Пассек, Татьяна Петровна

В Википедии есть статьи о других людях с фамилиями Пассек и Кучина.

Татья́на Петро́вна Па́ссек, урожд. Кучина (25 июля [6 августа1810, село Новоселье, Тверская губерния — 24 марта [5 апреля1889) — русская мемуаристка, жена историка и географа Вадима Васильевича Пассека.

Татьяна Петровна Пассек
Портрет
Имя при рождении Татьяна Петровна Кучина
Дата рождения 25 июля (6 августа) 1810(1810-08-06)
Место рождения село Новоселье, Корчевской уезд, Тверская губерния, Российская империя
Дата смерти 24 марта (5 апреля) 1889(1889-04-05) (78 лет)
Место смерти Российская империя
Подданство  Российская империя
Род деятельности писательница
Отец Пётр Иванович Кучин
Мать Наталья Петровна Яковлева
Супруг Вадим Васильевич Пассек

БиографияПравить

Родилась в семье корчевского помещика Петра Ивановича Кучина, который в 1812 году сражался в рядах тверского ополчения, и его жены Натальи Петровны, урождённой Яковлевой (умерла, когда дочери исполнилось 12 лет). Мать была незаконнорождённой от Петра Алексеевича Яковлева (1760—1813), который приходился дядей известным писателям Д. П. Голохвастову (1796—1849) и А. И. Герцену (1812—1870).

Подростковые и юношеские годы Пассек тесно связаны с Александром Герценом, который был несколько младше её, хотя и приходился двоюродным дядей[1][2]. Отец Саши, Иван Алексеевич Яковлев, взял сыну хороших учителей и, заметив в Татьяне любовь к знаниям и хорошее влияние девочки на характер и успехи Саши, просил отца Татьяны отпустить её к ним учиться. Это время взросления, юношеских стремлений и мечтаний, проведенное вместе, Пассек и Герцен всю жизнь вспоминали со светлым чувством. «Детьми и отроками входили мы в жизнь, взявшись за руки. Волшебные образы рисовались перед нами в утреннем тумане жизни; он отражал светлый внутренний мир наш, видоизменяя формы мира внешнего. Вместе вступили мы в юность, полные восторга, грусти, радостей, молитв и упований», — пишет Татьяна в своих воспоминаниях «Из дальних лет» (т. 1, гл. 11). Учение увлекало обоих подростков: в истории и литературе они встречали живых людей, которым сочувствовали, примеры которых пробуждали в них стремление к прекрасному. Новые идеи, смелые порывы находили выход в литературных обзорах, исторических статьях и переводах, в которых упражнялись ученики. Живописное местечко в липовой роще принадлежавшего Яковлеву села Саша назвал Эрменонвилем в память Жан-Жака Руссо; Таня и Саша часто ходили туда с книгами. «Нам казалось, — пишет Пассек о Руссо, — что он нес на себе все скорби XVII столетия и выразил собою все, что содержалось теплого и энергического в основе французской философии того века» (т. 1, гл. 17). Любимым автором Саши и Тани был Фридрих Шиллер — романтический поэт юношеской мечты и свободы. Вспоминая об этом времени, молодой Герцен писал Татьяне (в детстве её звали Темирой) и её мужу: «Это время наполнено мифами, как царствование Тезея… Я начинаю не верить, что они были… и миф Герцен с широкими мечтами, и миф Темира с пылкими мечтами… Право, жаль, что мы сбились с дороги и не попали в сумасшедший дом» (т. 2, гл. 39).

Между тем Татьяне представилась возможность поделиться своими знаниями и мечтами с более широким кругом. По просьбе отца она вернулась в Корчеву, чтобы помогать своей мачехе, которая для пополнения средств взяла нескольких учениц. Видя, с каким жаром Таня принялась за дело учителя, мачеха почти не вмешивалась в обучение. Оторванная от всего, к чему успела привыкнуть, окруженная обывательскими интересами, Таня отделилась от окружающего её мира и создала свой собственный: переписывалась с Сашей и учила девочек. «Конечно, в моем преподавании не было ни порядка, ни системы, ни цельности, одно путалось с другим, но в этой путанице чувствовалась жизнь, и как-то все шло впрок» (т. 1, гл. 14). Вместо обычного в то время сухого и томительного преподавания юная Татьяна живо рассказывала ученицам об исторических личностях и событиях, читала художественную литературу, географию преподавала не по картам, а по путешествиям. Воодушевленные примером спартанцев, ученицы придумывали такие необдуманные меры закалки, что позднее Пассек удивлялась, как удалось избежать простуд и смертей. На деньги, полученные за воспитание, Таня накупала цветов и лакомств, книги для учения. Ученицы искренне привязались к ней и горько плакали, когда настало время прощаться.

В 1832 году Герцен познакомил Татьяну со своим другом Вадимом Пассеком. Вот как она описывает эту встречу:

…за ширмами, отделявшими вход из передней, тихо скрипнула дверь, и в залу вошел стройный молодой человек среднего роста — Вадим Пассек. Он поклонился застенчиво, по приглашению взял стул и сел к столу. Вначале разговор шел несвязно, как ни старался Саша оживлять его… Вадим несколько робел и стеснялся… В темно-карих умных глазах Вадима, полузакрытых густыми ресницами, была какая-то магнитность… Когда разговор мало-помалу оживился и перешел в интимный, Вадим весь отдался задушевности; голос его был чрезвычайно приятен и тих; речь ясна, проста, спокойна, с полным обладанием предмета, о котором говорилось.

Т. П. Пассек, "Из дальних лет", т. 1, гл. 20.

«Тихая, глубокая натура» Вадима привлекла Татьяну; Вадим увидел в ней девушку с просветленным умом и чистым сердцем, способную разделить его чувства и стремления. Живость, неустойчивую бурность, оттенок которой придавал жизни Татьяны энергичный характер единственного друга, Герцена, замужество сменило спокойствием, полным внутреннего содержания (т. 1, гл. 20, 21). «Любовь — путь к небу, — писала Татьяна своему жениху. — Мне бы хотелось указать на неё всему свету» (т. 1, гл. 22). Уже 11 ноября 1832 года в церкви «Николы на Курьих Ножках» состоялось их венчание[3]. Даже в трудные времена, когда семья терпела крайнюю бедность, мир не был нарушен ни одной ссорой. «Десять лет безграничного счастия были уделом нашим», — пишет Татьяна; муж её умер через десять лет после женитьбы, в 1842 году (т. 1, гл. 21).

В 1859 году Т. П. Пассек с сыновьями и племянником отправилась за границу, где встретилась с Герценом, на дочери которого Тате хотела женить своего сына Александра. Но планы её не осуществились и «видимо, на этом их былая дружба и кончилась». Тем не менее она решила написать воспоминания о своей жизни, о детстве и юности, которые прошли рядом с Герценом. Отдельные главы печатались в «Русской старине», два тома вышли отдельной книгой, а третий том вышел уже после смерти автора (1889). С 1871 года она жила в Петербурге; одна из современниц писала: «Я недавно получила грустное известие о Т. П. Пассек. <…> Она, бедная, в страшной нужде и в неоплаченных долгах. Ужасное положение»; «ведь уже одной ногой в могиле, а все ещё работает — нужны на жизнь средства и, главное, для внука»[3].

В 1880 году основала детский журнал «Игрушечка», в числе авторов которого были Н. С. Лесков, Д. Н. Мамин-Сибиряк и др. В 1887 году Татьяна Петровна передала редактирование журнала А. Н. Толиверовой, с которой Пассеки позднее породнились. Дочь Толиверовой, Вера Тюфяева, вышла замуж за Сергея Пассека, внука Татьяны Петровны. Правнучка, Татьяна Сергеевна (1903—1968), стала известным археологом, доктором исторических наук[3]; второй женой театрального художника И. Я. Гремиславского[4].

Т. П. Пассек похоронена в Санкт-Петербурге на Новодевичьем кладбище[5].

ПримечанияПравить

  1. Пассек, 1872, с. 611.
  2. Николаева М. А., Розанова 3. И. Пассек Татьяна Петровна // Русские писатели, 1800-1917 : биографический словарь / гл. ред. П. А. Николаев. — М.: Советская энциклопедия, 1999. — Т. 4: М - П. — С. 541—543. — ISBN 5-85270-256-0.
  3. 1 2 3 Чусова М. А. «Благородный, прекрасный Вадим» // Московский журнал. — 2008. — № 4. — С. 16, 20. — ISSN 0868-7110.
  4. Иван Яковлевич Гремиславский
  5. Могила на плане Новодевичьего кладбища (№ 64) // Отдел IV // Весь Петербург на 1914 год, адресная и справочная книга г. С.-Петербурга / Ред. А. П. Шашковский. — СПб.: Товарищество А. С. Суворина – «Новое время», 1914. — ISBN 5-94030-052-9.

СочиненияПравить

СсылкиПравить