Открыть главное меню

Кровавые земли: Европа между Гитлером и Сталиным (англ. Bloodlands: Europe Between Hitler and Stalin) — книга американского историка профессора Йельского университета Тимоти Снайдера, изданная 28 октября 2010 года. В своей книге Снайдер исследует политический, культурный и идеологический контекст, в соответствии с которым режимы Сталина и Гитлера совершили массовое убийство приблизительно 14 миллионов мирных людей между 1933 и 1945 годами. Снайдер отмечает сходство между двумя тоталитарными режимами, а также отмечает благоприятные взаимодействия, которые усилили разрушение и страдания, принесённые мирным жителям. Книга использует многих новых первичных и вторичных источников из Восточной Европы. По подсчётам Снайдера, нацисты были ответственны за примерно в два раза больше убитых мирных жителей, чем сталинский режим. Книга получила множество положительных отзывов (за исключением того, в каком свете в ней представлены евреи[1]  (англ.)) и удостоена многочисленных наград, в том числе в 2013 году получила премию англ. Hannah Arendt Prize for Political Thought. Десятки ведущих мировых изданий, в частности The New York Times, The Economist, Financial Times, признали историческое исследование профессора Йельского университета Тимоти Снайдера книгой 2010 года[2].

Кровавые земли: Европа между Гитлером и Сталиным
Bloodlands: Europe Between Hitler and Stalin
Автор Тимоти Снайдер
Жанр историческое исследование
Язык оригинала английский, русский
Оригинал издан 28 октября 2010
Переводчик Лукия Зурнаджи
Издатель Basic Books
Выпуск 28 октября 2010 года
Страниц 448
ISBN 978-0-465-00239-9, 978-966-8910-97-5

Книга была переведена на двадцать шесть языков. В 2015 году книга была издана и на русском языке в переводе Л. Ю. Зурнаджи в киевском издательстве «Дулиби». Сам автор приехал на презентацию в Киев. Деньги на перевод книги на русский язык выделило Посольство США в Украине.

ОтзывыПравить

Нацисты были далеко не главными виновниками тех бед и страданий, которые выпали на долю народов Восточной Европы в 1930-40 годах. […] Сталин был столь же беспощаден в преследовании своих утопических целей, несмотря на то, что сталинский коммунизм мог отличиться от нацистской теории расового превосходства. В 30-х годах более пяти миллионов были принесены в жертву большевистским планам коллективизации; более 800 тыс. граждан СССР погибли в ходе сталинских «чисток» 1930-40 годов. Во время войны многие малые народности и национальные меньшинства, такие как поляки, немцы Поволжья, крымские татары и другие, были депортированы в нечеловеческих условиях, от чего погибли сотни тысяч.

  • Довид Кац, историк литовского еврейства, отметил, что «Снайдер флиртует с очень неправильной моральной эквивалентностью между Гитлером и Сталиным […] Ни один из этих инцидентов, кроме Холокоста не включал волевое массовое убийство целой расы»[4]
  • Украинский политик, управляющий делами исполнительного аппарата Ровенского областного совета Богдан Сологуб: «Снайдер берет отправной точкой отрицание тождества массовых убийств в Европе и Холокоста как „быстрого индустриального убийства. Холокост — это лишь одна из ужасных трагедий, и газовые камеры — лишь один из страшных эпизодов тогдашней Европы“»[5]
  • Американский независимый журналист, автор двух книг об американской политической системе и работы о городской политике в США Даниэль Лазар[6] критически относится к содержанию книги. В частности, он отмечает, что[7]:
  • «Партизаны — в том числе и бойцы-евреи — представлены как те, кто лишь провоцировал немецкие преступления»;
  • «Здесь нет анализа, а есть горячечная беллетристика. Автор бомбардирует читателя чрезвычайно провокационными высказываниями и идеями, не выдерживающими критики при внимательном рассмотрении»;
  • «Миллионы погибших были „жертвами, так или иначе, обеих систем“. Итак, нацистский и советский режимы составили единую огромную машину убийства. Но как это слияние произошло и как оно работало? Снайдер нигде не говорит об этом»;
  • «Поскольку евреи были представлены в советском репрессивном аппарате непропорционально — Снайдер сообщает нам, что в конце 1930-х гг. около „сорока процентов высших офицеров НКВД в паспортах были указаны как евреи, равно как и более половины генералов НКВД“, — вывод таков, что левые евреи играли ведущую роль в развитии практик, которые затем принесли им гибель в руках ультраправых. Такое утверждение взрывоопасно независимо от того, кто его делает, но особенно опасным оно стало в устах немецкого историка»;
  • «Сталин нападал на кулаков, Гитлер — на евреев, но как первый способствовал второму — Снайдер объяснить решительно отказывается»
  • «„Кровавые земли“ построены так, чтобы убедить публику не только в наличии такой причинно-следственной связи, но и в том, что зачинщиком явился именно Сталин, что утверждали Нольте и Фест»;
  • «Снайдер симпатизирует „главному сопернику“ Юзефа Пилсудского, польскому националисту Роману Дмовскому, отстоявшему независимость Польши на послевоенном Версальском конгрессе, — но при этом забывает упомянуть о его лютом антисемитизме и отметить время его возникновения. В действительности, в Польше с начала 1920-х гг. антисемитизм был куда сильнее, нежели в Германии, и он лишь усиливался в течение всего межвоенного периода; другими словами, он существовал до пакта о ненападении, а не возник сразу после»;
  • «Снайдер пытается обелить „приграничье“ и другими способами. Он пишет, что „антисемиты в Армии Крайовой составляли меньшинство“, а о польских крестьянах, созерцающих проходящие составы с депортированными евреями, говорит, будто „жест, когда палец проводится по горлу, вспоминавшийся немногочисленными выжившими евреями с омерзением, должен был сообщить евреям, что их отправляют на смерть — хотя совершенно не обязательно поляки желали им этого“; поразительное суждение, которое он и не пытается доказать»;
  • «Как бы ни была презрительна Давидович к советскому высшему командованию, она по крайней мере признаёт, что „присоединение к партизанам предлагало евреям из гетто, кроме возможности бороться с немцами шанс выжить в условиях личной независимости“. Снайдер ничего из этого не признаёт. Он полностью порицает партизан»
  • «Автор обвиняет партизан в убийствах евреев. „Хотя партизаны и спасли около тридцати тысяч евреев, неясно, предотвратили или спровоцировали их действия убийство ещё большего количества евреев“, — пишет Снайдер. Как он утверждает, сексуальное насилие среди партизан было широко распространено. Но Фэй Шульман вспоминает всё совсем не так»;
  • «Автор „Кровавых земель“ не упоминает Едвабне, предмет известного доклада Яна Гросса 2001 г., где в июле 1941 г. местные поляки убили около 1500 евреев, загнав их в амбар, который впоследствии был сожжён»;
  • «Снайдер настолько враждебен по отношению к антинацистскому сопротивлению, что даже умудряется сказать нечто недоброжелательное по отношению к Гершелю Гриншпану, отчаянному семнадцатилетнему польско-еврейскому беженцу, убийство которым немецкого дипломата в Париже в 1938 г. дало нацистам повод начать антисемитские погромы, известные как „Хрустальная ночь“. Поступок Гриншпана, пишет Снайдер, был „неудачен сам по себе и неудачен по выбранному времени“, так как он „был совершён 7 ноября, в годовщину большевистской революции“. Но смысл подобной нумерологии не рассмотрен, как и вопрос о том, почему поступок Гриншпана должен рассматриваться как неудачный, а не героический».
  • Американский профессор, доктор философии, специалист по средневековой английской литературе Гровер Ферр написал целую книгу в ответ на книгу Снайдера, названную «КРОВЬ ВРЕТ: Доказательства того, что каждое обвинение выдвинутое против Иосифа Сталина и Советского Союза в Bloodlands Тимоти Снайдера ложное» («BLOOD LIES: The Evidence that Every Accusation against Joseph Stalin and the Soviet Union in Timothy Snyder’s Bloodlands Is False»), в котором он методично проверил все сноски, представленные в качестве доказательств, и критикует их одну за другой. Считает эту свою работу "лучшим доказательством того,что ни одно из обвинений Сталина в преступлениях не состоятельно"[8].

ЛитератураПравить

  • Институт иудаики, Альманах «Егупец», № 14, 2004.

ПримечанияПравить

СсылкиПравить