Мещерский, Алексей Павлович

Алексе́й Па́влович Меще́рский (1867—1938) — российский банкир и промышленник, один из владельцев и директор-распорядитель Сормовского и Коломенского (1902—1918 гг.) заводов, объединивший их в трест «Коломна-Сормово». Его называют «русским Фордом».

Алексей Павлович Мещерский
Aleksei Mechersky.jpg
Дата рождения 1867
Дата смерти 1938
Страна
Род деятельности банкир, промышленник, директор
Дети Кривошеина, Нина Алексеевна
В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Мещерский.

БиографияПравить

Родители Мещерского рано умерли, после их смерти его опекуном стал старший брат Александр.[1] Окончил военный корпус в Москве, затем Санкт-Петербургский горный институт в 1890. После получения образования работал на уральском Богословском горном заводе, затем на Коломенском машиностроительном заводе инженером. В 1896 г. Мещерский переходит старшим инженером Сормовского завода. С приходом Мещерского завод был полностью модернизирован, отношения с рабочими были построены по западному образцу (корпоративный дух в сочетании со строгой дисциплиной). Во время революции 1905 г. он сумел перевести конфликт в Сормово в переговорное русло.[1] Коллежский советник (1904), статский советник (1913).

В 1908 состоял в распоряжении правления общества Коломенского машиностроительного завода. Член правлений и директор-распорядитель акционерного общества железоделательных, сталелитейных и механических заводов «Сормово», общества Коломенского машиностроительного завода, Белорецких железоделательных заводов, член правлений Выксунских горных заводов, Русского судостроительного акционерного общества, общества механических заводов Бромлей, «Шестерня-Цитроен», «Океан» и других крупных предприятий. Организатор концерна «Коломна—Сормово» (1913), один из организаторов и директоров Международного коммерческого банка в Петербурге.

После Февральской революцииПравить

В феврале 1917 года купил пустующий особняк Кусевицких. Мещерский, живший до этого в Петрограде, оставил семью и переехал в Москву с молодой возлюбленной Еленой Гревс — женой известного столичного нотариуса. По воспоминаниям дочери Мещерского Нины Кривошеиной, вместе с Еленой Исаакиевной в особняке поселились и дети Гревса от прежних браков, «сразу завелись там две собаки, ряд приживалок, и… мой отец почувствовал себя наконец вполне счастливым, покинув в течение трёх дней прежнюю семью и, главное, свою первую жену, с которой никогда не был счастлив»; жили они в Глазовском «широко, всё было, что надо, и больше того»[2][3].

После Октябрьской революцииПравить

 
Особняк Мещерского в Глазовском переулке. Фото 1913—1914 годов

После Октябрьской революции В. И. Ленин начал переговоры с рядом крупных промышленников о создании смешанных государственно-капиталистических трестов. В ноябре 1917 года подобные переговоры стали вести и с Мещерским: на базе объединённых коломенско-сормовских заводов Ленин предлагал создать трест «Национальное общество», куда бы также вошли другие крупные металлургические и машиностроительные заводы и ряд угольных шахт. Мещерский представил несколько проектов создания треста, однако все они предполагали сведение к минимуму роли государства в управлении предприятиями и сохранение за собственниками большей части основного капитала. Все проекты были Лениным отвергнуты — он называл Мещерского «архижуликом». В апреле 1918 года президиум ВСНХ принял решение переговоры прекратить, а заводы национализировать. Мещерского тут же арестовали и поместили в «Бутырки»[2][3][4].

Елена Гревс стала искать способы вызволить гражданского мужа — обращаться в различные инстанции и к влиятельным знакомым Мещерского, подавать многочисленные прошения. Вскоре у Гревс появились неизвестные, которые пообещали за крупную взятку устроить освобождение Алексея Павловича через высокопоставленных работников ВЧК. Елена Исаакиевна передала вымогателям около 34 тыс. рублей, время шло, а результата всё не было — Мещерский оставался под арестом. Осенью 1918 года в Глазовский пришёл представившийся чекистом Григорий Годелюк и предложил Гревс освободить Мещерского за 650 тысяч рублей, пригрозив, что иначе того расстреляют. Гревс обратилась к известному московскому адвокату Якулову, а тот, в свою очередь — к своему знакомому, председателю следственной комиссии Московского ревтрибунала Цивцивадзе. Особняк Мещерского оцепили, а в одной из комнат устроили засаду — за ширмой прятался сам Цивцивадзе и стенографистка. В обусловленный день ничего не подозревавший Годелюк явился к Гревс, получил от неё аванс в 12 тыс. рублей и рассказал, что делом Мещерского займётся председатель контрольно-ревизионной комиссии при ВЧК Фёдор Косырев. На следующий день, 8 октября 1918 года, Годелюка и Косырева арестовали, а Мещерского выпустили из тюрьмы. Алексей Павлович вместе с гражданской женой спешно покинул особняк в Глазовском и отправился сначала в Петроград, а затем нелегально перешёл финскую границу[3].

В феврале 1919 года состоялось заседание Революционного трибунала, обвинителем на котором был Крыленко, а свидетелями выступили Дзержинский и Петерс. Косырева признали «опасным для революции», «вредным для молодой социалистической республики» и приговорили к расстрелу, который тут же привели в исполнение. Дело Мещерского-Косырева стало одним из самых громких процессов первых лет советской власти. Н. В. Крыленко включил своё выступление на этом процессе в состав изданного в 1923 году сборника своих избранных речей[3]. Александр Солженицын описал эти события в художественно-историческом исследовании «Архипелаг ГУЛАГ».

Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем.

СемьяПравить

  • Жена (первая) — Вера Николаевна Малама (1872—?). Из семьи екатеринославских дворян.
  • Жена (вторая) — Елена Исаакиевна Достовалова (1893—1957). Родилась в Омске, в семье купца-старовера Исаакия Авраамовича Достовалова.[5][6]
  • Дочь (старшая) — Наталия Алексеевна Энтель (урождённая Мещерская) — 1893—1986 [7].
  • Дочь — Кривошеина, Нина Алексеевна (урождённая Мещерская, 1895—1981). Родилась в Екатеринбурге. Супруга И. А. Кривошеина. Активный член партии «младороссов». После революции ушла в Финляндию по льду Финского залива. В 1948 году возвратилась в СССР, пережила арест мужа и сына. В 1974 году снова эмигрировала в Париж, где написала воспоминания «Четыре трети нашей жизни», одну из интереснейших книг о русской эмиграции, вышедшую в серии А. И. Солженицына «Наше недавнее» (YMCA Press publishing house, 1984) и вторым изданием в серии «Всероссийская мемуарная библиотека» в 1999 году. Эти воспоминания послужили основой для фильма «Восток-Запад». Публиковалась в журналах «Вестник РСХД» и «Звезда». Скончалась в 1981 году в Париже и похоронена на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.
  • Внук — Кривошеин, Никита Игоревич, переводчик и писатель, общественный и политический деятель русской эмиграции.
  • Племянники — Мещерский, Никита Александрович, Мещерская, Кира Александровна.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Наемные управляюшие в России. Опыт бизнес-элиты XIX-XX веков / Уралсиб. — Москва: "Любимая книга", 2007. — С. 50-54. — 160 с. — ISBN 1-93252-59-9.
  2. 1 2 Кривошеина Н. А. Четыре трети нашей жизни. — М.: Русский путь, 1999. — С. 29—32. — 288 с. — (Всероссийская мемуарная библиотека: Наше недавнее). — ISBN 5-85887-044-9.
  3. 1 2 3 4 Меленберг А. «Там царят коньяк, вино, карты и дамы». Новая газета № 94 (24 августа 2010). Дата обращения: 29 октября 2014.
  4. Савицкая Р. М. Очерк государственной деятельности В. И. Ленина (март-июль 1918 г.). — М.: Мысль, 1969. — С. 148—150. — 436 с.
  5. http://magazines.russ.ru/nj/2010/261/kr18.html В. Э. Гревс, его жены и дети
  6. http://www.dostovalov.ru/Ch2.html Достоваловы
  7. http://alexander-apel.narod.ru/mesch_pok.htm Потомки Степана Мещерского. Поколенная роспись.