Открыть главное меню

Общество бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев

Общество бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев — общественная организация в СССР, работавшая в 1921—1935 годах.

Общество бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев
Дата основания/создания/возникновения 1921
Основатель Феликс Эдмундович Дзержинский
Государство
Дата прекращения существования 1935

Содержание

История обществаПравить

Общество было организовано по инициативе Ф. Э. Дзержинского, Я. Э. Рудзутака, Е. М. Ярославского и др. Открытие состоялось в Москве в Доме Союзов 21 марта 1921 года.

В 1921 году общество насчитывало 200 членов, в 1931 — 2759. В числе их были видные участники революционного движения: В.Д. Виленский (Сибиряков), В. Н. Фигнер, Л. Г. Дейч, Н. С. Тютчев, Ф. Я. Кон, М. Ф. Фроленко, А. В. Якимова-Диковская, А. В. Прибылёв, А. П. Прибылёва-Корба, Ф. Н. Петров, В. А. Быстрянский, Н. А. Скрыпник, И. А. Теодорович, В. А. Жданов и др. Общество возглавлял Совет. С 1924 года преобразовано во всесоюзную организацию; в 1928 оно имело свыше 50 филиалов. Члены его выступали с докладами и лекциями перед рабочими, учащимися, красноармейцами. В 1924, 1925, 1928, 1931 годах состоялись всесоюзные съезды общества.

В 1926 году обществом основан музей с библиотекой и архивом. Совместно с Обществом старых большевиков Общество бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев явилось инициатором создания МОПРа (1922).

Бывшие политкаторжане отдыхали в усадьбе Михайловское, которая до революции принадлежала графу С. Д. Шереметьеву. В настоящий момент там расположен санаторий «Михайловское».

Перед самым расформированием в Ленинграде для общества был построен знаменитый Дом политкаторжан на площади Революции.

Прекратило существование в 1935 году. Многие члены общества были репрессированы.[1] Последним председателем общества был Александр Георгиевич Андреев.

Деятельность обществаПравить

Оказывало бывшим политическим каторжанам и ссыльнопоселенцам материальную помощь, организовывало лекции и доклады, занималось собиранием, хранением, изучением и изданием материалов по истории царской тюрьмы, каторги и ссылки.

Общество издавало: журналы «Каторга и ссылка» и «Бюллетень Центрального совета Всесоюзного общества бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев» (1930-33), серии: «Историко-революционная библиотека», «Классики революционной мысли домарксистского периода». Были изданы сочинения и материалы о жизни и деятельности А. И. Герцена, Н. Г. Чернышевского, Н. А. Добролюбова, М. А. Бакунина, П. Н. Ткачева, Фигнер и др., биобиблиографический словарь «Деятели революционного движения в России» (в 5 томах, 1927—1934), воспоминания и документы о декабристах, народничестве, рабочем движении, царской тюрьме, каторге и ссылке.

Критика обществаПравить

Одна из старейших политзаключённых Царской России Вера Фигнер в ответ на предложение вступить в общество писала:

Ваше извещение от 8.VII привело меня в смущение и побуждает объяснить вам, почему до сих пор принципиально я не вступила в О-во.

  1. Я принципиальная противница смертной казни и дважды вместе с некоторыми старыми товарищами по революционному движению подавала во ВЦИК петицию об отмене её.
    Между тем О-во, втянутое в политику, ставится иногда в необходимость высказаться по поводу применения этой репрессии и, увы, выражает одобрение применению её.
  2. Не зная современного метода политического расследования дел, в которых на карте стоит свобода и жизнь человека, не зная, чем вызываются признания подследственных виновности своей при полном отсутствии её, О-во, втянутое в политику, ставится в необходимость давать резолюцию, одобряющую деятельность ГПУ, и, увы, дает одобрительную санкцию.
  3. Следуя тому, что делается в правительственных учреждениях, О-во, втянутое в политику, производит «чистку», употребляя недопустимое вторжение во внутреннее «я» человека, и практикует то, что возмущает всех мыслящих людей унижением человеческой личности,- вместо того, чтобы поднять свой голос против этого метода контроля, противоречащего всей нашей прежней революционной этике.
  4. Втянутое в политику О-во, как все русские граждане, стремившиеся к свободе, гражданскому и социальному равенству, терпят неравенство, имея монопольную политическую фракцию и подъяремное большинство, именуемое беспартийным. Положение этих двух сторон я считаю ненормальным и для составляющих большинство — унизительным.

    …Находясь официально вне О-ва, я всегда чувствовала тягость своего положения: революционная среда — моя родная среда. С О-вом, с совокупностью его членов я связана неразрывными узами, связана всей жизнью, жизнью революционера и жизнью человека.

    …Я пишу вам все это, руководствуясь единственно тем, что не могу и не хочу получить знак доверия и почета воровским способом. Судите сами!

    У меня же нет ни мелкого тщеславия, ни мелкого честолюбия.

    Вера Фигнер[2]

Однако в Биографическом справочнике членов общества[3] 1934 года издания (стр. 664) Вера Фигнер значится, как член общества с билетом № 2901.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

ЛитератураПравить