Марш-бросок Чингильского отряда на Баязет (1877)

Марш-бросок на Баязет (12 (24) — 13 (25) июня 1877) Чингильского отряда русской армии под командованием генерал-майора Келбали-хана Нахичеванского с целью освободить осаждённый в его цитадели малочисленный русский гарнизон.

Марш-бросок на Баязет
Основной конфликт: Кавказская кампания русско-турецкой войны (1877—1878)
Русско-турецкая война (1877—1878)
Дата 12 (24)13 (25) июня 1877
Место ИгдырьБаязет
Причина попытка освобождения осаждённого русского гарнизона
Итог русский отряд отступил, не достигнув успеха
Противники

Romanov Flag.svg Российская империя

 Османская империя

Командующие

генерал-майор Келбали-хан Нахичеванский
пехота: полковник Преображенский
кавалерия: подполк. Перепеловский

Мехмед Муниб-паша

Силы сторон

1356 чел., 2 станка для ракет Конгрива

неизвестно

Потери

13 убитыми,
18 раненными,
3 пропавшими без вести.

112 убитыми,
40 ранеными.

Перед наспех сформированным сводным Чингильским отрядом была поставлена задача ― дождаться подкрепление и выдвигаться на Баязет. Издали увидев передвижение кавалерийской колонны, принятой за русскую, но впоследствии оказавшейся турецкой, русский отряд стремительным марш-броском достиг окрестностей Баязета. Столкнувшись с многократно превосходящими силами противника и не достигнув успеха, отряд вынужден был начать отступление. Несмотря на интенсивные атаки противника и бегство с поля боя милиционных подразделений, Чингильский отряд сумел с минимальными потерями вернуться на прежние позиции.

ПредпосылкиПравить

С началом 12 (24) апреля 1877 года русско-турецкой войны (1877—1878) и открытием в тот же день военных действий на кавказском театре войны, Эриванский отряд под командованием генерал-лейтенанта Тергукасова пересёк турецкую границ и двинулся на Эрзерум — столицу Турецкой Армении[1][2]. По пути без боя был занят Баязет, являвшийся стратегически важным опорным пунктом. В нём был оставлен незначительный гарнизон. 6 (18) июня к Баязету подступили турецкие войска под командованием бригадного генерала Фаик-паши, а русский гарнизон, после неудачного для него боя, укрылся в цитадели.

Между тем, границы российского Закавказья оставались незащищёнными. В тот же день, 6 июня, генерал-майор Келбали-хан Нахичеванский был назначен начальником кордона на подступах к Эриванской губернии. Тогда же стали поступать сведения о событиях в Баязете.

Формирование Чингильского отрядаПравить

9 (21) июня Келбали-хан с 2 ротами и 4 конными сотнями выступил из Игдыря к Оргову и, присоединив к себе там колонну Крюкова, к вечеру вышел к Чингильскому перевалу, и там же остановился на ночлег. На следующий день Келбали-хан отправил Рославлеву письмо, в котором он писал, что баязетскому гарнизону требуется «немедленная, действительная помощь…», для чего необходима регулярная кавалерия, так как он с полковником Преображенским, мало надеются на имевшиеся у них елисаветпольские милиционные сотни, с которыми он принесёт «мало пользы» осаждённому гарнизону. Также, Келбали-хан сетовал на то, что эту помощь он ожидает уже с 9 июня[3]. Рославлев направил из Александрополя на соединение с Чингильским отрядом кавалерийскую колонну под командованием Лорис-Меликова. 10 июня отряд простоял на Чингильском перевале в полной готовности к выступлению. Проходившие мимо армянские беженцы рассказывали о крупных силах турецкой армии и о больших «скопищах» курдов, а также «об испытываемых страданиях» русского гарнизона в Баязете. 11 (23) июня в лагерь прибыл адъютант главнокомандующего полковник Толстой с требованием от имени Его Высочества главнокомандующего Кавказской армией Великого князя Михаила Николаевича — «Освободить баязетский гарнизон, во что бы то ни стало». Также Толстой сообщил, что для этого уже выслана кавалерийская колонна генерал-майора Лорис-Меликова. В тот же день Келбали-хан, Толстой и Преображенский провели совещание, на котором пришли к общему решению — не выступать до прибытия подкрепления Лорис-Меликова[4].

Состав Чингильского отряда (Согласно рапорту Келбали-хана Нахичеванского)[3]:
Род войск Подразделения Численность, чел.
Регулярная пехота 10-я рота 73-го Крымского пехотного полка 657
12 рота 74-го Ставропольского пехотного полка
3-я и 4-я роты Эриванского местного батальона
Регулярная кавалерия Казаки из разных частей 170
Иррегулярная пехота Милиция Эриванской губернии 71
Иррегулярная кавалерия Сотня Эриванской милиции ок. 100
Эриванско-куртинского полка 35
Ополчение из Эриванской губернии 57
2 сотни Елисаветпольского полка ок. 200
Артиллерия 2 ракетных станка 4-й батареи 19-й артбригады

Общая численность Чингильского отряда исчислялась в 1356 сабель и штыков, при 2 станках для ракет Конгрива[3]. По округлённым турецким данным — 1500 человек[5].

Марш-бросок. Ход бояПравить

12 (24) июня в 6 часов утра Чингильский отряд спустился с горы и встал у брошенного аула Карабулака (7—8 вёрст от Баязета)[Комм. 1]. На Чингильских высотах была оставлена сотня елисаветпольской милиции. К полудню всё внимание отряда было сконцентрировано на подножии видневшегося вдали «чёрного хребта». Там в нескольких местах появились столбы пыли, двигающиеся в сторону Баязета. Приняв увиденное за движение русских войск, отряд тут же стал в ружье, и кратчайшей дорогой устремился в сторону Баязета[4]. К 3 часам по полудню отряд Келбали-хана вышел к его окрестностям. Завидев русский отряд, турецкие силы тут же подняли тревогу. С высот, окружавших Баязет, начали спускаться нестроевые массы курдов, чтобы занять развалины редута «Зангезур», прикрывавшего вход из долины Гарнавук-чая в баязетское ущелье. Русский отряд развернул боевой порядок и, приблизившись к редуту, открыл огонь[3].

 
Дворец Ицхак-паши.
Современный вид цитадели, в которой укрывался русский гарнизон.

Между тем, в сторону Чингильского отряда устремлялись всё новые турецкие силы. Значительная часть турецкой пехоты уже заняла редут и вступила с русским отрядом в плотную ружейную перестрелку. Из цитадели был открыт орудийный огонь, и первая же артграната с дистанции 1300 сажень попала в центр редута, где находился противник. Уверенный в скором освобождении, и потому не жалея патронов, баязетский гарнизон открыл шквальный ружейный огонь[7]. Несмотря на то, что в цитадели оставалось всего 126 орудийных зарядов, артиллерия продолжала вести беспрерывный огонь по наступавшим на Чингильский отряд туркам[8].

Вскоре выяснилось, что ни Эриванского отряда, ни колонны Лорис-Меликова тут нет, и Чингильский отряд самостоятельно противостоит всему Ванскому отряду Фаик-паши. Наблюдавший со стены за ходом боя Исмаил-хан Нахичеванский в дальнейшем говорил: «Чингильский отряд нам казался небольшой горстью в сравнении с массами неприятеля». Тем не менее, Чингильский отряд продолжал оставаться на месте, ведя упорную перестрелку с турецкими подразделениями, которые постепенно уже начали охватывать его фланги. Оставаясь на месте, Келбали-хан полагал, что баязетский гарнизон выступит из цитадели на соединение с ним. Исмаил-хан в дальнейшем по этому поводу пояснял, что в случае выхода гарнизона на соединение с Чингильским отрядом, в цитадели приходилось бы оставить «на зверскую расправу курдов, не менее 200 своих больных и раненых»[9]. Кроме того, передвижение по узким улицам города могло происходить только отдельными группами, что, несомненно, грозило бы поголовным истреблением как гарнизону, так и Чингильскому отряду, в случае его попытки пробиться к осаждённой цитадели. Осознавая, что дальнейшее движение вперёд — «чистое безумие», отряд Келбали-хана с наступлением темноты (в 8 часов) снялся с позиции и отступил к развалинам крепости Гераджа-варан, где разбил ночной бивак, выставив со стороны Баязета цепь аванпостов[3][6].

На рассвете 13 (25) июня разъезды сообщили о движении «многочисленного неприятеля» со стороны Баязета и Тепериза. Вскоре в поле видимости широким фронтом появились огромные нестройные массы курдов. При их появлении милиция тут же обратилась в бегство. Из общего их числа на позиции оставались не более 40 человек[3]. Из воспоминаний Исмаил-хана:

Турки, подкреплённые за ночь новыми толпами курдов, бросились на чингильцев, как саранча, но были отбиты. Эти энергичные, в то же время беспорядочные нападения разбивались каждый раз о стойкость и дружные залпы нашей пехоты и казаков. Дело, однако, кончилось тем, что к полудню вся наша милиция обратилась в позорное бегство, что ещё более ободрило турок. Тогда, видя бесплодность дальнейшей борьбы, и осадив турок ещё раз, брат мой [Келбали-хан] начал медленное отступление и к вечеру скрылся из виду…— из интервью с Исмаил-ханом Нахчыванским. М. Алиханов-Аварский [9]

Курдская конница стремительным натиском начала охватывать фланги Чингильского отряда, которые после бегства милиции оставались незащищёнными. Кроме того, открытая местность лишала отряд возможности выбрать удобную позицию для ведения оборонительных действий. В данной ситуации Келбали-хан скомандовал отступление, и отряд в строгом боевом порядке начал отходить к командной позиции у Карабулака, ружейным огнём удерживая курдов на значительном расстоянии. В это время с перевала спускался высланный из Игдыря для Чингильского отряда провиантский транспорт. При виде происходившего боя, конвой, состоявший из пешей милиции и подводчиков, разбежался. Часть курдской конницы тут же устремилась к брошенному обозу, обходя правый фланг русского отряда, но была отброшена сборной казачьей сотней. Вслед за этим манёврами той же сотни были предотвращены попытки курдской конницы зайти в тыл отступающему отряду. При этом курды, избегая прямых столкновений с казаками, рассеивались при первой попытке последних атаковать их[3].

Дойдя до Карабулакских позиций, Чингильский отряд отбил последние атаки неприятеля, и с 5 часов по полудню перестрелка начала затихать. К 8 часам вечера отряд вышел к Чингильским высотам, где Келбали-хан, дав солдатам отдохнуть, двинулся дальше, и к 12 часам ночи отряд беспрепятственно прибыл в Оргов[3].

ПотериПравить

В ходе боёв потери с русской стороны составляли: убитыми — 13; ранеными — 18; пропавшими без вести — 3 (7 лошадей убито)[3]. По другим данным: убитыми — 8 и ранеными — 15[6]. Турецкие источники сообщают о 40 убитых и раненных[5].

Точных данных о потерях в самой цитадели нет. Известно только, что в ней погиб артиллерийский наводчик Постный[8].

Турецкие потери по данным разведки составляли: убитыми — 112 (в том числе курдский родоначальник Гейдарлинского племени — Махмуд-ага) и раненными — 40 человек[3].

КомментарииПравить

  1. Передислокация Чингильского отряда к Карабулаку не имела определённой стратегической цели, и объяснялась лишь нетерпением скорее выступить на помощь осаждённому гарнизону[6].

ПримечанияПравить

  1. Аллен У., Муратов П. Битвы за Кавказ. История войн на турецко-кавказском фронте. 1828—1921 / Пер. с англ. Е. В. Ламановой. — М.: Центрполиграф, 2016. — С. 42. — 606 с. — ISBN 978-5-9524-5203-9.
  2. Timothy C. Dowling. Volume I. A-M // Russia at War: From the Mongol Conquest to Afghanistan, Chechnya, and Beyond. — Santa Barbara, California: ABC-CLIO, 2015. — P. 265. — 1077 p. — ISBN 1598849484.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Томкеев В. И. Материалы для описания русско-турецкой войны 1877—1878 гг. на Кавказско-Малоазиатском театре: в 7 томах / Под ред. И. С. Чернявского. — Тф.: Электропеч. штаба Кавк. воен. окр., 1908. — Т. 4. — С. 235—237, 66—67 — Прил. 46.
  4. 1 2 Гейнс К. К. Славное Баязетское сиденье в 1877 г. // Русская старина. — СПб.: Тип. В. С. Балашева, 1885. — Т. 45, вып. 2. — С. 466—468.
  5. 1 2 Kılıç M. F. Sheikh Ubeydullah’s Role in the 1877—1878 Ottoman-Russian War (англ.) // Sheikh Ubeydullah's Movement. — An.: Department of History - Bilkent University, 2003. — P. 14.
  6. 1 2 3 Колюбакин Б. М. Эриванский отряд в кампанию 1877—1878 гг.: в 2 частях. — СПб.: Тип. Глав. упр. уделов, 1895. — Т. 2. — С. 62—63.
  7. Протасов М. Д. История 73-го Пехотного Крымского Его Императорского Высочества великого князя Александра Михайловича полка / Под ред. И. С. Чернявского. — Тф.: Тип. А. А. Михельсона, 1887. — С. 172.
  8. 1 2 Гейнс К. К. Славное Баязетское сиденье в 1877 г.. — 1885. — Т. 45, вып. 3. — С. 582—585.
  9. 1 2 Алиханов М. Оборона Баязета — рассказ генерал-лейтенанта хана Нахичеванского // Кавказ. — Тф., 12 апреля 1895. — № 94.