Открыть главное меню

Историческая социология

Историческая социология или социология истории — отрасль социологии, которая сосредоточивает внимание на том, как общества развиваются в истории. Она рассматривает, как социальные структуры, которые обычно воспринимаются как естественные, формируются в результате сложных и длительных социальных процессов. К главным вопросам, которые исследует современная историческая социология относятся: возникновение капитализма, революции и общественные движения, причины возникновения, существования и упадка империй, природа государств и процессы создания государства, социальное неравенство и гендер[1].

Содержание

Возникновение и развитиеПравить

По утверждению Ричарда Лахмана, социология с самого начала создавалась как историческая дисциплина, предметом которой были социальные трансформации, но постепенно социологи все больше начали сосредотачиваться на современном обществе, анализировать отдельные аспекты статического среза общества и пытаться объяснить индивидуальное поведение[2]. Соответственно, современная историческая социология является «способом в пределах самой социологии сохранить верность фундаментальному проекту дисциплины „отцов-основателей“ (Маркса, Вебера, Дюркгейма[3].

В 1920-х — 1950 годах историческая ориентация в социологии почти исчезает[4]. Отдельные исследователи, творчество которых можно отнести к этому направлению (как Карл Поланьи и его фундаментальное исследование «Великая трансформация»), в этот период стояли в стороне от общего развития социологии. Даже труд Норберта Элиаса «О процессе цивилизации» (1939), который позже был признан классическим, в годы своего появления на свет остался почти не замеченным. С середины 1960-х годов началось возрождение и стремительное развитие этого направления в США, что Рэндалл Коллинз впоследствии назвал началом «золотого века макроисторической социологии»[5]. Одной из первых важных работ в этот период стала книга Баррингтона Мура «Социальные истоки диктатуры и демократии» (1966), которая открыла серию произведений, ставших классическими. Благодаря работам Мура, Коллинза, а также Рейнхарда Бендикса, Сеймура Липсета, Чарльза Тилли, Теды Скочпол, Майкла Манна и других, историческая социология стала влиятельным направлением в социологии[6]. «Визитной карточкой» исторической социологии в этот период стало широкое применение сравнительного метода[7]. Работы представителей этой «второй волны» в исторической социологии в значительной мере были реакцией на недостатки теории модернизации, которая слишком упрощала развитие человеческих обществ, они пытались ввести более научный подход и акцентировали внимание на изменениях в социальной структуре[8]. К этой же «волне» в развитии исторической социологии относится возникновение школы мир-системного анализа во главе с Иммануилом Валлерстайном и Джованни Арриги.

В 1990-х годах появилась «третья волна» в исторической социологии. Ее представители (Ричард Лахман[9], Рональд Аминзаде, Элизабет Клеменс, Брайан Дилл и др.) критиковали предшественников за недостаточную историчность их трудов и сосредотачиваются в своих исследованиях на динамике, изменчивости, субъектности исторических актеров и длительных непредсказуемых последствиях их действий[10][11]. Кроме того, они уделяли гораздо больше внимания культуре, чем представители двух предыдущих «волн», и акцентировали о её важности. Эта «волна» в значительной мере была реакцией на успехи гендерных исследований, постколониальной и других теорий, и усиливалась крахом режимов «реального социализма»[12]. Одним из главных сторонников «культурного поворота» в исторической социологии в 1990-х годах был Уильям Сьюэлл (англ.)[13], но уже в 2000 году он заявил, что чрезмерная концентрация внимания на культуре и агентности приводит к забвению основных объективных условий капитализма, как раз тогда, когда он расширил сферу своего влияния и власти в мире, и призвал вернуться к исследованиям социальных структур[14].

В современных американских университетах историческая социология занимает своеобразное место — ею занимается незначительное количество исследователей, но на работы с ней приходится непропорционально большая доля премий за лучшую научную книгу или статью, которые присуждаются Американской социологической ассоциацией[15].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Лахман, 2016, с. 34, 37.
  2. Лахман, 2016, с. 16, 17.
  3. Станислав Гавриленко. Социальный мир как исторический порядок контингентности (Рец. на кн.: Лахман Р. Что такое историческая социология? М., 2016)
  4. Масловский М. Парадигмы современной исторической социологии
  5. Рэндалл Коллинз. Золотой век макроисторической социологии // Время мира, вып 1, 1998, с 72-89.
  6. Кром М. М. Сравнительно-историческая социология // Кром М. М. Введение в историческую компаративистику. — СПб, 2015.
  7. Кром М. Сравнение в истории и исторической социологии: ̣̣общность метода и различие дисциплинарных подходов // «Стены и мосты» — II: междисциплинарные и полидисциплинарные исследования в истории: материалы Международной научной конференции, Москва, Российский государственный гуманитарный университет, 13-14 июня 2013 г. — М.: Академический Проект, 2014. — с. 30
  8. Лахман, 2016, с. 182.
  9. Георгий Дерлугьян Буржуазных революций не бывает! // Ричард Лахман. Капиталисты поневоле: конфликт элит и экономические преобразования в Европе раннего Нового времени / пер. с англ. А. Лазарева. — М. : «Территория будущего», 2010. — с.9.
  10. Савельева И. Историческая социология и социальная история в XXI веке: мосты и переправы // «Стены и мосты»: междисциплинарные подходы в исторических исследованиях: материалы Международной научной конференции, Москва, РГГУ, 13—14 июня 2012 г. — М.:Совпадение, 2012. — с.118-126.
  11. Савельева И. Американская историческая социология об изменчивости и специфичности прошлого // ПостНаука. — 17.12.2014.
  12. Лахман, 2016, с. 181—183.
  13. Татьяна Татарчевская О новом историческом повороте в социологии // Социологическое обозрение. — 2012, Т 11, № 1. — С. 75-83.
  14. Вивек Чиббер. Спасение класса от культурного поворота // Спільне. — 8.01.2018
  15. Лахман, 2016, с. 9.

ЛитератураПравить