Открыть главное меню

Кутик, Илья Витальевич

Илья́ Вита́льевич Ку́тик (род. 1 августа 1961, Львов) — русский поэт, эссеист, переводчик поэзии с шведского (Тумас Транстремер), английского (Александр Поп, Честертон, Эзра Паунд), польского (Циприан Норвид) языков.

Илья Витальевич Кутик
Дата рождения 1 августа 1961(1961-08-01) (57 лет)
Место рождения Львов, Украинская ССР, СССР
Гражданство СССР, США
Род деятельности поэт, эссеист, переводчик
Язык произведений русский
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке

Содержание

БиографияПравить

Илья Кутик окончил дневное отделение Литературного института им. Горького в 1982 году. Вместе с А. Давыдовым и Г. Ефремовым участвовал в выпуске первого бесцензурного советского альманаха «Весть», a после — в создании (неудачном) совместного советско-датского издательства под тем же названием. В начале 1990-х, начав выезжать на многочисленные поэтические фестивали, переехал из Москвы в Швецию, в 1995 году поселился в США. Живёт в Чикаго. Илья Кутик — член Шведского ПЕН-клуба и Шведского Союза Писателей. Доктор философии Стокгольмского университета. Профессор Северо-Западного университета (Чикаго). Лауреат Премии журнала «Золотой Век» за 1994 год. Автор предисловия и составитель сетевой двуязычной (русско-американской) антологии русской поэзии: «Русская поэзия: От веток до корней»[1].

Илья Кутик — один из основателей школы метареализма (термин предложил М.Эпштейн) в поэзии конца XX века. (См. также Энциклопедия Британника) Дебютировал в поэзии на рубеже 1970—80-х годов, войдя в круг поэтов, образовавшийся внутри Литературного института и названных вначале, по термину К. Кедрова, метаметафористами: А. Ерёменко, И. Жданов, А. Парщиков. Первая книга стихотворений вышла в 1988 году, в переводе на датский язык. Стихи переведены на 19 иностранных языков.

ТворчествоПравить

Внутри метареализма Эпштейн выделяет особую терминологическую «нишу» для лишь двоих представителей этой школы (или направления), а именно для И. Кутика и А. Парщикова, называя её «презентализмом». По определению Эпштейна, презентализм — «поэзия присутствия», «поэзия настоящего». «Восходя к традициям футуризма с его вкусом к современности, к технической пластике вещей, презентализм лишён его социально-эстетической воинственности и утопизма, обращён не к будущему, а к вечному настоящему, к данности как таковой. Между крайностями поэтического монизма (слияние вещи и смысла) и дуализма (их разобщенность) здесь вырисовывается особый, феноменологический подход к реальности. Презентализм утверждает само присутствие вещи, её видимость, осязаемость и т. п. — как необходимое и достаточное условие её осмысленности. Поэтическое произведение строится как последовательность разных взглядов на вещь, способов её восприятия и описания, которые в совокупности суть проявление её собственной сущности. Вещь есть явленность вещи, как и постулируется в феноменологии. Вещь не соединена с идеей и не противопоставлена ей, а сама по себе есть „идея“, то есть в исконном значении этого слова, „эйдос“, „видимость“ — то, что представляет, „презентирует“ самое себя».

А. Тумольский же, например, видит своеобразие И. Кутика и некоторых других (но не всех) представителей метареализма в том, что они принадлежат «южнорусской школе» как языка, так и мышления в России. В статье, опубликованной в журнале НЛО # 46, 2000, он, в графе персоналии, пишет: «Илья Кутик (Москва, с середины 90-х годов живёт в Швеции) — работает в поэтике метареализма. При этом принципиально (вплоть до организации дискуссий в международном литературном сообществе) придерживается традиций силлабо-тонического рифмованного стиха. Виртуоз версификации. В поэзии Кутика проявляется специфичность взаимоотношений стихосложения (которое отнюдь не „нейтрально“ в образном плане) и поэтики: ритмический канон сдерживает и ограничивает свободу становления поэтической реальности. При внешнем разнообразии (преимущественно современной) тематики в конкретных стихотворениях, через все творчество Кутика скрытой, но сквозной, линией проходит внутренняя полемика с традициями классической поэзии, как русской, так и зарубежной. Эта тематическая установка предопределяет постоянный лирический „диалог“ внутренней и косвенной речи, персонифицируя в такой способ две стороны „лирического героя“ — ту, которая связана с предшествующей традицией, и ту, которая стремится освободиться от неё. Отсюда проистекает присущая стихотворениям поэта своеобразная энергия, динамичность»[2].

ТрудыПравить

ПоэзияПравить

  1. Гражданские войны, или первая часть книги Смерть Трагедии, расположенная второй. Книга стихов
  2. Персидские письма или Вторая часть книги Смерть трагедии, выходящая из первой

ПереводыПравить

Эссе на английском языкеПравить

  • Hieroglyghs of Another World: On Poetry, Swedenborg, and Other Matters. — Evanston: Northwestern University Press, 2000. 148 pp.[3] — ISBN 978-0-8101-1777-8
  • Writing as Exorcism. The Personal Codes of Pushkin, Lermontov, and Gogol. — Evanston: Northwestern University Press, 2005. 176 pp.[4] — ISBN 978-0-8101-2051-8

Эссе на русском языкеПравить

ИнтервьюПравить

ПримечанияПравить

  1. From the Ends to the Beginning: A Bilingual Anthology of Russian Poetry (недоступная ссылка). Дата обращения 10 октября 2018. Архивировано 28 октября 2009 года.
  2. «Футурум АРТ». Авторы «Футурума». Алексей Тумольский
  3. Hieroglyphs of Another World (недоступная ссылка). Northwestern University Press. Дата обращения 6 декабря 2014. Архивировано 15 декабря 2014 года.
  4. Writing as Exorcism (недоступная ссылка). Northwestern University Press. Дата обращения 6 декабря 2014. Архивировано 15 декабря 2014 года.

СсылкиПравить