Открыть главное меню

Софья Дмитриевна Нарышкина (1 октября 1805[1]18 июня 1824) — дочь фаворитки императора Александра I Марии Нарышкиной, состоявшей в браке с Дмитрием Нарышкиным. Считалась внебрачной дочерью императора[2]. Умерла накануне свадьбы от чахотки в возрасте 18 лет.

Софья Дмитриевна Нарышкина
Дата рождения 1 октября 1805(1805-10-01)
Место рождения Санкт-Петербург
Дата смерти 18 июня 1824(1824-06-18) (18 лет)
Место смерти Санкт-Петербург
Отец официально — Нарышкин, Дмитрий Львович;
(Александр I ?)
Мать Нарышкина, Мария Антоновна

БиографияПравить

Родилась в Петербурге, крещена 8 октября 1805 года в Симеоновской церкви на Моховой, крестница графа П. К. Разумовского и М. А. Нарышкиной. Красавица-фаворитка Мария Антоновна Нарышкина родила 6 детей, из которых выжили только трое: старшая Марина (единственная, которую признавал муж), Софья и младший сын Эммануил Нарышкин, рождённый в 1813 году — по слухам, от измены её императору с графом Григорием Гагариным. Из-за этого романа 14-летняя внебрачная связь была разорвана, и бывшая фаворитка с новорождённым мальчиком и маленькой Софьей уехала заграницу. Из-за слабого здоровья девочки мать продолжала годами проживать с ней в Европе — во Франции, Швейцарии, Германии[3]. Чахоткой (туберкулёзом) Софья страдала с детства.

По словам П. В. Долгорукова, «император её очень любил и хотел выдать за графа Дмитрия Николаевича Шереметева, но тому удалось уклониться от этой высочайшей чести»[4]. Во время Веронского конгресса (1822) Александр I нередко посещал графиню С. Г. Шувалову, приятельницу Марии Нарышкиной, и покровительствовал её сыновьям. Младшего из них — Андрея Шувалова, он решил женить на Софье. Мария Нарышкина была в это время с дочерью в Швейцарии, и в 1823 году они вернулись в Россию для совершения свадьбы[5].

Михаил Сперанский в письме от 27 октябре 1823 года сообщал о нахождении Марии Нарышкиной с дочерью Софьей в Петербурге как о новости. «Кто будет ее суженым, еще неизвестно»[6], пишет он, подразумевая, что цель этого возвращения ясна. Софья начала обучаться русскому языку и её обручили в 1823 году с Андреем Шуваловым[7]. Александра Смирнова-Россет вспоминала: «Этот пройдоха при имп. Алекс<андре> Павловиче, чтобы сделать карьеру, просил руки Софьи Нарышкиной, когда она уже была в чахотке. У нее был дом на набережной и 25 тысяч асс. дохода; Александр I был очень скуп»[8]. Владимир Соллогуб так описывал облик Софьи[9]:

«Зимой Дмитрий Львович жил в Петербурге, где выстроил на Фонтанке дом, или, правильнее, дворец, принадлежащий ныне графине Шуваловой. Тут я видел еще сверкавшую красотою Марью Антоновну и ее миловидную дочь, семнадцатилетнюю Софью. Ее детское, как бы прозрачное личико, большие голубые детские глаза, светло-белокурые вьющиеся кудри придавали ей отблеск неземной. Она была помолвлена за графа А. П. Шувалова, только что приехавшего тогда из Парижа вместе с своим братом Григорием. Но свадьба не состоялась. Невеста была не от мира сего. Она скончалась тихо и неожиданно, и смерть её отозвалась новым унынием в столичной жизни».

Летом 1824 года здоровье Софьи вызвало большую тревогу и за ней наблюдали лейб-медики Миллер и Реман. Несмотря на болезнь дочери, Мария Нарышкина очень спешила со свадьбой, но вопреки её желанию император Александр I отложил брак до выздоровления девушки. Хотя со дня помолвки он обходился с Шуваловым как с будущем зятем, но брак так и не состоялся.

Софья умерла 18 июня 1824 года в 18-летнем возрасте. Это произошло на даче Нарышкиных Ma Folie в Колтовской слободе у Крестовского перевоза, в тот день, когда Александр I должен был присутствовать на учениях гвардейской артиллерии в Царском Селе.

Когда ему сообщили о смерти Софьи, «император, не сказав на это ни слова, возвел глаза свои вверх и залился самыми горючими слезами, так что вся сорочка на груди его была ими смочена», — писал присутствовавший при этом его лейб-медик доктор Д. К. Тарасов[10].Мережковский в романе «Александр Первый» пишет, что император послал императрице записку: «Elle est morte. Je reçois le châtiment de tous mes égarements» («Она умерла. Я наказан за все мои грехи»). Далее писатель описывает день императора: «Думали, маневры отменят. Но четверть часа послышался звонок из уборной. (…) Государь вышел в приемную, где ожидали все штабные генералы, начальники дивизии, батальонные командиры, чтобы сопровождать его на военное поле. Вступив с ними в беседу, он предлагал вопросы и пояснял ответы с обычной любезностью». Мережковский цитирует доктора Тарасова: «Я наблюдал лицо его внимательно, и, к моему удивлению, не видел в нем ни единой черты, обличающей внутреннее положение растерзанной души его: он до того сохранял присутствие духа, что кроме нас троих, бывших в уборной, никто ничего не заметил».

По словам К. Я. Булгакова, смерть юной Софьи всех поразила, об этом только и говорили в Петербурге и в Москве. Своему брату 20 июня 1824 года он сообщал[11]:

Только и слышно всеобщее сожаление о бедной Нарышкиной, кончившей жизнь во цвете лет... Ей жить было невозможно. В ее лета чахотка ужасно скоро влечет к смерти. Так было с нею. Хотя еще не объявлено было, но, кажется, решено ее замужество с молодым Шуваловым, которого очень хвалят. Он, говорят, в отчаянии. Ему пускали кровь. Сегодня везут её тело в Сергиеву пустынь, где завтра отпоют и положат. Похороны простые, никто не зван; но многие поедут.

В день похорон Софьи безутешный карьерист Шувалов будто бы сказал одному из друзей своих: «Мой милый, какого значения я лишился!». В качестве компенсации «его послали секретарем к Татищеву в Вену» (пишет Смирнова-Россет). Позже он женился на богатейшей вдове Платона Зубова.

МогилаПравить

Была похоронена на территории Троице-Сергиевой пустыни в Стрельне в снесённой ныне церкви Воскресения Христова. Сохранился чертёж: «План могил погребенных лиц в бывшей Яковской церкви ныне Михайло-Архангела приделе Воскресенской церкви Троицко-Сергиевой приморской Пустыни. Составлен с надгробных надписей существующих плит 8 июля 1886 г.», где указано её надгробие[12].

В культуреПравить

ПримечанияПравить

  1. ЦГИА СПб. ф.19. оп.111. д.140. с. 207. МК Симеоновской церкви.
  2. Ferrand, Jacques. Descendances naturelles des souverains et grands-ducs de Russie, de 1762 à 1910: répertoire généalogique. Paris. 1995
  3. Мемуары графини Головиной (примечания)
  4. П. Долгоруков. Петербургские очерки. Памфлеты эмигранта. — М., 1992.— 560 с.
  5. Воспоминания Д. К. Тарасова // Русская Старина. — 1871. — Вып. 12. — С. 638—640.
  6. В память графа Михаила Михайловича Сперанского. 1782—1872. — СПб., 1872. — С. 669.
  7. А не Шереметева, как ошибочно пишет в примечаниях К. Валишевский
  8. А. О. Смирнова-Россет. Дневник. Воспоминания. — М.: Наука, 1989. — 789 с.
  9. Lib.ru/Соллогуб Владимир Александрович. Воспоминания
  10. Балязин Вольдемар Николаевич. Екатерина Великая и ее семейство
  11. Братья Булгаковы. Переписка. Т. 2. — М.: Захаров, 2010. — С. 441.
  12. Коренцвит В. А. Поиск захоронений на территории Троице-Сергиевой пустыни в Стрельне // Встречи на петергофской дороге. Материалы краеведческой конференции. СПб, 2013. С.19
  13. Переписка князя П. А. Вяземского с А. И. Тургеневым. 1824—1836