Паннонские племена

Паннонцы (лат. Pannonii, др.-греч. Παννόνιοι) — название группы племён, родственных иллирийцам и населявших южную часть римской провинции Паннония к югу от реки Драва, а также северную часть провинции Далмация. Паннонские племена, вероятно, были кельтизированы. Впоследствии часть паннонцев поселилась в Дакии.

Карта, показывающая приблизительное расселение иллирийских (в том числе и паннонских) племен
Карта древнего населения Паннонии

ИсторияПравить

Паннонцы не были подчинены провинции Иллирик до Великого иллирийского восстания. Оно началось в 6 году н. э., когда паннонцы с далматами и другими иллирийскими племенами навязали римлянам ожесточённое столкновение, продолжавшееся три года. В результате они были побеждены войсками будущего императора Тиберия и Германика в 9 году.

Вскоре (между 20 и 50 годами) провинция Иллирик была расформирована: северная её часть образовала провинцию Паннония, а южная — Далмацию.

Паннонские племена населяли территорию между рекой Драва и далматским побережьем. Археология и ономастика раннего периода показывают их культурное отличие от южных иллирийцев, яподов и латенских народов, обычно называемых кельтскими. Однако позже они подверглись кельтизации. Тем не менее, есть некоторое культурное сходство между паннонцами и далматами.

Существенная часть паннонских земель была богата железными рудами, поэтому добыча и обработка железа составляла здесь важную часть хозяйства как до римского завоевания, так и после.

В доримскую эпоху у паннонцев не было крупных поселений, кроме Сегестики, которая фактически была кельтской.

В работах Страбона, Плиния Старшего и Аппиана Александрийского упоминаются некоторые из паннонских племён, благодаря чему историки и археологи смогли локализовать некоторые из них.

Римский консул Дион Кассий Кокцейян писал: «Паннонцы обитают близ Далмации, вдоль самого Истра от Норика до Мезии, и влачат наиболее жалкое среди всех людей существование (ибо не хватает им ни плодородия земли, ни мягкости климата; пребывая бoльшую часть времени в условиях суровейшей зимы, они не производят ни вина, ни оливкового масла, разве лишь самую малость и притом скверного качества, ячмень же и просо употребляют и как еду, и как питье), вместе с тем храбрейшими слывут среди всех, о ком нам известно, ибо они — самые отважные и самые кровожадные, словно не обладающие ничем, что побуждало бы их вести достойный образ жизни. Об этом я знаю не по слухам, и не из книг, но благодаря собственному опыту, ибо довелось ими управлять». «Паннонские уроды» (Pannonii degeneri) до Великого переселения народов так и не научились ни пить вина, ни говорить по латыни[1].

ГалереяПравить

ПримечанияПравить

  1. Sabaiarius: Beer, wine and Ammianus Marcelinus. W. Mayer & S. Trzcionka (eds.), Feast, Fast and Famine. Byzantina Australiensia 15 (Australian Association for Byzantine Studies: Brisbane, 2005), 58-68, 2005