Ноябрьская сессия ИГН АН СССР (1948)

Ноябрьская сессия Института геологических наук АН СССР (Москва, 15-22 ноября 1948 года) — московская научная сессия по вопросам геологии[1], заседания расширенного Учёного Совета Института геологических наук (ИГН АН СССР), где присутствовали многие академики и члены-корреспонденты АН СССР, ведущие учёные-геологи из Москвы, Ленинграда, Украинской ССР, Узбекской ССР и других регионов. Важнейшее событие середины XX века в СССР по всестороннему обсуждению «положения в геологических науках» (для выявления и обсуждения просчетов и недостатков в работе)[2], через три месяца после «Августовской сессии ВАСХНИЛ (1948)».

Сессия расширенного Учёного Совета ИГН АН СССР
Председатель заседаний: И. Ф. Григорьев (директор ИГН АН СССР)
Председатель заседаний: И. Ф. Григорьев
(директор ИГН АН СССР)
Другие названия Ноябрьская сессия Института геологических наук АН СССР (1948)
Дата проведения 15-22 ноября 1948
Место
проведения
Союз Советских Социалистических Республик Москва, СССР
Участники советские геологи, горные инженеры, географы, химики, философы и др.
Рассмотренные вопросы геология, палеонтология, география, геохимия, геофизика и др.
Результаты Принятие резолюции

Стенограмма Сессии расширенного Учёного Совета Института геологических наук АН СССР 1948 года[3] была опубликована по архивным материалам только в начале 2022 года, издание приурочено к 90-летнему юбилею создания Геологического института РАН.

История править

В 1947 году процесс послевоенного обустройства и договорённостей был нарушен, что было обобщено в Доктрине Трумэна. В СССР началась конфронтация на международном уровне, всестороннее усиление идеологического пресса и политизация науки.

1948 год стал переломным в научной жизни в СССР, не только в биологии, но и в других естественных науках. В 1948 году началась американская программа экономической помощи Европе («План Маршалла», с 4 апреля), СССР установил блокаду Западного Берлина (24 июня) — «холодная война». Кроме того, заканчивалась гражданская война в Китае, были образованы государства Израиль (14 мая), ФРГ (Тризония, 31 мая), Вьетнам (5 июня) и КНДР (9 сентября).

Предшествующие события править

В марте-апреле 1947 года на заседаниях Совета Министров СССР (под председательством И. В. Сталина) дважды рассматривался вопрос о пятилетнем плане научно-исследовательских работ АН СССР (на 1946—1950), где было сокращено до 20 % от запланированных исследований. Закрывались советские научные журналы на иностранных языках, сократились научные контакты с иностранными учёными, проводились кампании по борьбе с «буржуазными идеалистическими учениями» А. А. Жданов требовал[4]:

«разоблачать непатриотических учёных, преклоняющихся перед заграницей и одновременно показать настоящих патриотов, заботящихся и борющихся за честь Советской науки».

В апреле 1948 года во Всесоюзном обществе почвоведов были рассмотрены и осуждены идеологические ошибки профессора А. А. Роде, который «принижал роль В. Р. Вильямса в развитии советского почвоведения». Намеченная затем конференция по проблемам биологии в почвоведении, которую должны были провести совместно Отделение биологических наук и Отделение геолого-географических наук АН СССР — не состоялась.

 
Публикации стенограмм сессий 1948 года геологов и биологов

Сессия геологов была организована по Постановлению Президиума АН СССР от 26 августа, в связи с решениями Лысенковской «Августовской сессии ВАСХНИЛ 1948 года»[5]. В этом Постановлении указывалось:

Одобренный Центральным Комитетом ВКП(б) доклад академика Т. Д. Лысенко ставит перед учёными Советского Союза и прежде всего перед биологами и представителями других отраслей естествознания ряд новых, принципиальных вопросов, требует от научных учреждений полной и глубокой перестройки исследовательской работы в области биологии и действительного превращения биологической науки в могучее оружие изменения живой природы в интересах построения коммунистического общества.

Президиум АН СССР обязывает Отделение биологических наук, биологов и всех естествоиспытателей, работающих в Академии Наук СССР, коренным образом перестроить свою работу, занять ведущее место в борьбе против идеалистических, реакционных учений в науке, против низкопоклонства и раболепия перед зарубежной лженаукой. Естественно-научные институты Академии Наук СССР должны активно бороться за дальнейший расцвет отечественной биологической науки, и в первую очередь за дальнейшее развитие учения, созданного И. В. Мичуриным, В. В. Докучаевым, В. Р. Вильямсом, продолженного и развитого Т. Д. Лысенко.

При осуждении 25.08.1948 академик Г. Ф. Александров указал:

Но ни для кого не секрет и то обстоятельство, что такие же крупные идеологические вопросы назревают и в ряде других отраслей знания. В области физики и химии уже разгорелись споры, и там, видимо, дискуссии будут не менее остры, чем в биологии. В области педагогики, психологии и медицины дискуссии на полном ходу, но ещё самые крупные бои впереди. В области географии и геологии явственно наметилась среди наших специалистов линия борьбы материализма с идеализмом. В области истории и права — целый непочатый край дел: дискуссии, споры и борьба против получивших известное распространение реакционных и ошибочных воззрений.

В редакционной статье (без подписи) было подытожено[6]:

На расширенном заседании Президиума Академии Наук СССР справедливо отмечалось, что чуждые идеологические влияния сказываются и в целом ряде других наук. Они дают себя знать и в области физики и химии, и в области психологии и педагогики, и в области географии и геологии, и в такой области, как медицина. Задача Академии Наук СССР, являющейся высшим научным учреждением страны,— стать действительным штабом передовой советской науки, развивающим и умножающим все новое, прогрессивное и беспощадно борющимся со всеми чуждыми влияниями, проникающими в советскую науку извне.

10 ноября 1948 года Бюро Отделения геолого-географических наук АН СССР обсудило материалы расширенного заседания Учёного совета Почвенного института им. В. В. Докучаева АН СССР (от 12-14 октября 1948 г.) по вопросу о работе института и его ближайших задачах. Крупнейшим недостатком в исследованиях института была названа недооценка учения В. Р. Вильямса, а также то, что тематика проводимых работ не имела связи с решением проблем крупного народнохозяйственного значения. Были выявлены и предложены к устранению и некоторые другие недоработки.[7]

Ноябрьская сессия 1948 года править

При подготовке к Сессии, 5 ноября 1948 года в был напечатан Пригласительный билет к участию в Сессии[8].

Доклады геологов начались в понедельник 15 ноября 1948 года, в воскресенье 21 ноября они не проводились. Утренние заседания начинались в 11 часов, вечерние в 18 часов. Заседания проводились в аудитории ИГН АН СССР и транслировались через громкоговорители по всему Институту, который находился в Москве по адресу Старомонетный переулок, дом 35 (современное здание ИГЕМ РАН). Выступления слушали (в зале и по громкоговорителям в корридорах ИГН АН СССР) около 1000 учёных — геологов всех направлений, палеонтологов, геофизиков и горных инженеров.

Понимая важность комплексных геологических исследований, директор ИГН АН СССР академик И. Ф. Григорьев уделял много внимания разработке в Институте практически всех научных направлений геологии (стратиграфия и четвертичная геология, тектоника, минералогия и геохимия, петрография, учение рудных и угольных месторождениях, металлогения)[9].

Важные научные события в науке того времени править

  • 13 июля 1948 года Совет министров СССР принял постановление (№ 2560-1054с) «Об участии советских геологов в работе XVIII сессии Международного геологического конгресса в Лондоне». Руководителем делегации был В. В. Белоусов, а список делегатов несколько раз пересматривался.
  • 6 октября 1948 года произошло разрушительное Ашхабадское землетрясение.
  • 22 октября 1948 года в конференц-зале Президиума Академии Наук СССР состоялось торжественное заседание Президиума, Отделения геолого-географических наук АН СССР и Министерства геологии СССР, посвящённое 85-летию со дня рождения академика В. А. Обручева.
  • 15 ноября 1948 года начал обсуждаться «Сталинский план преобразования природы»[10].
  • 26 февраля 1949 года Секретариат ЦК ВКП(б) принял решение о создании Ученого секретариата Президиума АН СССР для ещё большего контроля научно-исследовательских работ, кадров институтов и выполнения заданий правительства. Политический контроль возглавил главный учёный секретарь этой структуры, заместитель министра высшего образования по кадрам А. В. Топчиев[11].
  • На 1949 год была намечена «серьезная разработка методологических проблем, обеспечивающая чистоту советской науки, в области таких дисциплин, как география, геология, палеонтология и других наук»[12].

Основные участники и темы обсуждения править

По основным направлениям развития геологических наук выступали ведущие учёные того времени. Им задавались вопросы, темы развивались в прениях. Велась стенограмма заседания, докладчики моглие её сверить С основными докладами выступили:

15 ноября
16 ноября
17 ноября
18 ноября
19 ноября
20 ноября
22 ноября

В прениях приняли участие десятки геологов и географов.

По результатам обсуждения 7 декабря 1948 года готовился проект Постановление сессии расширенного Ученого Совета ИГН АН СССР. На его основании, после доклада директора на Бюро ОГГН АН СССР, оно приняло решение о состоянии дел в геологических науках в СССР.

Для некоторых учёных это были одни из последних выступлений, которые были записаны:

Итоги Сессии править

7 декабря 1948 года, по итогам Сессии было принято постановление по развитию основных направлений в геологии:

  • По стратиграфии
  • По четвертичной геологии
  • По литологии и петрографии осадочных пород
  • По тектонике
  • По общей петрографии
  • По экспериментальной петрографии
  • По минералогии и геохимии
  • По рудным месторождениям
  • По геологии угля

Общие выводы были сделаны:

  • В области методологической направленности исследований
  • В области связи научных работ Института с запросами практики
  • По улучшению и обновлению методик геологических исследований
  • В области организационных вопросов.
  • Было отмечено, что мало внимания уделялось истории геологической науки.

Затем оно было рассматрего на заседании Отделения геолого-географических наук (ОГГН АН СССР), которое приняло решение для Президиума АН СССР и исполнения институтами АН СССР.

Было отмечено, что мало внимания уделялось истории геологической науки[13]. В Постановлении было указано[14]:

Ввести в тематический план Института работы по изучению истории геологических наук как важнейшего средства борьбы за приоритет русской науки и за использование забытых идей и достижений передовых русских учёных.

Что было закреплено в Решении Бюро ОГГН АН СССР:

  • «В работе Института наиболее существенными недостатками являются: 3. отсутствуют работы по истории геологических наук»[15].
  • «Необходимо также срочно организовать работы по истории геологических наук, так как они важны с точки зрения понимания развития различных дисциплин и являются важным средством борьбы за приоритет русской и советской науки»[16].

В отличие от «Августовской сессии ВАСХНИЛ», «Ноябрьская сессия ИГН» была более научной и менее политизированной, кроме того:

  • доступ геологов был открытый, сотрудники других институтов информировали рассылкой приглашений
  • дискуссии были открытыми, ограничивались только регламентом
  • биологические идеи академика Лысенко затронули в основном вопросы палеонтологии и биостратиграфии
  • многие научные теории критиковались идеологически, но единые точки зрения не насаждались.

Как и на Августовской сессии, ставилась задача «вскрыть и осудить научную несостоятельность идеалистических реакционных теорий», «соблюдать партийность в науке» «пресекать низкопоклонство и раболепие перед зарубежной лженаукой», но столь явных оскорбительных обвинений (как в ВАСХНИЛ) у геологов не прозвучало.

Практически во всех докладах по различным геологическим наукам прозвучал «правильный марксистско-ленинский философский подход» к геологическим и эволюционным теориям, борьба с идеализмом и критика «буржуазной идеологии» (в связи с началом холодной войны).

В итоге после Ноябрьской сессии ИГН АН СССР 1948 года:

  • Почвоведение было передано из геолого-географического отделения АН СССР в биологическое (агрономическая наука).
  • Палеонтология осталась в биологическом отделении АН СССР, на Сессии её относили к геоологическим наукам.
  • Изучение Минералогии на Сессии запланировали отделить от геохимии.
  • В Институте был создан Кабинет истории геологии (переименовывался в: Лаборатория/Сектор/Отдел/Группа), где с 1949 года собирались материалы по истории науки. Курс Истории геологии начал преподаваться в геологических вузах[17]

Последующие сессии геологов править

7-9 декабря 1948 года Всесоюзный нефтяной научно-исследовательский геологоразведочный институт (ВНИГРИ, Ленинград) провёл сессию учёного совета на тему «Итоги августовской сессии ВАСХНИЛ и наши задачи»[18]. В головном нефтяном институте Министерства геологии СССР собрались геологи-нефтяники, которые определили «единственно правильные» области теоретической нефтяной геологии — идеи И. М. Губкина, а его книга «Учение о нефти» (1932)[19], как набор непререкаемых истин, не подлежащих сомнению. Все остальные взгляды были объявлены ложными, не имеющими права на существование[20][21].

Последующие репрессии геологов править

В 1949 году некоторые участники Сессии (и учёные которые на ней обсуждались) были репрессированы по Красноярскому делу геологов[22]:

12 мая 1949 года в ИГН АН СССР завершила работу комиссия Президиума АН СССР во главе с академиком П. П. Ширшовым. Она установила, что:

Институт геологических наук, располагая высококвалифицированными специалистами во всех отраслях геологических наук, должен был возглавить в научном отношении такие важнейшие работы для народного хозяйства СССР, как, например, разработка научных основ расширения железорудной базы для металлургии и создания сырьевой базы цветных металлов и редких элементов, изучение геологического строения и нефтеносности русской платформы и др. путем сосредоточения своих научных кадров на комплексном решении этих важнейших проблем. В действительности же в планах Института, в том числе и в пятилетнем плане, эти исторические задачи по сути дела не нашли отражения.

Среди академиков и членов-корреспондентов Института нет ни одного члена ВКП(б). Совершенно недостаточной является партийная прослойка среди докторов наук и младших научных сотрудников. Неудовлетворителен состав аспирантов и докторантов Института, как в количественном, так и социально-политическом отношениях. 37 научных сотрудников Института высшей квалификации (члены-корреспонденты и доктора наук) совершенно не имеют аспирантов и докторантов.

Стоявший в течение ряда лет во главе руководства Института враг народа Григорьев, при попустительстве и беспринципном деляческом подходе к подбору кадров других членов дирекции сильно засоряет Институт негодными кадрами. Так, среди руководящих научных работников Института (зав. лабораториями, отделами, секторами), а также в составе старших научных сотрудников имеются 43 чел. дворянского и духовного происхождения, 7 чел. из офицерской старой армии, 8 чел. служили у белогвардейских правительств. Кроме того, из состава научных и научно-технических сотрудников и обслуживающего персонала 13 чел. были в плену у немцев, или длительно находились на территории, занятой немцами, 5 чел. имели судимость и отбывали длительное наказание в спецлагерях НКВД.

См. также править

Примечания править

  1. Научная сессия по вопросам геологии Архивная копия от 26 января 2022 на Wayback Machine // Вечерняя Москва (газета Московского городского комитета ВКП(б) и Моссовета). 1948. № 271 (7553), 16 ноября. Страница 1.
  2. «Злонамеренно скрывавший от советского государства ценные месторождения» Архивная копия от 28 января 2022 на Wayback Machine, Коммерсант, 2018.
  3. О состоянии и задачах научной работы Института геологических наук АН СССР Архивная копия от 17 февраля 2022 на Wayback Machine: Стенограмма сессии расширенного Учёного Совета ИГН АН СССР (Москва, 15-22 ноября, 7 декабря 1948 г.). М.: ГЕОС, 2022. 512 с. (Серия Очерки по истории геологических знаний; Выпуск № 33).
  4. Колчинский Э. И., Ермолаев А. И. Разгромный август 1948 года: как власть боролась с биологией // Политическая концептология. 2018. № 3. С. 89-112.
  5. Постановление Президиума АН СССР от 26 августа 1948 г. по вопросу о состоянии и задачах биологической науки в институтах и учреждениях Академии наук СССР // Вестник Академии наук. 1948. № 9. С. 21-24.
  6. За процветание передовой биологической науки Архивная копия от 20 февраля 2022 на Wayback Machine // Вестник АН СССР. 1948. № 9. Цитата на стр. 15. (Всего 208 стр., тираж 7000 экз., подписано к печати 19 сентября 1948 г.)
  7. АРАН. Ф. 535. Оп. 1 (1945—1962). Д. 69. Л. 30-32, 38-40.
  8. Пригласительный билет: Сессия Учёного Совета посвящённая обсуждению научной работы Института геологических наук АН СССР. М.: Типография Фабрики моделей и макетов производственного кабинета Постоянной всесоюзной строительной выставки, 1948. 4 с. (напечатан 5 ноября 1948 г.).
  9. Годлевская Н. Ю., Крейтер И. В. «Красноярское дело» геологов // Репрессированная наука. Выпуск 2. СПб.: Наука, 1994. С. 158—166.
  10. Черемушкин С. Сталинский план преобразования природы // Вечерняя Москва (газета МГК ВКП(б) и Моссовета). 1948. № 270 (7552), 15 ноября. Стр. 2.
  11. Есаков В. Д. Мифы и жизнь // Сергей Иванович Вавилов: Новые штрихи к портрету. М.: ФИ РАН, 2004. С. 134—145 (К истории ФИАН. Сер. Портреты. Вып. 2, Ч. 1.).
  12. О плане научно-исследовательской деятельности Академии Наук СССР на 1949 год // Вестник Академии наук. 1949. № 1. С. 75-78.
  13. Чепиков К. Р. Выступление // Стенограмма Архивная копия от 17 февраля 2022 на Wayback Machine (2022). С. 446.
  14. Постановление сессии расширенного Ученого Совета ИГН АН СССР: Общие выводы // Стенограмма (2022). С. 488.
  15. Решение Бюро Отделения геолого-географических наук АН СССР по докладу директора Института геологических наук АН СССР академика И. Ф. Григорьева об итогах сессии расширенного Ученого Совета ИГН, 15-22 ноября 1948 г. // Стенограмма (2022). С. 490.
  16. Там же Архивная копия от 17 февраля 2022 на Wayback Machine. С. 494.
  17. Тихомиров В. В., Хаин В. Е. Краткий очерк истории геологии. М.: Госгеолтехиздат, 1956. 260 с.
  18. Итоги августовской сессии ВАСХНИЛ и наши задачи: Отчет-стенограмма заседания ученого совета ВНИГРИ, 7-9 декабря 1948 г. Ленинград: ВНИГРИ, 1948. 471 с. (Фонды ВНИГРИ, инв. № 4314-сп).
  19. Губкин И. М. Учение о нефти. М.; Л.: Госнаучтехиздат, 1932. 443 с.: ил.; 2-е издание, переработанное и дополненное. М.; Л.: ОНТИ, Гл. ред. горно-топл. и геол.-развед. лит., 1937. 459 с.
  20. Бакиров А. А. Творческое развитие взглядов основоположников современной теории происхождения нефти и формирования её залежей в последующих работах советских исследователей // Происхождение нефти. М.: Гостоптехиздат, 1955. С. 29-30.
  21. Вебер В. В., Ботнева Т. А., Калинко М. К. и др. Современное состояние теории органического происхождения нефти и углеводородных газов и пути дальнейшего её развития // Труды ВНИГНИ. Выпуск № 96. 1970. С. 53-71.
  22. Репрессированные геологи: Биографические материалы: 3-е изд., испр. и доп. / Главный редактор В. П. Орлов, отв. ред. Л. П. Беляков, Е. М. Заблоцкий. М., СПб.: Министерство природных ресурсов, ВСЕГЕИ, 1999. 452 с.
  23. Шаманский, Лев Иосифович | ИРКИПЕДИЯ — портал Иркутской области: знания и новости. irkipedia.ru. Дата обращения: 2022. Архивировано 22 февраля 2022 года.

Литература править

Ссылки править