Открыть главное меню

Моше Кордоверо (ивр.משה קורדובירו‏‎; также Моше (Моисей) бен Яаков Кордоверо; лат. Moses Cordovero; 15221570, Цфат) — известный каббалист, представитель цфатской школы каббалы[1].

Моше Кордоверо
משה קורדובירו
ציון הרמק2.JPG
Могила Моше Кордоверо в Цфате
Дата рождения 1522(1522)
Место рождения
Дата смерти 1570(1570)
Место смерти Цфат, Эрец-Исраэль
Страна
Научный руководитель Иосиф Каро, Шломо Алкабец
Известные ученики Ицхак Луриа
Известен как известный каббалист, представитель цфатской школы каббалы.

Хотя среди современников Кордоверо пользовался высочайшим уважением, но его славу скоро затмил его ученик Ицхак Лурия.

Содержание

Биография и трудыПравить

Место рождения Моше Кордоверо не известно, однако его фамилия говорит о том, что его род происходил из Испании[1]. Известно что его учителями были Иосиф Каро и Шломо Алкабец, а сам Кордоверо был даяном и главой иешивы в Цфате[1].

Рав Моше смог довольно быстро постичь секреты каббалы и вскоре обратился к литературной деятельности, пытаясь систематизировать в своих трудах учение каббалы, развивавшееся до него в единую философскую концепцию. Этим он занялся, работая над книгой «Пардес Римоним» (Гранатовый сад; 1549).

Его следующим трудом был 16-томный «Ор Якар» (Дорогой свет), посвящённый комментариям ко всему Зоару. Написанием этого труда он занимался много лет до самой своей смерти и считал его своей самой главной работой.

Написанная Кордоверо в течение десятилетия после завершения «Пардес римоним», «Сефер Элима раббати» представляла собой гораздо более разработанную систему каббалистической теологии. Несмотря на это книга имела ограниченное влияние и признание.

Особое место среди сочинений Кордоверо занимает книга «Томер Двора» («Пальма Дворы»), посвященное моральным принципам и этике на основе системы сфирот. Она оказала огромное влияние на развитие каббалистической литературы этической направленности.

Книга «Ор не’ерав» («Приятный свет») — краткое введение в каббалистические учения, её лаконичные формулировки важны для понимания подобных предметов в других работах Кордоверо, а также «Пардес Римоним», поскольку она содержит краткое описание его содержания, сформулированного в виде каббалистического кредо.

Во время похорон рабби Кордоверо, И. Лурия видел столб огня, а Йосеф Каро воскликнул: «Здесь находится Ковчег Торы».

Религиозно-философские убежденияПравить

Кордоверо считает, что нужно сначала изучить Танах, Мишну и Гемару прежде, чем приняться за изучение каббалы. В своих работах «Элима Раббати» и «Шиур Кома» он признает значимость философии, но стремится показать её бессилие в решении проблемы связующего звена между Эйн-софом и миром. Подчеркивая важность логического анализа, он говорит, что совершенное знание можно узреть только очами души, взирающей во внутреннее (га-рийя га-пнимит).

Кордоверо стремился к всесторонней интерпретации основных каббалистических традиций, особенно наследия Зогара. Кордоверо никогда не утверждал, что он философ. Но на фоне лурианского символизма и мифологических образов, он неизбежно воспринимался как исключительно здравомыслящий и рациональный каббалистический автор. Его подход был в основном философским. Но большинство каббалистов видело в нём учителя великого медитативного благочестия, а не теоретической философской спекуляции.

«Гранатовый сад»Править

Самый значительный его труд — «Пардес римоним» («פרדס רמונים»; Pardes Rimonim; «Гранатовый сад»; завершен в 1549; ; впервые издан сыном Кордоверо, Гедалией, с его предисловием — Венеция, 1586) — кладезь каббалистической мудрости. В нём Эйн Соф предстает как мысль, питающая всю вселенную. «До тех пор пока все, что существует, содержится в Его бытии, Он охватывает все сущее. Субстанция Его присутствует в Его сефирот, и Сам Он — во всем, и ничто — вне Его». Свет Эйн Софа протекая через сефирот, подобно потоку чистой воды, приобретает многообразные цвета и формы материального мира. «Он не меняет цвета вовсе, [не склоняясь] ни к суду, ни к состраданию, ни вправо, ни влево. Однако при прохождении [его] лучей сквозь [сефирот] — пёстрые цветные стёкла, — верх берёт то суд, то сострадание». Но отождествлять сфирот и Эйн-соф нельзя. Кордоверо критиковал каббалистов, которые не проводили четкого разграничения между сфирот (Божественными атрибутами) и Божественной Сущностью.

В «Пардес римоним» (врата 4) Кордоверо поддерживает рабби Менахема Реканати как сторонника строго инструментальной интерпретации сфирот («как орудий художника»). «Сефер Маген Довид» он считает источником онтологического определения сфирот в качестве Божественной сущности. «Пардес римоним» дает систематическое представление о каббалистической теологии, являясь авторитетным и любимым руководством среди знатоков каббалы во всем мире. Он не только великолепно построен, но также и содержит много ценнейших комментариев на пассажи из каббалистических книг (Зогар и др.).

ПримечанияПравить

СсылкиПравить