Литовско-латвийская граница

Литовско-латвийская граница — государственная граница между Литовской Республикой и Латвийской Республикой. Протяженность границы — 588 км.

Пограничный столб на литовско-латвийской границе
Литовский пограничный знак на литовско-латвийской границы в районе населенного пункта Шальнайчяй

Начинается от тройного стыка границ с Беларусью на востоке недалеко от озера Дрисвяты и тянется до морского побережья Балтийского моря, где заканчивается между Палангой и Руцавой.

Современная линия границы существует с 1921 года и была установлена после ряда стычек и конфронтации между вновь созданными независимыми государствами, в центре которой были спорные территории Илукстского уезда, Паланги и железнодорожного узла в Мажейкяе[1]. После начала Второй мировой войны и присоединения Виленского края к Литве граница увеличилась на 18 км.

Государственная граница восстановилась после распада СССР в 1991 году.

Договор о морской границе, по состоянию на 2018 год, подписан, но не ратифицирован.[2]

Обе страны входят в Шенгенскую зону, поэтому пограничный контроль не проводится и пересекать границу можно в любом месте.

Историческая основа

править

7 августа 1261 года литовский князь Миндовг южную границу пожалованной Ливонскому ордену установил области Селия от Науене по рекам Свенте, Латува, Лавена до Мусы. Южная граница Семигалии проходила по Мусе, а к Курляндии принадлежали Цеклис, Мегава и Пилсатс.

Современная граница базируется на договоре между Ливонским орденом и Великим княжеством Литовским, подписанным в начале июня 1426 года великим князем Витовтом[3].

Историк Эрик Екабсонс указывает на давние связи родственных народов: в XIII веке земгалы бежали в Палангу от крестоносцев, в XVIII-XIX веках руцавские латыши активно перебирались в район Бутинга-Швянтойе-Паланга, пользуясь особым расположением к ним графа Тышкевича. В Кедайняе граф Тотлебен брал на разные должности и ремесленные работы только латышей[4].

В XVIII веке Акнисте было присоединено к Ковенской губернии. В 1819 году Паланга была выведена из состава Виленской губернии и вошла в Гробиньский уезд Курляндской губернии[4].

Таким образом, в конце XIX века во многих городах Литвы сформировались латышские общины. Латыши покупали и арендовали землю в Литве, литовцы батрачили в Латвии. Некоторые из них переехали на этническую родину после провозглашения независимости Латвии. Но часть латышей, особенно куршских рыбаков, остались. Несмотря на превалирование литовцев в населении Паланги и Швянтойе, Латвия добивалась прав на эти земли в порядке преемственности территории Курляндской губернии[4]. После провозглашения независимости родственные балтские народы латыши и литовцы чувствовали друг к другу большую неприязнь, чем латыши и эстонцы. Причиной считается религиозная разобщенность: литовцы были католиками и присоединились к Российской империи позднее, чем Лифляндия[1].

Установление границы в 1919-1921 годах

править

В конце 1918 года балтийские политики, осознавая незначительность своих территорий, пытались заполучить хотя бы некоторые выгодные участки, особенно это касалось железнодорожных узлов и портов. В центре спора Литвы и Латвии оказались именно они. После завершения Первой мировой войны на Парижской мирной конференции латвийская делегация предъявила свои территориальные претензии в меморандуме, поданном в апреле 1919 года. Вдоль административной границы с Литвой этнографические пределы расселения латышей заходили на территорию Ковенской губернии в районе Акнисте на 4-9 км, а также между Жагаре и Пикеле. Также Латвия претендовала на Мажейкяйский железнодорожный узел на основании того, что через него проходит единственная железная дорога между Ригой и Либавой. В свою очередь, литовская делегация во главе с министром иностранных дел Аугустинасом Вольдемарасом потребовала Палангу и окружающие её земли до реки Швентойи[1].

В ответ на отказ латвийской делегации признать это требование литовцы выдвинули требование «особых интересов Литвы в Латгалии» и гарантий особых привилегий в Либаве и Двинске, угрожая референдумом в последнем. Вольдемарас в довольно грубом тоне выдвинул претензии на Латгалию и несколько волостей в Илукстском уезде, тем самым обозначив курс национальной дипломатии на учет не этнических, а конфессиональных принципов: в Илуксте большинством населения были католики, как и литовцы. Принадлежность Латгалии к Литве обосновывалась также на исторических корнях Инфлянтии как части Речи Посполитой. В литовской прессе зазвучали призывы обеспечить доступ к Даугаве и Лиепайскому порту, с угрозой в противном случае закрыть границы и выслать из Литвы всех латышей. В Литве в то время были популярны идея восстановления Речи Посполитой от Балтийского моря до Чёрного, хотя поляки не собирались уступать литовцам этой роли, что впоследствии привело к военному конфликту[1].

Примечания

править
  1. 1 2 3 4 Par mata tiesu no bruņota konflikta. Latvijas un Lietuvas robežstrīdu vēsture. На волосок от военного конфликта. История пограничного спора Латвии и Литвы (латыш.). LA.LV. Латвийские медиа (6 мая 2018). Дата обращения: 3 апреля 2021. Архивировано 16 мая 2021 года.
  2. Латвия и Литва до сих пор не ратифицировали договор о морской границе. Дата обращения: 23 февраля 2018. Архивировано из оригинала 20 февраля 2018 года.
  3. Bielenstein, A. Grenzen des Lettischen Volksstammes und der Lettischen Sprache in der Gegenwart und im 13. Jahrhundert. Ein Beitrag zur Ethnologischen Geographie und Geschichte Russlands. St.Petersburg: Commissionäre der Kaiserlichen Akädemie der Wissenschaften, 1892. S. 453.-454.
  4. 1 2 3 Кристина Худенко. Паланга в обмен на Акнисте. 100 лет назад Латвия дала Литве выход к морю: как это было. delfi.lv (31 марта 2021). Дата обращения: 3 апреля 2021.

См. также

править

Ссылки

править