Могилёвская оборона

(перенаправлено с «Оборона Могилёва»)

Могилёвская оборона — боевые действия Красной армии в начале Великой Отечественной войны в июле 1941 года в районе Могилёва (БССР).

Оборона Могилёва 1941 года
Основной конфликт: Вторая мировая война
Дата 326 июля 1941
Место Могилёв, Белоруссия СССР
Итог Тактическая победа Германии
Важный этап срыва немецкого блицкрига
Противники

Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Третий рейх

 СССР

Командующие

Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Гейнц Гудериан
Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Вильгельм Фармбахер

Флаг СССР Ф. А. Бакунин
Флаг СССР М. Т. Романов

Силы сторон

неизвестно

60 тысяч

Предшествующие событияПравить

Западный фронт попал под удар наиболее крупной немецкой ГА Центр — его разгромили за неделю. В дыру во фронте хлынули дивизии 1-й и 2-й ТГ Гота и Гудериана. 3 июля начштаба вермахта Гальдер записал: «Не будет преувеличением сказать, что кампания против России выиграна в течение 14 дней».

После взятия Минска и разгрома советских сил в Белостокском и Минском котлах немецкие моторизованные корпуса начали продвижение к рубежу рек Западная Двина и Днепр с тем, чтобы оттуда начать новое наступление на Московском направлении. Ключевой точкой на Днепре был Могилёв: переправа через реку, автотрасса и ветки железных дорог.

Преодолев слабую оборону советских 20-го мехкорпуса и 4-го воздушно-десантного корпуса на р. Березина и Друть, немецкий 46 МК ТГ-2 вышел на подступы к Могилёву.

Позиции вокруг Могилёва занимал 61 СК. Сам город защищала 172-я дивизия Михаила Романова, 50-летнего генерала, который воевал с немцами ещё в Первую мировую.

5 июля из-под Орши прибыл штаб 61 СК генерал-майора Ф. А. Бакунина и принял командование над тремя стрелковыми дивизиями в р-не Могилёва: 53-й полковника И. Я. Бартенева, 110-й полковника В. А. Хлебцева и 172-й генерал-майора М. Т. Романова. Передовые отряды советских дивизий приняли участие в сдерживающих боях западнее Могилёва.

7 июля 61 СК подчинили штабу 13А, отступающей от самого Молодечно. В этот день командарма генерал-лейтенанта П. М. Филатова тяжело ранили (через неделю он умер в московском госпитале). Новым командующим 13 А стал генерал-лейтенант Ф. Н. Ремезов.

Жители Могилёва в ожидании врага построили сильные укрепления. Воздушная разведка при штабе Клюге сообщала:

за Днепром русские расширяют оборонительные позиции. Эта непрерывная сеть взаимосвязанных траншей, дотов, ходов сообщений, противотанковых рвов, опорных пунктов, особенно вокруг населенных пунктов, многочисленных артиллерийских батарей с бетонными дотами. Внушительная оборонительная система в несколько км глубиной и напоминающая укрепления Первой мировой войны.

Сапёры создали вокруг города обширные минные поля, бойцы и жители рыли окопы, укрепляли дома, готовили "коктейли Молотова" — бутылки с зажигательной смесью против немецких танков.

После начала сражения немцы были удивлены частыми штыковыми атаками и рукопашным боем.

Силы сторонПравить

РККАПравить

В общей сложности Могилёв защищали около 100 тысяч солдат и офицеров. Город оборонял 61-й стрелковый корпус Федора Бакунина и 20-й мехкорпус Никитина, а также остатки 8-10 дивизий, в том числе 1-й Московской мотострелковой дивизии Крейзера. Из 13 А здесь оборонялись 61 ск, 20 мк, 4 воздушно-десантный корпус. А из 61 ск: 53 сд, 172 сд, 110 сд.

Действия сторонПравить

10-11 июля вермахт начал форсировать Днепр тремя моторизованными корпусами:

  • 47-й мотокорпус занял плацдарм в р-не Копысь южнее Орши, откуда начал наступление на Смоленск;
  • 46-й мотокорпус занял плацдарм в р-не Шклова;
  • 24-й мотокорпус форсировал Днепр южнее Могилёва и захватил плацдарм в р-не Старого Быхова (у деревни Барколабово). Расширяя плацдарм, немцы взяли под контроль шоссе Могилёв-Гомель, передовые отряды направились к Пропойску и Могилёву.

Советские части пытались атаковать захваченные плацдармы с целью ликвидации, но наступление не увенчалось успехом. Выведенный из боя 20-й мехкорпус, получивший приказ атаковать немецкий плацдарм в районе Шклова, сумел начать наступление только 17 июля, когда противник уже подтянул пехотные соединения и укрепился.

Окружение Могилёва (10—16 июля)Править

12 июля немецкий 46-й мотокорпус начал наступать с захваченного плацдарма к Горкам. На острие главного удара оказалась советская 53 СД — её части окружили и рассеяли. Блокировать Могилёв с севера и прикрывать коммуникации 46-го мотокорпуса оставили полк «Великая Германия».

В этот же день немецкая ТД-3 генерал-лейтенанта В. Моделя попыталась прорваться к городу с юга вдоль Бобруйского шоссе. Оборону здесь держал 388 сп 172-й сд, которым командовал полковник С. Ф. Кутепов. Их поддержали артиллеристы Мазалова.

Атаку отразили — после тяжёлого 14-часового боя в районе деревни Буйничи немцы отступили с большими потерями. На поле боя остались 39 подбитых немецких танков и бронемашин. Оборонявшиеся тоже понесли большие потери, но сохранили позиции. На следующий день атаки немецких танков повторились и снова их остановили.

Тем временем город охватывали: в р-не Старого Быхова немецкая ТД-4, отразив советские атаки, прорвалась к Кричеву. 14 июля передовой отряд ТД-3 обошёл Могилёв и без сопротивления взял Чаусы. Так завершилось окружение Могилёва. Город блокировал полк «Великая Германия» и части ТД-3.

Советская 13 А оказалась рассечена. Штаб армии попал под удар немецких частей, командарма генерал-лейтенанта Ф. Н. Ремезова тяжело ранили и эвакуировали. Управление войсками армии нарушилось. Новый командарм генерал-лейтенант В. Ф. Герасименко вступил в должность лишь 15 июля.

Немецкое продвижение задержала 4 А — её вывели во второй эшелон на рубеж реки Проня. Это не дало немецким подвижным соединениям выйти на оперативный простор.

Начатое 13 июля советское наступление на Бобруйск отвлекло часть сил вермахта от Могилёва. Поэтому штурм города возобновился только после подхода пехотных соединений ГА Центр, которые сменяли подвижные части, блокировавшие город.

Штурм Могилёва (17—25 июля)Править

17 июля начался штурм Могилёва — силами 7 АК генерала В. Фармбахера при поддержке танков ТД-3. 7 пд атаковала советские позиции вдоль Минского шоссе, 23 пд наступала вдоль Бобруйского шоссе. В р-н Могилёва перебросили из Франции 15 пд, южнее Могилёва подошла 258 пд.

Тем временем немецкий танковый клин, обтекая Могилёв, все глубже уходил на восток. Следовавшая в авангарде 46-го мотокорпуса ТД-10 взяла Починок и двинулась на Ельню.

В р-не Могилёва оказались полностью блокированы соединения 13-й армии: 61 СК и 20 мехкорпус. Боеприпасы подавались самолётами, однако в условиях господства люфтваффе в воздухе рассчитывать на полноценное снабжение окружённых войск не приходилось.

Советское командование придавало большое значение удержанию Могилёва. Телеграмма Ставки гласила:

Герасименко. Могилёв под руководством Бакунина сделать Мадридом

20 июля в р-н Могилёва подошла ещё одна немецкая пехотная дивизия, 78-я — она переправилась на восточный берег Днепра в районе Борколабово и атаковала советскую оборону вдоль Гомельского шоссе, но была остановлена.

Вермахт постепенно теснил советские войска. 23 июля начались уличные бои. Противник прорвался к ж/д вокзалу и занял аэродром Луполово, с которого снабжали окружённых в Могилёве. Связь штаба 61-го корпуса с 172-й стрелковой дивизией, которая оборонялась в Могилёве, прервалась. Таким образом, Могилёвский котёл был рассечён.

21-24 июля началось наступление советских войск на Смоленской дуге. С 22 июля наступает на Быхов 21А генерал-полковника Ф. И. Кузнецова — с целью соединиться с осаждёнными советскими войсками в р-не Могилёва. Однако противник вновь блокировал советское наступление.

Оставление Могилёва (26 июля)Править

24 июля в Могилёве продолжились уличные бои. Предложение командира немецкого 7-го армейского корпуса генерала артиллерии В. Фармбахера о капитуляции было отклонено. В ночь на 26 июля советские войска взорвали мост через Днепр.

25 июля на совещании командиров окружённых соединений в деревне Сухари (26 км восточнее Могилёва), на котором присутствовали командир 61-го стрелкового корпуса генерал-майор Ф. А. Бакунин, командир 20-го механизированного корпуса генерал-майор Н. Д. Веденеев, командиры дивизий полковник В. А. Хлебцев (110-я стрелковая), комбриг Ф. А. Пархоменко (210-я моторизованная) и генерал-майор В. Т. Обухов (26-я танковая), обсуждалась возможность вывода оставшихся сил корпуса из окружения. Было решено начать прорыв вечером этого же дня. Планом предусматривалось движение войск тремя маршрутами в общем направлении на Мстиславль, Рославль. В авангарде следовал 20-й механизированный корпус, в арьергарде — наиболее боеспособные части 110-й стрелковой дивизии.

К этому времени в расположение 61-го стрелкового корпуса вышли остатки 1-й мотострелковой дивизии, 161-й стрелковой дивизии и некоторые другие части 20-й армии, ранее окружённые в районе Орши.

В ночь на 26 июля остатки 61-го стрелкового корпуса тремя колоннами начали прорыв из окружения в направлении Чаусы. Командир отрезанной от основных сил 172-й стрелковой дивизии генерал-майор М. Т. Романов принял решение выходить из окружённого Могилёва самостоятельно. Было решено прорываться на запад в лесной массив в район деревни Тишовка (по Бобруйскому шоссе). Около 12 часов ночи остатки 172-й стрелковой дивизии начали прорыв из окружения.

27 июля Советское Главное командование войск Западного направления нервно отреагировало на решение командиров окружённых в районе Могилёва соединений прорываться из окружения. В докладе Ставке ВГК указывалось:

Ввиду того, что оборона 61-м стрелковым корпусом Могилёва отвлекала на него до 5 пехотных дивизий и велась настолько энергично, что сковывала большие силы противника, нами было приказано командующему 13-й армии удержать Могилёв во что бы то ни стало и приказано как ему, так и комфронта Центрального т. Кузнецову перейти в наступление на Могилёв, имея в дальнейшем обеспечение левого фланга Качалова и выхода на Днепр. Однако командарм-13 не только не подстегнул колебавшегося командира 61-го корпуса Бакунина, но пропустил момент, когда тот самовольно покинул Могилёв, начал отход на восток и лишь тогда донёс.
С этим движением корпуса создается тяжёлое положение для него и освобождаются дивизии противника, которые могут маневрировать против 13-й и 21-й армий. Тотчас же по получении известий об отходе из Могилёва и о продолжающемся еще там уличном бое дано приказание командарму-13 остановить отход из Могилёва и удержать город во что бы то ни стало, а комкора Бакунина, грубо нарушившего приказ командования, заменить полковником Воеводиным, твёрдо стоявшим за удержание Могилёва, а Бакунина отдать под суд…

За несанкционированное оставление Могилёва командующий 13-й армией генерал-лейтенант В. Ф. Герасименко был снят с должности командарма и заменён генерал-майором К. Д. Голубевым.

Попытка организованного выхода 61-го стрелкового корпуса из окружения не удалась. После двухдневных боёв его командир генерал-майор Ф. А. Бакунин приказал пробиваться на восток мелкими группами, уничтожив перед этим всю технику и разогнав лошадей. Сам Ф. А. Бакунин вывел из окружения группу в 140 человек.
Попали в плен начальник артиллерии 61-го стрелкового корпуса комбриг Н. Г. Лазутин и командир 53-й стрелковой дивизии полковник И. Я. Бартенев.

Из состава 53-й стрелковой дивизии к 20 июля на сборном пункте за Десной собралось около тысячи человек без тяжёлого вооружения. Позже 53-я стрелковая дивизия была восстановлена и сражалась в составе Западного фронта.

110-я стрелковая дивизия была уничтожена практически полностью (расформирована в сентябре 1941 года), командир дивизии полковник В. А. Хлебцев перешёл к партизанским действиям. 16 декабря 1941 года он вывел из окружения группу в 161 человек.

172-я стрелковая дивизия также была полностью разгромлена и вскоре расформирована, её командир генерал-майор М. Т. Романов при выходе из окружения был ранен, попал в плен и в декабре 1941 года скончался от полученных ран в концлагере Хаммельбург.

Командир 20-го механизированного корпуса генерал-майор Н. Д. Веденеев из окружения вышел. Остатки 210-й моторизованной дивизии в начале августа 1941 года вывел её командир комбриг Ф. А. Пархоменко; 7 августа 1941 года он получил звание генерал-майора.

Остатки 26-й танковой дивизии вывел из окружения её командир генерал-майор В. Т. Обухов. Командир 38-й танковой дивизии полковник С. И. Капустин попал в плен под Рославлем 29 сентября 1941 года. Обе танковые дивизии были расформированы в сентябре 1941 года.

28 июля начальник германского Генерального штаба сухопутных войск Франц Гальдер записал в своём дневнике:

Район Могилёва окончательно очищен от войск противника. Судя по количеству захваченных пленных и орудий, можно считать, что здесь, как и предполагалось, первоначально находились шесть дивизий противника.

ПоследствияПравить

 
Евреи Могилева в июле 1941. фото — Рудольф Кессель.

Сковывание значительных сил на южном фланге группы армий «Центр» не позволило противнику усилить ударные группировки и развивать наступление в направлении Рославль в середине июля 1941 года. Однако в 20-х числах июля противник сломил сопротивление советских войск, лишённых всяческой поддержки.

Сдача Могилёва и разгром оборонявших его войск способствовали высвобождению целого армейского корпуса, который сыграл вскоре важную роль в разгроме оперативной группы генерал-лейтенанта В. Я. Качалова.

В искусствеПравить

Оборона Могилёва изображена в фильме «Днепровский рубеж» (Белоруссия, 2009), в киноэпопее «Битва за Москву» Ю. Н. Озерова (1985), а также в фильме «Живые и мёртвые» (1964).

ПамятьПравить

 
Мемориальный комплекс «Буйничское поле»

В память о боях 172-й стрелковой дивизии 9 мая 1995 года был открыт мемориальный комплекс «Буйничское поле». Автор архитектор Владимир Чаленко.

Цикл книг «Памяти не предав» Автор: Сергеев Станислав

ЛитератураПравить

СсылкиПравить