Муктада ас-Садр

Муктада ас-Садр (также Моктада ас-Садр, Муктада Садр) (араб. مقتدى الصدر‎; род. 4 августа 1974[1] (14 раджаба 1394) в Наджафе, Ирак) — лидер иракской шиитской полувоенной организации «Армия Махди». Всемирную известность приобрёл в апреле 2004 года, когда руководимые им силы подняли восстание против международных оккупационных сил в священном шиитском городе Эн-Наджаф. Глава временной администрации Пол Бремер в то время объявил ас-Садра вне закона.

Муктада ас-Садр
Moqtada Sadr.jpg
Дата рождения 4 августа 1974(1974-08-04) (47 лет)
Место рождения Наджаф, Ирак
Род войск Общества мира
Сражения/войны
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

СемьяПравить

Муктада ас-Садр — четвёртый сын знаменитого иракского шиитского лидера Мохаммеда Садека аль-Садра, верховного лидера шиитов Ирака. Выходец из уважаемого в иракской шиитской общине рода. И отец, и дядя Муктады носили почётный титул «великого аятоллы». Будучи крупным теологом, Мохаммед Садек аль-Садр был также и небедным человеком, поскольку контролировал сбор пожертвований и организацию паломничества шиитов в Эн-Наджаф и Кербелу.

Отец и два брата Муктады были зверски убиты в феврале 1999 года в Эн-Наджафе, оплоте рода ас-Садров (по слухам, отцу вбили в голову гвоздь). Сам Муктада остался жив, но попал в тюрьму (по-видимому, с этим связано отсутствие у него религиозного образования). По официальной версии, великий аятолла пал жертвой религиозных разногласий с аятоллой Али аль-Систани. По неофициальной — за спиной убийц стоял Саддам Хусейн. Ранее, в 1980 году, был убит дядя Муктады — великий аятолла Мохаммед Бакир ас-Садр, который выступал за создание в Ираке исламского государства по примеру Ирана; в 1980 году, когда началась ирано-иракская война, за поддержку иранского лидера аятоллы Хомейни он был замучен в саддамовских застенках.

Ас-Садр и шиитское духовенствоПравить

Так как до 2007 года Муктада ас-Садр не получал религиозного образования и богословских степеней, необходимых для верховного шиитского духовенства, его авторитет среди исламской молодёжи базировался в основном на его происхождении. По исламским канонам, ему не позволялось лично заниматься толкованием Корана, поэтому он пользовался богословскими советами аятоллы Казима аль-Хаири[en], иранца, проживающего в изгнании в Ираке. По мнению наблюдателей, ас-Садр стремится к созданию в Ираке исламской теократии, хотя сам ас-Садр называет это «исламской демократией».

После свержения Саддама Хусейна среди шиитов, вышедших из тюрем и возвращающихся на родину из изгнания, развернулась ожесточённая борьба за лидерство. Наиболее перспективными фигурами считались глава Высшего совета исламской революции в Ираке аятолла Мохаммед Бакр аль-Хаким (вернулся из Ирана) и Абдул-Маджид аль-Хои[en] (вернулся из Лондона). Обоим, однако, не суждено было выжить в междоусобной борьбе.

Конфликт Муктады ас-Садра с Абдул-Маджидом аль-Хои был вызван претензиями ас-Садра на ключи от главной шиитской святыни — Мавзолея имама Али в Эн-Наджафе. Мавзолей, объект массового паломничества шиитов, естественно, является мощным источником доходов для того, кто его контролирует.

Аль-Хои сделал иной выбор, попытавшись вернуть в стены Мавзолея бывшего хранителя святыни, крайне непопулярного Гейдара Райфи, известного сторонника саддамовского режима. При Саддаме Хусейне шииты жестоко преследовались, так что возвращение Гейдара Райфи в шиитскую святыню и поддержка, которую он получил от аль-Хои, должны были вызвать волну крайнего возмущения среди шиитской общественности.

Аль-Хои буквально только что вернулся из Великобритании, где провёл 12 лет в изгнании, он имел неплохие контакты с британским руководством, а потому США и Великобритания сделали свою ставку на него как на лидера шиитской общины в Ираке. В Лондоне аль-Хои возглавлял фонд Al-Khoei Foundation и был близким помощником умеренного аятоллы Али Систани, который призывал иракцев не оказывать сопротивления американским и британским войскам. В Ираке же многие рассматривали аль-Хои как американскую марионетку, так что поддержка, которую он оказал баасисту Райфи, очевидно, стала последней каплей, переполнившей чашу народного возмущения.

Группа людей, вооружённых ножами, встретила аль-Хои и Райфи на пути к мечети и убила обоих. Вину за убийство возложили на членов партии Баас, для которых эмигрант аль-Хои был так же ненавистен. Аятолла Мохаммед Бакр аль-Хаким тоже погиб у входа в гробницу Али — его взорвали, когда он выходил из мечети после пятничной молитвы.

Не гладко складываются у ас-Садра отношения с самым влиятельным ныне шиитским лидером в Ираке, великим аятоллой Али Систани, который придерживается более умеренных взглядов (к тому же убитый аль-Хои был сыном учителя Систани — Абу-ль-Касима аль-Хои).

В октябре 2003 года сторонники ас-Садра пытались установить контроль над шиитскими святынями в Кербеле, что привело к столкновениям между вооружёнными отрядами ас-Садра («Армия Махди») и Систани («Организация Бадра»), многочисленным жертвам и поражению ас-Садра. Несмотря на это, Систани позднее отказался подвергнуть ас-Садра публичной критике за организацию вооружённого отпора оккупантам, выступив против эскалации насилия обеими сторонами.

Борьба за властьПравить

С приходом в Ирак оккупационных войск ас-Садр выступал с резкой критикой Временной администрации и заявлял, что его собственные претензии на власть более обоснованы юридически, чем у Временного управляющего совета Ирака, назначенного оккупантами. В сентябре 2003 года ас-Садр даже объявил о создании теневого правительства, оппозиционного Временному управляющему совету, но эта инициатива постепенно сошла на нет, тем более что аль-Систани не поддержал её.

От отца Муктада ас-Садр унаследовал сеть благотворительных центров, которые оказывали поддержку мечетям, университетам и больницам. Сразу после того, как коалиционные силы объявили о завершении военной операции, ас-Садр предложил им помощь в поддержании порядка в Багдаде, оговорив себе право создавать свои школы и больницы.

Коммунальное хозяйство Багдада с падением прежнего режима оказалось полностью разваленным и разворованным. Установив контроль над шиитским пригородом Саддам-сити, ас-Садр стал набирать добровольцев в полувоенную организацию, позднее ставшую известной не только в Ираке, но и во всём мире как «Армия Махди». Отряды под командованием ас-Садра стремительно наращивали численность, взяв на себя борьбу с мародёрством, уборку мусора, доставку продовольствия в больницы, раздачу гуманитарной помощи, патрулирование ночных улиц и даже регулирование дорожного движения. Саддам-сити был переименован в Садр-Сити (Мадинат-Садр) в честь отца Муктады. Здесь запрещена торговля видеокассетами и спиртным. Постепенно вся власть над шиитскими кварталами оказалась сосредоточена в руках администрации, созданной ас-Садром.

СадристыПравить

Сторонников Муктады ас-Садра называют садристами (движение садристов[es]).

По разным оценкам, ас-Садра активно поддерживают от 10 до 30 % шиитской общины Ирака, т. е. как минимум несколько миллионов человек.

Ас-Садр и оккупационные властиПравить

Временная администрация Пола Бремера изначально делала ставку на умеренных шиитов, признающих авторитет великого аятоллы Али аль-Систани. Американцы полагали, что население предпочтёт быстрое возвращение к нормальной жизни и не пойдёт на поводу у радикальных имамов. Али аль-Систани тоже выступает за скорейший уход иностранных войск из Ирака, но при этом осуждает насилие. Однако в последнее время[когда?] умеренный аль-Систани влияет на ситуацию в стране гораздо меньше, чем радикал ас-Садр. В начале августа 2004 года, когда в эн-Наджафе вновь вспыхнуло восстание, великий аятолла покинул страну и уехал на лечение в Лондон.

«Армия Махди» в бою (апрель — июнь 2004)Править

Мирное сосуществование между ас-Садром и оккупационными властями оказалось недолгим. Уже в конце марта 2004 года Временная администрация закрыла его газету al-Hawzah за дезинформацию, разжигание ненависти к США и призывы к насилию. Затем оккупационные власти арестовали одного из его ближайших помощников, Мустафу Такуби.

Демонстрации протеста сторонников ас-Садра, продолжавшиеся целую неделю, с каждым днём становились всё многочисленнее и ожесточённее. К этому времени у ас-Садра уже были собственные вооружённые формирования — «Армия Махди», создание которой шло с июля 2003 года. К апрелю 2004 года она насчитывала до 10 тыс. бойцов, действующих в Багдаде и на шиитском юге Ирака.

Апрельское восстание «Армии Махди» совпало с беспорядками в суннитском городе Фаллуджа, где коалиционные силы при попытке «зачистки» натолкнулись на ожесточённое сопротивление. Ас-Садр воспользовался этим для того, чтобы призвать всё население страны — и шиитов, и суннитов — на борьбу с оккупантами.

4 апреля вооружённые столкновения вспыхнули в городах Наджаф, Садр-Сити и Басре. Отряды «Армии Махди» захватывали здания, нападали на военнослужащих коалиционных сил. Бои привели к многочисленным потерям с обеих сторон.

В ходе двухмесячных боёв вооружённые формирования Муктады ас-Садра нанесли оккупантам серьёзный урон и вынудили их подписать соглашение о перемирии. В результате под негласный контроль «Армии Махди» перешли целые районы страны, включая Наджаф и шиитские районы столицы, а шейх приобрёл статус реальной политической силы. «Армия Махди» получила передышку, а американское командование рассчитывало, что передача власти гражданскому иракскому правительству снизит накал страстей.

Восстание «Армии Махди» не смогло предотвратить передачу власти в стране от Временной оккупационной администрации временному иракскому правительству, которая состоялась 28 июня 2004 года, на несколько дней ранее запланированного.

Однако, временный премьер-министр Айяд Аллауи не смог вернуть Муктаду ас-Садра и его боевиков к мирной жизни. Муктада ас-Садр свои вооружённые отряды не распустил, новое правительство не признал, от участия в выборах нового парламента отказался.

После заключения 4 июня перемирия с оккупационными войсками ас-Садр создал видимость шагов по расформированию своих вооружённых отрядов. Он обратился к тем боевикам, которые были родом из других городов, с призывом «исполнить свой долг» и разойтись из Наджафа по домам. В Наджаф была введена иракская полиция, заменившая американские подразделения. Ас-Садр запретил своим сторонникам нападать на иракские силы безопасности и объявил о намерении сформировать политическую партию и участвовать в выборах 2005 года. Временный президент Гази аль-Явар пообещал, что ас-Садр сможет присоединиться к политическому процессу в стране, если действительно распустит свою «армию».

«Армия Махди» снова в бою (август 2004)Править

Ас-Садр вновь оказался в центре событий 4 августа. После того как неизвестные привели в действие взрывное устройство в автомобиле, припаркованном поблизости от отделения полиции в Эн-Наджафе, коалиционные силы окружили дом имама. После ожесточённой перестрелки ас-Садру удалось скрыться. Попытка захватить ас-Садра была воспринята его сторонниками как нарушение перемирия и повод к новому восстанию.

Ожесточённые бои развернулись в историческом центре Наджафа. Ежедневно поступали сообщения о десятках убитых и раненых. Население в панике покинуло центр города, который был блокирован бронетехникой.

Вслед за Наджафом вновь заполыхал шиитский юг страны. Восстание вспыхнуло и в Басре, через которую доставляются на мировой рынок основные потоки иракской нефти. Из-за угрозы терактов периодически прекращается прокачка нефти по главному нефтепроводу юга страны.

8 августа премьер-министр Ирака Айяд Аллауи побывал в Наджафе и призвал ополченцев «Армии Махди» покинуть священный город и сложить оружие. Призыв остался без ответа.

В то же время вице-президент Ирака Ибрагим аль-Джаафари призывал международные оккупационные силы покинуть Наджаф и предоставить обеспечение безопасности иракским войскам. Он заявлял, что временному правительству не следует отказываться от политического диалога с Муктадой ас-Садром и его сторонниками. А вот министр обороны Ирака, наоборот, угрожал стереть Муктаду ас-Садра и его сторонников с лица земли, если он не примет ультиматум центральных иракских властей о сложении оружия. Всё это свидетельствовало об отсутствии единства мнений среди иракских властей, которые не желали предпринимать решительные действия против восставших из опасений утратить авторитет в исламском мире.

Тем временем вооружённые столкновения продолжались не только в Наджафе, но и в Багдаде, Эль-Амаре, Эль-Куфе и других городах.

Через неделю после начала восстания, 12 августа, американские войска начали сжимать кольцо окружения вокруг ас-Садра и его сторонников, закрепившихся на городском кладбище Вади-Салам, примыкающем к мавзолею имама Али — главной шиитской святыне Эн-Наджафа. В районе города было сконцентрировано примерно 2000 американцев из состава 11-го экспедиционного корпуса морской пехоты и 1800 военнослужащих иракской армии. Наступающие использовали истребительную авиацию, артиллерию, вертолёты и танки. В то же время, в ходе боёв американцы старались делать всё, чтобы не нанести повреждения усыпальнице имама Али, поскольку это могло лишь усугубить ситуацию.

Общеиракская конференция, которая была собрана в Багдаде[когда?] для избрания временного иракского парламента, попыталась выступить в качестве посредника между ас-Садром и правительством, однако ас-Садр использовал переговоры лишь для затягивания времени и небольшой передышки.

Солидарность с защитниками Наджафа выражало не только шиитское, но и суннитское население Ирака. В Эн-Наджаф на помощь восставшим прибывали шиитские добровольцы со всего Ирака и из Ирана.

К 19 августа, через две недели после начала восстания, правительство уже готово было дать согласие на штурм шиитских святынь — ас-Садр всё так же отказывался выводить своих боевиков из священных мест и разоружиться. Приказ к штурму так и не отдали, поскольку, по мнению экспертов, он мог привести к эскалации насилия в шиитских районах и спровоцировать умеренную часть шиитов к вступлению в ряды радикальных организаций. При этом даже физическое устранение ас-Садра не означало бы победы над восставшими, поскольку неминуемо появился бы новый военный лидер.

19 августа был начат ввод оккупационных войск в «Садр-Сити» — многомиллионный пригород Багдада, население которого поддерживает ас-Садра. Жителям предлагалось сдать оружие во избежание кровопролития. Тем временем повстанцы в Наджафе заявили, что не допустят передачи шиитских святынь правительственным силам или международным войскам, но готовы сотрудничать с представителями верховного лидера шиитов великого аятоллы Али аль-Систани и даже передать им ключи от мечети.

Аль-Систани возвращаетсяПравить

73-летний Али аль-Систани уехал из Ирака в Лондон, где, по сообщениям, ему должны были сделать операцию на сердце, ещё в самом начале восстания, и всё это время, пока кризис набирал силу, никак не проявлял своего отношения к тому, что происходило на его родине. Великий аятолла появился на сцене, лишь когда ситуация окончательно зашла в тупик.

25 августа, ровно через три недели после начала мятежа, совершенно неожиданно поступили сообщения о том, что Али аль-Систани вылетел из Лондона, но не в контролируемый американцами багдадский аэропорт, а в соседний Кувейт откуда перебрался во второй по величине иракский город Басра, центр шиитского юга. Здесь он призвал всех мусульман Ирака, суннитов и шиитов, готовиться к походу на Эн-Наджаф, чтобы «защитить усыпальницу имама Али от осквернения» (не уточнив, от кого). Этот призыв подхватили сторонники Муктады ас-Садра, воспринявшие этот призыв как единственный путь к спасению. Представитель Муктады ас-Садра заявил, что «Армия Махди» приостанавливает сопротивление в Эн-Наджафе и на остальной части Ирака в честь «возвращения в страну Али аль-Систани».

На следующий день, 26 августа, аль-Систани во главе многотысячной колонны восторженных иракцев отправился из Басры в Эн-Наджаф. На встречу с духовным лидером к Эн-Наджафу со всех сторон Ирака — из Багдада, ан-Насирии, Кербелы, Хиллы, ад-Дивании, Амары и других городов — стекались тысячи людей в надежде услышать его проповеди. Возвращение сопровождалось новыми кровопролитиями — в нескольких местах в результате обстрелов погибло 74 человека и несколько сот получили ранения.

Для аль-Систани этот день был днём триумфа, но что же касается американцев и их союзников, то многие наблюдатели здесь сравнивают его по возможным последствиям с днём, когда из Парижа в Тегеран вернулся аятолла Хомейни. Аль-Систани сразу же дал понять, что он хозяин положения, и заявил, что он останется в осаждённом городе до тех пор, пока конфликт не будет улажен. Условия, которые он поставил, в принципе очень похожи на то, чего пытались добиться от мятежного лидера власти Ирака: вывод боевиков «Армии Махди» из мавзолея имама Али и их разоружение, передача контроля над святыми местами в руки религиозных властей. Ни самые страшные угрозы, ни поддержка американской авиации и танков не помогли правительству Айяда Аллауи этого добиться. С прибытием же в город духовного лидера иракских шиитов ситуация кардинально изменилась.

Эн-Наджаф забурлил. Количество людей в городе резко увеличилось, как во времена больших мусульманских праздников. Многие пытались прорваться к мавзолею, где были блокированы боевики ас-Садра, так что во избежание дальнейшего роста напряжённости великий аятолла призвал своих сторонников не входить в Эн-Наджаф и оставаться за пределами городской черты.

Вряд ли американцы могут быть абсолютно довольны подобным исходом, поскольку, согласно плану Систани, Эн-Наджаф и его святые места вовсе не переходят под контроль иракских властей и тем более американских войск. Ситуация возвращается к июню, когда оккупационные войска были вынуждены заключить перемирие с Муктадой ас-Садром, фактически признав своё поражение. Именно с тех пор город находился в его полном распоряжении, а мавзолей имама Али являлся его штаб-квартирой.

К тому же теперь в районе Эн-Наджафа собрались не только радикально настроенные, но и десятки тысяч более умеренных шиитов, подогреваемых ощущением достигнутой победы. Далеко не все шииты поддерживают ас-Садра. Многие из них понимают, что, заняв оборону в мавзолее, боевики сами поставили под удар одну из главных шиитских святынь. Но ведь на это можно посмотреть и по-другому: горстка мучеников гибнет за веру, защищая святыню от неверных.

Иракские власти, понимая всё это, вынуждены всё же приветствовать вмешательство аль-Систани, хотя бы для того, чтобы продемонстрировать способность решать проблемы собственными силами, без американской военной поддержки.

Новый компромисс достигнут. Борьба продолжаетсяПравить

Утром 27 августа боевики из «Армии Махди» покинули территорию усыпальницы имама Али и «растворились» в городе. Муктада ас-Садр принял план урегулирования, предложенный великим аятоллой, и приказал своим сторонникам разоружиться и покинуть Эль-Куфу и Эн-Наджаф. Но сначала на территорию комплекса были допущены тысячи паломников из разных шиитских городов Ирака. Смешавшись с этой огромной толпой, сторонники шейха Садра спокойно ушли. Многие из них при этом забрали с собой оружие, демонстрируя всем своим видом враждебность к оккупационным войскам.

Мавзолей в ходе боёв остался невредим, зато полностью разрушен исторический центр города с такими же старинными, как мечеть, зданиями. Под рухнувшими строениями находятся тела убитых, и густонаселённому кварталу грозит эпидемия. По подсчётам властей, кризис в Эн-Наджафе обойдётся бюджету в 380 миллионов долларов. Из Эн-Наджафа выведены войска коалиции, вопросы поддержания безопасности возложены на иракскую полицию, правительство обязалось выплатить местным жителям компенсации за разрушенное в ходе боёв жильё.

Правительство Айяда Аллауи заявило, что принимает достигнутые договорённости и гарантирует ас-Садру свободу и неприкосновенность. Ас-Садру позволено остаться в Эн-Наджафе, жить там в своём доме. Сам Муктада заявил, что, пока продолжается оккупация, он не собирается заниматься «политической деятельностью».

После ухода боевиков из мавзолея в одном из зданий комплекса полиция обнаружила не менее 25 трупов полицейских и обычных жителей города со следами пыток.

Уже 28 августа американские войска начали операцию против боевиков «Армии Махди» в шиитском пригороде Багдада «Садр-Сити». 29 августа здесь было заключено соглашение о прекращении огня. По его условиям, американские войска покинут «Садр-Сити» и гарантируют неприкосновенность активистам «Армии Махди» при условии, что те воздержатся от вооружённых антиамериканских акций.

Перемирию в Багдаде предшествовала встреча четырёх великих аятолл Ирака: Али аль-Систани, Али Наджафи, Мохаммеда Хакима и Исхака Файяда в Эн-Наджафе, после которой они выступили с заявлением против вооружённых методов борьбы с находящимися в стране войсками США.

В то же время полевые командиры шиитов в Южном Ираке заявили, что не считают себя связанными мирным соглашением, и продолжают обстрелы оккупационных войск и подрывы нефтепроводов. По их словам, «Армия Махди» обязалась прекратить боевые действия исключительно в Эн-Наджафе.

30 августа Муктада ас-Садр призвал боевиков «Армии Махди» прекратить огонь на всей территории Ирака, прибегать к оружию исключительно для самообороны и проявить терпение, пока он не обнародует масштабную программу политического урегулирования. Президент США Джордж Буш назвал достигнутое перемирие примером гибкости американской политики, но в то же время признал, что изначально неверно оценил обстановку, сложившуюся в Ираке после свержения Саддама Хусейна. Буш констатировал, что сторонники диктатора рассредоточились по стране и сумели организовать сопротивление быстрее, чем США ожидали.

После вывода оккупационных войскПравить

5 мая 2009 года СМИ сообщили, что после двухлетнего обучения в Куме, Муктада ас-Садр стал великим аятоллой.

5 января 2011 года, после вывода американских войск из страны, ас-Садр вернулся в свой родной город Эн-Наджаф, чтобы и дальше принимать участие в политической жизни Ирака. 8 января, во время митинга в Наджафе, он призвал к мирному сопротивлению США без оружия теми, кому не дано права его носить[2].

См. такжеПравить

СсылкиПравить

ПримечанияПравить

  1. مقتدى محمد محمدصادق الصدر.
  2. Муктада ас-Садр призвал к “мирному” сопротивлению США (недоступная ссылка). Дата обращения: 8 января 2011. Архивировано 10 января 2011 года.