Олсуфьев, Адам Васильевич

Адам Васильевич Олсуфьев (16 [27] января 172127 июня [8 июля1784) — деятель Русского Просвещения, любитель литературы, покровитель оперы и театров, кабинет-министр и статс-секретарь императрицы Екатерины II. Закончил карьеру сенатором в чине действительного тайного советника. Дед графа В. Д. Олсуфьева.

Адам Васильевич Олсуфьев
Адам Васильевич Олсуфьев
Портрет работы Христинека, 1773 год.
Адам Васильевич Олсуфьев
герб Олсуфьевых
Флаг статс-секретарь
Монарх Екатерина II
Рождение 16 (27) января 1721(1721-01-27)
Смерть 27 июня (8 июля) 1784(1784-07-08) (63 года)
Место погребения Лазаревское кладбище Александро-Невской лавры
Род Олсуфьевы
Супруга Софья Амалия Туксен;
Мария Васильевна Салтыкова
Дети Софья, Сергей, Мария, Наталья, Алексей, Владимир, Дмитрий
Образование Шляхетный Кадетский Корпус
Награды
Военная служба
Принадлежность  Российская империя
Род войск армия
Звание поручик
Сражения Русско-турецкая война

БиографияПравить

Происходил из рода Олсуфьевых. Сын обер-гофмейстера Василия Дмитриевича и жены его Евы Ивановны, урождённой Голендер, по происхождению шведки. При крещении получил имя Василий, но по воле императора Петра I, пожелавшего быть крёстным, но опоздавшего к крестинам, был назван именем, неупотребительным у русских, Адамом[3]. Поэтому у Адама Василия было два имени, но на всех актах и документах он подписывался Адамом.

Семи лет лишился отца и остался на руках матери, которая вскоре после смерти мужа вышла вторично замуж за полковника Венцеля. Венцель занялся его образованием и 17-го февраля 1732 г. определил его в только что тогда открытый Шляхетный Кадетский Корпус. Здесь Адам Васильевич пробыл семь лет, и успел обратить на себя внимание своими недюжинными дарованиями и способностью к языкам; поэтому, когда в 1735 году началась война с Турцией и фельдмаршал гр. Миних обратился в Корпус с просьбой дать ему молодого человека, знающего языки, выбор начальства сразу пал на молодого Олсуфьева. Он был выпущен из Корпуса с производством из капралов в поручики в армейский карабинерный полк и назначен состоять при Минихе для ведения его иностранной корреспонденции.

По окончании военных действий, во время которых он неотлучно находился при фельдмаршале, Олсуфьев перешёл на дипломатическую службу и был назначен секретарём русского посольства в Копенгагене при посланнике бароне И. А. Корфе. Это заграничное пребывание Олсуфьева было очень продолжительно; он настолько обжился в Дании, что женился на датчанке, которая однако скоро умерла, не оставив ему потомства. Вернувшись в Россию и женившись вскоре на Марии Васильевне Салтыковой, Олсуфьев отчислился от копенгагенской миссии и поступил на службу в Коллегию иностранных дел к канцлеру Бестужеву.

Через родственников своей жены, в особенности через её брата — Сергея Васильевича Салтыкова, который пользовался большим расположением вел. кн. Екатерины Алексеевны, Адам Васильевич сделался известен молодой великой княгине и скоро встал в редкие ещё тогда ряды её приверженцев; он помогал великой княгине переписываться с её матерью, сношения с которой ей были строжайше запрещены, и снискал её расположение своим весёлым уживчивым характером, остроумием и широкой образованностью. В ноябре 1756 г. Олсуфьев был произведён в действительные статские советники и сделан затем членом преобразованной им и Пуговишниковым в 1758 году, по поручению канцлера Воронцова, Иностранной Коллегии, а также личным секретарём императрицы Елизаветы Петровны.

С этого времени он стал быстро подвигаться по службе, и, по рекомендации кабинет-министра барона Черкасова, который по старости лет просил Императрицу об увольнении от дел, стал исполнять его обязанности, заведуя личными доходами Императрицы и Сибирскими золотыми и серебряными приисками, а после смерти барона занял его место, сделавшись кабинет-министром. Когда канцлер Бестужев подвергся опале, Адам Васильевич по должности кабинет-министра составил манифест об его увольнении. Положение Олсуфьева, как близкого к императрице лица, было в то время очень щекотливо среди трёх враждовавших лагерей, то есть самой императрицы, наследника престола и молодой великой княгини. Надо было иметь много такта и ловкости, чтобы не раздражить той или другой стороны, и это ему удавалось вполне. Он не потерял доверия императрицы до последних дней её жизни и, находясь у постели умирающей государыни, имел случай ещё лишний раз убедиться в её большом к нему расположении; императрица одного его оставила у своей постели, делая предсмертные распоряжения наследнику и в его присутствии высказала великому князю свою последнюю волю. В то время Адам Васильевич был уже тайным советником и кавалером ордена Александра Невского.

У него веселый нрав, приятный и весьма тонкий ум, вид открытый, общительный; его легко можно принять за человека, любящего удовольствия, так как он действительно любит обеды, общество, музыку (которую он знает в совершенстве), театр и все, что к нему относится, но еще более он деловой человек… Он так искусен, так образован и даже столь необходим, кроме того, в нем так много очаровывающей любезности и качеств для общества и увеселений, что он, по всей вероятности, найдет способ нравиться их высочествам.

французский дипломат Фавье[4]

При новом царствовании он остался во всех своих должностях и званиях и неизменно сохранил милостивой отношение к себе императора Петра III. По воцарении же Екатерины II Олсуфьев получил в управление частную канцелярию императрицы. Назначенный 8 июля 1762 г. вместе с Тепловым и Елагиным статс-секретарем к императрице, он был введен в круг дел самого разнообразного характера. Денежные дела императрицы, секретные инструкции губернаторам и участие в ряде крупных государственных и частных дел императрицы — вот круг его деятельности. Весьма довольная его распорядительностью, императрица ценила труды Олсуфьева, и в январе 1763-го года назначила его сенатором в 1-й департамент Сената. В том же году он был привлечен к деятельному участию в переговорах по поводу торгового договора с Англией, и успел своим отношением к делу, знаниями и опытностью снискать весьма лестную характеристику английского посла, который в донесениях своему двору заявлял, что «считает Олсуфьева по способностям и образованию выше всех русских, с которыми он имел дело». 20 марта 1764 г. Олсуфьев уволился от обязанностей по принятию подаваемых на Высочайшее имя челобитных, но сохранил за собой все другие свои должности и продолжал находиться в числе самых близких лиц к императрице.

После обнародования знаменитого Наказа Олсуфьева был избран депутатом в Комиссию о городах, выступил горячим защитником дворянских интересов, действуя в этом отношении заодно с историком князем М. М. Щербатовым. 8 января 1769 г. он был избран в числе девяти человек в Дирекционную комиссию. В звании сенатора Олсуфьев нередко принимал участие во многих крупных делах. Начав свою сенатскую практику в 1765 году первым докладом о необходимости отпуска ненужных при солеваренных заводах рабочих, Олсуфьев в 1766 году выступил с проектом о взимании с 1767 г. со всех живущих в Слободско-Украинской и других губерниях цыган подати в размере семи гривен. Отвлеченный другими занятиями от сенаторских обязанностей, Олсуфьев, назначенный 6 декабря 1767 г. присутствовать в 1-м департаменте, хотя и продолжал участвовать в заседаниях Сената, но не выступал с крупными докладами, и только в 1776 году, после продолжительного перерыва, в обстоятельном рапорте Сенату изложил противозаконные действия Тобольской Губернской канцелярии, которая размещала по Казенным заводам ясачных татар, остяков и других инородцев, не имея на то никакого права, и производила другие беззакония. Исследовав на месте этот вопрос, Олсуфьев 16 февраля 1782 г. в подробном докладе Сенату раскрыл злоупотребления по взиманию податей с приписанных к Колывано-Воскресенским солеваренным заводам и Барнаульским рудникам крестьян, указав при этом на отсутствие свободных паечных рабочих, благодаря чему многие рудники закрылись. Кроме того, Олсуфьев несколько раз выступал в Сенате с докладами о беспорядках и небрежном ведении дел в Юстиц-коллегии. Впрочем, несогласия и даже столкновения с некоторыми высшими административными лицами (между прочим, с генерал-прокурором кн. Вяземским) принудили неуступчивого Олсуфьева просить императрицу об увольнении его от присутствия в Сенате.

В 1782 году обнаружились беспорядки и злоупотребления в делах императорских театров; театры эти хронически стали давать дефицит правительству, которое и решило наконец учредить Комитет для урегулирования административной и финансовой стороны театрального управления, обратив при этом внимание и на положение артистов. Во главе этого Комитета императрица поставила Адама Васильевича, назначив его 12 июля 1783 г. председателем. Его обязанности и компетенция были тщательно изложены в 44 пунктах, находящихся в рескрипте императрицы Олсуфьеву. Смерть, однако, помешала Олсуфьеву довести до конца порученное ему дело; он умер от водянки.

Современники сходятся в характеристике Адама Васильевича, изображая его человеком очень умным, общительным, не принимавшим активного участия в борьбе временщиков и не внушавшим потому к себе враждебного отношения. Иоганн Бернулли аттестует его как «человека выдающихся способностей, не только знающего различные языки, но даже и диалекты, и наречия оных в большом совершенстве»[4]. Несколько раз вспоминает про Олсуфьева на страницах своих записок Казанова:

Министр царского двора Олсуфьев пригласил меня отобедать в ресторане Локателли в Екатерингофе. Это было императорское предместье, которое царица пожаловала бывшему сценическому директору. Он был изумлён, увидев меня, а я был не менее того изумлён, узнав, что он заделался ресторатором. Ежедневно он давал отменные обеды всем, кто был в состоянии заплатить за них рубль, не считая вина[5]. <…> Он усердный поклонник Венеры и Бахуса и единственный между русскими барами, который, чтобы сделаться писателем, не имел надобности читать Вольтера. Он учился в Упсальском университете и без малейших притязаний испытывал свои силы во всех родах литературы[4].

Литературная деятельностьПравить

Любя спокойную привольную жизнь, при весёлом характере и большом остроумии, Олсуфьев посвящал свои досуги музыке, театру, литературе, но иногда не прочь был принимать участие и в шумной жизни екатерининских вельмож. Прекрасно владея французским, немецким, английским, итальянским, шведским и датским языками, Олсуфьев был хорошо знаком с иностранной литературой и сам писал сатирические оригинальные произведения, а также много переводил иностранных авторов, впрочем, очень мало печатая. Переведённые им итальянские оперы игрались при дворе императрицы Елизаветы Петровны, а немецкая комедия «Шесть блюд», очень понравившаяся императрице Екатерине, по её просьбе была переделана Олсуфьевым для русской сцены и сыграна при дворе. Эта пьеса была тогда же напечатана.

Из его переводов известны итальянские оперы: «Евдокия венчанная или Феодосий II» 1751 г., «Селевк» 1744 г., «Митридат» 1747 г., «Беллерофонт», напечатанные в Петербурге. Кроме того, он перевёл большинство комедий стихотворца Бонеки. Литературная деятельность Адама Васильевича, не нося на себе печати крупного таланта, была скоро забыта, но его широкая образованность, знакомство с литературой, языками, любовь к искусствам и собственные труды в связи с его высоким общественным положением доставили Олсуфьеву почётные места в Вольном экономическом обществе, Академии Наук и Академии Художеств. Первые шаги деятельности этого учёного общества неразрывно связаны с именем Олсуфьева: он был выбран в первые президенты Общества ещё до утверждения устава и оставался им до 1 января 1766 г.; кроме того, он был избираем ещё два раза: в 1769 и 1773 г.

Был почётным членом Академии Художеств (с 21 сентября 1765 г.) и членом Академии Российской (с 21 октября 1788 г.), в словарной работе которой обещал принимать участие, сообщая «разные коренные слова, с иностранных языков происходящие».

В 1784 г. по особому повелению Екатерины II Олсуфьев издал в Петербурге третью часть «Истории Российской» В. Н. Татищева, основанную на Никоновской летописи и доводящую рассказ до 1462 г.

После смерти Олсуфьева осталось богатое собрание картин и гравюр, которое погибло в Московском пожаре 1812 г.; уцелела только коллекция русских портретов и русских народных картинок — единственное в своём роде собрание, которое Олсуфьев составлял с 1766 г.

Письма Екатерины II к Олсуфьеву опубликованы в XIX веке.

Семья и детиПравить

Первая жена (с 1741) — датская аристократка Софья Амалия Туксен (1723—1751)

Вторая жена (с 06.02.1752) — Мария Васильевна Салтыкова (1728—1792), фрейлина двора (09.12.1752), дочь Василия Салтыкова, который содействовал императрице Елизавете Петровне в её восшествии на престол, от второго его брака с княжной Марией Алексеевной Голицыной. В качестве приданого за ней было дано село Ершово. В браке родились 4 сыновей и 3 дочерей.

ПримечанияПравить

  1. Lib.ru/Классика: Новиков Николай Иванович. Критика
  2. 1 2 RKDartists
  3. Выходила игра именами: мать звали Евою, сына Адамом.
  4. 1 2 3 [russian_xviii_centure.academic.ru/598/Олсуфьев_Адам_Васильевич Роль Олсуфьева в культуре XVIII века]
  5. Jacques De Seingal Casanova. In London and Moscow: The Memoirs of Casanova. ISBN 9781434484147. P. 510.
  6. ЦГИА СПб. ф.19. оп.111. д.44. с. 180.
  7. ЦГИА СПб. ф.19. оп.111. д. 92. с. 121. Метрические книги церкви Успения Пресвятой Богородицы на Сенной.
  8. ЦГИА СПб. ф. 19. оп. 111. д.56. с. 89. Метрические книги церкви Вознесения Господня при Адмиралтейских слободах.

ЛитератураПравить