Открыть главное меню

«Невидимая рука» (англ. invisible hand) — популярная метафора, использованная Адамом Смитом в трёх работах. Впервые она появляется в раннем эссе «История астрономии». Работа не была издана при жизни автора, фраза не имела экономической направленности (речь шла о руке древнеримского бога Юпитера[1]). В работах «Теория нравственных чувств» (1759 год) и «Исследование о природе и причинах богатства народов» (1776 год) фраза использована при описании механизма влияния индивидуальных интересов на максимизацию общественного богатства.

Содержание

История появленияПравить

Идеи о непреднамеренном упорядочивании хаотических систем, лежавшие в основе метафоры «невидимой руки», можно найти в работах Петти и Локка в XVII веке. Философы шотландского Просвещения, одним из которых был Адам Смит, сделали основной темой своих работ мысль о том, что поступки индивидуумов могут иметь для общества положительные последствия, которые вовсе не были целью или побудительным мотивом для тех, кто их совершает[2].

Впервые термин невидимая рука использовался в подобном смысле в работе А. Смита «Теория нравственных чувств»:

По-видимому, какая-то невидимая рука заставляет их принимать участие в таком же распределении предметов, необходимых для жизни, какое существовало бы, если бы земля была распределена поровну между всеми населяющими её людьми. Таким образом, без всякого преднамеренного желания и вовсе того не подозревая, богатый служит общественным интересам и умножению человеческого рода.

Более известным стал фрагмент из главы II «Об ограничении ввоза из-за границы таких продуктов, которые могут быть производимы внутри страны» книги IV работы «Исследование о природе и причинах богатства народов»:

Но всякий человек употребляет капитал на поддержку промышленности только ради прибыли, поэтому он всегда будет стараться употреблять его на поддержку той отрасли промышленности, продукт которой будет обладать наибольшей стоимостью и обмениваться на наибольшее количество денег или других товаров.

Но годовой доход любого общества всегда в точности равен меновой стоимости всего годового продукта его труда или, вернее, именно и представляет собой эту меновую стоимость. И поскольку каждый отдельный человек старается по возможности употреблять свой капитал на поддержку отечественной промышленности и так направлять эту промышленность, чтобы продукт её обладал наибольшей стоимостью, постольку он обязательно содействует тому, чтобы годовой доход общества был максимально велик. Разумеется, обычно он не имеет в виду содействовать общественной пользе и не сознает, насколько он содействует ей. Предпочитая оказывать поддержку отечественному производству, а не иностранному, он имеет в виду лишь свой собственный интерес, и осуществляя это производство таким образом, чтобы его продукт обладал максимальной стоимостью, он преследует лишь свою собственную выгоду, причём в этом случае, как и во многих других, он невидимой рукой направляется к цели, которая совсем и не входила в его намерения; при этом общество не всегда страдает от того, что эта цель не входила в его намерения. Преследуя свои собственные интересы, он часто более действительным образом служит интересам общества, чем тогда, когда сознательно стремится делать это.

ИнтерпретацииПравить

Согласно БРЭ, невидимая рука определяется как образ сил, которые обеспечивают достижение общеполезных экономических результатов действиями отдельных индивидов или даже вопреки им[3].

В «Новый Палгрейв: словарь по экономике» невидимая рука — это метафора Адама Смита, обозначающая принцип, при котором благотворный общественный порядок возникает как непреднамеренное следствие поступков индивидов[2].

Каждый производитель преследует собственную выгоду, но путь к ней лежит через удовлетворение чьей-либо потребности. Совокупность производителей, как будто движимая «невидимой рукой», активно, эффективно и добровольно реализует интересы общества, причём часто даже не думая об этом, а руководствуясь эгоистическими мотивами.

Сигнальная функция прибыли незаметно, но надёжно обеспечивает такое распределение ресурсов, которое уравновешивает спрос и предложение. Если производство убыточно, то количество задействованных ресурсов в данном производстве будет уменьшаться. В конечном итоге такое производство вовсе исчезнет под давлением конкурентной среды. Ресурсы будут тратиться для развития прибыльного производства.

С конца XIX века образ «невидимой руки» стал использоваться для обозначения тенденции рыночного механизма к достижению равенства между спросом и предложением, к обеспечению оптимального распределения ресурсов. Этому способствовало активное противопоставление (в частности, австрийской школой) рыночного либерализма и плановой экономики. Обычным становится использование немного дополненной фразы «невидимая рука рынка», хотя у А. Смита это высказывание не встречается.

В политической экономии концепция «невидимой руки» тесно связана с принципом «laissez-faire» (невмешательства), её современное выражение представляет из себя взаимосвязь между эффективностью по Парето и конкурентным равновесием[4].

ПримечанияПравить

  1. Kennedy G. Adam Smith and the invisible hand: from metaphor to myth
  2. 1 2 Вон К.И. «Невидимая рука» // «Невидимая рука» рынка / Под ред. Дж. Итуэлла, М. Милгейтаruen, П. Ньюменаruen. — М.: ГУ ВШЭ, 2009. — С. 226—232. — ISBN 978-5-7598-0500-7.
  3. Невидимая рука рынка / Д. В. Мельник // Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов. — М. : Большая российская энциклопедия, 2004—2017.
  4. «Невидимая рука» рынка = The Invisible Hand / Под редакцией Дж. Итуэлла, М. Милгейта, П. Ньюмена. — М.: ГУ ВШЭ, 2009. — С. X. — 408 с. — (The New Palgrave). — ISBN 978-5-7598-0500-7, 0-333-49532-2.

СсылкиПравить