Открыть главное меню

Розати, Каролина

(перенаправлено с «Каролина Розати»)

Кароли́на Роза́ти (итал. Carolina Rosati, настоящая фамилия Галлетти (Carolina Galletti), 13 декабря 1826, Болонья — май 1905, Канны) — итальянская балерина, выступавшая в Милане, Лондоне, Париже и Санкт-Петербурге. Особенным успехом пользовалась в балетах «Эсмеральда», «Пахита», «Жизель» и «Корсар» (первая исполнительница партии Медоры, 1856). Лучшей её ролью указывается Амелия в «Фонти»

Каролина Розати
итал. Carolina Rosati
Corsaire -Medora -Carolina Rosati -1856.JPG
Каролина Розати — Медора в «Корсаре», литография 1856 года.
Имя при рождении Carolina Galletti
Дата рождения 13 декабря 1826(1826-12-13)
Место рождения Болонья, Италия
Дата смерти 1905(1905)
Место смерти Канны, Франция
Гражданство  Италия
Профессия артистка балета
Театр Ла Скала,
Парижская опера,
Мариинский театр
Commons-logo.svg Каролина Розати на Викискладе

Содержание

БиографияПравить

Обучалась в Милане, в балетной школе театра «Ла Скала», где её педагогами были А. Торелли и К. Блазис. Выступать на сцене начала с ранней юности. Дебютировала на сцене «Ла Скала» в {год в театре|1846}} году.

В 1847—1848 участвовала в балетных постановках балетмейстера Ж. Перро – «Четыре стихии» Байетти, «Па-де-катр» и «Времена года» Пуни[1].

В 1847—1858 годах (с перерывами) выступала в Лондоне, где участвовала в постановках балетмейстера П. Тальони «Теа, или Фея цветов», «Фьорита», «Прима-балерина», «Зимние развлечения» (все на музыку Ц. Пуни).

В 1853—1859 годах — прима-балерина парижской Оперы. Участвовала в постановках балетмейстера Ж. Мазилье «Жовита, или Охотники на буйволов» и «Фонти» Т. Лабара, «Марко Спада, или Дочь бандита» Д. Обера, «Корсаре» А. Адана (1856). Одной из лучших её работ была признана партия Амелии в «Фонти»[1]; партия Медоры «Корсаре» создавалась для Розати, когда она уже была признанной исполнительницей драматических сцен[2].

В возрасте 36 лет знаменитая балерина была приглашена в Россию. Выступала в Петербурге на сценах императорских театров в 1859—1862 годах. Кроме «Корсара» исполняла главные партии в постановках балетмейстера А. Сен-Леона «Пакеретта» Ф. Бенуа, «Грациелла, или Любовная ссора» Ц. Пуни, «Meтеора, или Падающие звезды» С. Пинто (была второй исполнительницей главной партии после Н. К. Богдановой)[3], в балете Ж. Перро на музыку Ц. Пуни «Газельда, или Цыганы».

 
Каролина Розати в костюме Медоры к балету «Корсар» (Париж, 1856)

Особую роль ей довелось сыграть в истории постановки балета Пуни «Дочь фараона» — и не только потому что постановщик-дебютант М. И. Петипа разработал партию Аспиччии специально для Розати. Позже в своих мемуарах Петипа вспоминал, как он вместе с балериной-бенефицианткой Каролиной Розати добивался у директора Андрея Сабурова постановки первого самостоятельного балета «Дочь фараона».[4] Об этой истории в театральных кругах ходило множество слухов, переросших в анекдоты. Говорили, что в 1862 году балет для бенефиса своей фаворитки Каролины Розати заказал директор императорских театров А. И. Сабуров. И премьера уже была назначена в её бенефис, и уже контракт с ней был подписан. А потом, поостыв к своей пассии, велел довести до сведения Петипа, что нет, мол, у дирекции ни времени, ни денег на столь фундаментальную постановку. Дело кончилось тем, что балерина вместе с начинающим балетмейстером Петипа лично отправилась на квартиру к директору с самого утра; сановник только что встал и встретил нежданных гостей в халате. Растерянный, не успев переодеться, Сабуров сначала принял только Петипа, повторив в который раз, что постановка не состоится, а материальный ущерб будет балерине возмещен. Тогда Петипа предложил начальнику самому сообщить своё решение ожидавшей танцовщице. Та вошла с намерением настаивать на постановке; директор же стоял на своем. В пылу горячих споров халат высокопоставленного чиновника неожиданно распахнулся. Сановник был так смущен этим происшествием, что от смущения деньги на постановку тут же нашёл, а приказ о немедленном начале репетиций был отдан[5][6]. Однако коварная судьба и тут не устояла, чтобы не учинить неприятностей: Сабуров уступил «при условии, что пятиактный балет хореограф сочинит ровно за шесть недель. Наверное, только от безысходности Петипа дал согласие. Да тут же повздорил с композитором, который в приливе гнева уничтожил клавир. Однако Мариус Иванович унынию не поддался и начал ставить без музыки — её потом пришлось «подгонять» под почти готовые танцы. Но этот балетмейстер свято верил, что музыка существует для танцев, а танцы — для балерины...».[5]

Вот в таких экстремальных условиях был рожден балет, ставший впоследствии мировой классикой.

Премьера балета Пуни «Дочь фараона» (либретто Жюля-Анри Вернуа де Сент-Жорж и самого М. Петипа по новелле «Le Roman de la Momie» Теофиля Готье) состоялась 30 января (по старому стилю 18 января) 1862 года [7], в Петербурге, на сцене Большого Каменного театра, и в главной партии блистала, как и предполагалось, Каролина Розати. В истории балета она навсегда осталась одной из лучших исполнительниц этой партии. В премьерном спектакле партию рыбака исполнял Лев Иванов[6], Фараона — Николай Гольц[7]. А партия Конрада стала одной из лучших ролей Мариуса Петипа. Именно ей он и закончил свою балетную карьеру.[2] Так М. Петипа начал балетмейстерскую деятельность. «Дочь фараона» — первый большой балет Петипа, до этого, правда, уже ставившего дивертисменты.

После выступлений в России балерина оставила сцену.

Балетная энциклопедия о Каролине Розати:

 По отзывам современников, Р. соединяла в своём танце грацию, возвышенную поэтичность и страстность. Не владея достаточно сильной техникой, была одарённой мимич. артисткой, её драм. талант высоко ценили Т. Готье, Ж. Жанен, А. А. Плещеев».[1][8] 

Карло Блазис, итальянский танцовщик, хореограф, преподававший когда-то в Миланском училище при театре «Ла Скала», где Каролина Розати была его ученицей, а потом, в середине XIX века балетмейстер императорского московского Большого театра и педагог в 1861–1863 гг. в Московском театральном училище, в своей книге «Танцы вообще. Балетные знаменитости и национальные танцы», изданной в 1864 г., отметил балерину, свою ученицу, посвятив ей в разделе «VIII. Иностранные хореографические звезды» главу под названием: «Каролина Розати (из Болоньи)»[9].

ПризнаниеПравить

Портрет Розати с обозначением года её дебюта (1854, в действительности дебютировала в 1853), написанный Гюставом Буланже по литографии Пинсона, располагается на фризе Танцевального фойе Гранд-Опера среди других двадцати портретов выдающихся танцовщиц Оперы конца XVII — середины XIX веков.

ПримечанияПравить

СсылкиПравить