Кривошеин, Николай Иванович

Николай Иванович Кривошеин (1885, Ржев, Тверская губерния — 5 октября 1936, Москва) — большевик, начальник Минского гарнизона, участник разгона Всебелорусского съезда, депутат Всероссийского учредительного собрания, жертва политических репрессий.

Николай Иванович Кривошеин
белор. Мікалай Іванавіч Крывашэін
Krivoshein 550.jpg
Дата рождения 1885(1885)
Место рождения Ржев
Дата смерти 5 октября 1936(1936-10-05)
Место смерти Москва
Гражданство  Российская империя
 СССР
Род деятельности революционер
Партия большевик

БиографияПравить

По сословному происхождению из мещан. Имел лишь низшее образование. По профессии приказчик. Находился под полицейским надзором с 1905 года, был арестован. Член РСДРП(б).

С 1915 года на Западном фронте вёл революционную агитацию среди солдат. В 1917 году солдат 37-го пехотного запасного полка. С марта 1917 г. — член Минского Совета рабочих и солдатских депутатов, с апреля 1917 член большевистской фракции исполкома Западного фронта 1-го созыва, делегат Первой Северо-Западной областной конференции РСДРП (б). С ноября член временного бюро ВКР Западного фронта, председатель исполкома Совета крестьянских депутатов Минской и Вильнюсской губерний, почетный председатель Мозырского Совета крестьянских депутатов. 26 октября 1917 года назначен начальником Минского гарнизона[1]:20. 26 октября 1917 года расклад сил был не в пользу большевиков, 20 тысячам солдат, поддержавших "Комитет спасения революции", они могли противопоставить лишь 3000 солдат и красногвардейцев. В ответ на ультиматум "Комитета спасения" с требованием передачи ему всей власти большевики при участии Кривошеина решили вступить в переговоры, чтобы оттянуть время[1]:53-54. 2 ноября с подходом пробольшевистских революционных частей Минский совет отозвал своих представителей из "Комитета спасения", а из фронтового комитета вышла большевистская фракция. Большевики, включая Кривошеина, обратились с воззванием "Ко всем солдатам фронта", заканчивающимся словам "Долой фронтовой комитет, да здравствует революционный фронтовой комитет!"[1]:64-65. 25 ноября от имени исполнительного комитета Совета крестьянских депутатов выступил на митинге в Минске в честь заключения мира с Германией[1]:35.

В ночь с 17-го на 18 декабря во время чтения резолюции Всебелорусского съезда в Минске (оно началось в 1 час 15 после полуночи) в зал, где проходило заседание, вместе с большевиком, наркомом внутренних дел Западной области Л. П. Резауским вошёл начальник Минского гарнизона Н. И. Кривошеин и объявил, что он хочет сделать внеочередное официальное. Одновременно было президиуму стало известно, что здание оцеплено войсками, а у всех выходов стоят часовые. Историческая речь Кривошеина сохранилась в стенографическом отчете. Начало выступления не записано, так как его заглушали шум и протесты присутствующих:

 ... Я под видом мягких лайковых перчаток. Под видом мягкой пуховой постели... Я беру очередь. Теперь я приглашаю провокатора, который бы оказал, что мы продаем, кого и когда. Мы великороссы никогда не забываем вас ... Я три часа сплю (голос из публики, - а остальное время пью) и забочусь о вас. Я ни кем не задарен. Мы здесь следим, как уши и глаза. Следим за вами... Унесите светлое и милое... Еще раз говорю: Да здравствуют национальные полки Белоруссии, но те полки как вы говорите... Я готов погибнуть, но если мне скажут, что я изменник то я согласен пострадать. Вам предлагают Раду, которая поведет вас к пуховой постели, цепи на 10-15 лет. А теперь, да здравствуют пролетарские полки. А теперь я распускаю ваше собрание (Председатель лишает его слова)[2]. 

Как выразились члены съезда в своем обращении: "Установить содержание заявления г. Кривошеина Президиуму Съезда не удалось, вследствие того, что г. Кривошеин был в явно не трезвом виде". При этом пришедший с Кривошеиным Резауский неоднократно его прерывал и просил Председателя Съезда лишить его слова, так как "Всебелорусский Съезд объявляется закрытым и Президиум его арестованным". Собственно роль Кривошеина в разгоне Всебелорусского Съезда и свелась к произнесению данной речи, так как дальнейшим (арестом членов Президиума, штурмом баррикад построенных участниками съезда в зале и т. д.) командовал Л. П. Резауский. Всего было арестовано 27 человек[3]

В конце 1917 году избран в Всероссийское учредительное собрание в Минском избирательном округе и от Западного фронта по списку № 9 (большевики). Участвовал в единственном заседании Учредительного собрания в Петрограде 5 января 1918 года[4]. Сведений об участии Кривошеина в разгоне этого исторического заседания нет.

С января 1918 года — заместитель председателя Минского Совета рабочих и солдатских депутатов, с февраля — член штаба Западного фронта.

2 мая 1918 года в Смоленске, куда были эвакуированы Минские советские и большевистские учреждения, начались солдатские волнения. Был арестован ряд руководящих советских и партийных большевистских работников. Губернский военный комиссар Кривошеин вместе с В. З. Соболевым[a] выступил на солдатском митинге и сумел переломить настроение[1]:238. Член смоленского обкома большевиков и губвоенком Кривошеин участвовал в ликвидации мятежа, начавшегося 14 июля 1918 в городе Белом и вызванного арестом большевиками архиепископа Макария[1]:250-251.

С июля 1919 г. на Западном фронте командовал отрядом Красной Армии под Барановичами.

 
Тюремная фотография 1936 года.

С 1926 года начальник отдела Всесоюзной конторы «Союзтекстильшвейторг»[5].

Автор неизданных воспоминаний о революционной деятельности[b].

13 июля 1936 года Ягода направил Сталину протокол допроса И. И. Рейнгольда от 9 июля того же года. Рейнгольд давал следствию исчерпывающие признательные показания. По его словам (или под диктовку следователя) в протоколе допроса появились сведения, что якобы в «троцкистско-зиновьевскую организацию» входили 6 подпольных групп. Одна из них, которой руководил сам Рейнгольд, возникла, якобы, в 1925—1926 годах, а «деятельность её активизировалась» в 1933 году. Она включала «в прошлом работника текстильной промышленности» Н. И. Кривошеина и ещё 5 человек[7][c]. Кривошеин был арестован 11 июля 1936 года, обвинён контр-революционной террористической деятельности, 4 октября 1936 года приговорён Военной коллегией Верховного суда СССР к расстрелу. Похоронен на Донском кладбище в могиле № 1 для «невостребованных прахов»[5].

Реабилитирован Пленумом Верховного Суда СССР 18 июля 1989 года[5].

АдресаПравить

  • 1936 Москва, Арбатская пл., д. 1/3, кв. 28[5].

ЛитератураПравить

КомментарииПравить

  1. В источнике, по-видимому, повторяющаяся опечатка "заме­ститель председателя облискомзапа В. С. Соболев", но именно Василий Захарович Соболев был заместителем председателя Смоленского Совета и членом исполнительного комитета Советов Западной области.
  2. Известно его письмо в Истпарт (институт истории партии), датированное 21 июня 1936 года с благодарностью за гонорар за воспоминания: «100 рублей получил, очень Вас благодарю»[6]
  3. Кроме Н. И. Кривошеина "группа" включала сотрудника "Крестьянской газеты" Михаила Вигилянского, сотрудника Наркомтяжпрома Пыжова, управляющего "Новмасло" Геронимуса, директора хлопковой станции в Азербайджане Мамченко и секретаря Всеукраинской АН Агола. (В показаниях допущен ряд неточностей: М. М. Вигилянский в момент ареста, 15 июля 1936, был сотрудником редакции журнала "Наши достижения"[8], А. М. Пыжев (а не Пыжов) являлся зам. директора комбината "Минусазолото"[9], И. Б. Геронимус был управляющим трестом "Союзлесхимстроймонтаж"[10], генетик И. И. Агол не являлся секретарём Всеукраинской АН, а с 1932 по 1934 был её вице-президентом[11]. Все они были арестованы в том же 1936-м году, некоторые расстреляны в один день с Кривошеиным. Николай Степанович Мамченко 17 января 1935 года решением ЦК КП Таджикистана "за троцкизм" был снят с должности 1-й зам. Наркомзема ТаджССР[12]. Сведения о его дальнейшей судьбе пока найти не удалось.

ПримечанияПравить