Открыть главное меню

Оборона Александровского форта (5 [17] — 9 [22] апреля 1870 года) — происходила во время Адаевского восстания на полуострове Мангышлак на восточном берегу Каспийского моря (ныне Западный Казахстан).

Оборона Александровского форта
Основной конфликт: Адаевское восстание
Форт Александровский.jpg
Форт Александровский (1870).
Рис. А. Н. Нисченкова с наброска П. П. Дорошина
Дата 5 (17) апреля9 (22) апреля 1870
Место Александровский форт,
полуостров Мангышлак,
Российская империя
Причина Восстание
Итог Победа русского гарнизона
Противники

 Российская империя

Flag of Aday.jpg Адай

Командующие

Российская империя Егор Зеленин

Flag of Aday.jpg Досан Тажиев
Flag of Aday.jpg Иса Тленбаев

Силы сторон

ок. 150 чел,
14 орудий,
местные жители

ок. 10 тыс. чел.

Небольшой русский гарнизон под руководством майора Егора Зеленина в течение 3 дней оборонялся от большого числа повстанцев местного казахского племени адай. Значительное преимущество гарнизону форта давало наличие у него артиллерии, впрочем боезапасы её, как и другого стрелкового оружия, были крайне ограничены. Крайний недостаток также гарнизон испытывал в пище и питьевой воде. Своевременное прибытие на полуостров частей Кавказского военного округа, возможно, спасло гарнизон от гибели[1].

Содержание

Александровский фортПравить

В 1834 году при заливе Кайдак в урочище Кизилташ было заложено Новоалександровское укрепление с целью предотвращения морского разбоя, противодействия казахам адаевского рода и одновременно с тем — служить перевалочным пунктом для торговли с Хивой. Однако, в виду своего неудобного местоположения в стратегическом плане, в 1846 году он был перенесён на Мангышлакский полуостров на мыс Тюб-Караган и назван ― Новопетровским укреплением. Впоследствии был переименованное в форт Александровский. Вместе с прилегающими к нему территориями состоял в ведении Оренбургской губернии, а с 1868 года ― Оренбургского генерал-губернаторства Уральской области. 2 февраля 1870 года Мангышлакское приставство (уезд) с Александровским фортом было передано в ведение Кавказского наместничества и по факту находилось в прямом ведомстве начальника Дагестанской области[2].

Форт находился на небольшой возвышенности и был обнесён каменной стеной высотой 4 и шириной 2 метра[3]. На бастионах и стенах находились 14 орудий, в том числе 8 медных 6-фунтовых орудия старого образца, отлитых в 1809 году[4].

ПредпосылкиПравить

В 1870 году на полуострове Мангышлак вспыхнуло восстание местного казахского племени адай, выступивших против введения среди них новых административных реформ. 15 марта мангышлакский пристав подполковник Николай Рукин с отрядом в полсотни казаков и с несколькими почётными биями выступил в степь, с целью «наказать мятежников» и внедрить среди них новое положение. Однако в пути его отряд был окружён большим числом повстанцев. 23 марта Рукин послал одного из нукеров управляющего верхней дистанцией зауряд-хорунжего бия Мухаммеда Маяева в форт за подмогой, а сам вступил с повстанцами в переговоры. Их предводитель сардар Иса Тленбаев предложил отряду сложить оружие, после чего он не будет препятствовать их движению в форт. Это приказал выполнить своим казакам и Рукин. Однако после того как последние сложили оружие, адаевцы набросились на них и частью перебили, а частью забрали в плен[5]. Видя это, подполковник Рукин застрелился[6][7][1].

По прибытии в форт гонца, из него тут же в спешном порядке была выслана команда из 23 человек с орудием, однако, узнав по пути от одного из «мирных» адаевцев, что отряд Рукина истреблён, 26 марта команда вернулась в форт. На следующий день комендант форта майор Егор Зеленин отправил на рыболовных лодках в Гурьевский городок и Астрахань донесения о крупном восстании на Мангышлаке[7][8][5].

После истребления отряда Рукина повстанцы напали на прибрежные поселения, перебив и захватив в плен при этом много поселенцев и разрушив прибрежные маяки и прочие строения. После этого повстанцы подступили к Александровскому форту[7][9].

ОсадаПравить

Переговоры (5 апреля)Править

5 апреля бий Иса Тлунбаев направил в Александровский форт группу парламентёров во главе со своим родственником с письмом, в котором он, отрицая свою причастность в организации восстания, писал, что так как Рукин «не поладил с народом», то они захватили его и бывших с ним казаков в плен. Тлунбаев предлагал Зеленину выслать из форта всех находившихся в нём адаевцев, после чего он отпустит из плена Рукина и двух офицеров. При этом Тлунбаев предлагал, чтобы в назначенное им место для обмена явился сам Зеленин[10][11].

Майор Зеленин, уже знавший о гибели Рукина, задержал парламентёра, а бию послал сказать, что ему (Зеленину) как начальнику не подобает являться к подчинённому. Также он велел передать Тлунбаеву, что если тот лично приведёт Рукина в форт, то будет удостоен высочайшей награды. При этом письмо Тлунбаеву было отправлено с самым из наибеднейших казахов и на самой «худшей лошадке», что изрядно оскорбило бия[10].

В ответ Тлунбаев, отмечая, что «Весь адаевский род восстал на защиту своего закона», велел передать Зеленину, что его малочисленному гарнизону не устоять против великого числа восставших и настаивал на встрече в назначенном им (Тлунбаевым) месте. Зеленин вновь отказал ему во встрече и предложил попробовать взять укрепление силой[10]. Тлунбаев, ответив, что «Вы надеетесь на пушки, а мы уповаем на Бога», прекратил переговоры[11].

Штурм (6 апреля)Править

6 апреля в 4 часа пополудни с восточной стороны на форт принялись наступать густые и нестройные массы пеших и конных повстанцев. При подходе наступающих на дальность стрельбы, из форта был открыт массированный огонь из всех орудий и ружей. Несмотря на ограниченное количество боеприпасов в форте и неизвестность ― сколько продлится осада, майор Зеленин приказал в тот день вести усиленный огонь. Этим он желал внушить повстанцам, что русский гарнизон, несмотря на свою малочисленность, имеет значительное преимущество перед ними в огневой мощи. После первых же залпов повстанцы спешно отступили[10]. Адаевские стрелки, укрывшись за горными кряжами и камнями, принялись вести ответный огонь по форту[12].

Ближе к вечеру повстанцы предприняли попытку занять командную высоту близ форта, доминирующую над окружающей местностью, включая и сам форт. После того как из 5-го бастиона форта заметили движение к той возвышенности значительной партии повстанцев, туда же скрытными путями в обход устремилась и группа из 20 казаков с урядником (по другой версии 12 человек[10]). Сумев взойти на гору раньше повстанцев, казаки залповым ружейным огнём остановили поднимавшихся на неё повстанцев, которые, подобрав убитых и раненых, отхлынули назад[13][10].

Перестрелка между повстанцами и защитниками форта в тот день продолжалась до 8 часов вечера. Той же ночью на занятую казаками командную высоту близ форта было перетащено полевое орудие[14].

Дальнейшая осада (7―8 апреля)Править

Днём 7 апреля повстанцы не предпринимали приступов, а лишь взяв форт в плотное кольцо, продолжили осаду. На захваченных рыболовных судах они курсировали вдоль берега[15][16].

В ночь на 8 апреля повстанцы напали на армянский квартал, где находился базар и торговые лавки при жилых домах. Адаевцы «со злости» разламывали двери и били стёкла, после чего растаскивали имущество армян. Последние просили Зеленина открыть огонь по адаевцам, но он, из опасения сжечь предместье, вначале отказал им в этом. Однако после того как армяне сказали, что «пусть лучше ядра сожгут наши дома, лишь бы имущество не досталось киргизам», Зеленин приказал открыть огонь картечью[10]. Всего в ту ночь гарнизоном было выпущено до 2 тысяч ружейных патронов и более чем по 25 артиллерийских зарядов из каждого из 14 орудий[9]. На утро, после того как повстанцы удалились на безопасное расстояние, армяне спустились к своим домам и, вернувшись в форт, донесли, что «всё, что было в лавках, разграблено дочиста» и что там же лежит большое число изувеченных картечным огнём мёртвых тел адаевцев[17].

Между тем положение гарнизона форта становилось всё более критическим. Боеприпасы и продовольствие были на исходе[18]. Казаки, без смены стоявшие в карауле на валах, доходили до физического изнеможения. Плюс ко всему, в форте не было колодцев и как гарнизон, так и укрывавшиеся в форте поселенцы, испытывали крайний недостаток в свежей воде. В то же время лазутчики донесли Зеленину о прибытии 8 апреля к повстанцам значительных подкреплений (общее их число уже доходило до 10 тысяч человек[3][16]). Также лазутчики донесли, что главный штурм назначен на ночь с 9 на 10 апреля[17][9].

В ночь на 9 апреля повстанцы, спустившись с гор, произвели демонстрационное нападение на форт со стороны южных ворот, но, встреченные картечным и ружейным огнём его защитников, обошли форт с восточной стороны, где также были отброшены. Тем не менее, в ходе боестолкновений казаки вынуждены были оставить нижнее укрепление и отступить в форт[18]. Армянский квартал в ту же ночь был окончательно выжжен адаевцами[17].

Прибытие войск Кавказского военного округа. Снятие осадыПравить

По получении известий о восстании на полуострове Мангышлак туда в скором времени на пароходах были направлены части Кавказского военного округа под общим начальством генштаба полковника графа П. И. Кутайсова, который при этом вступал в должность управляющего Мангышлакским приставством[19].

Первый эшелон из Порт-Петровска, состоявший из двух рот Кавказского линейного № 14-го батальона и взвода 4-й батареи 21-й артиллерийской бригады с двумя орудиями, прибыл на Мангышлак 9 апреля и на виду повстанцев, занимавших окружающие высоты, высадился близ разорённой станицы Николаевской. Второй эшелон, состоявший из двух рот 21-го стрелкового батальона и сборной сотни Терского казачьего войска прибыл 12, а третий, из сотни Дагестанского конно-иррегулярного полка16 апреля[19]. Повстанцы, не предпринимая никаких активных действий, вынуждены были уйти в степь.

ПоследствияПравить

Уже после окончательного подавления восстания, его участники получили различные награды. Однако, как отмечал П. Л. Юдин, «Почти позабыты были только защитники форта, ибо о них никто не хотел и позаботиться», и майор Зеленин вынужден был доложить об этом лично командующему войсками Дагестанской области генерал-адъютанту князю Л. И. Меликову, после чего защитники Александровского форта, по выражению П. Л. Юдина, — «награждены были по-царски»[20]. Сам же Зеленин в следующем году за военные отличия был награждён чином подполковника[21].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Терентьев, 2010, с. 166—167.
  2. Историческая справка о развитии края // Обзор Закаспийской области за 1899 год. — Асхабад: Тип. штаба 2-го Туркестанского арм. корп., 1900. — С. 3—4.
  3. 1 2 Турсунова, 1977, с. 82―83.
  4. Юдин, 1894, с. 152―154.
  5. 1 2 Турсунова, 1977, с. 80―82.
  6. Потто, 1900, с. 122—127.
  7. 1 2 3 Юдин, 1894, с. 145—148.
  8. Потто, 1900, с. 127—129.
  9. 1 2 3 Турсунова, 1977, с. 84.
  10. 1 2 3 4 5 6 7 Юдин, 1894, с. 149―150.
  11. 1 2 Потто, 1900, с. 132—134.
  12. Потто, 1900, с. 129—131.
  13. Середа, 1892, с. 18.
  14. Потто, 1900, с. 131—132.
  15. История Казахстана, 2011, с. 412—413.
  16. 1 2 Казахстан. НЭ, 2005, с. 479.
  17. 1 2 3 Потто, 1900, с. 133—134.
  18. 1 2 Вяткин, 1941, с. 319.
  19. 1 2 ВС, 1872, с. 29—30.
  20. Юдин, 1894, с. 155―156.
  21. РГВИА. Ф. 400 (фонд Главного штаба). Оп. 12. Д. 2235 (Пенсионное дело Зеленина). — Послужной список на 6 июля 1872 г.

ЛитератураПравить