Открыть главное меню

Филипп Петрович Купчинский (?[1]—1919?) — российский поэт и литератор, военный корреспондент газеты «Русь» в осаждённом Порт-Артуре.

В 1904—1905 годах ещё студентом Санкт-петербургского университета[2] был военным корреспондентом газеты «Русь» на Дальнем Востоке. Был награждён георгиевским крестом; попал в плен к японцам и вернулся в Россию только после окончания русско-японской войны. А. М. Стессель вспоминал о сообщении Б. Тагеева:

…когда он с Купчинским выехал на китайской шаланде из Артура в Инкоу, на пути им на горизонте встретился японский миноносец, который мог их не заметить. Тагеев и бывший с ним унтер-офицер хотел пройти мимо незамеченными, но Купчинский вдруг вскочил и стал махать белым платком миноносцу, после чего последний и взял всех троих в плен.
По донесению Тагеева, Купчинский начал немедленно рассказывать японцам все, что знал о Порт-Артуре, несмотря на то, что его никто и не расспрашивал об этом. Тот же Купчинский, когда был в Японии в плену, вращаясь в кругу пленных офицеров, которые его еще не знали, был посвящен несколькими нашими офицерами в план бегства, которое они хотели устроить.

Купчинский выдал заговорщиков японцам. Все офицеры были арестованы, <…> а Купчинский, едва ли не в знак признательности к нему японцев, был отпущен из плена.

В 1909 году был арестован охранным отделением по обвинению в разглашении государственной тайны и провёл несколько месяцев в тюрьме[3].

Был сотрудником газеты А. А. Суворина «Новь». А. Боровой писал[2]:

«Писатель» он был своеобразный. Умственно ограниченный, малообразованный, притом находившийся всецело под влиянием Суворина, нахватавшийся теософских воззрений и сливший их с идеей необходимости всесторонней и систематической физической культуры, он выработал сумбурнейшую мешанину, которую и преподносил на страницах газеты как философию «нового человека». <…> Пресная жвачка! И, тем не менее, я должен констатировать: он имел успех. Никто из нас не получал такой огромной читательской корреспонденции. Его благоглупости утверждались, развивались, оспаривались. Сотни, может быть, тысячи мещан явно жили этой мутно-самодовольной кашицей.

Акт о сожжении трупа Г. Е. Распутина

После закрытия газеты Купчинский уехал на фронт, начавшейся Первой мировой войны.

В ночь с 10 на 11 марта 1917 года Купчинский организовал уничтожение тела Г. Распутина.

БиблиографияПравить

  • Сочинения. В 2 ч. — СПб.: Комм. скоропечатня Евг. Тиле, 1902. — 297 с.
  • В японской неволе: очерки из жизни рус. пленных в Японии в г. Мацуяса на острове Сикоку. — СПб.: Изд. П. А. Артемьева, 1906. — 268 с.
  • Порт-Артурские «Герои». К процессу генералов Стесселя, Фока, Смирнова, Рейса и др. — М.: Тип. А. П. Поплавского, 1907. — 240 с.
  • «Герои» тыла: (Очерки преступ. деятельности чинов Интендантского ведомства во время Рус.-Яп. войны). — СПб.: «Молодая мысль», 1908. — 344 с.
  • Тоже «герои»: Ген. Меллер — Закомельский и Ренненкампф. (Из недавнего прошлого Забайкалья) // «Былое». — 1908. — № 8. — С. 89—98.
  • Тишина (У Льва Николаевича Толстого) // «Жизнь». — 9 февраля 1909. — № 7.

ПримечанияПравить

  1. Год рождения 1844-й — неверен; в 1914 году, по воспоминаниям А. А. Борового, «он был ещё молод, лет тридцати, не более. Огромный, статный, рыжий, занимавшийся спортом, ежедневно по утрам катавшийся верхом, по внешнему виду, манерам, костюму — он был классическим типом энгишиена».
  2. 1 2 Боровой А. А. Моя жизнь (фрагменты воспоминаний) // Московский журнал. — 2010. — № 10. — С. 34. — ISSN 0868-7110.
  3. Григорий Ефимович Распутин

СсылкиПравить