнического взаимодействия древних саянских самодийцев с хонгодорами[27]. Хамниганы имеют древнемонгольское киданьское происхождение[38]. В их этногенезе участвовали дауры, буряты, эвенки, а также ряд родов, переселившихся с территории Монголии[39].

Родоплеменные группы андагай, атаган, сартул, сонгол, табангут, узон, хатагин преимущественно представлены в составе селенгинских бурят, этногенез которых происходил во взаимодействии с халха-монгольскими родами. При этом многие селенгинские роды тесно связаны именно с бурятским этногоническим узлом и представляют собой коренное население Бурятии[22]. Андагай, выходцы из Монголии, восходили к древнему племени горлос. Сонголы переселились на территорию Бурятии в конце XVII в. под предводительством чингизида Окин-тайши, потомка Даян-хана[40]. Табангуты родственны монгольскому роду тавнан (тавнангууд)[41]. Узоны (уджиэты)[42] и хатагины входят в число племён, произошедших от потомков Алан-гоа[43]. Атаганы и сартулы, по одной из версий, переселились с территории Монголии. Хотя в отношении обеих родоплеменных групп имеется точка зрения, что они являются коренными жителями территории Бурятии[22].

Потомки смешанных браков бурят с русскими известны как гураны и карымы. В исторических документах и описаниях XVII—XVIII веков буряты именовались как браты или братские люди.

Западные монголыПравить

 
Выступление калмыцкого ансамбля

Западные монголы, также именуемые ойратами (джунгарами), включают в себя следующие этносы: калмыки (вкл. бузавы, сарт-калмыки), алтайские урянхайцы, баатуды, баяты, дербеты, дээд-монголы (верхние монголы), захчины, мянгаты (мингаты), олёты, торгуты (вкл. эркетены), хойты, хотоны, хошуты, цааста-монголы (снеговые монголы), чантуу, чоросы.

После падения Юаньской империи ойраты основали собственное ханство Дурбэн-Ойрат. Существует три основные версии определения понятия «Дурбэн-Ойрат»: 1) четыре союзных племени; 2) союз дурбэнов и ойратов; 3) четыре ойратских тумэна (военные и административные единицы)[44].

Из «Сокровенного сказания монголов» известно, что сыновья Дува-Сохора основали племя дурбэн[45]. В летописи ордосского князя Саган Сэцэна «Эрденин Тобчи» кратко изложено происхождение древних ойратов от 4-х сыновей Дува-Сохора — Доноя, Докшина, Эмнека и Эркэга, ставших родоначальниками 4-х родов древних ойратов — олётов, батутов, хойтов и кэргудов[46]. При этом ряд авторов не поддерживает идею происхождения древних ойратов от Дува-Сохора[47][48]. В число исторических предков ойратов, по Г. О. Авляеву, следует включить не только собственно ойратские племена (олётов, батутов, хойтов и кэргудов), но и остатки древних племён из группы цзубукереитов, меркитов и найманов, ставших этническим субстратом для торгутов и хошутов[49].

Дербеты, по одной из версий, происходят от племени дурбэн, основанного сыновьями Дува-Сохора. А. Очир происхождение аристократического рода чорос возводил к старшему сыну Дува-Сохора — Доною. Баатуды и торгуты, по А. Очиру, являются потомками кешиктенов, личной гвардии великих монгольских ханов. Хошуты входили в число племён, бывших в подчинении потомков Хасара, брата Чингисхана[11]. По мнению Д. Г. Кукеева, хошуты являются потомками уджигитов[50]. Дээд-монголы и цааста-монголы — потомки поданных Гуши-хана, правителя Хошутского ханства[51].

В. П. Санчиров, рассматривая этимологию термина олёт, отмечает, что племенное объединение олётов сформировалось в XV в. под властью выходцев из аристократического рода чорос. В XVII в. олёты, согласно В. П. Санчирову, разделились на джунгаров и дербетов[52]. Потомками джунгаров и носителями старинного этнонима являются калмыцкие зюнгары[53], бурятские зунгары[27], монгольские жонгоор[11]. Один из хошунов Внутренней Монголии носит имя Джунгар-Ци.

На смену союза Дурбэн-Ойрат в дальнейшем пришло Джунгарское ханство. Ушедшие на запад калмыки основали Калмыцкое ханство. В этническом формировании калмыков участвовали торгуты (вкл. эркетены), дербеты, хошуты, хойты, баатуды, чоросы, цохуры и другие родоплеменные группы. Бузавы сформировались за время пребывания калмыков в составе Российского государства. Эркетены были особой социальной прослойкой в калмыцком обществе, наделённой рядом привилегий и льгот[53]. Сарт-калмыки являются представителями ойратского племени олёт[54].

Алтайские урянхайцы представляют собой одну из ветвей древнего племени урянхайцев, потомки которых вошли не только в состав ойратов, но и в состав халха-монголов[11], бурят и других монгольских народов[40]. Урянхайцы наряду с баятами входили в дарлекинскую общность средневековых коренных монголов[11].

Захчины — потомки людей, нёсших караульную службу на восточной и юго-восточной границе Джунгарского ханства. Мянгаты — потомки средневековых мянганов (мянгатов) — племени, образованного вначале как военная единица во времена Чингисхана[11]. Хотоны[21] и чантуу в составе ойратов — потомки омонголившихся тюркских родоплеменных групп[55][56][57].

Южные монголыПравить

Группу южных монголов (увэр-монголов) образуют этносы, преимущественно проживающие на территории Внутренней Монголии: авга, авганары, аоханы, асуты, арухорчины, баарины, горлосы, далаты, дарханы, джалайты, джаруты, дурбэн-хухэты, дурбэты, их-мянганы, монголжины, му-мянганы, найманы, оннигуты, ордосцы, суниты, тумэты, узумчины, ураты, ушины, хангины, харачины, хонгираты, хонхотаны, хорчины, хучиты, хэшигтэны, чахары.

Монголия в конце XVI в. представляла собой раздробленное на мелкие княжества и уделы государство, номинально управляемое династией чингисидов, официально именуемой Северная Юань. В этот период Монголия была разделена на два крыла, по три тумэна в каждом. Западное крыло — Ордос, Юншээбу, Тумэт — управлялось Джинон-нойоном. Восточное — Чахар, Халха, Урянхай — управлялось Великим ханом[58].

Вторая половина XVI в. для Южной Монголии характеризуется как постоянная борьба за власть и зоны влияния. Наиболее сильными и влиятельными были представители аймаков Тумэта и Чахара, прежде всего Алтан-хан Тумэтский (1548—1582), основатель города Хух-Хото, в зону влияния которого попали аймаки к западу от Тумэта, а также Алашань и Куку-Нор, населенные ойратами. Второй фигурой, оказавшей значительное влияние на историю южных монголов во второй половине XVI в., является Тумэн-Дзасагту-хан Чахарский (1557—1592), объединивший вокруг себя восточные аймаки и Куку-Нор[58].

Период окончательной победы Абахая над чахарами (1636 г.)[59] и включения южных монголов в состав маньчжурского государства имеет особенно важное значение в истории монголов, так как именно с этим периодом связано появление такого термина, как Внутренняя Монголия и соответствующего ему административного образования, противопоставленного Внешней Монголии[58].

Во Внутренней Монголии было учреждено 7 сеймов (чуулганов): Чжирим, состоявший из горлосов, хорчинов, джалайтов, дурбэтов; Чахар (чахары); Шилингол (узумчины, суниты, хучиты, абга, абаганары); Уланцаб (тумэты, ураты, муу минганы, халха и дурбэн хуухэд); Ехэ-зуу (ордосцы, хангины, далаты и др.), Зуу-удэ (баарины, джаруты, арухорчины, найманы, хишигтэны, аохан, оннигуты, халха); Джосуту (харчины, тумэты и халха)[58]. Кроме них в состав южных монголов также вошли потомки таких родов, как арулат, асут[11], баргут, баят[58], дархан[11], их-мянган[60], бугунут, бэлгунут, монголжин, тавнан[11], уджиэт, урут, урянхай, ушин, хонгират, хонхотан, юншиэбу и др.[58]

Другие монгольские народыПравить

 
Монгорский фестиваль Надун

Кроме вышеперечисленных народов в самой Монголии проживают монголоязычные цаатаны, а среди монголов КНР также выделяют следующие этносы: баоань, дауры (вкл. гогули), дунсяне, канцзя, монгоры (ту), сычуаньские монголы, шира-югуры. Монголы согво-ариги, проживающие в китайской провинции Цинхай, говорят на тибетском языке. Юньнаньские монголы кацо (каджуо) говорят на языке тибето-бирманской группы.

Дауры совместно с подгруппой гогули (говол) ранее проживали в пределах исторического региона Даурия. В XVII в. после столкновений с русскими казаками переселились на территорию Маньчжурии. Являются потомками киданей[61] и этногенетически родственны хамниганам[39]. Цаатаны сформировались в результате этнического взаимодействия древних саянских самодийцев с тюркскими и монгольскими родоплеменными группами[62].

Баоань в конце XIII — начале XIV вв.[63] начали передвижение в провинцию Цинхай, где поселились, установив тесный контакт с монгорами. Во второй половине XIX в. большая часть баоань переселилась в Ганьсу[64]. Дунсян в Ганьсу, согласно одному из преданий, привел Чингисхан для охраны западных границ его владений[65]. В других источниках их считают потомками части армии Чин­гис­ха­на, раз­гро­мив­шей в 1226 г. тангутское государство Си Ся[66]. Древ­ней­шие пред­ки монгоров — груп­пы сяньби (тогоны), миг­ри­ро­вав­шие из Мань­чжу­рии на юго-за­пад в рай­он оз. Кукунор в начале IV в. во гла­ве с Ту­юй­ху­нем, создавшим го­су­дар­ст­во, на­зван­ное по его име­ни Туюйхунь (Тогон)[67]. По преданию монгоров, нынешние их поселки были образованы как воинские поселения, охраняющие границы империи Юань от нападений со стороны воинственных тибетцев[65]. По культуре и языку баоань и дунсянам близок немногочисленный этнос канцзя[68][69].

Шира-югуры в этногенетическом плане связаны с древними уйгурами[70] и монголами ту­юй­ху­нь[11]. Проживающие в Цинхае согво-ариги, по одним источникам, во времена империи Цин использовались для контроля над землями тибетцев[71]. Согласно другим, они откололись от хошутов, ныне проживающих на территории Хайси-Монголо-Тибетского автономного округа[72]. Сычуаньские монголы и кацо, проживающие в южном Китае, переселились в данный регион во времена Хубилая. Их переселение обусловлено монгольским завоеванием империи Сун и государства Дали[73][74][75].

Старинные монгольские родыПравить

Основу монгольских народов составляет большое количество старинных родов: потомки нирунов и дарлекинов, а также такие роды, как бурут, зайсан, керегут, тавнан, хороо, хурээ, хухэнут, цоохор, юншиэбу и др.

Зайсаны — потомки служилых людей, занимавших должность зайсана при дворе Великих ханов. Тавнаны — потомки аристократического рода, изначально образованного в качестве отборной военной единицы во времена Чингисхана. Первоначальное ядро тавнан составляли пять племён: уруты, мангуты, джалаиры, хонгираты и икиресы. Юншиэбу — потомки служилых людей, ведавших вопросами обслуживания двора Великих ханов со времён монгольской империи Юань. Вышеперечисленные роды имели высокий статус и причислялись к аристократическим родам[11].

Роды хороо, хурээ, хухуйд (хухэнуд), хэрэгуд (керегут), цоохор входили в состав семи северных отоков Халхи, составивших первоначальное ядро современных халха-монголов, и находились во владении сына Даян-хана — Гэрэсэндзэ[11]. При разделении собственности между семью сыновьями Гэрэсэндзэ хэрэгуд отошли к третьему сыну Нухунуху, роды хурээ, хороо и цоохор отошли к четвертому сыну Аминдуралу, род хухуйд отошёл пятому сыну Дараю[18]. Хороо представляли собой обслуживающий персонал, который занимался различными обязанностями в ставках и дворцах монгольских нойонов[11]. Хухуйд являются потомками хранителей синего знамени Чингисхана[11]. Буруты, по А. Очиру, являются потомками енисейских кыргызов[11]. Согласно другой версии, они — потомки монголов, рассеявших кыргызов[76].

Этносы и роды монгольского происхожденияПравить

Моголы, хазарейцы, чараймаки (вкл. джемшиды, фирузкухи, таймани, теймури, аймак-хазара) в Афганистане имеют монгольское происхождение, однако в настоящее время за исключением моголов являются ираноязычными народами. Моголы, проживающие на территории Индийского субконтинента, говорят на урду, хинди и бенгальском языке.

Немалая часть тюркских этносов и родов имеет монгольское происхождение: алшын (вкл. алимулы (каракесек, карасакал, кете, торткара, шекты, шомекей), байулы (адай, алаша, алтын, байбакты, берш, есентемир, жаппас, кызылкурт, маскар, таз, тана, шеркеш, ысык))[77], байлар[78], барын[79], баяндыр (вкл. берендеи), баят[80], гирей, долан, дуван[81], дуваней[82], дулат (вкл. сикым, шымыр)[83], дурмен[84][85], елан[86], жалайыр, калмак, калмаки, катаган (вкл. катаганы[87], шанышкылы), катай, кереи (вкл. абак, балта), кереит, кият[88], кошсы[89][90], кунграт[87], кыпсак[91][92], локай[93][94][95][96], майман, мангыт[87][97][98], минг (вкл. мин (кубоу, суби), минги)[99][100][101][102], оразкелди, сальют, табын (вкл. ирэкте, кесе, кубаляк, табын (племя)), табын (род)[103][104][105], тама[106], тамьян[107], тангаур[108], толенгит[109][110][111], торе, уак[112], уйсун (вкл. албан, ошакты, сиргели, суан[113], шапрашты, ысты)[114][115][116], унгут[117], унлар[118], уран[119], чагатаи[120][121] и др.

Торе[122] и Гиреи являются Чингизидами (потомками Чингисхана)[123]. При этом торе представляют собой один из основных компонентов в составе аксуйеков[124]. К Чингизидам также относятся Арабшахиды, Аштарханиды, Джучиды, Туглуктимуриды, Хулагуиды, Чагатаиды, Шейбаниды, Шибаниды. К барласам восходят Тимуриды и Бабуриды, к джалаирамДжалаириды, к сулдусамЧобаниды.

Многие этнические группы такие, как дашти-кипчакские узбеки[125], кальтатаи[126], киргизы (вкл. кайрылманы[127][128], монгол-киргизы (калмак-киргизы)[129], памирские киргизы, фуюйские киргизы)[127][128], кураминцы[130][131], кырки[132][133], лобнорцы[134][135][136], мусабазари[126], ногаи (вкл. большие ногаи, малые ногаи)[137], огузы[138], юзы сложились в результате сложного этнического взаимодействия тюркских и монгольских племён[132][133].

Кроме этого ряд исследователей высказывал предположения, согласно которым к монголам также восходили такие этносы, как аргын (вкл. каксал, канжыгалы, каракесек, куандык (вкл. алтай-карпык), суйиндык (вкл. айдабол, каржас))[139][140][141], гаогюй (теле)[70], гуен[142], динлин[143], кайтак[83], каракалпак[144][145], кушан[146][147], ногай (вкл. карагаши, крымские ногаи, кубанцы, тюмены, утары, юртовцы)[137], ногай-казах[137] (вкл. уйсын-ногай[137][114]), ойхор[143] (уйгур)[70], осман (оттоман)[83], сельджук (сельджукид)[148], сеяньто[143], таз[149], теленгит, телеу, телеут, тёлёс, тилеу[70], тюрк[150][151][143], усунь[152], хионит[153], хягас (кыргыз[154][127], хакас)[155][154][127], эфталит[156][157] и др.

ИсторияПравить

 
Распространение культуры плиточных могил

Протомонгольские племена, проживавшие в Центральной Азии во II—I тысячелетиях до н. э., создали так называемую культуру плиточных могил[158][159]. В 209 году до н. э. царь Модэ основал государство Хунну (209 год до н. э. — II век н. э.) на Монгольском плато. Монгольские учёные относят Хунну к протомонголам. Согласно ряду исследователей, плиточники, хунну, дунху[160], жун[70], бэйди[161], ашина[151], тугю[143] представляли собой одну монгольскую этническую общность.

Л. Н. Гумилёв пишет о переселении предков хуннов с южной окраины Гоби на северную в Х веке до н. э.[162] Предками хунну считаются племена, входившие в общность сюньюй[160], чуньвэй (шуньвэй)[163], гуйфан[164], сяньюнь[165], жун, шань-жун[160], цюань-жун[164] (цюаньи[166], хуньи[167][168]), бэйди[164] (вкл. байди, чиди)[70].

Сыма Цянь, автор «Ши цзи», самую раннюю историю таких племён, как сюньюй, шань-жун, сяньюнь связывал с периодом правления «Пяти Древних Императоров». Эти племена, по «Ши цзи», существовали уже до времен государей Тхан (Тан Яо) и Юй (Юй Шунь), т. е. не позднее XXIV в. до н. э.[169] Н. Я. Бичурин, в свою очередь, считал, что история монгольских народов началась не позднее XXV в. до н. э.[143] В дальнейшем, согласно сообщению Сыма Цяня, в XVIII веке до н. э. принц павшего царства Ся по имени Шунь-вэй и его подданные ушли в северные степи, встретились там с племенами сюньюй и со временем смешались с ними, приняв кочевой образ жизни[160].

По мнению Сыма Чжэня, племена, которые в эпоху правления Тана (Тан Яо) и Юя (Юй Шунь)[170] назывались шаньжун или сюньюй; в эпоху Ся стали именоваться чуньвэй (шуньвэй), в эпоху Шан-Инь — гуйфан, в эпоху Чжоу — яньюн (сяньюнь), а к эпохе Хань стали известны под общим именем сюнну (хунну)[163]. Жунов и ди (бэйди) шанцы и чжоусцы называли общим именем жунди, а также гуйфан, хуньи, цюаньи, цюаньжун, сюньюй, сяньюн[166], шань-жун[70]. После периода Чжаньго их также называли ху и сюнну (хунну)[166]. Научное обоснование отождествления вышеперечисленных племён дано в трудах Ван Го-вэя[171][167]. Согласно Н. Я. Бичурину, хуньюй, хяньюнь и хунну — три разные названия одному и тому же народу, известному ныне под названием монголов[143].

Известно, что частью бэйди, именуемыми байди (белыми ди), в V в. до н. э. было создано царство Чжуншань, просуществовавшее до начала III в. до н. э.

 
Империя Хунну

Империя Хунну просуществовала с 209 года до н. э. по II век н. э. Потомками хунну были основаны ряд государств: Юэбань (160—490; племя Юэбань), Северная Хань (304—318; династия Лю), Ранняя Чжао (318—329; династия Лю), Поздняя Чжао (319—351; династия Ши из племени цзе), Северная Лян (397—439; династия Цзюйцюй), Ся (407—431; династия Хэлянь). От хуннов, поселившихся в долинах Тарбагатая, ведут своё происхождения племена алты чуб: чуюе, чуми, чумугунь, чубань, шато[172]. Шато стали основателями трёх последовательных династий: Поздняя Тан (923—936; династия Ли), Поздняя Цзинь (936—947; династия Ши), Поздняя Хань (947—950; династия Лю). Потомками северных хуннов также являются племена дулу[173].

Потомками хунну — гуннами, вторгшимися в Европу в 370-х годах, была создана империя гуннов, просуществовавшая до второй половины V века. Страну Гунналанд, известную по древним скандинавским сагам, принято отождествлять с гуннами. В дальнейшем последние осколки гуннов основали Кавказскую Гуннию. К числу потомков кавказских хуннов (гуннов) относят гуенов[142]. Азиатские гунны были известны как хиониты, кидариты и эфталиты[174]. С эфталитами отождествляются кушаны[175], основавшие Кушанское царство, которые в хронике «Белая история» упоминаются как кушанские монголы[176].

 
Империя Сяньби

Империю Хунну сменили потомки дунху — сяньби. Племена сяньби, хунну, цзе, ди, цяны объединялись в китайских источниках под общим именем ху. Самые ранние упоминания о дунху относятся к VII веку до н. э., периоду царствования цзиньского правителя Вэнь-гуна[177][178]. Из протомонгольского союза Дунху выделились ухуань, сяньби, татабы (кумоси). Империя Сяньби просуществовала с 93 г. по 234 г. В дальнейшем из сяньби выделились жужани, основавшие Жужаньский каганат (330—555). Потомками жужаней — аварами, откочевавшими в Центральную Европу, был создан Аварский каганат (562—823).

Потомками сяньби основаны ряд государств: Дуань (250—338; племя Дуань), Юйвэнь (конец III в. — 345), Тогон (284—670; племя Тогон), Западная Цинь (385—431; династия Цифу), Южная Лян (397—414; династия Туфа). Мужунами основаны Ранняя Янь (337—370), Западная Янь (384—394), Поздняя Янь (384—409), Южная Янь (398—410).

Другое ответвление сяньби, тоба (табгачи), основало Дай (310—376), а затем империю Северная Вэй (386—534). Северная Вэй в дальнейшем распалась на Восточную Вэй (534—550) и Западную Вэй (535—556). Восточную Вэй сменило государство Северная Ци (550–577), Западную Вэй — Северная Чжоу (557—581). В дальнейшем Ли Юань, сын Ли Биня, тобасского генерала династии Северная Чжоу, основал династию Тан (618—907). Династия Тан достигла наибольшего рассвета при Ли Шимине.

Потомки древних жунов ди основали Чоучи (II—VI вв.; династия Ян), Чэн-Хань (303—347; династия Ли), Раннюю Цинь (351—394; династия Фу), Позднюю Лян (386—403; династия Люй). В отношении как древних жун-ди, так и самих ди А. С. Шабалов придерживается мнения, что данные народы были монголоязычны[70]. Потомками ди являются современные байма, проживающие в провинциях Ганьсу и Сычуань[179]. От жунов и цюань-жунов происходят современные цяны[180][181] и цзяжуны[182], ныне проживающие преимущественно в провинции Сычуань[183][184]. Древние цяны были основателями государства Поздняя Цинь (384—417; династия Яо)[185].

К потомкам сяньби Л. Н. Гумилёв относил также род ашина и тюркютов (тугю), правивших в Тюркских каганатах (вкл. Восточно-тюркский каганат, Западно-тюркский каганат, Второй тюркский каганат)[186]. По Л. Н. Гумилёву, представители рода ашина правили хазарами[187] («тартар-монголами»)[188][189][190][191][192] в Хазарском каганате[187]. Потомками ашина и тюркютов, как полагают исследователи, были основатели династии Дуло, правившей в Великой Болгарии и Первом Болгарском царстве[193][194].

Потомками одной из ветвей тюркютов стали карлуки, основавшие Карлукский каганат[195][196]. От одной из ветвей карлуков происходят таджикистанские карлуки[197][198]. По одной из версий, потомками карлуков являются караханиды, основавшие Караханидское государство. Согласно другим версиям, они были потомками уйгуров (ойхоров)[199] либо рода ашина[200].

Согласно Н. Я. Бичурину, древние уйгуры (ойхоры), сеяньто[201] и их предшественники чи-ди[202], динлины (дили)[154] и гаогюй имели монгольское происхождение. По его мнению, гаогюй — потомки чи-ди: вначале они прозывались дили; позже прозваны гаогюйскими динлинами и ойхорами[202]. А. С. Шабалов полагает, что племена чи-ди, дили, гаогюй и хойху (ойхор) первоначально говорили на разновидности монгольского языка[203][204].

Древние уйгуры стали основателями Уйгурского каганата, сеяньто — Сеяньтосского каганата. Енисейские кыргызы основали Кыргызский каганат. По мнению Н. Я. Бичурина, древние кыргызы (хягасы, хагасы) имели монгольское[205] или смешанное тюрко-монгольское происхождение[154]. Основавшие Огузскую державу племена огузов также представляли собой смешение некоторых тюркских и древнемонгольских этнических групп[138].

 
Расселение монгольских племен в XXII веках

Одной из северных ветвей сяньби являлись шивэй, предки нирун-монголов и дарлекин-монголов. По соседству с шивэй проживали родственные им племена улохоу, дидоугань и доумолоу. Из шивэй выделились кидани и цзубу[206]. Кидани создали по образцу Срединного государства свою империю Ляо (907—1125; династия Елюй). Ветвь киданей, каракитаи (кара-кидани), создала Каракитайское ханство (1130—1212). Киданями также были созданы государства: Дундань, Поздняя Ляо, Северная Ляо, Восточная Ляо.

От нирун-монгольского племени салджиут, по мнению Э. Блоше и Н. Асима, ведут свое происхождение сельджуки (сельджукиды), правившие в Сельджукской империи, Иракском, Сирийском, Хорасанском, Керманском и Конийском султанатах[148][207].

К западу от шивэй проживали байырку, предки баргутов, и курыканы. В эпоху курыкан возникли две ключевые для бурятского этногенеза общности: булагаты и хори-туматы, в дальнейшем разделившиеся на хори[208] и тумэт[11]. С X века в Западное Прибайкалье начинают проникать значительные группы монголоязычного населения из Центральной Азии. Одной из таких групп была часть племени икирес (эхирит), распространенного в восточной части Монголии. Икиресы, проникнув в Прибайкалье в XI—XII веках сплотили вокруг себя территориальную верхоленскую группу населения[27].

Цзубу являлись потомками шивэй, находившихся на пути создания своего собственного государства[206]. В состав племенного объединения цзубу входили кереиты, найманы, меркиты[209], джалаиры, татары[210][211], баргуты, хонгираты[11], ойраты, дансян (тангуты), онгуты, а также онон-керуленская группа «хамаг-монгол»[206], объединявшая в себе племена нирун-монголов[212]. Ряд исследователей полагает, что во главе цзубу стояли кумоси. После поражений от киданей часть союза цзубу, известные как кимаки или западные кумоси, откочевала на Запад (в район Алтая и Иртыша), где основала Кимакский каганат[213]. С кумоси также отождествляется племя кай[214], откочевавшее совместно с кунами в западные степи[213]. Куны[83] (токсобичи), в свою очередь, отождествляются с татарами[215]. Племя кай (кайи) в русских летописях было известно под именем ковуи[216]. Из племени кайи в последствии выделились османы (оттоманы), правившие в Османской империи[217][218].

Собственные ханства были основаны хамаг-монголами, меркитами, кереитами, найманами, татарами. Страна баргутов, хори-туматов, булагачинов, кэрэмучинов получила наименование Баргуджин-Токум[219]. Население Баргуджин-Токума было известно под общим именем хойин-иргэн[24].

После падения киданьской империи Да Ляо в 30-х годах XII века ведущая роль в Центральной Азии перешла к другим монгольским племенам, которые остались фактически независимыми от империи Цзинь[206][220]. Согласно Л. Н. Гумилёву, общекочевая кличка «цзубу» была в итоге сменена на гордое имя «монгол»[210]. Племена, составлявшие конфедерацию цзубу, в начале XIII века вошли в состав империи Чингисхана[209].

Впервые этноним монголов (мэн-гу, мэн-гу-ли, мэн-ва) встречается в исторических хрониках эпохи Тан (7—10 вв.)[221]. Предположительно, первоначальным местом расселения прамонгольских племён было междуречье рек Аргунь и Онон, откуда в VIII веке они перекочевали в Трёхречье (бассейн рек Онон, Керулен и Туул).[6]:238

Иакинф Бичурин, известный востоковед XIX века, изучив древнюю китайскую хронику, писал, что этноним монгол появился в начале IX в. н. э., а история монгольских народов (протомонголов) начинается не позднее XXV в. до н. э. Также он писал, что древние монголы были известны китайцам на протяжений 20-столетий под разными названиями: хунну, ухуань, сяньби, жужаны, дулга[222], ойхор, сйэяньто, кидань[143].

Хамаг МонголПравить

В XII веке сложилось государственное образование монголов Трёхречья — улус Хамаг Монгол («Все Монголы»). Первым правителем государства хамаг-монголов был Хабул-хан[сн. 1], который объединил, согласно «Сокровенному сказанию монголов», племена нирун-монголов («собственно монголов»), главенствующее положение среди которых занимали роды хиад-борджигинов и тайджиутов[6]:238-239. Помимо этих монголов, существовали племена дарлекин-монголов («монголы вообще»), не входящие в объединение Хамаг Монгол и кочевавшие в областях, соседствующих с Трёхречьем.

Монгольская империяПравить

Основная статья: Монгольская империя
 
Реконструкция воина времён Монгольской империи

В XIII веке монголы под предводительством Чингис-хана и двух поколений его потомков создали самую значительную империю эпохи[223]. При этом племенное разделение было отменено и уступило место делению по тумэнам и родам войск. В результате этнонимы тех монгольских племён, которые играли значительную роль в доимперскую эпоху (например, салджиут), сохранились на окраинах империи, и после распада государства в дополнение к ним появился ряд новых, на основании войсковой принадлежности (например, хэшигтэн, торгоут, хорчин, ар хорчин, баатуд). Значительная часть монголов относит себя к борджигинам — потомкам Чингис-хана и его родственников.

Коренные монголы, вошедшие в состав Монгольской империи, подразделялись на ветви нирун и дарлекин. Нирун-монголы включали в свой состав следующие племена: адаркин, артакан, арулат, баарин, барлас, борджигин, бугунут, будаат, бэлгунут, бэсут, гэнигэс, джадаран, джоуреид, джуркин, дулат, дурбэн, килингут, кингият, кият, мангут, ноёхон, оронар, салджиут, сиджиут, сукан, суканут, сунит, тайджиут, уджиэт, урут, хабтурхас, хатагин, хонхотан, чаншиут, чонос и др. Группу дарлекин-монголов составляли такие племена как баят, горлос, джалаир, икирес, кунклиут, нохос, олхонут, сулдус, урянхай, ушин, харанут, хонгират, элджигин и др.

В состав империи Чингисхана вошли не только коренные монголы, но и все остальные монголоязычные племена региона: баргут, бекрин, булагачин, кереит, кэрэмучин, меркит, найман, ойрат, онгут, тангут, татар, хойин-иргэн, хори-тумат и др.

Во второй половине XIII века начался распад империи на улусы, во главе которых стояли чингизиды. Крупнейшими осколками Великой Монголии стали империя Юань, улус Джучи (Золотая Орда), государство Хулагуидов и Чагатайский улус.

Империя ЮаньПравить

Основная статья: Империя Юань

В конце XIII века внук Чингис-хана Хубилай основал династию Юань со столицами в Пекине и Шанду. После победы над противниками в среде монгольской знати он подчинил себе большую часть территории современной Монголии.

Значительная часть монголов составила высший слой администрации и внутренние войска Китая, наряду с привлечёнными Хубилаем и его наследниками выходцами из других не-китайских народов. Благодаря этому появились такие группы населения, как монголы Юньнань в Южном Китае.

В 1368 году монголы, после междоусобных столкновений монгольской знати, были изгнаны из Китая на север войсками Чжу Юаньчжана, который, захватив Пекин, провозгласил династию Мин.

Монголы в период Малых хановПравить

Основная статья: Северная Юань
Основная статья: Джунгарское ханство

В XIV—XVII веках территорию Монголии делили между собой чингисиды и ойраты — западные монголы, постепенно создавшие сильное Джунгарское ханство.

XVII—XIX векаПравить

В 1640 году состоялся последний общемонгольский съезд, на котором присутствовали и халха-монголы, и ойраты в том числе калмыки.

В 1670—1690-е годы ойратский лидер Галдан-Бошогту, первый в Джунгарии провозгласивший себя ханом, успешно подчинил себе ряд городов на Шёлковом Пути и совершал успешные походы на Центральную Монголию. Князья-чингисиды обратились за помощью к своим союзникам маньчжурам, которые предоставили таковую на условии принятия монголами подданства маньчжурского императора.

В XVII веке земли монгольских народов и сами народы подпали под различную степень зависимости от Китая и России. В империи Цин монголы Внутренней и Внешней Монголии обладали разными правами и потеряли возможность свободного общения, что вызвало сложение отдельных народностей.

XX векПравить

 
Границы Монгольской империи в XIII веке (оранжевый) и область расселения современных монголов (красный)

В 1911 году была провозглашена независимость Внешней Монголии от маньжчурской империи Цин, а после революций в России в составе РСФСР образованы автономные образования населяющих её монгольских народов — Бурят-Монгольская АССР (1923) и Калмыцкая АССР (1935). Для Внутренней Монголии была провозглашена автономия в Китайской Республике, затем (1936—1945) на части её территории при помощи японских милитаристов в ходе войны с Китаем было образовано государство Мэнцзян («монгольские пограничные земли») во главе с князем-борджигином Дэмчигдонровом, прекратившее своё существование после капитуляции Японии во Второй мировой войне. Значительная часть монгольской администрации Мэнцзяна бежала на Тайвань и отчасти в Монголию.

ГенетикаПравить

По данным исследования генетиков 2014 года наиболее распространёнными Y-хромосомными гаплогруппами у монголов являются: C — 56,7 %, O — 19,3 %, N — 11,9 %[224].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

СноскиПравить

  1. 1 2 Первый хан улуса Хамаг Монгол („Все Монголы“) в долине рек Онон, Керулен и Туул в XII век], дед Чингисхана (Тэмужина).

ИсточникиПравить

  1. Population of China according to ethnic group 2010
  2. 2015 POPULATION AND HOUSING BY-CENSUS OF MONGOLIA: NATIONAL REPORT
  3. 1 2 3 4 5 включая бурят, калмыков и монголов
  4. 1 2 3 4 5 Всероссийская перепись населения 2010 года. Официальные итоги с расширенными перечнями по национальному составу населения и по регионам.: см.
  5. Монголы // БРЭ. Т.21. М., 2013.
  6. 1 2 3 Чингисиана: свод свидетельств современников / Пер., сост. и коммент. А. Мелехин. — М.: Эксмо, 2009. — 728 с. — ISBN 978-5-699-32049-3.
  7. История Монголии (2003). Том 2.
  8. Банзаров Д. Собрание сочинений. 2-е доп. изд. — Улан-Удэ, 1997. — С. 95. — 239 с.
  9. Хасдорж Ч. Монгол гэдэг нэрийн тухай. — Улаанбаатар, 1959. — С. 14—19.
  10. Eldengdei Ardajib. Mongγul-un niγuca tobčiyan. Seyiregülül, tayilburi. — Köke qota, 1996. — 526 х.
  11. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 Очир А. Монгольские этнонимы: вопросы происхождения и этнического состава монгольских народов / д.и.н. Э. П. Бакаева, д.и.н. К. В. Орлова. — Элиста: КИГИ РАН, 2016. — 286 с. — ISBN 978-5-903833-93-1.
  12. Пэн Да-я, пер. Линь Кюн-и и Н.Ц. Мункуева. ДОКУМЕНТЫ->МОНГОЛИЯ->ПЭН ДА-Я И СЮЙ ТИН->КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ О ЧЕРНЫХ ТАТАРАХ (1235, 1235-36)->ТЕКСТ. www.vostlit.info. Дата обращения 1 декабря 2018.
  13. 1 2 Зориктуев Б. Р. Происхождение древнемонгольских терминов киян и кият // Вестник БГУ. — 2010. — С. 96—101.
  14. Сравнительный словарь тунгусо-маньчжурских языков: материалы к этимологическому словарю. — Л., 1975. — Т. 1. — С. 525—526, 529—530.
  15. Билэгт Л. О происхождении этнонима «монгол» // Угсаатны судлал. Studia Ethnologica. Tom. XI, fasc. 1—17. — Улаанбаатар, 1997. — С. 28—34.
  16. Рашид ад-Дин. Сборник летописей. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1952.
  17. Ушницкий В. В. Загадка племени меркитов: проблема происхождения и потомства // Вестник Томского государственного университета. История. — 2013. — Вып. 1 (21). — С. 191—195. — ISSN 1998-8613.
  18. 1 2 Насилов А. Д. Восемнадцать степных законов: Памятник монгольского права XVI—XVII вв. СПб. Петербургское востоковедение. 2002. www.vostlit.info. Дата обращения 12 ноября 2018.
  19. Монгол улсын түүх (XVII—XX зууны эхэн). 4-р боть. Улаанбаатар, 2004. 419 х.
  20. Бадамхатан С. Дархад ястны хар дархад, илжигин, хоролмой овгуудын уг гарал, угсаа түүхийн асуудалд // Халх, дархадын этнографийн бүтээл. Улаанбаатар, 1964.
  21. 1 2 3 Нанзатов Б. З. Этнический состав и расселение народов Монгольского Алтая и Прихубсугулья в начале XX века // Известия Иркутского государственного университета. Серия: Геоархеология. Этнология. Антропология. — 2013. — № 2. — С. 138—151.
  22. 1 2 3 Нанзатов Б. З., Содномпилова М. М. Селенгинские буряты в XIX в.: этнический состав и расселение (юго-западный ареал) // Вестник БНЦ СО РАН. — 2019. — № 1 (33). — С. 126—134.
  23. Бураев И. Д., Наделяев В. М., Селютина И. Я. Становление звукового строя бурятского языка. — Новосибирск: Наука. Сибирское отделение, 1987. — С. 9. — 183 с.
  24. 1 2 ФАЗЛАЛЛАХ РАШИД-АД-ДИН->СБОРНИК ЛЕТОПИСЕЙ->ПУБЛИКАЦИЯ 1946-1952 ГГ.->ТОМ I->КНИГА 2->РАЗДЕЛ 1. ЧАСТЬ 3. www.vostlit.info. Дата обращения 22 июня 2019.
  25. Ойн иргэн (монг.). Монголын түүхийн тайлбар толь. mongoltoli.mn. Дата обращения 12 июля 2019.
  26. Народы мира. — ОЛМА Медиа Групп, 2007. — С. 118. — 638 с. — ISBN 9785373010573.
  27. 1 2 3 4 5 6 Нанзатов Б. З. Этногенез западных бурят (VI—XIX вв.). — Иркутск, 2005. — 160 с. — ISBN 5-93219-054-6.
  28. Ксенофонтов Г. В. Ураангхай-сахалар. Очерки по древней истории якутов. Книга 2. — Национальное издательство Республики Саха (Якутия), 1992. — 416 с.
  29. Происхождение аборигенов Сибири и их языков: материалы межвузовской конференции 11-13 мая 1969 г. / А. П. Дульзон. — Издательство Томского университета, 1969. — С. 135. — 242 с.
  30. Бадмаева Р. Д. Бурятский народный костюм. — Бурятское книжное изд-во, 1987. — С. 103. — 141 с.
  31. Маркус С. В. Тува: словарь культуры. — Академический проект, 2006. — С. 99—100. — 830 с. — ISBN 9785902358930.
  32. Гатапов А. С. История племени эхирит полна загадок // Бурятия. — 2002. — № 143.
  33. Балдаев С. П. Родословные легенды и предания бурят. Ч. 1 — Улан-Удэ, 1970.
  34. Зориктуев Б. Р. Об этническом составе населения Западного Забайкалья во второй половине I — первой половине II тысячелетия н. э. // Этническая история народов Южной Сибири и Центральной Азии. — Новосибирск, 1993. — С. 124.
  35. ФАЗЛАЛЛАХ РАШИД-АД-ДИН->СБОРНИК ЛЕТОПИСЕЙ->ПУБЛИКАЦИЯ 1946-1952 ГГ.->ТОМ I->КНИГА 1->РАЗДЕЛ 4. www.vostlit.info. Дата обращения 12 июля 2019.
  36. Бурятские летописи / Сост. Ш. Б. Чимитдоржиев и др. — Улан-Удэ, 1995. — С. 37—38.
  37. Бадмаева Л. Б. Летопись Вандана Юмсунова: памятник письменной культуры бурят XIX в.. — Улан-Удэ: БНЦ СО РАН, 2007. — С. 294. — 394 с. — ISBN 9785792502130.
  38. Д. Г. Дамдинов. Д. Г. Дамдинов — исследователь хамниганского этноса. — Улан-Удэ: Буряад үнэн, 2010. — 140 с.
  39. 1 2 Нанзатов Б. З. Урульгинский котел: взаимодействие дагуров, солонов, монголов, маньчжуров, бурят и эвенков на востоке Бурятии // Вестник БНЦ СО РАН. — 2012. — № 3 (7).
  40. 1 2 Цыдендамбаев Ц. Б. Бурятские исторические хроники и родословные. Историко-лингвистическое исследование. — Улан-Удэ: Бурятское книжное издательство, 1972. — 664 с.
  41. Нанзатов Б. З., Содномпилова М. М. Селенгинские буряты в XIX в.: этнический состав и расселение (юго-восточный ареал) // Вестник БНЦ СО РАН. — 2019. — С. 112—122.
  42. Лубсан Данзан. Алтан Тобчи. Золотое сказание. Перевод Н. П. Шастиной / Румянцев Г. Н. — Москва: Наука, 1973. — 440 с.
  43. Сокровенное сказание монголов. Перевод С. А. Козина.
  44. Хойт С. К. Этническая история ойратских групп. — Элиста, 2015. — 199 с.
  45. Сокровенное сказание монголов. § 11. Перевод С. А. Козина.
  46. Авляев Г. О. Происхождение калмыцкого народа. — Калмыцкое книжное издательство, 2002. — С. 78. — 325 с.
  47. Буяндэлгэр Д. Этническая история баргутов (XV—XVII вв.) // Культурное наследие народов Центральной Азии. Вып. 3: сб. ст. — С. 183—205.
  48. Нанзатов Б. З. Расселение и племенной состав номадов Центральной Азии в предчингисовское и чингисовское время (по данным летописей Рашид ад-Дина) // Монгольская империя и кочевой мир (Мат-лы междунар. науч. конф-ии). Кн. 3. — 2008. — С. 377—443.
  49. Авляев Г. О. Происхождение калмыцкого народа. — Калмыцкое книжное издательство, 2002. — С. 12—13. — 325 с.
  50. Кукеев Д. Г. Уджигиты — предки хошутов // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. — 2008. — № 63-1. — С. 160—162. — ISSN 1992-6464.
  51. Бембеев Е. В., Лиджиев А. Б. О научной экспедиции к кукунорским хошутам КНР (хроника и предварительные результаты) // Полевые исследования. — 2014. — № 2. — С. 102—130.
  52. Санчиров В. П. Об этимологии главных ойратских этнонимов // Гуманитарная наука Юга России: международное и региональное взаимодействие. Мат-лы Междунар. научн. конф.: в 2-х ч. (г. Элиста, 20-23 сентября 2011 г.). Ч. II. — Элиста: КИГИ РАН, 2011. — С. 110—116.
  53. 1 2 Авляев Г. О. Происхождение калмыцкого народа. 2-е изд., перераб. и испр. — Элиста: Калм. кн. изд-во, 2002. — 325 с.
  54. Нанзатов Б.З., Содномпилова М.М. Сарт-калмаки в современном Кыргызстане // Культурное наследие народов Центральной Азии. Вып. 3: сб. ст. — 2012. — С. 28—49.
  55. Перцовский Ю. И. Встреча с заоблачной Монголией. — Москва, Берлин: Директ-Медиа, 2014. — 105 с. — ISBN 978-5-4475-2566-8.
  56. Андраш Рона-Тас. Монголия. Следами номадов. — Москва, Берлин: Директ-Медиа, 2014. — 329 с. — ISBN 978-5-4458-6504-9.
  57. Alan J. K. Sanders. Historical Dictionary of Mongolia. — Scarecrow Press, 2010. — 968 с. — ISBN 978-0810861916. — ISBN 0810861917.
  58. 1 2 3 4 5 6 Нанзатов Б. 3., Содномпилоеа М. М., Балдано М. Н. Монголы Южной Монголии и Северного Китая в позднеминский и раннецинский периоды // Вестник БНЦ СО РАН. — 2015. — № 3 (19). — С. 28—35.
  59. Ермаченко И. С. Политика маньчжурской династии Цин в Южной и Северной Монголии в XVII в. — М.: Наука, 1974. — С. 68 — 196 с.
  60. Тодаева Б. Х. Язык монголов Внутренней Монголии. Очерк диалектов / Г. Д. Санжеев. — Москва: Наука, 1985. — 135 с.
  61. Цыбенов Б. Д. История и культура дауров Китая. Историко-этнографические очерки: монография / Зориктуев Б.Р. — Улан-Удэ: Изд-во ВСГУТУ, 2012. — 252 с. — ISBN 978-5-89230-411-5.
  62. Нанзатов Б. З. Тунгусский и самодийский пласты в этногенезе монгольских народов // Сибирский сборник. Ранняя история народов Сибири. — СПб, 2014. — № 4. — С. 552—561.
  63. Решетов А. М. Баоань. | Этноциклопедия. www.etnosy.ru. Дата обращения 13 июля 2019.
  64. Bonan in China (англ.). Joshua Project. joshuaproject.net. Дата обращения 13 июля 2019.
  65. 1 2 Народы Восточной Азии. Глава X. Монгольские народы. — Москва, Ленинград: Наука, 1965. — 1028 с.
  66. Дунсян • Большая российская энциклопедия — электронная версия. bigenc.ru. Дата обращения 13 июля 2019.
  67. Монгоры • Большая российская энциклопедия — электронная версия. bigenc.ru. Дата обращения 13 июля 2019.
  68. Kangjia (англ.). Ethnologue. Дата обращения 23 октября 2019.
  69. Hans Nugteren. Mongolic Phonology and the Qinghai-Gansu Languages. — Utrecht: LOT, 2011. — С. 20. — 563 с. — ISBN 978-94-6093-070-6.
  70. 1 2 3 4 5 6 7 8 Шабалов А. С. Происхождение уйгуров, ойратов (калмыков) и других телэских племен XVIII в. до н. э. — XIV в. н. э. — Иркутск: Издательство Иркутского государственного технического университета, 2014. — 248 с.
  71. Sogwo Arig in China (англ.). Joshua Project. joshuaproject.net. Дата обращения 13 июля 2019.
  72. Монгольское племя, затерявшееся в Восточном Тибете. asiarussia.ru. Дата обращения 13 июля 2019.
  73. Paul Hattaway. Peoples of the Buddhist World. — William Carey Library, 2004. — 484 с. — ISBN 9780878083619.
  74. Katso in China (англ.). Joshua Project. joshuaproject.net. Дата обращения 13 июля 2019.
  75. Самые южные монголы, живущие на границе Китая и Вьетнама (рус.). Дата обращения 24 октября 2018.
  76. Очерки истории хакасии: с древнейших времен до современности. — Издательство Хакасского государственного университета им. Н. Ф. Катанова, 2008. — С. 202. — 671 с. — ISBN 9785781005420.
  77. Сабитов Ж. М. Алшины (алчи-татары) в истории Поволжья и Приуралья в XIII—XIX веках // Исторические судьбы народов Поволжья и Приуралья. — 2015. — С. 383—393.
  78. Кузеев Р. Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав, история расселения / Т. А. Жданко. — 2-е изд., доп. — Уфа: ДизайнПолиграфСервис, 2010. — С. 309—310. — 560 с. — ISBN 978-5-94423-212-0.
  79. Кузеев Р. Г. Происхождение башкирского народа: этнический состав, история расселения. — Москва: Наука, 1974. — С. 268. — 569 с.
  80. Бабаев С. К., Гузеев Ж. М. К вопросам истории, языка и религии балкарского и карачаевского народов: историко-этнографические очерки. — Эльбрус, 2000. — С. 85. — 246 с.
  81. Янгузин Р. З., Хисамитдинова Ф. Г. Коренные народы России: Башкиры. — Китап, 2007. — С. 71—79. — 350 с.
  82. Кузеев Р. Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав, история расселения / Т. А. Жданко. — 2-е изд., доп. — Уфа: ДизайнПолиграфСервис, 2010. — С. 204—205, 312. — 560 с. — ISBN 978-5-94423-212-0.
  83. 1 2 3 4 Бартольд В. В. Сочинения. Том V. Работы по истории и филологии тюркских и монгольских народов. — Москва: Наука, 1968. — 759 с.
  84. Уразманова Р. К., Чешко С. В. Татары. — Наука, 2001. — С. 121—123. — 582 с.
  85. Учение записки. Том VII. — Элиста: Калмыцкий научно-исследовательский институт языка, литературы и истории, 1969. — С. 6, 20.
  86. Ушницкий В. В. Средневековые кимаки и народ саха // «Кадырбаевские чтения — 2012». Материалы III Международной научной конференции. — Актобе, 2012. — С. 351—355.
  87. 1 2 3 Грум-Гржимайло Г. Е. Западная Монголия и Урянхайский край. — Directmedia, 2013-03-13. — С. 531—533. — 907 с. — ISBN 9785446048205.
  88. Сабитов Ж. М. О происхождении казахских родов сары-уйсун, дулат, албан, суан, ысты, шапрашты, ошакты, сргелы // The Russian Journal of Genetic Genealogy. — 2012. — Т. 4, № 1. — С. 94—98. — ISSN 1920-2997.
  89. Евстигнеев Ю. А. Россия: коренные народы и зарубежные диаспоры (краткий этно-исторический справочник). — Litres, 2008. — 330 с. — ISBN 9785457236653.
  90. Кузеев Р. Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав, история расселения / Т. А. Жданко. — 2-е изд., доп. — Уфа: ДизайнПолиграфСервис, 2010. — С. 205—206. — 560 с. — ISBN 978-5-94423-212-0.
  91. Кузеев Р. Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав, история расселения / Т. А. Жданко. — 2-е изд., доп. — Уфа: ДизайнПолиграфСервис, 2010. — С. 173. — 560 с. — ISBN 978-5-94423-212-0.
  92. Евстигнеев Ю. А. Кыпчаки / половцы / куманы и их потомки. К проблеме этнической преемственности. — Litres, 2013. — 170 с. — ISBN 9785457236646.
  93. Ram Rahul. March of Central Asia. — Indus Publishing, 2000. — С. 22. — 208 с. — ISBN 9788173871092.
  94. Советская этнография. — Изд-во Академии наук СССР, 1952.
  95. Садриддин Айни. Очерк жизни и творчества. — Изд-во Академии наук Таджикской ССР, 1954. — С. 10.
  96. Садриддин Айни. Очерк жизни и творчества. — Изд-во Академии наук Таджикской ССР, 1954. — С. 23.
  97. Греков Б. Д., Якубовский А. Ю. Золотая Орда и еë падение. — Москва: Богородский печатник, 1998. — С. 224. — 368 с. — ISBN 5-89589-005-9.
  98. Очир А. Монгольские этнонимы: вопросы происхождения и этнического состава монгольских народов / д.и.н. Э. П. Бакаева, д.и.н. К. В. Орлова. — Элиста: КИГИ РАН, 2016. — С. 98. — 286 с. — ISBN 978-5-903833-93-1.
  99. Грум-Гржимайло Г. Е. Западная Монголия и Урянхайский край. — Directmedia, 2013-03-13. — С. 534, 711. — 907 с. — ISBN 9785446048205.
  100. Очир А. Монгольские этнонимы: вопросы происхождения и этнического состава монгольских народов / д.и.н. Э. П. Бакаева, д.и.н. К. В. Орлова. — Элиста: КИГИ РАН, 2016. — С. 116. — 286 с. — ISBN 978-5-903833-93-1.
  101. Кузеев Р. Г., Бикбулатов Н. В. Обычаи и культурно-бытовые традиции башкир. — Академия Наук СССР, Башкирский филиал, Ин-т истории, языка и лит-ры, 1980. — С. 14. — 133 с.
  102. Бикбулатов Н. В. Башкирская система родства. — Москва: Наука, 1981. — С. 55, 76, 78. — 121 с.
  103. Кузеев Р. Г., Бикбулатов Н. В. Обычаи и культурно-бытовые традиции башкир. — Академия Наук СССР, Башкирский филиал, Ин-т истории, языка и лит-ры, 1980. — С. 14. — 133 с.
  104. Бикбулатов Н. В. Башкирская система родства. — Москва: Наука, 1981. — С. 55, 78. — 121 с.
  105. Сальманов А. З. Башкирское племенное объединение табын: вопросы формирования / А. В. Псянчин. — Уфа, 2017. — С. 32—33. — 290 с.
  106. Востров В. В., Муканов М. С. Родоплеменной состав и расселение казахов. — Алма-Ата: Наука, 1968. — С. 100. — 255 с.
  107. Кузеев Р. Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав, история расселения / Т. А. Жданко. — 2-е изд., доп. — Уфа: ДизайнПолиграфСервис, 2010. — С. 160—162. — 560 с. — ISBN 978-5-94423-212-0.
  108. Кузеев Р. Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав, история расселения / Т. А. Жданко. — 2-е изд., доп. — Уфа: ДизайнПолиграфСервис, 2010. — С. 135—136. — 560 с. — ISBN 978-5-94423-212-0.
  109. Труды Евразийского общества генетической генеалогии. Генетическая история народов Евразии. — Litres, 2017-09-05. — С. 198. — ISBN 9785040141371.
  110. Кенесарина Н. А. О деятельности Кенесары Хана по царским документам. — "Наш мир", 2001. — С. 181. — 254 с.
  111. Бекмаханов Е. Б. Присоединение Казахстана к России. — Изд-во Академии наук СССР, 1957. — С. 62. — 339 с.
  112. Джаксыбаев С. И. Об этногенезе народа казахского. — Павлодар: ЭКО, 2011. — С. 225, 348. — 372 с. — ISBN 9965-08-567-6.
  113. Востров В. В., Муканов М. С. Родоплеменной состав и расселение казахов: (Конец XIX—начало XX в.). — Наука, 1968. — С. 46. — 256 с.
  114. 1 2 Ирмуханов Б. Б. История Казахстана: опыт теоретико-методологического исследования. — "Наш мир", 2004. — С. 331. — 445 с.
  115. Сабитов Ж. М. Этногенез казахов с точки зрения популяционной генетики // The Russian Journal of Genetic Genealogy. — 2013. — № 1. — С. 29—47.
  116. Жабагин М. К. Анализ связи полиморфизма Y-хромосомы и родоплеменной структуры в казахской популяции / О. П. Балановский. — Москва, 2017. — С. 49—50, 78. — 148 с.
  117. Проблемы этногенеза и этнической культуры тюрко-монгольских народов: сборник научных трудов. — Калмыцкий гос. университет, 2007. — С. 52. — 177 с.
  118. Хамидуллин С. И. Прабашкиры // Проблемы этногенеза и этнической истории башкирского народа. Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 70-летию С. Н. Шитовой. — Уфа: Гилем, 2006. — С. 74—78.
  119. Кузеев Р. Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав, история расселения / Т. А. Жданко. — 2-е изд., доп. — Уфа: ДизайнПолиграфСервис, 2010. — С. 332—333. — 560 с. — ISBN 978-5-94423-212-0.
  120. Краткие Сообщения. Институт этнографии имени Н. Н. Миклухо-Маклая. — 1957.
  121. Советская этнография. — Изд-во Академии наук, 1969. — С. 44.
  122. Труды Евразийского общества генетической генеалогии. Генетическая история народов Евразии. — Litres, 2017. — С. 184. — ISBN 9785040141371.
  123. Стариков Н. В., Беляев Д. П. Россия. Крым. История. — Издательский дом "Питер", 2014. — С. 248. — 256 с. — ISBN 9785496013635.
  124. Пушкарев А. В. Ханы Орды и природные катаклизмы. — WP IPGEB. — С. 70. — 145 с.
  125. Чвырь Л. А. Обряды и верования уйгуров в ХIХ—ХХ вв: очерки народного ислама в Туркестане. — Москва: Восточная литература РАН, 2006. — С. 36. — 286 с. — ISBN 9785020184930.
  126. 1 2 Труды VII Международного конгресса антропологических и этнографических наук / С. П. Толстов. — Москва: Наука, 1970. — С. 112.
  127. 1 2 3 4 Нусупов Ч. Т. Политико-исторические проблемы генезиса идеологии, государственности и культуры кыргызского народа. — Кыргызский государственный национальный университет, 2000. — С. 65. — 295 с.
  128. 1 2 Сафаров Г. И. Проблемы Востока. — Государственное издательство, 1922. — С. 65. — 183 с.
  129. Чертыков М. А. Киргизы-буддисты // Центр Льва Гумилёва. — 2011.
  130. Мусульманская Средняя Азия: традиционализм и XX век. — Москва: РАН, 2004. — С. 25. — 281 с.
  131. Глущенко Е. А. Россия в Средней Азии. Завоевания и преобразования. — Litres, 2017. — 868 с. — ISBN 9785457016545.
  132. 1 2 Арапов Д. Ю., Наливкин В. П., Поляков С. П. Мусульманская Средняя Азия: традиционализм и XX век. — РАН, 2004. — С. 25. — 281 с.
  133. 1 2 Глущенко Е. А. Россия в Средней Азии. Завоевания и преобразования. — Litres, 2017. — 868 с. — ISBN 9785457016545.
  134. Пржевальский Н. М. Четвертое путешествие в Центральной Азии. От Кяхты на истоки Желтой реки, исследование северной окраины Тибета и путь через Лоб-Нор по бассейну Тарима. — СПб., 1888. — С. 362.
  135. Тенишев Э. Р. Еще раз о происхождении лобнорцев // VII Международный конгресс антропологических и этнографических наук (Москва, август, 1964 г.). — М.: Наука, 1964, — С. 7—8.
  136. Юдин В. П. О родоплеменном составе могулов Могулистана и Могулии и их этнических связях с казахами и другими соседними народами // Известия АН Каз. ССР. — 1965. — № 3. — С. 52—65.
  137. 1 2 3 4 Ходарковский М. Степные рубежи России. Как создавалась колониальная империя. 1500—1800. — Новое Литературное Обозрение, 2019. — С. 26. — ISBN 9785444810927.
  138. 1 2 Большая советская энциклопедия. — Государственное научное издательс︣тво, 1954. — С. 513. — ISBN 5846500323. — ISBN 9785846500327.
  139. Тынышпаев М. История, этнография и археология казахского народа. — ЭКО, 2006. — С. 17. — 315 с.
  140. Востров В. В., Муканов М. С. Родоплеменной состав и расселение казахов (конец XIX — начало XX в.). — Алма-Ата: Наука, 1968. — С. 68. — 255 с.
  141. Atwood, Cristopher P. Encyclopedia of Mongolia and the Mongol Empire — New York: Facts on File, 2004 — P. 294.
  142. 1 2 Материалы Республиканской научно-практической конференции «Архивный фонд Республики Дагестан как информационный ресурс общественно-политического, экономического и культурного развития республики». — Комитет Правительства Республики Дагестан по делам архивов, 2008. — С. 98. — 148 с.
  143. 1 2 3 4 5 6 7 8 Бичурин Н. Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. — Москва-Ленинград: Академия наук СССР, 1950.
  144. Мамбетов К. Каракалпакская литература XIV—XVII веков. — Нукус: Изд-во Нукусского госуниверситета, 1981. — 73 с.
  145. Евстигнеев Ю. А. Кыпчаки / половцы / куманы и их потомки. К проблеме этнической преемственности. — Litres, 2017. — ISBN 9785457236646.
  146. Bira Sh. Mongol ba Ėnėtkhėg. — Olon Ulsyn Mongol Sudlalyn Kholboo, 1989. — С. 79. — 358 с.
  147. Неру Д. Взгляд на всемирную историю. Том I. — Москва: Рипол Классик, 1981. — С. 132. — ISBN 9785458376426.
  148. 1 2 Агаджанов С. Г. Очерки истории огузов и туркмен Средней Азии IX—XIII вв. — Рипол Классик. — С. 42. — ISBN 9785517609939.
  149. Кузеев Р. Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав, история расселения / Т. А. Жданко. — 2-е изд., доп. — Уфа: ДизайнПолиграфСервис, 2010. — С. 334. — 560 с. — ISBN 978-5-94423-212-0.
  150. Гумилёв Л. Н. Древние тюрки. XII. Западный каганат. gumilevica.kulichki.net. Дата обращения 8 сентября 2019.
  151. 1 2 Гумилёв Л. Н. Древние тюрки. II. Предки. gumilevica.kulichki.net. Дата обращения 20 ноября 2018.
  152. Кузеев Р. Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав, история расселения / Т. А. Жданко. — 2-е изд., доп. — Уфа: ДизайнПолиграфСервис, 2010. — С. 247—248. — 560 с. — ISBN 978-5-94423-212-0.
  153. Osbert Guy Stanhope Crawford. Antiquity. — Antiquity Publications, 1957. — С. 138.
  154. 1 2 3 4 Бичурин Н. Я. Повествования о Доме хойху // Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. www.vostlit.info. Дата обращения 16 октября 2019.
  155. Уметалиева-Баялиева Ч. Т. Этногенез кыргызов: Музыковедческий аспект. Историко-культурологическое исследование. — Бишкек, 2008. — С. 127. — 288 с.
  156. Рене Груссе. Империя степей: Аттила, Чингисхан, Тамерлан. — "Санат", 2005. — С. 82. — 285 с.
  157. Тер-Мкртичян Л. Х. Армянские источники о Средней Азии. V—VII вв. — Наука, 1979. — С. 49. — 96 с.
  158. Н. Наваан. Бронзовый век Восточной Монголии.
  159. История Монголии. Том I. 2003.
  160. 1 2 3 4 Бембеев Е. В., Команджаев А. Н. Происхождение хунну в свете данных археологии, антропологии и анализа письменных источников. cyberleninka.ru. Дата обращения 5 декабря 2018.
  161. Бембеев В. Ш. Концепция общей природы происхождения тюрко- и монголоязычных народов // Наука. Инновации. Технологии. — 2006. — Вып. 45. — ISSN 2308-4758.
  162. Гумилёв Л. Н. Хунны в Азии и Европе. gumilevica.kulichki.net. Дата обращения 5 декабря 2018.
  163. 1 2 Сыма Цянь. Исторические записки. Том 1. unotices.com. Дата обращения 16 декабря 2018.
  164. 1 2 3 Гомбожапов А. Д. Кочевые цивилизации Центральной Азии в трудах Л. Н. Гумилева. — IMBT, 2009. — 330 с. — ISBN 9785792503335.
  165. Li, Feng (2006). Landscape And Power In Early China. Cambridge University Press. Pages 343-346.
  166. 1 2 3 Фань Вэнь-лань. Древняя история Китая. — Рипол Классик, 2013. — 300 с. — ISBN 9785458243278.
  167. 1 2 Таскин В. С. Материалы по истории сюнну (по китайским источникам) / Думан Л.И. — Москва: Наука, 1968. — 177 с.
  168. Минаев С. С. Исследование Ван Говэя о ранней истории сюнну // Академическое востоковедение в России и странах ближнего зарубежья (2007–2015): Археология, история, культура. — 2015. — С. 390—394.
  169. Сыма Цянь. Исторические записки. Ши цзи. Глава 110. Повествование о Сюнну. www.vostlit.info. Дата обращения 4 июля 2019.
  170. Сюнну, предки гуннов, создатели первой степной империи. www.rulit.me. Дата обращения 23 декабря 2018.
  171. Ван Го-вэй, Гуаньтан цзилинь (Собрание сочинений Ван Го-вэя), т. 1-2, Шанхай, 1930.
  172. Абдырахманов Н. Улуу баян: Кыргыз жана Арий-Тураний калктарынын тарыхынан маалымат наама. — Бийиктик, 2007. — С. 439. — 599 с. — ISBN 9789967133044.
  173. Сальманов А. З. Башкирское племенное объединение табын: вопросы формирования / А. В. Псянчин. — Уфа, 2017. — С. 36—37. — 290 с.
  174. Боталов С. Г. Язык и имена гуннов (относительно одного устоявшегося стереотипа о тюркоязычности гуннов) // Челябинский гуманитарий. — 2010. — № 3 (12). — ISSN 1999-5407.
  175. История Узбекской ССР. Том I. — Изд-во АН УзССР, 1955. — С. 104.
  176. Белая история. — Улан-Удэ: Изд-во Бурятского научного центра СО РАН, 2001. — С. 91. — 198 с.
  177. Сыма Цянь. Исторические записки. Ши цзи. Глава 110. Повествование о Сюнну. Перевод В. С. Таскина. www.vostlit.info. Дата обращения 4 июля 2019.
  178. Watson, Burton. (1993). Records of the Grand Historian by Sima Qian. Translated by Burton Watson. Revised Edition. Columbia University Press. ISBN 0-231-08167-7. P. 132.
  179. Страны и народы Востока. — Москва: Восточная Литература, 2005. — С. 85.
  180. Общество и государство в Китае. — Москва: «Восточная литература» РАН, 2007. — С. 187.
  181. Lillian Lan-ying Tseng. Picturing Heaven in Early China. — Harvard University Press, 2011. — С. 125. — 446 с. — ISBN 9780674060692.
  182. Восточно-Азиатский этнографический сборник. — Изд-во Академии наук СССР, 1961. — С. 88.
  183. Афанасьевский Е. А. Сычуань. — Восточная литература, 1962. — С. 55. — 266 с.
  184. Советская этнография. — Изд-во Академии наук СССР, 1959.
  185. Воробьев М. В. Корея до второй трети VII века: этнос, общество, культура и окружающий мир. — СПб.: Петербургское востоковедение, 1997. — С. 33. — 428 с.
  186. Гумилёв Л. Н. Древние тюрки. — 2003. — С. 13—15. — 575 с. — ISBN 5-306-00313-3.
  187. 1 2 Гумилёв Л. Н. Древняя Русь и Великая степь. II. Мусульманский суперэтнос. gumilevica.kulichki.net. Дата обращения 23 октября 2019.
  188. David Englander. The Jewish Enigma: An Enduring People. — Open University, 1992. — С. 22. — 266 с. — ISBN 978-1-870015-44-8.
  189. T. V. Parasuram. India's Jewish heritage. — Sagar Publications, 1982. — С. 15. — 136 с.
  190. Josephine Kamm. The Hebrew People: A History of the Jews. — McGraw-Hill, 1968. — С. 69. — 224 с.
  191. The Middle East: Abstracts and index. — Northumberland Press, 1994. — 762 с.
  192. Eran Elhaik. The Missing Link of Jewish European Ancestry: Contrasting the Rhineland and the Khazarian Hypotheses // Genome Biology and Evolution. — 2013. — Т. 5, вып. 1. — С. 61—74. — ISSN 1759-6653. — DOI:10.1093/gbe/evs119.
  193. Закиев М. З., Кузьмин-Юманади Я. Ф. Волжские Булгары и их потомки. — ИНСАН, 1993. — С. 40, 101. — 159 с. — ISBN 9785858402657.
  194. Гагин И. А. Волжская Булгария: очерки истории средневековой дипломатии (Х — первая треть ХIII вв.). — Рязанский обл. ин-т развития образования, 2004. — С. 60. — 230 с.
  195. Гумилёв Л. Н. Ритмы Евразии: Эпохи и цивилизации. — Москва: Litres, 2017. — ISBN 9785457073654.
  196. Гумилёв Л. Н. Тысячелетие вогруг Каспия. — ДИ-ДИК, 1998. — С. 263. — 587 с.
  197. Шаниязов К. Ш. Узбеки-карлуки: историко-этнографический очерк. — Наука, 1964. — С. 44. — 193 с.
  198. Труды двадцать пятого Международного конгресса востоковедов: Москва, 9—16 августа 1960 г. / Б. Г. Гафуров. — Издательство восточной литературы, 1962. — С. 186.
  199. Бартольд В. В. Сочинения. Том II. Часть 2. — Москва: Наука, 1964. — С. 288. — 659 с.
  200. Махпиров В. У. Имена далёких предков. Источники формирования и особенности функционирования древнетюркской ономастики. — Алматы: Институт востоковедения. Центр уйгуроведения, 1997. — С. 63. — 302 с. — ISBN 9965-01-085-4.
  201. Ларичев В. Е., Пиков Г. Г. История Железной империи. www.vostlit.info. Дата обращения 16 октября 2019.
  202. 1 2 Бичурин Н. Я. Хойху (Гаогюй) // Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. www.vostlit.info. Дата обращения 16 октября 2019.
  203. Шабалов А. С. Происхождение уйгуров, ойратов (калмыков) и других телэских племен XVIII в. до н. э. — XIV в. н. э. — Иркутск: Издательство Иркутского государственного технического университета, 2014. — С. 8—22. — 248 с.
  204. Шабалов А. С. Происхождение уйгуров, ойратов (калмыков) и других телэских племен XVIII в. до н. э. — XIV в. н. э. — Иркутск: Издательство Иркутского государственного технического университета, 2014. — С. 228—235. — 248 с.
  205. Нусупов Ч. Т. Политико-исторические проблемы генезиса идеологии, государственности и культуры кыргызского народа. — Кыргызский государственный национальный университет, 2000. — С. 65. — 295 с.
  206. 1 2 3 4 Хойт С. К. Кереиты в этногенезе народов Евразии: историография проблемы. — Элиста: Изд-во КГУ, 2008. — 82 с. — ISBN 978-5-91458-044-2.
  207. Агаджанов С. Г. Некоторые проблемы истории огузских племен Средней Азии // Тюркологический сборник. — Москва: Наука, 1970. — С. 192—207.
  208. История Бурятии: в 3 т. Т.1 - Древность и средневековье. — Улан-Удэ: БНЦ СО РАН, 2011. — 328 с. — ISBN 9785-7025-0302-1.
  209. 1 2 Авляев Г. О. Происхождение калмыцкого народа. — Калмыцкое книжное издательство, 2002. — С. 124. — 325 с.
  210. 1 2 Гумилёв Л. Н. Поиски вымышленного царства. gumilevica.kulichki.net. Дата обращения 10 ноября 2018.
  211. Wittfogel K. A. and Feng Hsia-sheng. History of Chinese Society Philadelphia, 1949.
  212. Сокровенное сказание монголов. Великая Яса. — Litres, 2017-09-05. — 758 с. — ISBN 9785457760332.
  213. 1 2 Сабитов Ж. М. К вопросу о происхождении кимаков // Молодой учёный. — 2015. — Май (№ 10 (90)). — С. 961—964.
  214. Ахинжанов С. М. Кыпчаки в истории средневекового Казахстана. — Алматы: Гылым, 1995. — С. 116. — 296 c.
  215. Евстигнеев Ю. А. Современные тюрки: этно-исторический справочник о тюркоязычных народах мира. — 2004. — С. 68. — 150 с.
  216. Преподавание истории в школе. — Педагогика, 2007. — С. 42.
  217. Бартольд В. В. Сочинения. — М.: Наука, 1968. — Т. V: Работы по истории и филологии тюркских и монгольских народов. — С. 406.
  218. Бартольд В. В. Кайи // Сочинения. — М.: Наука, 1968. — Т. V: Работы по истории и филологии тюркских и монгольских народов. — С. 536.
  219. Коновалов П. Б., Цыбикдоржиев Д. В. Исторический Баргуджин-Токум — исконная родина бурятского народа // Известия Иркутского государственного университета. Серия: Геоархеология. Этнология. Антропология. — 2017. — Т. 19. — С. 129—150. — ISSN 2227-2380.
  220. Викторова Л. Л. Монголы. Происхождение народа и истоки культуры. М., 1960.
  221. Монголы — статья из Большой советской энциклопедии
  222. Он пришел к выводу, что народ именуемый в китайских хрониках как «тугюе» 突厥 является монгольским. В хрониках «тугюе» относится к хуннскому народу.
  223. Монголы | монгольская империя
  224. Juhasz et al. New clustering methods for population comparison on paternal lineages. Molecular Genetics and Genomics 290 (2): 767—784, (2014).

ЛитератураПравить

СсылкиПравить