Открыть главное меню

Михаил Михайлович Клевачев (литературный псевдоним — Михаил Горымов, родился 30 марта 1958 года) — российский писатель, участник Боснийской войны; вместе с Владимиром Власовым в 2007 году был осуждён по делу о подрыве поезда Москва — Грозный в 2005 году.

Михаил Михайлович Клевачев
Михаил Михайлович Клевачев
Прозвище Михаил Горымов
Дата рождения 30 марта 1958(1958-03-30) (61 год)
Место рождения Москва, СССР
Гражданство  Россия
Принадлежность Флаг России Русские добровольческие отряды в Югославии
Работа Мастер ГУП «Гормост»
Преступления
Преступления подрыв поезда Москва — Грозный
Период совершения 12 июня 2005 года
Регион совершения Московская область
Мотив на почве межнациональной ненависти
Дата ареста 30 июня 2005 года
Обвинялся в терроризм, покушение на убийство, незаконное изготовление и хранение взрывчатых веществ
Признан виновным в: по всем перечисленным пунктам
Наказание 19 лет лишения свободы
Статус отбывает наказание

Содержание

БиографияПравить

Боснийская войнаПравить

Окончил Московский станкоинструментальный институт. Проходил срочную службу в советской армии в 1978—1980 годах, рядовой. Работал мастером ГУП «Гормост» и инженером в детском музыкальном театре. Член Московской заставы городовых казаков имени атамана Смолина[1]. По некоторым данным, состоял в партии «Русское национальное единство» Александра Баркашова[2], что отрицается руководством самой партии[3]. Двое детей: сын и дочь[2]. Участник противостояния в Москве осенью 1993 года. Участник трёх войн на территории бывшей Югославии: Боснийской войне (1992—1995), Косовской войне (1999) и конфликте в Македонии (2001)[4]. Во время войны в Боснии Клевачев проходил службу в подразделении разведки вооружённых силах Республики Сербской[5]. Был ранен в глаз[2]. О событиях тех лет Клевачев под псевдонимом «Михаил Горымов» написал книги «Рубеж», «Русские добровольцы в Боснии», «Четвёртое октября» и «Война в Сербии»[5].

Дело о подрыве поезда Москва — ГрозныйПравить

АрестПравить

12 июня 2005 года поезд «Грозный — Москва» следовал по Московской железной дороге. В 153 км от Москвы в 7:10 на путях прогремел взрыв, в результате которого локомотив и шесть вагонов сошли с рельс. Пострадали 42 человека[6]. Прессой выдвигались разные версии об организаторах и исполнителях теракта, в том числе и о связи теракта с покушением на Анатолия Чубайса[7]. 30 июня того же года по подозрению в совершении подрыва были арестованы Владимир Власов и Михаил Клевачев, которых вычислили по тёмно-синему автомобилю ИЖ, подъезжавшему к железной дороге в день теракта (около него был замечен некий человек, говоривший по рации)[6]. В тот же день в доме Власова был проведён обыск и изъята националистическая литература (труды по истории Третьего рейха и агитационная литература Национал-большевистской партии), а также элементы взрывчатого вещества (в том числе пикриновая кислота, которая применяется при изготовлении взрывчатки, 3 кг аммиачной селитры, 1 кг алюминиевой пудры, а также кусок огнепроводного шнура длиной 6 сантиметров)[5][6].

Первая коллегия присяжныхПравить

Суд начался 7 сентября 2006 года с участием коллегии присяжных. Только первое заседание суда прошло в открытом режиме, все последующие проходили в закрытом режиме[5]. Государственным обвинителем на суде был прокурор Московской области Б. Г. Галактионов, защиту подсудимых представляли адвокаты В. Прилепский и Д. А. Наумов (позже — О. Панкратов и И. Еникеев). Судьёй была Т. А. Романова[2]. В качестве алиби Клевачев и Власов сообщили следующее: 11 июня они везли на дачу в Серебряно-Прудском районе Московской области холодильник, а следующим утром ехали на железнодорожную станцию Узуново, однако не доехали. Со слов Власова, их автомобиль заглох, а Клевачев и Власов вернулись на дачу, поскольку все электрически на Москву были отменены. О случившемся теракте оба узнали только на следующий день в Москве, так как ни на даче, ни в машине Власова не было ни радио, ни телевизора. Наличие химических веществ Власов объяснял тем, что является кандидатом химических наук и главой предприятия, перепродающего химические реактивы[6].

По словам некоторых журналистов, Клевачев пытался за время следствия трижды совершить суицид и после второй подобной попытки был отправлен в Институт судебной психиатрии имени В. П. Сербского. Адвокаты уверяли суд в том, что Клевачев является невменяемым и нуждается в психиатрическом лечении[8], однако судмедэксперты признали Клевачева полностью вменяемым[9]. Владимир Власов активно сотрудничал со следствием и давал объяснения, однако вынужден был вскоре подписать чистосердечное признание. Друзья и родные Власова утверждали, что это было сделано под давлением и якобы после угроз его дочерям[6]. Клевачев же сразу отказался давать показания следствию[6].

1 декабря 2006 года коллегия присяжных признала обоих невиновными — 9 присяжных из 12 признали Клевачева невиновным, 11 человек из 12 (по другим данным — все 12) признали Власова невиновным[5][6]. Тем не менее, в тот же день суд не подтвердил приговор и распустил коллегию. Формально это произошло из-за общения заседателей с одним из адвокатов вне зала суда, по другой версии — из-за неграмотного изложения вердикта и 47 нарушений регламента со стороны защиты[6][10]. Сами присяжные критически отнеслись к деятельности судьи Романовой, которая за время суда вывела из первой коллегии четырёх человек по разным предлогам и не была заинтересована в оправдании Клевачева и Власова[11]. Адвокат Прилепский заявлял, что часть улик в деле была подменена, а часть — бесследно исчезла[6].

Вторая коллегия присяжныхПравить

26 декабря 2006 года был набран второй состав присяжных[6]. В защиту Клевачева выступал Владислав Кассин, председатель Союза отечественных добровольцев и знакомый Власова и Клевачева. Он направил открытое письмо члену Общественной палаты А.Н.Ефимову с просьбой вмешаться в судебный процесс, так как уверял, что всё уголовное дело в их отношении было сфальсифицировано и являлось политическим заказом[5]. Со слов Кассина, прокурор оказывал постоянное давление на подсудимых и присяжных, не желая признавать даже возможность вынесения оправдательного вердикта, и призывал не принимать доводы защиты во внимание[5]. В итоге второй состав присяжных вынес обвинительный вердикт обоим с формулировкой «виновны, но заслуживают снисхождения»[5]. Прокуратура потребовала приговорить Власова к 20 годам тюрьмы, а Клевачева — к 22 годам тюрьмы; защита же требовала назначить условный срок обоим исполнителям[12]/ Вскоре Клевачев также признал себя виновным, однако ряд журналистов полагал, что это признание было сделано после пыток и введения в его организм психотропных препаратов, следы использования которых были якобы замечены ещё на первом открытом заседании[5].

ПриговорПравить

10 апреля 2007 года судья Н. В. Валикова вынесла приговор. Михаил Клевачёв был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных:

  • частью 3 статьи 205 УК РФ «Терроризм, совершённый организованной группой, повлекший за собой тяжкие последствия»[2][13]
  • частью 3 статьи 30 УК РФ «Покушение на преступление»[2]
  • пунктами «а», «е», «ж», «л» части 2 статьи 105 УК РФ «Покушение на убийство двух и более лиц, общеопасным способом, организованной группой, по мотиву национальной и религиозной ненависти и вражды»[2][13]
  • частью 3 статьи 222 УК РФ «Незаконные приобретение, перевозка, хранение взрывчатых веществ и взрывных устройств организованной группой»[2][13]
  • частью 1 статьи 30 УК РФ «Приготовление к незаконному изготовлению взрывных устройств»[2]
  • частью 3 статьи 223 УК РФ «Незаконное изготовление взрывчатых веществ и взрывных устройств организованной группой»[2][13]

Московский областной суд приговорил его к 19 годам лишения свободы в колонии строгого режима[2], после обжалования срок отбывания приговора был сокращён на один год (до 18 лет). Наказание отбывает в колонии ИК-6 в посёлке Мелехово (Ковровский район, Владимирская область)[2]. Владимир Власов получил по тем же статьям 18 лет тюрьмы, обоих также обязали выплатить 3,8 млн. рублей страховой компании, которая представляет интересы РЖД[2]. По словам Кассина, судья Валикова Н. В. предлагала присяжным признать подсудимых виновными в обмен на обещание вынести им достаточно мягкий приговор, но в итоге нарушила своё обещание[5].

После вынесения приговораПравить

5 марта 2012 года президент России Дмитрий Медведев поручил генеральному прокурору Юрию Чайке проанализировать законность вынесения приговора 32 гражданам РФ, среди которых был и Михаил Клевачёв[14]. Крайним сроком было назначено 1 апреля[15]. Тем не менее, изменений не поступило.

За время пребывания в колонии Клевачёв направил пять обращений в Верховный Суд РФ, в том числе четыре жалобы и одно ходатайство. Все они остались без удовлетворения[16].

ПримечанияПравить

  1. Жестокий приговор (рус.)
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 СОЮЗ СОЛИДАРНОСТИ С ПОЛИТЗАКЛЮЧЕННЫМИ. Дело о подрыве поезда «Грозный — Москва» (рус.)
  3. Сербский след чеченского поезда (рус.)
  4. Очередная расправа! (рус.)
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Русские политзаключенные Михаил Клевачев и Владимир Власов (рус.)
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 РОСПУСК БЕЗ ОПРАВДАНИЯ (рус.)
  7. Подрыв поезда Москва-Грозный Архивировано 1 ноября 2012 года. (рус.)
  8. Фашистов в России лепят из психов (рус.)
  9. Русскому воину-добровольцу Михаилу Горымову нужна помощь! (рус.)
  10. Десять дел одного года (рус.)
  11. "Надо РАБОТАТЬ с судами присяжных" (рус.)
  12. Суд вынес приговор обвиняемым в подрыве поезда Грозный-Москва (рус.)
  13. 1 2 3 4 Кого просят амнистировать наследники Керенского? (рус.)
  14. Медведев поручил проанализировать законность приговора Ходорковскому (рус.)
  15. Проверить законность приговоров (рус.)
  16. Верховный Суд РФ. Производство по уголовному делу 4-О07-53СП (недоступная ссылка) (рус.)

СсылкиПравить