Открыть главное меню

Александр Николаевич Ламздорф (17 (29) марта 1835, Санкт-Петербург, — 14 (27) ноября 1902, Ашитково) — действительный статский советник, гофмейстер, президент Московской дворцовой конторы.

Александр Николаевич Ламздорф
Портрет
Дата рождения 17 (29) марта 1835
Место рождения Санкт-Петербург
Дата смерти 14 (27) ноября 1902 (67 лет)
Место смерти Ашитково
Подданство  Российская империя
Награды и премии
RUS Imperial Order of Saint Alexander Nevsky ribbon.svg Орден Белого орла RUS Imperial Order of Saint Vladimir ribbon.svg RUS Imperial Order of Saint Vladimir ribbon.svg
Орден Святой Анны I степени RUS Imperial Order of Saint Stanislaus ribbon.svg Орден Святого Станислава III степени

Содержание

БиографияПравить

Происходил из дворян Курляндской губернии. Отец — генерал-лейтенант, директор Лесного департамента Николай Матвеевич Ламздорф. Мать — Александра Романовна, урождённая фон Рённе. Дед по линии отца — член Государственного совета Российской империи Матвей Иванович Ламздорф.

Воспитывался в Пажеском корпусе, откуда из камер-пажей 13 августа 1853 года произведен в корнеты кавалергардского полка. С 6 мая 1855 года по 24 марта 1861 года заведовал школой кантонистов. В 1855 году произведен в поручики, а в 1859 году в штабс-ротмистры. Состоял полковым ктитором.

24 марта 1861 года причислен к миссии в Штутгарте и произведен в ротмистры. 26 июля 1863 года назначен ординарцем к начальнику штаба гвардейского корпуса и 30 августа того же года уволен от службы для определения к статским делам, с переименованием в надворные советники. В 1870 году назначен почетным опекуном, затем пожалован гофмейстером.

С 1869 по 1872 год был членом Попечительского совета заведений общественного призрения в Санкт-Петербурге, попечителем исправительного заведения[1]. В 1872—1881 годах был начальником Дворцового управления в Москве. Последние годы жизни проживал в подмосковном имении Ашитково, где много занимался устройством лесного и сельского хозяйства.

 
А. И. Ламздорф с детьми и сестрой Марией

Скончался 14 февраля 1902 года и был похоронен на кладбище Новодевичьего монастыря в Петербурге[2]. Граф С. Д. Шереметев писал о нем[3]:

  В Ламсдорфе было какое-то ходульное величие и рядом с этим много смешных сторон. Так, на берегу Женевского озера учился он декламации, находя это нужным для своей дальнейшей карьеры. В ранней молодости, ещё в полку, он попал в кружок почитателей А. Н. Муравьёва, но за границей он завел дружбу с мыслителем Навилем и, сохраняя внешнюю связь с православием, духом и стремлениями был вполне протестант. Русский лоск ему был нужен для успеха, он прикидывался ультраправославным и москвичом, а в душе своей ненавидел всё истинно русское. В то время легко было морочить людей и нужно отдать справедливость Ламздорфу: он морочил долго, и морочил многих. В этом человеке под личиною религии и высоких стремлений кроется беспощадная посредственность карьериста школы Бирона. Такие люди процветали при императрице Анне. 

СемьяПравить

 
Мария Ивановна Ламздорф на портрете Ф. Винтерхальтера (1859)

Жена (с 14.04.1857) — троюродная сестра Мария Ивановна Бек (03.01.1839—09.05.1866), дочь княгини Марии Вяземской от первого брака с И. А. Беком. Оба супруга были молоды, когда состоялась их свадьба. Переговоры об их браке тянулись долго. Княгиня Вяземская была против замужества дочери и дала своё согласие только через год. По свидетельствам современников, супружество, вначале такое желанное, позднее не было счастливым. Мария Ивановна была женщина поэтичная и восторженная, муж же человек чопорный и тиран, мечтавший перевоспитать свою жену. Сначала она переносила все терпеливо, но потом терпение её кончилось; разлад был полный и безнадежный. Почти всё время она жила одна за границей.

По словам графа С. Д. Шереметева, от деда своего Мери Ламздорф унаследовала большое состояние, была прелестна и в поклонниках у неё не было недостатка. Она была умной, чуткой, все понимающей и любящей, олицетворяя собой жизнь, бьющейся со всех сторон и сообщающей себя всему и всем[4]. Была предметом поздней любви князя П. А. Вяземского, они дружили и он посвящал ей любовные стихи. Болезнь графини (гнилокровие)[5] развивалась стремительно и быстро и тем не менее при ней не было ни одного врача, кроме одной аферистки, некой «маркизы», которая вкралась к ней в доверие. Её смерть в Женеве, на двадцать седьмом году, была тяжелым ударом для всех. Свое огромное горе Вяземский выльет в сборнике стихов «Памяти графини М. И. Ламздорф». Муж, зная о болезни жены, приехал только после её смерти. Похоронена на кладбище Новодевичьего монастыря в Петербурге. Дети:

  • Мария (15.05.1858—1920), с 1895 года замужем за графом Михаилом Аполлинариевичем Бутенёвым-Хрептовичем (ум. 1897).
  • Николай (31.12.1859, Штутгарт—1906), егермейстер, в 1895-1902 заведовал канцелярией императрицы Александры Федоровны.
  • Павел (20.12.1860, Штутгарт—1885)
  • Дмитрий (14.10.1862, Штутгарт— ?), камер-юнкер.

ПримечанияПравить

  1. Ордин К. Приложения // Попечительский совет заведений общественного призрения в С.-Петербурге. Очерк деятельности за пятьдесят лет 1828—1878. — СПб.: Типография второго отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1878. — С. 7. — 595 с.
  2. Ламздорф, граф Александр Николаевич // Петербургский некрополь / Сост. В. И. Саитов. — СПб.: Типография М. М. Стасюлевича, 1912. — Т. 2 (Д—Л). — С. 599.
  3. Мемуары графа С. Д. Шереметева /Федеральная архивная служба России. — М.: Издательство «Индрик», 2001.
  4. Е. А. Нарышкина. Мои воспоминания. Под властью трех царей. — М.: Новое литературное обозрение, 2014. — 688 с.
  5. ЦГИА СПб. ф.19. оп.123. д.22. с. 66.

ИсточникиПравить