Открыть главное меню
«Отречение апостола Петра», картина Гавриила Козлова

Отречение апостола Петра — новозаветный эпизод, рассказывающий о том, как апостол Пётр отрёкся от Иисуса Христа после его ареста, что было предсказано Иисусом ещё во время Тайной Вечери. Пётр отрекся трижды в страхе, что его тоже арестуют, а услышав, как пропел петух, он вспомнил слова своего Учителя и горько раскаялся.

Этот сюжет встречается во всех четырех Евангелиях (Мф. 26:69-75; Мк. 14:66-72; Лк. 22:55-62; Ин. 18:15-18, 18:25-27).

Эпизод относится к Страстям Христовым и следует за арестом Иисуса в Гефсиманском саду после поцелуя Иуды. По хронологии евангельских событий это произошло в ночь с четверга на пятницу.

При этом существовал строжайший запрет содержать и кормить кур в стенах Иерусалима (Бава Кама VII, 7)[1].

Содержание

В Новом ЗаветеПравить

 
Предсказание об отречении Петра (мозаика Сант-Аполлинаре-Нуово)

ПредсказаниеПравить

О том, что Пётр от него отречётся, Иисус Христос сказал своим ученикам заранее, во время Тайной Вечери:

Он [Пётр] отвечал Ему: Господи! с Тобой я готов и в тюрьму и на смерть идти. Но Он сказал: говорю тебе, Петр, не пропоет петух сегодня, как ты трижды отречешься, что не знаешь Меня. (Мф.26,34; Мк.14,30; Ин.13,38).

Все четыре канонических Евангелия отмечают этот эпизод и момент с трёхкратным отречением прежде чем запоёт петух, за исключением Марка, который добавляет, что петух пропоет дважды.

Три отреченияПравить

  1. После ареста Иисуса его привели во двор первосвященника Каифы. Пётр последовал за ним, но остался снаружи во дворе, сидя вместе со служителями (по Марку и Луке — у огня). Тут к нему подошла одна служанка (по Марку — служанка первосвященника) и сказала «и ты был с Иисусом Галилеянином». (По Иоанну Пётр еще был снаружи, не входя во двор, и узнала его раба придверница, мимо которой его пытался провести знакомый Каифе апостол, как принято считать — рассказчик, апостол Иоанн). Тут Пётр отрёкся от Учителя перед всеми в первый раз. По Марку (но не во всех списках рукописи) тут запел петух в первый раз.
  2. Затем его опять опознала служанка (по Матфею — другая, увидевшая его после того, как он вышел за ворота; по Марку — та же самая) либо же некий мужчина (по Луке и Иоанну, согласно последнему они вместе стояли у огня). Тут Пётр отрекается второй раз.
  3. Потом к Пётру подошли и сказали, что он точно был с Иисусом, потому что говорит как галилеянин (по Матфею, Марку и Луке). Иоанн не упоминает акцент, зато говорит, что к нему подошел один из рабов первосвященника, который был родственником Малху, которому апостол в Гефсиманском саду отсёк ухо, и опознал его. Пётр отрекся в третий раз и тут запел петух (по Марку — во второй раз).

Описание отречений у евангелистовПравить

Первое отречение Второе отречение Третье отречение
 
«Пётр и служанка»
 
«Пётр у костра»
 
«Пётр слышит пение петуха»
От Матфея
(Мф. 26:69-75)
 
А взявшие Иисуса отвели Его к Каиафе первосвященнику, куда собрались книжники и старейшины. Петр же следовал за Ним издали, до двора первосвященникова; и, войдя внутрь, сел со служителями, чтобы видеть конец. (…) Петр же сидел вне на дворе. И подошла к нему одна служанка и сказала: и ты был с Иисусом Галилеянином. Но он отрекся перед всеми, сказав: не знаю, что ты говоришь. Когда же он выходил за ворота, увидела его другая, и говорит бывшим там: и этот был с Иисусом Назореем. И он опять отрекся с клятвою, что не знает Сего Человека. Немного спустя подошли стоявшие там и сказали Петру: точно и ты из них, ибо и речь твоя обличает тебя. Тогда он начал клясться и божиться, что не знает Сего Человека. И вдруг запел петух. И вспомнил Петр слово, сказанное ему Иисусом: прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня. И выйдя вон, плакал горько.
От Марка
(Мк. 14:66-72)
 
И привели Иисуса к первосвященнику; и собрались к нему все первосвященники и старейшины и книжники. Петр издали следовал за Ним, даже внутрь двора первосвященникова; и сидел со служителями, и грелся у огня. (…) Когда Петр был на дворе внизу, пришла одна из служанок первосвященника и, увидев Петра греющегося и всмотревшись в него, сказала: и ты был с Иисусом Назарянином. Но он отрекся, сказав: не знаю и не понимаю, что ты говоришь. И вышел вон на передний двор; и запел петух. Служанка, увидев его опять, начала говорить стоявшим тут: этот из них. Он опять отрекся. Спустя немного, стоявшие тут опять стали говорить Петру: точно ты из них; ибо ты Галилеянин, и наречие твое сходно. Он же начал клясться и божиться: не знаю Человека Сего, о Котором говорите. Тогда петух запел во второй раз. И вспомнил Петр слово, сказанное ему Иисусом: прежде нежели петух пропоет дважды, трижды отречешься от Меня; и начал плакать.
От Луки
(Лк. 22:55-62)
 
Взяв Его, повели и привели в дом первосвященника. Петр же следовал издали. Когда они развели огонь среди двора и сели вместе, сел и Петр между ними. Одна служанка, увидев его сидящего у огня и всмотревшись в него, сказала: и этот был с Ним. Но он отрекся от Него, сказав женщине: я не знаю Его. Вскоре потом другой, увидев его, сказал: и ты из них. Но Петр сказал этому человеку: нет! Прошло с час времени, ещё некто настоятельно говорил: точно и этот был с Ним, ибо он Галилеянин. Но Петр сказал тому человеку: не знаю, что ты говоришь. И тотчас, когда ещё говорил он, запел петух. Тогда Господь, обратившись, взглянул на Петра, и Петр вспомнил слово Господа, как Он сказал ему: прежде нежели пропоет петух, отречешься от Меня трижды. И, выйдя вон, горько заплакал.
От Иоанна
(Ин. 18:15-18, 25-27)
 
За Иисусом следовали Симон Петр и другой ученик; ученик же сей был знаком первосвященнику и вошел с Иисусом во двор первосвященнический. А Петр стоял вне за дверями. Потом другой ученик, который был знаком первосвященнику, вышел, и сказал придвернице, и ввел Петра. Тут раба придверница говорит Петру: и ты не из учеников ли Этого Человека? Он сказал: нет. Между тем рабы и служители, разведя огонь, потому что было холодно, стояли и грелись. Петр также стоял с ними и грелся. (…) Симон же Петр стоял и грелся. Тут сказали ему: не из учеников ли Его и ты? Он отрекся и сказал: нет. Один из рабов первосвященнических, родственник тому, которому Петр отсек ухо, говорит: не я ли видел тебя с Ним в саду? Петр опять отрекся; и тотчас запел петух.

Раскаяние ПетраПравить

 
Апостол Пётр и петух, Четвероевангелие из Мокви, 1300

Согласно трем евангелистам, Пётр вспомнил о пророчестве как только запел петух, а Лука добавляет, что Иисус посмотрел в этот момент в глаза Пётру.

Любопытно, что Евангелие от Иоанна заканчивается тем, что посмертно явившийся ученикам Иисус Христос требует трижды от апостола Петра подтвердить его любовь к себе:

  Когда же они обедали, Иисус говорит Симону Петру: Симон Ионин! любишь ли ты Меня больше, нежели они? [Петр] говорит Ему: так, Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя. [Иисус] говорит ему: паси агнцев Моих. Еще говорит ему в другой раз: Симон Ионин! любишь ли ты Меня? [Петр] говорит Ему: так, Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя. [Иисус] говорит ему: паси овец Моих. Говорит ему в третий раз: Симон Ионин! любишь ли ты Меня? Петр опечалился, что в третий раз спросил его: любишь ли Меня? и сказал Ему: Господи! Ты все знаешь; Ты знаешь, что я люблю Тебя. Иисус говорит ему: паси овец Моих
 

Русский богослов Павел Флоренский критикует католическую трактовку данного фрагмента как восстановления Петра в апостольстве или как дарования ему чрезвычайных полномочий среди других апостолов. Обращаясь к оригиналу текста, он отмечает, что русским словом «любишь» переведено два разных греческих слова:

  • агапэ — «общечеловеческая любовь», в первых двух вопросах Христа;
  • филия — «личная, дружеская любовь», лишь в последнем вопросе.

Отсюда Флоренский делает вывод, что отрывок касается сугубо межличностных отношений Христа и Петра, который своим отречением предал Его дружескую любовь, но в итоге был прощён[2].

 
Апостол Пётр и петух. Хлудовская псалтырь, ок. 850 г.

Пётр никогда не забывал своего предательства. Святой Климент, его ученик, рассказывает, что Петр в продолжении всей остальной жизни при полуночном пении петуха становился на колени и, обливаясь слезами, каялся в своем отречении, хотя Сам Господь, вскоре по воскресении Своем, простил его.

Сохранилось ещё древнее предание, что глаза апостола Петра были красны от частого и горького плача[3]. Петух стал одним из узнаваемых его атрибутов в христианском искусстве.

Богословские толкованияПравить

Отречение Петра и связанные с этим его душевные терзания находят отражения в богословских толкованиях. Описывая приход Петра в дом первосвященника «Толковая Библия Лопухина» ещё до начала рассмотрения события отречения поднимает вопрос о душевном состоянии апостола:

То, что происходило внутри, в душе Петра, не было никому заметно; а во вне было только видно, что он грелся у огня! Естественно, если, находясь около вещественного пламени, Петр должен был усиленно гасить и сдерживать всякое внутреннее пламя, просто потому, чтобы не выдать себя и своих намерений. Он находился в положении человека, который видит с берега утопающего и не имеет ни сил, ни средств, чтобы хотя чем-нибудь ему помочь. Это вообще одно из самых мучительных состояний всех добрых и любящих людей. Какие душевные муки переживал Петр, греясь у огня, это сокрыто от глаз людей.[4]

Феофилакт Болгарский подробно останавливается на толковании образа служанки, которая попыталась уличить Петра: «Пётр уличается служанкою, то есть человеческою немощью, вещью низменною и приличною рабам».[5] Петух, который привёл апостола в чувства по мнению Феофилакта является «слово Христово, не позволяющее, чтобы мы расслабели и спали, но говорящее: „бодрствуйте“ и „востани спяй“».[5]

 
Пётр со слезами уходит со двора первосвященника

Евангелисты по разному помещают сцену отречения Петра в контекст событий суда синедриона. Синоптики помещают рассказ о всех трёх отречениях без промежутков (только у Луки сказано, что между вторым и третьим отречением прошло около часа — Лк. 22:59). При этом евангелист Лука помещает отречение перед осуждением Христа на суде у первосвященника, а Марк — после осуждения. Указывается, что версия Луки является более достоверной:

Вероятно, что сначала последовало отречение Петра, а потом уже осуждение Христа, так как едва ли такое осуждение могло быть произнесено ранее утра: членам Синедриона нужно было некоторое время для того, чтобы собраться в достаточном числе и чтобы как следует обсудить такое важное дело.[6]

См.такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Лео Таксиль, «Забавное Евангелие» («Жизнь Иисуса»), 1884, глава LXI.
  2. Флоренский П. Столп и утверждение истины. М., 1914. С. 403-405.
  3. Отречение апостола Петра // Глава из «Закона Божьего» протоиерея Серафима Слободского
  4. Толковая Библия Лопухина. Евангелие от Матфея
  5. 1 2 Феофилакт Болгарский. Толкование на Евангелие от Матфея
  6. Толковая Библия Лопухина. Евангелие от Луки