Открыть главное меню

Николаевский инцидент

Николаевский инцидент (яп. 尼港事件 никоу дзикэн) — международный конфликт в ходе японской интервенции между Японией и ДВР, расправа с 23 по 31 мая 1920 года над японскими военнопленными и уцелевшими японскими жителями, последовавшая после вооружённого конфликта между партизанами и частями японской армии с 12 по 15 марта 1920 года в Николаевске-на-Амуре. Использовался Японией как предлог для оправдания задним числом оккупации Северного Сахалина.

Николаевский инцидент
Основной конфликт: Гражданская война в России
Территория Сахалинской области в 19141920 годах. Административный центр - Николаевск.
Nikolaevsk-na-amure old00.jpgНиколаевск-на-Амуре в 1900 году
Дата начала 1215 марта 1920
окончания 2331 мая 1920
Место Николаевск и окрестности
Причина нападение японского отряда майора Исикавы и их разгром партизанами,
расправа над японскими военнопленными.
Итог эвакуация населения Николаевска и частей Охотского фронта НРА ДВР, оккупация Японией Северного Сахалина
Изменения Николаевск уничтожен, население города эвакуированно, Охотский фронт НРА ДВР распался, Северный Сахалин оккупирован Японией.
Противники

 РСФСР партизаны
с 22 апреля 1920
Flag dvr.gif НРА ДВР

Flag of Japan (1870–1999).svg Японская империя

Командующие

 РСФСР
с 22 апреля 1920
Flag dvr.gif ДВР
Яков Иванович Тряпицын

War flag of the Imperial Japanese Army.svg Япония
майор Исикава †

Силы сторон

1500 человек

War flag of the Imperial Japanese Army.svg 350 человек + 300 - 250 человек комбатантов

Потери

1215 марта 1920
 РСФСР
более 500 убито

1215 марта 1920
War flag of the Imperial Japanese Army.svg ок. 250 солдат и 300 - 250 комбатантов убито
2331 мая 1920
War flag of the Imperial Japanese Army.svg 129 пленных расстреляно

Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
Яков Тряпицын в белом, в центре снимка полулежит на кровати после двух ранений в Николаевском инциденте. Женщина в белом — Нина Лебедева-Кияшко (начальник штаба, после гибели в бою Наумова).

Содержание

Предыстория конфликтаПравить

В сентябре 1918 года Николаевск был оккупирован японскими войсками в ходе интервенции Антанты на Дальнем Востоке. Документ о приглашении японской военной части был подписан чиновниками и буржуазией города под предлогом необходимости охраны центра золотодобычи края. Потом этот документ и его подписи послужили основанием для расстрела жителей, подписавших эту бумагу. В начале 1920 года в городе, кроме русского населения (ок. 6 000 человек) и белых отрядов (ок. 300 человек), был размещён японский гарнизон численностью 350 человек из состава 14-й пехотной дивизии японской императорской армии под командованием майора Исикавы, и проживало около 450 человек японского гражданского населения.

В городе также размещалась корейская и китайская колонии, было китайское консульство. После неудачной попытки пройти по Амуру в Сунгари в конце 1919 г. в Николаевске также зазимовал отряд китайских канонерок с коммодором Чэнь Шиином во главе.

В январе 1920 года город осадило партизанское соединение численностью 3000 человек под командованием Я. Тряпицына и Т. Наумова (начальник штаба).

Яков Иванович Тряпицын (1897—1920), муромский крестьянин, прапорщик РИА, фронтовик, георгиевский кавалер, появился в Сибири в конце 1918 года, принял участие в партизанском движении и создал собственный отряд из 35 человек, во главе которого 10 ноября 1919 г. из с. Вятское выступил на Николаевск. По мере продвижения отряд разросся до 5 полков[1].

Бои за город начались 21 января 1920 г.

После овладения партизанской армией Я. И. Тряпицына крепостью Чныррах, находящейся в предместье города, и начавшегося оттуда артиллерийского обстрела, командующий японским гарнизоном майор Исикава вспомнил о своём нейтралитете, согласно декларации о неучастии японской армии в гражданской войне в России генерал-лейтенанта Сирамидзу, и 28 февраля японцы заключили с партизанами перемирие, по которому партизаны могли войти в город. Партизаны обещали гарантировать неприкосновенность японского населения и его собственности. После этого отряд Тряпицына вступил в город, украшенный по этому случаю красными флагами[2][3].

Сразу же по приходу в город, партизаны, помимо ареста небольшого отряда белых, начали арестовывать наиболее богатых и влиятельных лиц города по заранее составленному списку, куда входили лица, подписавшие письмо с просьбой об охране города японским отрядом. Все они были заключены в городскую тюрьму[2].

Основная часть соединения Я. И. Тряпицына, состоявшая из местных жителей, после взятия Николаевска, разошлась по своим сёлам.

Взятие партизанами Николаевска-на-Амуре описано в повести непосредственного участника событий, писателя Рувима Фраермана «Васька-гиляк»[4].

Причины Николаевского инцидентаПравить

Тряпицын опасался, что после того, как Амур вскроется от льда, к японцам подоспеет подкрепление. Поэтому он принял решение интернировать японский гарнизон. 11 марта начальник партизанского штаба Т. И. Наумов передал японцам от партизанского штаба ультиматум с требованием частично разоружиться[2].

По согласованию с вышестоящим командованием, японский гарнизон решил предпринять неожиданную вылазку. Японцы, в ночь с 11 марта на 12 марта[2][5], внезапно открыли огонь по штабу Тряпицына, обстреляв его также ракетами. Была подожжена значительная часть Николаевска. В нападении, кроме японского гарнизона, участвовало вся боеспособная часть мужчин японского населения Николаевска.

Начальник штаба Т. И. Наумов-Медведь погиб, секретарь штаба Покровский-Черных застрелился, Тряпицына, раненного в обе ноги , вынесли товарищи из горящего здания штаба и засели в соседнем каменном здании, где и организовали оборону. В первый момент он также решил, что все потеряно, и просил товарищей пристрелить его.

 
Николаевский фронт Красной Армии (18 марта 1920 г.). Заместитель командующего — Дмитрий Бузин (Бич), командующий — Яков Иванович Тряпицын, адъютант — А. Волков.

В течение первого дня боев инициатива находилась в руках японского гарнизона, но затем командование боем на себя взял командир горно-приискового полка Будрин, подошедший из посёлка Керби вместе со своим подразделением.

В конечном итоге сказалось численное превосходство партизан и в боях, которые продолжались 4 суток, японский гарнизон был полностью уничтожен. Погибло до 500 партизан — как результат внезапности и потери управления в бою в первые сутки. Майор Исикава с остатками гарнизона укрылся в магазине Симадо, который партизаны облили керосином и подожгли, после чего расстреливали выскакивавших из огня японцев; тяжело раненый Исикава был убит лично Будриным. Был разгромлен и сожжен также японский квартал (прежде всего силами уголовного и полууголовного элемента и так называемых «сахалов» — бывших сахалинских каторжников) и убито 80 проживавших там женщин.[3].

Во время боев (в ночь на 13 марта) в тюрьме были вырезаны (убиты холодным оружием) все арестанты, включая даже проштрафившихся партизан, заключенных в тюрьму за отсутствием гауптвахты. Среди убитых были, в частности, протоиерей Серапион (Черных), бывший председатель земской управы Капцан и бывший губернатор Сахалина фон Бунге.[3][3].

К вечеру 14 марта главные силы японцев были разгромлены, а 15 марта в 12 часов капитулировала их последняя группа. Бо́льшая часть японцев погибла в бою. Практически вся японская колония (834 человека) — была истреблена партизанами, а их движимое и недвижимое имущество было конфисковано и частично разграблено.[6][3]. В ходе боёв большая часть Николаевска была сожжена японцами, применившими зажигательные пули и снаряды.

117 пленных солдат, к которым были присоединены 11 женщин, были заключены в тюрьму. 12 японок, бывших замужем за китайцами, спаслись, так как семьи скрыли их.

Из числа иностранных граждан был арестован английский управляющий одного из крупнейших рыбных промыслов в городе Джон Фрид, которого затем расстреляли по обвинению в контрреволюционной деятельности.

Николаевская коммунаПравить

После разгрома японского гарнизона, в городе были введены порядки военного коммунизма: национализирована кооперация, отменены деньги, введено уравнительное снабжение и т. д. Для этой цели было использовано конфискованное имущество чиновников бывших царской и колчаковской администрации, буржуазии и интеллигенции, японской колонии.
Грабежи и насилия полууголовных элементов, которых не ограничивали местные органы милиции и ВЧК, вызвали возмущение части партизан. В числе недовольных входили партизаны из местных жителей, бывшие солдаты гарнизона крепости Чныррах, а также коммунисты.
Недовольные составили заговор, во главе которого встал Будрин, командир полка, получивший популярность партизан и населения Николаевска-на-Амуре талантливым руководством боями с 13 по 15 марта 1920 г.
22 апреля 1920 года, согласно приказу № 66 главнокомандующего Народно-Революционной армии Дальневосточной республики Г. Х. Эйхе, Я. И. Тряпицын был назначен командующим Охотским фронтом. Согласно тому же приказу все подчинённые ему партизанские отряды были преобразованы в части Народно-революционной армии ДВР.[7]
23 апреля 1920 г., Тряпицын, сумев получить большинство голосов на гарнизонном собрании, немедленно арестовал своих оппонентов во главе с Будриным.[6][3].

Николаевский инцидентПравить

Известие о разгроме военного гарнизона и расправе над японской колонией в Николаевске-на-Амуре потрясло Японию и было использовано правительством для оправдания массированного вмешательства в России с целью реабилитации в глазах общественного мнения.

В ночь с 4 на 5 апреля 1920 года японцы напали на органы советской власти и военные гарнизоны Дальневосточной республики в Хабаровске, Владивостоке, Спасске и других городах Дальнего Востока России и захватило их.

Охотский фронт, под командованием Я. И. Тряпицына, оказался изолированным от остальных вооружённых сил Дальневосточной республики.

В мае японское командование из захваченного Хабаровска направило войска в Николаевск-на-Амуре.

22 мая 1920 года ввиду неотвратимости приближения неприятеля, Тряпицын начал переговоры с китайским консулом Чжан Вэньхуаном и коммодором Чэнь Шиином, о совместных с китайцами действиях против японцев. Китайцы, несмотря на давление со стороны командования Охотского фронта, отказались принять прямое участие в боях против японцев.

Находясь в изоляции от Дальневосточной республики и не получив указаний от центрального штаба армии ДВР, ещё 10 апреля 1920 года руководство Охотского фронта ДВР приняло решение эвакуировать население в село Керби и уничтожить город Николаевск-на-Амуре и крепость Чныррах, чтобы не допустить создания военной базы японской армии и флота. «Для иностранных государств будет очень показательно, если мы сожжём город, а население эвакуируем» — заявил Тряпицын[8].

Незадолго до этого, под патронажем китайского консула Чжан Вэньхуана, удалось эвакуировать китайскими канонерками иностранцев – главным образом китайцев с семьями, а также немного англичан, поляков и т. д. в поселок Маго, находящийся в 30 км от Николаевска. Данную эвакуацию консулу предложил произвести Тряпицын, правда изначально речь шла только о китайских гражданах. Консул обещал подумать над данным предложением и в конечном итоге согласился. Оказалось, что вместе с иностранцами в «международное поселение» бежала с деньгами значительная часть китайских «партизан», бывших хунхузов. Примечательно, что китайские власти их спокойно приняли и даже взяли под охрану, несмотря на все зверства, которые хунхузы творили в Николаевске.

Массовая эвакуация началась 23 мая[5] и завершилась 30 мая 1920 года[6]. Основная часть населения Николаевска и партизан была переправлена на пароходах в район села Керби[6].

После проведения эвакуации, перед уходом оставшихся военных частей Охотского фронта из города, были расстреляны пленные японцы и арестованные граждане, подписавшие петицию к японскому императору. Всего в заключении в Николаевске в тот момент содержалось 129 японских пленных и ряд жителей и партизан. Среди расстрелянных была и группа коммунистов, арестованных за подготовку заговора против Тряпицына (впоследствии это будет ему особо поставлено в вину на суде). Среди них был Будрин, которого убили вместе с 16-летним сыном[3]. В ночь с 31 мая на 1 июня 1920 года Николаевск-на-Амуре был подожжён. Были взорваны частично сооружения и всё вооружение крепости Чныррах.

Итоги и последствия Николаевского инцидентаПравить

Вслед за отступающей армией, вдоль берега реки Амур, Яков Тряпицын выехал вместе со своим штабом.
У таёжного поселка Керби по постановлению областного исполкома Я. И. Тряпицын вместе со всем штабом в результате заговора был арестован группой николаевцев во главе с И. Т. Андреевым (член исполкома и начальник Сахалинской областной милиции) и предан импровизированному суду — «суд 103». Был приговорён к высшей мере простым голосованием. Вместе с ним была расстреляна и Нина Лебедева-Кияшко (начальник штаба Охотского фронта)[3].

Штаб Я. И. Тряпицына после овладения Николаевском-на-Амуре передислоцировал на Сахалин лыжный отряд Фомина-Востокова, ранее сыгравший ключевую роль в окружении Николаевска. На Сахалине также была провозглашена власть Советов[9].

Японское правительство использовало Николаевский инцидент для обоснования дальнейшей оккупации Сахалина, оправдывая её необходимостью защитить живущих на Сахалине японцев от повторения событий, произошедших в Николаевске. Сахалин был занят японцами 22 апреля 1920 года. Вопрос об отводе японских войск из северной части Сахалина был разрешён в результате переговоров, начавшихся в 1924 году и завершившихся подписанием советско-японской конвенции в 1925 году.

Большая часть Николаевска-на-Амуре оказалась сожжённой. Согласно показаниям управляющего Колчанскими приисками Джорджа Дайера[10], данных им следственной комиссии во Владивостоке 6 июля 1920 года, указывается, что из примерно 4000 домов в городе уцелело не более 100. После получения приказа партизаны разрушили все общественные сооружения и почти все жилые дома — из 1165 жилых зданий уцелело только 35. Город фактически пришлось отстраивать с нуля. По словам писателя П. И. Гладких, известный советский военачальник Блюхер В. К. сожалел о смерти Тряпицына[9]:

Тряпицын был борцом за власть Советов, таким же, как сибирский «дедушка» Нестор Каландаришвили… Загубили Якова Тряпицына напрасно. Не разобрались досконально в этом сложном деле и наломали дров.

ФотогалереяПравить

 
Жилой дом и торговая лавка японского подданного Симада в Николаевске-на-Амуре. В эллипсе наверху — дом, занятый под казарму японского гарнизона.
 
Вступление японских войск в Николаевск-на-Амуре в 1918 году. В эллипсе внизу — майор Исикава в конной коляске.
 
Японская карта расположения сил сторон перед внезапным нападением японцев на русское население и органы Советской власти и партизан в ночь с 11 на 12 марта 1920 г.
 
Трупы жертв резни пленных японцев, конца мая 1920 г., спущенные в Амур. Японская фотография, июнь 1920

Оценка Николаевского инцидента сторонами конфликтаПравить

ДВР, РСФСР, СССР, Россия (РФ)Править

В 20-х — 50-х годах XX века, согласно точке зрения СССР, как преемника ДВР, на конфликт в Николаевске-на-Амуре — суть инцидента заключалась в самовольном расстреле японских военнопленных в конце мая 1920 г. вопреки Женевской конвенции[11], а события в Николаевске-на-Амуре с 11 по 15 марта 1920 г. были названы причиной инцидента, вся вина возлагалась на Я. И. Тряпицына, за своё самоуправство он был объявлен анархистом, осуждён и расстрелян[12]:

«Николаевский инцидент» 1920 — между ДВР и Японией; был использован японской военщиной в целях оправдания, хотя бы задним числом, оккупации Сахалина. В январе 1920 партизанский отряд под командованием анархиста Тряпицына осадил занятый японцами г. Николаевск-на-Амуре. Японский гарнизон сдался и заключил с партизанами договор, по которому город передавался партизанам, а японским войскам отводились специальные помещения. После двух недель мирного сожительства японцы неожиданно напали на партизан. Бой продолжался несколько дней и закончился победой партизан, захвативших в плен около 100 японцев. Когда в мае стало известно, что из Хабаровска в Николаевск отправлены вспомогательные японские войска, Тряпицын велел отступить и расстрелял оставшихся в городе японцев и белогвардейцев, а город поджёг. За это самоуправство Тряпицын был осуждён и расстрелян партизанами. Этот случай, получивший название «Н. и.» и был использован японцами как оправдание оккупации ими о. Сахалина — якобы в «компенсацию» за «Н. и.». В действительности о. Сахалин был занят японцами 22.IV.1920, то есть за несколько недель до «Н. и.».

Вопрос об отводе японских войск из северной части Сахалина был разрешён в результате переговоров, начавшихся в 1924 и завершившихся подписанием советско-японской конвенции 1925…"

Этой версии Николаевского инцидента до сих пор придерживается и Россия, как правопреемник СССР.

Международная комиссияПравить

Для расследования обстоятельств этого международного конфликта, была создана международная комиссия. В неё входили шесть человек от русского населения, столько же — от китайского, три человека от корейского общества и несколько других иностранцев, оказавшихся в то время в Николаевске-на-Амуре.

Вывод комиссии был однозначный — японские войска первыми напали на партизан[13].

Япония[13][14]Править

Правительство Японии всю вину за «Николаевский инцидент» возложило на партизан[15]. На всей территории Японской империи был объявлен траур, обе палаты парламента посвятили «николаевской трагедии» специальное заседание.

В августе 1921 года, на Дайренской конференции, делегация ДВР потребовала от японцев вывести свои войска с Дальнего Востока. Японцы в ответ выдвинули 17 требований к правительству ДВР. Одним из них было:

«При решении Николаевского вопроса правительство ДВР обязуется передать японскому правительству северную часть острова Сахалин в аренду сроком на 80 лет, как компенсацию за понесенные японскими подданными убытки во время николаевских событий».

На Вашингтонской конференции, которая состоялась вскоре, японский делегат барон Шиде-Хара так обосновывал оккупацию Сахалинской области:

«История знает мало случаев, подобных происшествиям в Николаевске в 1920 году, где более 700 японцев, в том числе женщины и дети, официально признанный консул, его дети и слуги были зверски истязаемы и убиты. Никакая нация, достойная уважения, не могла бы остаться спокойной перед лицом такой провокации.

Японское правительство не могло не считаться с негодованием, вызванным в Японии этим фактом. В этих условиях Япония не нашла другого выхода, кроме оккупации русской провинции Сахалина».

Тогда в ответ делегация ДВР предложила обсудить так называемые «николаевские события» по существу и установить действительного виновника «Николаевского инцидента». Японская делегация отказалась, под предлогом того, что ни ДВР, ни РСФСР, как государства, не признаны Японией[16].

На замечание делегации ДВР, что это «непризнание» японским правительством не мешало до сих пор вести переговоры с представителями этих правительств и признавать их дипломатическую неприкосновенность[16].

В последующем на стороне делегаций ДВР и РСФСР против такого подхода японской стороны выступили США, которые заставили Японию возвратить Северный Сахалин в ближайшем будущем. Произошло это в 1925 году.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. http://sakhalinmuseum.ru/ufile/553_161.pdf
  2. 1 2 3 4 The destruction of Nikolayevsk-on-Amur: An episode in the Russian civil war in the Far East, book review in the Cambridge University Press.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 The destruction of Nikolayevks-on-Amur: An episode in the Russian civil war in the Far East, book review in the Cambridge University Press
  4. Рувим Фраерман «Васька-гиляк». М.-Л., ОГИЗ-ГИХЛ, 1932
  5. 1 2 Дешевый авторитет Тряпицына? Зачем он спалил Николаевск-на-Амуре?. Дебри-ДВ (22 июля 2006). Дата обращения 20 января 2013. Архивировано 2 февраля 2013 года. Приводится «Список административных, служебных, промышленных и жилых зданий г. Николаевска-на-Амуре, сожжённых и взорванных по приказу Тряпицынского военревштаба 30 мая — 3 июня 1920 г.»
  6. 1 2 3 4 http://www.habex.ru/paper/347/4725/ Яков Тряпицын — герой или бандит?
  7. Яков Тряпицын — герой или бандит?
  8. Штурмовые ночи Спасска. Николаевский дни Архивная копия от 18 марта 2016 на Wayback Machine — беседа с к.и.н. В. Г. Смоляком, исследователем Николаевского инцидента. «Тихоокеанская звезда», 20.03.2008
  9. 1 2 С. Юдинцев. Дерзость и честь. Исторический очерк // Литературная студия «Паруса», 2005.
  10. Приамурье — родная земля: историко-литературный альманах, Том 2. Изд-во Комсомольского-на-Амуре гос. педагог. ун-та, 2005, стр. 135
  11. Ни ДВР, ни РСФСР не подписывали и не ратифицировали Женевских конвенций
  12. Дипломатический словарь. М. 1950. Т. 2., С. 243
  13. 1 2 Николаевский инцидент | Газета «Тихоокеанская звезда» (недоступная ссылка). Дата обращения 14 июня 2016. Архивировано 25 июня 2016 года.
  14. Николаевский инцидент
  15. Г. Г. Алахвердов. История гражданской войны в СССР.
  16. 1 2 Потемкин В. П. История дипломатии.

ИсточникиПравить

  • «История Востока» в 6 томах. Том V «Восток в новейшее время (1914—1945 гг.)» — Москва, «Восточная литература», 1995. ISBN 5-02-018102-1
  • «Японская интервенция 1918—1922 гг. в документах» И.Минц. — Москва, 1934 г. — 254 стр.

ЛитератураПравить

  • Гутман А. Я. Гибель Николаевска-на-Амуре: страницы из истории гражданской войны на Дальнем Востоке. — Берлин, 1924.
  • Английский перевод: Anatoly Gutman. Ella Lury Wiswell (trans.); Richard A. Pierce (ed.) The Destruction of Nikolaevsk-on-Amur, An Episode in the Russian Civil War in the Far East. — Limestone Press, 1993. — ISBN 0-919642-35-7
  • Смоляк В. Г. Междоусобица. По следам нижнеамурской трагедии. — Хабаровск: Хабаровский краевой музей им. Н. И. Гродекова, 2009. — 128 с.; илл. — ISBN 978-5-94961-046-6
  • Емельянов К. А. Люди в аду. (К 20-летию гибели Николаевска-на-Амуре с предисловием Я. Ловича) / Под науч. ред. Т. А. Губайдулиной и А. А. Хисамутдинова, Пер. с англ. Э. М. Люри-Визвелл ; М-во образования и науки РФ, Владивосток. гос. ун-т экономики и сервиса. — Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2004. — 228 с.: ил. — 200 экз. — 20,5 см.
  • Яков Лович. Враги. — М.: Вече, 2007. — 352 с. — ISBN 978-5-9533-2431-1
  • Уэда Т. Сибэриа сюппэй то Кита Карафуто мондай (Сибирская экспедиция и проблема Северного Сахалина) — Хоппо рёдо-но тии (Статус северных территорий). Токио. 1962. С. 99—100.

СсылкиПравить