Линия соприкосновения Нагорного Карабаха

Линия соприкосновения (арм. շփման գիծ, špʿman gic, азерб. təmas xətti) разделяет армянские силы (а именно Армию обороны Нагорного Карабаха) и Вооруженные силы Азербайджана в нагорно-карабахском конфликте. Она был сформирована после прекращения огня в мае 1994 г., положившего конец Карабахской войне (1988-94)[1]. Горный хребет Муровдаг (Мрав) является северной частью линии соприкосновения и по сути является естественной границей между двумя силами[2][3]. Длина линии соприкосновения составляет от 180 километров (110 миль)[4] до 200 километров (120 миль).[5]. В связи с началом войны в Нагорном Карабахе 2020 года линия соприкосновения была ликвидирована и, таким образом, больше не существует.

Положение на середину сентября 2020 года: линия соприкосновения Нагорного Карабаха выделена красным цветом, с, в значительной степени, неохраняемым горным хребтом Муровдаг на севере.

ТерминологияПравить

Термин «Линия соприкосновения» широко используется в официальных документах и заявлениях, в том числе Минской группы ОБСЕ[6].

Некоторые армянские аналитики, в том числе Ара Папян, призывают армянскую сторону избегать термина «линия соприкосновения», вместо этого называя ее «государственной границей» между Арцахом и Азербайджаном[7][8]. Независимый журналист и писатель Татул Акопян называет ее государственной границей Азербайджана и Арцаха и отмечает, что в международном лексиконе она называется «линией соприкосновения»[9].

В Азербайджане «линию соприкосновения» часто называют «линией оккупации» в соответствии с обозначением Нагорного Карабаха как оккупированной территории[10].

ОписаниеПравить

По словам Томаса де Ваала, линия соприкосновения сразу после прекращения огня представляла собой «относительно тихую зону с колючей проволокой и легковооружёнными солдатами, сидящими в окопах». После прекращения огня оставалась также относительно большая нейтральная зона, ширина которой в некоторых местах составляла несколько километров. Она была уменьшена до нескольких сотен метров на большинстве участков линии соприкосновения из-за передислокации азербайджанских войск в бывшую нейтральную зону[11]. Для сравнения, в 2016 году по обе стороны от сильно милитаризованной линии соприкосновения находилось около 20 000 человек[12]. После прекращения огня линия соприкосновения стала сильно милитаризованной, укрепленной и заминированной нейтральной полосой и буферной зоной окопов[1][13][14]. По словам де Ваала, это «самая милитаризованная зона в обширной Европе»[15], и одна из трех самых милитаризованных зон в мире (наряду с Кашмиром и Кореей)[5]. Окопы на линии соприкосновения часто сравнивают с окопами Первой мировой войны[5][16][17].

Линию соприкосновения регулярно наблюдает группа из шести наблюдателей ОБСЕ во главе с Анджеем Каспшиком из Польши[18]. Перестрелки происходят практически ежедневно[19]. В различных случаях имели место серьезные нарушения режима прекращения огня[20], обычно характеризовавшиеся низкой интенсивностью боевых действий.[21] Серьёзные боевые действия произошли в апреле 2016 года[22], когда впервые после прекращения огня линия соприкосновения была сдвинута, хотя и незначительно[23]. По словам Лоуренса Броерса из Chatham House, «хотя участки территории перешли из рук в руки впервые с 1994 года, мало что из стратегического значения изменилось на местах»[24]. Столкновения 2016 года также стали первым случаем после прекращения огня 1994 года, когда была применена тяжелая артиллерия[25], в то время как в нагорно-карабахском конфликте 2020 года применялась тяжелая артиллерия, бронетранспортеры и беспилотные летательные аппараты. 9 октября 2020 года, когда президент Ильхам Алиев обратился к народу, он заявил: «Нет статуса-кво. Нет линии соприкосновения. Мы её разрушили»[26].

ВлияниеПравить

По мнению Колосова и Зотовой (2020), «размещение воинских частей вдоль линии разделения, особый режим приграничной зоны с обеих сторон, постоянные стычки и разрушения во время войны и сразу после нее ряда городов и других поселений превратили приграничные территории в экономическую пустыню»[27].

По данным Международной кризисной группы, все 150 000 карабахских армян «находятся в пределах досягаемости азербайджанских ракет и артиллерийских снарядов», в то время как примерно вдвое больше азербайджанцев (300 000) «проживают в 15-километровой зоне вдоль азербайджанской стороны линии соприкосновения»[28].

Рекомендации по путешествиямПравить

  •   США: «В нагорно-карабахском конфликте продолжают иметь место жертвы. Периодическая стрельба и эпизодическое использование артиллерийских систем, включая наземные мины и минометы, ежегодно приводят к гибели и ранениям. Избегайте дорог вблизи „линии соприкосновения“ и дорог возле международной границы между Арменией и Азербайджаном»[29].
  •   Великобритания: «Спор вокруг Нагорного Карабаха остается неурегулированным. Консульская поддержка недоступна в Нагорно-Карабахском регионе. Хотя с мая 1994 года действует режим прекращения огня, границы между Арменией и Азербайджаном и азербайджанская территория, оккупированная армянскими силами, закрыты. Между сторонами нет миротворческих сил. Регулярные перестрелки снайперов и несколько стычек. Приграничные районы между Арменией и Азербайджаном также содержат мины и неразорвавшиеся боеприпасы. Любые иностранцы, выезжающие в пределах 5 км от этих границ, могут быть остановлены полицией или военными»[30].
  •   Австралия: «Регулярные вооруженные столкновения происходят в буферной зоне между закрытой армяно-азербайджанской границей и линией прекращения огня. Конфликт возникает также в спорном анклаве Нагорного Карабаха и окружающей его военной зоне. На всех этих территориях есть немаркированные мины. Если, несмотря на наши советы, вы поедете в эти районы, обратитесь за профессиональной консультацией по безопасности»[31].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Smolnik, Franziska. Secessionist Rule: Protracted Conflict and Configurations of Non-state Authority. — Campus Verlag, 2016. — P. 12. — ISBN 9783593506296.
  2. David Simonyan: Surrender of territories to Azerbaijan: Consequences for Armenia and Nagorno-Karabakh. Noravank Foundation (21 April 2009). — «the northern flank – by the hard-to-access Mrav mountain range». Архивировано 28 ноября 2019 года.
  3. Արցախի տարածքն անբաժանելի է (арм.), Hayastani Hanrapetutyun (16 May 2014). Архивировано 28 ноября 2019 года. «բնական սահմաններ հասցնելու համար, որը հյուսիսում Մռավի լեռնաշղթան է, իսկ հարավում՝ Արաքս գետը».
  4. Freizer, Sabine (2014). “Twenty years after the Nagorny Karabakh ceasefire: an opportunity to move towards more inclusive conflict resolution”. Caucasus Survey. 1 (2): 2. DOI:10.1080/23761199.2014.11417295.
  5. 1 2 3 The Two NKs, Carnegie Moscow Center (24 July 2013). Архивировано 28 ноября 2019 года.
  6. Statement by the Co-Chairs of the OSCE Minsk Group on the Twentieth Anniversary of the Ceasefire Agreement. osce.org (11 May 2014). — «...the perpetual threat of escalating violence along the international border and the Line of Contact...». Архивировано 27 марта 2017 года.
  7. Ոչ թե շփման գիծ, այլ սահման (арм.), a1plus (9 March 2011).
  8. Ոչ թե շփման գիծ, այլ՝ պետական սահման (арм.), Hayastani Hanrapetutyun (26 July 2012).
  9. Հայաստան-Ադրբեջան սահմաններն ու "սահմանադռները" (арм.). CivilNet (11 January 2018).
  10. Results of the Armenian aggression. ccla.lu. Chamber Of Commerce Luxembourg-Azerbaijan. Архивировано 26 августа 2019 года.
  11. Emil Sanamyan: Nakhichevan Remains the Quietest Stretch of Armenian-Azerbaijani Frontline, civilnet.am (24 March 2018). Архивировано 28 ноября 2019 года.
  12. Dangerous Days in Karabakh, Carnegie Moscow Center (2 April 2016). Архивировано 28 ноября 2019 года.
  13. Armenia warns Nagorno-Karabakh clashes could turn into all-out war, Reuters (4 April 2016). Архивировано 28 марта 2019 года.
  14. Eight Things You Need to Know About Nagorno-Karabakh Conflict. Eurasian Research and Analysis (ERA) Institute (11 May 2016). Архивировано 28 февраля 2019 года.
  15. Nagorno-Karabakh's cocktail of conflict explodes again, BBC News (3 April 2016). Архивировано 28 марта 2019 года.
  16. Here are the 5 things you need to know about the deadly fighting in Nagorno Karabakh, The Washington Post (6 April 2016).
  17. Lynch, Dov (2001). “Frozen Conflicts”. The World Today. 57 (8/9): 36—38. JSTOR 40476575. The 'line of contact' between Azeri and Armenian forces is a trench system reminiscent of World War One.
  18. Nagorno-Karabakh: Trying to Separate Fact from Fiction, EurasiaNet (8 April 2016). Архивировано 8 февраля 2019 года.
  19. EU and Nagorno-Karabakh: a 'better than nothing' approach, EUobserver (15 March 2011).
  20. Lynch, Dov. Engaging Eurasia's Separatist States: Unresolved Conflicts and de Facto States. — United States Institute of Peace, 2004. — «The line of contact between Azerbaijani and Armenian forces is a well-defined trench system, which experiences only occasional violations of the cease-fire regime.». — ISBN 9781929223541.
  21. The conflict in Nagorno-Karabakh, The Economist (15 April 2016). «But despite the ceasefire, low-scale fighting continued along the line of contact.».
  22. Nagorno-Karabakh violence: Worst clashes in decades kill dozens, BBC News (3 April 2016). Архивировано 25 октября 2019 года.
  23. Simão, Licínia (June 2016). “The Nagorno-Karabakh redux” (PDF). European Union Institute for Security Studies: 2. DOI:10.2815/58373. ISSN 2315-1129. For the first time since the 1990s, Azerbaijani forces managed to regain control of small parts of the territory surrounding Karabakh – the first time the Line of Contact has shifted. Although these changes do not significantly alter the parties’ military predicament on the ground...
  24. The Nagorny Karabakh Conflict: Defaulting to War. chathamhouse.org (July 2016).
  25. Fighting Between Azerbaijan and Armenia Flares Up in Nagorno-Karabakh, The New York Times (2 April 2016). «The separatist government of Nagorno-Karabakh, whose principal backers are Armenia and Armenian diaspora groups in Southern California and elsewhere, characterized the fighting as the first time since 1994 that all types of heavy weaponry were being used along the front line.».
  26. https://azertag.az/en/xeber/President_Ilham_Aliyev_addressed_the_nation_VIDEO-1608897
  27. Kolosov, Vladimir A.; Zotova, Maria V. (2020). “Multiple borders of Nagorno-Karabakh”. Geography, Environment, Sustainability. 13: 88. DOI:10.24057/2071-9388-2020-04.
  28. Armenia’s Change of Leadership Adds Uncertainty over Nagorno-Karabakh. International Crisis Group (19 July 2019). Архивировано 26 июля 2019 года.
  29. Armenia Travel Advisory. travel.state.gov. Bureau of Consular Affairs, United States Department of State. Архивировано 7 августа 2020 года.
  30. Foreign travel advice: Armenia. gov.uk. Архивировано 6 апреля 2020 года.
  31. Armenia, smartraveller.gov.au. Архивировано 8 июня 2020 года.