Открыть главное меню

Эдуа́рд Ме́йер (нем. Eduard Meyer; 25 января 1855, Гамбург — 31 августа 1930, Берлин) — известный немецкий специалист по древней истории, египтолог и ориенталист. Один из последних историков, самостоятельно пытавшихся написать универсальную историю древнего мира. Мейер был братом кельтолога Куно Мейера (1858—1919 гг.).

Эдуард Мейер
Eduard Meyer
Eduard Meyer.jpg
Портрет работы Ловиса Коринта. 1910—1911
Дата рождения 25 января 1855(1855-01-25)
Место рождения Гамбург
Дата смерти 31 августа 1930(1930-08-31) (75 лет)
Место смерти Берлин
Страна Германия
Научная сфера древняя история
египтология
ориенталистика
Место работы
Альма-матер
Известные ученики Шахермайр, Фриц, Emil Forrer[d], Gottfried von Lücken[d], Ulrich Kahrstedt[d], Мэттингли, Гарольд, Helene Homeyer[d] и Ганс Мёбиус[d]
Награды и премии
орден Pour le Mérite в области искусств и науки
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

БиографияПравить

Школа в ГамбургеПравить

Эдуард Мейер рос в своем родном городе — в Гамбурге. Его родителями были Генриетта и д-р Эдуард Мейер. Отец его был либерально настроенным ганзейцем и ученым филологом-классиком. Он интересовался историей и опубликовал несколько книг по истории Гамбурга и античности. Он и его брат, позже ставший известным как кельтолог Куно Мейер, росли в ученой среде. Отец ещё в раннем возрасте учил их языкам древности, которые он сам преподавал в гуманистической гимназии Йоханнеум. Естественно, туда же пошли и его сыновья.

Йоханнеум был самой богатой традициями гимназией в городе. Занятия в этом учебном заведении проходили на высшем уровне. Во время учёбы Мейера руководил ей известный филолог-классик Иоханнес Классен, считавшийся наставником и покровителем Мейера. Изучение таких древних языков как латынь и древнегреческий было обязательным и на верхней ступени даже достигало научного уровня. Учителями Мейера были специалист по греческой культуре, знаток произведений Фукидида Франц Вольфганг Ульрих и латинист, знаток произведений Горация Адольф Кислинг. Например, на занятиях у Кислига было принято дискутировать о Горации на латыни. Здесь были заложены основы всей последующей жизни Мейера, определен его интерес к языкам и истории. В это время он впервые занялся историей Малой Азии во времена античности. Даже последующее получение доцентуры основывалось на подготовительных работах, проведенных в гимназии. Древнееврейский и арабский языки он начал изучать ещё в школе. Весной 1872 г. он сдал выпускные экзамены. Его достижения были настолько впечатляющими, что ему предоставили стипендию.

Высшее образованиеПравить

Основной целью учёбы Мейера было изучить как можно больше языков Древнего Востока, чтобы использовать их для исторических исследований. Сначала Мейер поступил в Боннский университет. Здешние условия не соответствовали высоким требованиям студента. Прежде всего, его ожидания не оправдал специалист по истории древнего мира Арнольд Шефер. По этой причине, проведя всего один семестр в Бонне, он перешёл на зимний семестр 1872—1873 гг. в Лейпцигский университет.

К этому времени Лейпциг стал немецким центром ориенталистики. Здесь учёба Мейера дала большие плоды. Он учился у индогерманиста Адальберта Куна, изучал санскрит, персидский и турецкий у Отто Лота, арабский и сирийский у Генриха Леберехта Флейшера и египетский у Георга Эберса. Кроме того, он изучал историю, философию и народоведение. Помимо индогерманских и семитских языков Мейер также рано начал интересоваться античной историей религии. Поэтому нет ничего удивительного в том, что под руководством египтолога Флейшера в 1875 г. он защитил докторскую диссертацию, посвященную истории религии. Его диссертация представляет исследование древнеегипетского божества, известного под именем Сет-Тифон («Бог Сет-Тифон, исследование в области истории религии»). После смерти Флейшера Мейер составил в его честь памятный некролог.

Период между учебой и профессуройПравить

Совершенно случайно после защиты докторской работы доктор получил работу у английского генерального консула в Константинополе сэра Филипа Френсиса. В его обязанности входило воспитывать детей. Для Мейера это был идеальный вариант, так как у него появилась возможность посетить некоторые памятники древневосточной и античной культуры. Однако через год Френсис умер, а ещё через несколько месяцев Мейеру пришлось уйти с должности домашнего учителя. Он проводил семью обратно в Британию, где ему удалось посетить Британский музей.

После возвращения Германию Мейер сначала отбыл военную службу в Гамбурге. В 1878 г. он вернулся в Лейпциг, где весной 1879 г. он был назначен на должность преподавателя древней истории. Свою диссертацию для получения доцентуры на тему «История Понтийского царства» он начал ещё в Гамбургской гимназии. Затем он проработал несколько лет внештатным преподавателем в Лейпциге. Это было время, о котором Мейер позже охотно вспоминал, потому что ему нравилось общение и обмен мнениями с коллегами-ровесниками. Ему также очень нравилось заниматься всеми эпохами древней истории согласно курсу. Он видел в этом благотворное принуждение, которое в конце концов привело его к увлечению древней историей в её совокупности и с учетом других древних культур. Зародился план для написания общей истории древнего мира. Первый том этой работы появился в 1884 г. и вызвал бурный рост авторитета Мейера в кругах специалистов.

В том же году Эдуард Мейер женился на Розине Фреймонд.

ПрофессураПравить

После начала профессорской деятельности в Лейпциге через год после выхода первого тома «Всемирной истории» он был назначен на должность заведующего кафедры древней истории Бреславльского университета. В Бреславле он продолжил работу и выпустил несколько других произведений. Его авторитет быстро рос. В 1889 г. он стал первым профессором древней истории в Университете Галле. Он и здесь целенаправленно работал над своим фундаментальным трудом. Теперь ему предлагали должности на известных кафедрах больших университетов. В 1900 г. его пригласили в Мюнхен, но он отклонил приглашение и в 1902 г. последовал в Берлинский университет.

С 1904 г. он несколько лет пробыл в США. Во времена Первой мировой войны и Веймарской республики Мейер выступал как консервативный публицист, придерживаясь идей германского империализма. Незадолго после окончания войны он отказался от почётных докторских степеней, предоставленных ему британскими и американскими университетами (среди прочего Оксфордом и Гарвардом). В 1919 г. он был избран ректором Берлинского университета.

Хронология профессурыПравить

  • 1884 г.: профессор в Лейпцигском университете
  • 1885 г.: профессор в Бреславльском университете
  • 1889 г.: профессор в Университете Галле
  • 1902 г.: профессор в Берлинском университете

Научный вкладПравить

Его главное произведение — История древнего мира (5 томов, 1884—1902 гг.). В нём он в общих рамках представил историческое развитие Передней Азии, Египта и Греции до 355 г. до н. э., освободив греческую историю от изолированного рассмотрения, практиковавшегося до тех пор. До сегодняшних дней эта работа считается одним из самых важных произведений науки о древнем мире, хотя, конечно, сведения в некоторых частях являются устаревшими в сравнении с результатами современных исследований.

Об истории Атлантиды от Платона он констатировал: «Атлантида — это чистая фикция, не основывающаяся ни на каких исторических или естественнонаучных знаниях».

Теория истории: капитализм или варварствоПравить

Мейер был представителем теории циклов, которую он на основе аналогий во внешних формах ставил над прогрессом человечества (это объясняет, почему он в 1925 г. в книге под соответствующим заглавием одобрил «Закат Европы» Шпенглера), и благодаря чему считается основоположником теории модернизации исторического процесса[1]. В своих работах «Экономическое развитие древнего мира» (1895) и «Рабство в древности» (1898), в которых полемизировал с теорией К. Бюхера, обосновал существование капитализма в Древнем мире. В его концепции капитализм является высшей стадией развития человеческого общества; гибель капитализма означает в то же время и гибель культуры, возвращение к варварству[2]. Мейер считал, что рабовладельцы древности были такими же «предпринимателями-капиталистами», как бизнесмены Нового времени, но имели перед последними такое преимущество, как возможность эксплуатировать более дешёвую рабочую силу — рабов. Свободный труд и рабство считал одинаково старыми, но различными и соперничающими между собой формами удовлетворения одной и той же экономической потребности. Причину, по которой в Новое время получил распространение труд свободных наёмных работников, объяснял следующим образом[3][4]:

Античный процесс развития идёт от изолированности отдельных народов и от мелких государств к их объединению, завершившись одного крупного государственного целого. Христианское же Средневековье возникло на почве единства и, несмотря на все разлагающие элементы, сохранило унаследованную от Древности идею единства человеческого рода, по крайней мере, в применении к христианскому миру, и затем уже в пределах этого мира создало новые народности. Несмотря на международную вражду и жестокие приёмы ведения войны, было бы совершенно невозможно как в политическом, так и в культурном отношении, чтобы какой-либо из европейских народов стал смотреть на своих христианских соседей, как на неистощимый источник рабского труда, подобно тому, как и в греческом мире, несмотря на многочисленные отклонения, всегда преобладал тот этический принцип, по которому побеждённый грек не мог быть обращён в рабство. Добывать же рабов большими массами из нехристианских стран, то есть из Африки, было физически невозможно, несмотря на сделанные в этом направлении попытки.

В концепции Мейера первый период Древности от «эпохи Гомера» в Греции и параллельные эпохи в других государства, — соответствуют Средневековью. Период же расцвета Древнего мира соответствует Новому времени. Переход Древнего мира от «средневековья» к «капитализму» Мейер относил к VII–VI вв. до нашей эры. Переворот в отношениях древнего «средневековья», вызванный вторжением торговли, промышленности и денежного обращения, произошёл в Греции во время революции эпохи тиранов, в седьмом и шестом столетиях. Он привёл везде, где только старый порядок не был сохранён с помощью искусственных мер, как, например, в Спарте, на Крите, в Фессалии, к эмансипации сельского населения, к устранению привилегий и полному уничтожению институтов средневековья. Новое сословие городских промышленников, торговцев, купцов, матросов и вообще свободных работников, занятых в новых отраслях производства, в союзе с крестьянами свергли владычество феодальной знати и поставили на её место буржуазию[3].

С возвышением торгового и промышленного классов исчез прежний антагонизм между знатью и крестьянством, аграрии соединились в одну группу интересов, пытающуюся вырвать государство из-под влияния интересов капиталистов. Такая борьба охватывает Афины в пятом веке и достигает наиболее резких проявлений в эпоху Пелопонесской войны[3].

«Капиталисты» низвергли политические институты «феодальной» аристократии в союзе с «пролетариатом-демосом» — людьми, не имевшими никакой собственности, кроме своей рабочей силы, которую вынуждены продавать, но обладавшими личной свободой и гражданскими правами. В количественном отношении «пролетариат» составлял добрую половину, если не большинство граждан и превратился в деструктивную силу, противостоящую «капиталистам» и «аграриям», всегда готовую свергнуть господствующую партию, жаждущую изгнания или избиения богатых, конфискаций имуществ и раздела земель. Изгнанники, наёмники и бандиты образовали вместе с пролетариатом огромную армию переворота, которая была в распоряжении любого авантюриста. В греческих государствах этот антагонизм неоднократно разрешался кровавыми революциями. Классовую борьбу Мейер считал неизлечимой смертельной болезнью «капитализма», единственным средством, способным существенно замедлить летальный исход, ему представлялся институт сильной единоличной власти – «буржуазной абсолютной монархии», стоящей над партиями, представляющей интересы всего общества и примиряющей противоречия[3].

ТрудыПравить

  • История древнего мира (5 томов, 1884—1902 гг.; множество переизданий)
  • Египетская хронология (1904)
  • Монархия Цезаря и принципат Помпея (1918)
  • Происхождение и начала христианства (3 тома, 1921—1923 гг.)
  • Освальд Шпенглер и закат Европы (1925)
  • Эдуард Мейер Труды по теории и методологии исторической науки / Вступит. ст. Ю. И. Семенова — М.: Издательство «Государственная публичная историческая библиотека России», 2003. — 202 с.
    • «Экономическое развитие древнего мира = Die wirtschaftliche Entwicklung des Altertums, ein Vortrag. (1895)
    • «Рабство в древности» (1898)
    • Теоретические и методологические вопросы истории. Философско-исторические исследования = Zur Theorie und Methodik der Geschichte. (1902)
  • Рабство в древнем мире / Пер. с нем. А. В. Вихерского. — Москва, 1899. — 58 с.

ПримечанияПравить

  1. Сергей Крих М. И. Ростовцев: быть в образе и быть образом // Новое литературное обозрение. 2009. № 95.
  2. Сергеев В. С. История Древней Греции — М.: Издательство Восточной Литературы, 1963.
  3. 1 2 3 4 Ефимов А. А. Эдуард Мейер о проблеме «феодального» и «капиталистического» укладов в истории Древнего мира // Известия ПГПУ им. В.Г. Белинского. 2012. № 27. С. 617–622.
  4. Мейер Э. Рабство в древности. — Петроград: Прибой, 1923.

ЛитератураПравить

На немецком языке:

  • Герт Аудринг (издатель): Будни ученых. Переписка между Эдуардом Мейером и Георгом Виссова (1890—1927 гг.). Weidmann, Hildesheim 2000, ISBN 3-615-00216-4.
  • Уильям М. Колдер III, Александр Демандт (издатель): Эдуард Мейер. Жизнь и достижения историка-универсалиста. Brill, Leiden 1990 (Mnemosyne Supplementband 112) ISBN 90-04-09131-9

Новые средства информацииПравить