Открыть главное меню

Медведь (на коми — , ош) — один из ключевых персонажей в мифологии финно-угров в целом и народов коми в частности. В мифологии сверхъестественное существо, сильное, обладающее разумом.

Ош
Медведь- священное животное в мифологии коми.jpg
Мифология Коми
Местность Коми-пермяцкий регион
Толкование имени медведь
Пол мужской

Содержание

Роль в мифологииПравить

Считалось, что Ош в начале времён обитал на небе и был сыном могучего демиурга Ена, но, будучи очарован земной пищей — горохом, спустился на землю по гороховому стеблю и стал жить на земле[1].

Находясь на небе, он увидел на земле женщину, которая уронила половинку горошины. Не удержавшись, он слез на землю и съел её. Демиург разгневался на него и оставил жить на земле[2].

Медведь обладал свойствами шаманского перевоплощения. Он мог превращаться в человека, выполнив ритуал переката через медвежью шкуру. Так же поступали колдуны-оборотни[1].

Считалось, что единственным признаком различия человека от Оша является его большой палец на кистях. Коми-зырянский миф говорит о том, что Ош попросил у своего отца Ена дать ему большой палец. Ен согласился, однако он поставил условие, что, если он наградит им Оша, то собаке придётся дать лук и стрелы, а человеку крылья[1][2].

У христианизированных коми Ош обратился с подобной просьбой к Николе-угоднику и, аналогично первому варианту мифа, получил аргументированный отказ. Взамен Ош получил право осенью чувствовать себя полным хозяином в лесу[1][2].

Ош был как положительным героем, так и отрицательным. Чёрный медведь у коми являлся символом смерти[1].

Ритуал охоты у комиПравить

В некоторых районах современной Республики Коми и Пермского края мясо медведя считалось пеж — нечистым. Его не следовало употреблять в пищу, видимо, из-за мифического сходства между человеком и медведем. Считалось даже, что Ош способен воспринимать человеческую речь. Таким образом, его стоило просить о том, чтобы он не разорял ульи и охотничьи места[2].

Однако ему приносили жертву в надежде на удачную охоту на других представителей фауны.

Перед охотой ему варили сладкую кашу из ржаной муки и оставляли её на ночь перед охотничьим срубом. Если котелок с кашей оказывался утром пуст, то охота будет удачной[1][2].

Если же Оша приходилось убивать целенаправленно, то нужно было клятвенно извиниться перед ним в том, что не охотники виновны в его смерти, а «русская пищаль»[1]. В подбитого Оша не следовало стрелять дважды, так как он оживал даже при смертельной ране. Сердце первого убитого Оша наполняло молодого охотника силой и отвагой. Существовало поверье, что охота на сорокового Оша особенно опасна[2].

Убитому Ошу удаляли когти и зубы, голову хоронили, приговаривая ритуальные слова: «Хороним тебя вниз головой. Не придёшь больше сюда»[1][2].

Кроме того, подкинутые под остов дома кости Оша сулили хозяину много проблем. Зубы Оша, напротив, считались амулетом, оберегающим от ревматизма и порчи[2].

У охотников, лесорубов и прочих «лесных» профессий Ош считался ипостасью лесного хозяина Ворсы[2].

Зафиксированный ритуал охоты этнографом Сидоровым А. С.Править

В 20-х годах XX века Сидорову А. С. удалось зафиксировать целый комплекс сакральных ритуалов при охоте на медведя в одном из печорских сёл.

Подбор охотников на Оша происходил в глубокой тайне от женщин и детей. Охотник-организатор приходил в сумерках к наиболее опытным охотникам со словами: «Я куда-то собрался идти, вы идёте со мной или нет?». Если ему давали положительный ответ, местом сбора для охоты считалась та опушка, которая была ближе всего к логову медведя.

Одеждой для предприятия служило то бельё, в котором были охотники в момент принятия решения об охоте.

Имевшие незадолго до этого половые сношения мужчины обязаны были пойти в баню, чтобы пройти обряд очищения. После бани они детально обсуждали план охоты и действия при чрезвычайных обстоятельствах, так как во время охоты не позволялось произносить ни слова.

При отправлении на охоту следовало умыться в ближайшем источнике, либо символично оросить себя землёй, захватывая её горстями.

После убийства Оша вначале у него следовало удалить зубы и когти. Именно после этого ритуала медведь считался окончательно мёртвым. Затем снимали шкуру, отрезали голову. Голову и сердце нанизывали на кол и втыкали его на месте убийства Оша или прикрепляли на ближайшем к месту убийства дереве. Только сейчас снимался запрет радоваться удачной охоте, но, тем не менее, запрещалось восторгаться упитанностью добычи или её размерам.

У мёртвого Оша перерезали сухожилия. Там, где была отрезана голова, выкапывали яму, ориентированную с востока на запад. Если Ош находился в момент смерти не на земле, а, например, на дереве, то ту часть дерева, где покоилась голова, выпиливали. Голову Оша клали мордой вниз, произнося вышеприведённую ритуальную фразу, затем закапывали и покрывали мхом.

Некоторые коми-зыряне зарывали голову Оша в хлеву, так как считалось, что она отгоняет болезни и нечистую силу.

После окончания охоты все возвращались в деревню, поднося угощения руководителю охоты, могильщику и тем, кто был впервые на охоте[3][4].

Любовные похождения ОшаПравить

Среди коми очень популярны сказания о похищении Ошем женщин в целях супружеского сожительства. Позже он либо отпускает их, либо они сбегают сами. Нередко говорится о потомстве от Оша и похищенной женщины. В частности, коми-пермяцкий народный герой Кудым-Ош по фольклорной традиции происходил от отца Оша и его матери Пэвсин[2].

Существовало поверье, что беременной женщине стоило остерегаться ходить в лес, если она беременна будущим охотником, иначе Ош способен разорвать её чрево и вынуть плод[2].

Мифологемы об ОшеПравить

Этиологический миф о сотворении медведяПравить

Согласно коми-пермяцкому мифу, Ен вдохнул жизнь в глиняные прообразы животных, в том числе и Оша. На следующий день он вылепил для них разнообразные хвосты и дал их им на примерку. Один Ош не мог решиться, какой себе взять и, в итоге, все хвосты расхватали. Ош очень расстроился. Тогда Ен выскреб последнюю глину, застрявшую между пальцами и сделал Ошу хвост. Оттого он и получился маленьким, но толстым[2].

Космогонический миф о сотворении землиПравить

У коми-пермяков Ош являлся сотворителем земного рельефа. Земля в начале времён была ровной и плоской, но пришёл Ош и расцарапал её когтями так, что образовались болота и бугры, впадины и горы. У коми-зырян в аналогичном процессе участвовал также Земляной олень — вымерший мамонт. Их образы в пермском зверином стиле иногда совмещались, например, найдены бронзовые фигурки медведя с бивнем мамонта[2].

Связь с загробным миромПравить

Ош представлен в пермском зверином стиле и как страж загробного мира. Он находится в самом низу композиции, над ним или на нём располагается человеческий череп. На изображениях о связи Оша с миром мёртвых присутствует мотив его следования против хода солнца. На спине он несёт человека. Это указывает о веровании коми о доставке души усопшего в мир мёртвых или же о путешествии шамана в хтонический загробный мир[2].

В поминальных плачах в метафоричной форме часто употреблялась:

  • шкура Оша как занавеска на окнах;
  • шкура Оша, расстеленная в переднем углу комнаты;
  • усевшийся там же чёрный Ош[2].

См. такжеПравить

ЛитератураПравить

  • Петрухин В. Мифы финно-угров. — Астрель : АСТ : Транзиткнига, 2005. — С. 463.
  • Сидоров А. С. Следы тотемических представлений в мировоззрении зырян//КМ, №1, 2. — Усть-Сысольск, 1924.
  • Сидоров А. С. Памятники древности в пределах Коми края//КМ, №6. — Усть-Сысольск, 1926.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 Петрухин, 2005, с. 218.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 Мифология коми. Ош (недоступная ссылка). Дата обращения 9 февраля 2012. Архивировано 24 сентября 2015 года.
  3. Сидоров Алексей, 1924.
  4. Сидоров А., 1926.

СсылкиПравить

Мифология коми. Ош